На главную страницу
6 июля
2003
   /главная/7-я полоса/5-я статья

Орфей на подоконнике


Курсив мой

Ольга Кушлина. Страстоцвет, или Петербургские подоконники. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2001. 336 с.

Помню, как меня удивляли в стихах Бориса Пастернака множество астр и далий, арум, что "не просит у болота милостыни", туберозы и прочие редкие цветы. Растительная фамилия, что ли, определяла интерес к ботанике? Рецензируемая книга объяснила, в чем дело. Она об увлечении дореволюционной интеллигенции разведением домашних цветов. О том, что сама культура модерна родилась из моды на экзотическое цветоводство. О флористических фантазиях ар нуво. Ибо "эпоха модерна, пишет автор, началась с того, что в Европу привезли из Америки орхидею и из Японии хризантему".

Важно и то, что цветы приживаются сперва в слове, а потом на подоконнике. Любимая герань названа так по ошибке переводчика, но "пеларгонию" так бы не любили. Фуксия и бегония ну ни в какие языковые ворота, вот и не прижились. Прекрасный рододендрон был убит названием, несмотря на заступничество Фета, которому досталось за это, как за бессмысленную заумь. Зато азалия (тот же, между прочим, рододендрон) была привита русской поэзии "на ура" с подачи Иннокентия Анненского и стала любимым цветком петербургских подоконников. Цикламен цветок "роковых женщин" никак не мог назваться простонародной дряквой.

Душные и прекрасные цветочные альковы Серебряного века... Цветы на шляпках у женщин, растительные орнаменты на петербургских решетках, символизм духов... Это сейчас домашние цветы не пахнут, а 100 лет назад пахли еще как!

Взгляд на русскую поэзию начала ХХ века сквозь неожиданный для филологии предмет вдруг обретает точность и красочность. Книга неожиданная. Вдруг Веничка Ерофеев выйдет на свой балкон на Флотской улице носопырочку расквашенную полить. Или поэт Лена Игнатова, живущая ныне в Израиле, среди "русских" цветов, вдруг догадывается, откуда те к нам пришли: паломники со Святой земли принесли. Из Гефсиманского сада. Сама книга, уютная и старорежимная, полностью совпадая с предметом описания, придает ему новые черты. И иллюстрирована рисунками из труда Гесдерфера "Комнатное садоводство", который в начале ХХ века был в любом интеллигентном доме. Описывая прошлое, автор уверенно предрекает революцию в нашем искусстве. Она случится, как только экзотические растения, появившиеся на прилавках, станут общедоступными.

Александр Левин. Орфей необязательный. Вторая книга стихов. М.: "Арго-риск" Тверь: "Kolonna", 2001.

Александр Левин (род. в 1954 году) довольно известный поэт, исполнитель под гитару собственных песен, ведущий литературного сайта в Интернете, автор ставшего классическим "Самоучителя работы на компьютере", то есть человек разнообразный и неожиданный. А стихи его неожиданней всего, что можно о стихах подумать. Они способны пробудить любого от послепушкинской летаргической дремоты. "Гонимый фуфел надо мною реет,/ проворно компостируя мозги./ Своим крылом, простым, как батарея,/ он месит местный воздух. От ни зги/ летит к нему привет невыразимый,/ из где-то тут зовут его зайтить./ Но он, мудила, пролетая мимо,/ в кудай-то там, в тудыт его летит...". Это начало стихотворения "Урл отщепенный", по которому можно отчасти судить, каким образом традиционный русский стих приходит в непредсказуемое и живое движение. "Быть знаменитым куросиво. Быть знаменитым аресибо. Быть знаменитым гайавато. Быть поэтичным глуповато". И так далее.

"Это баня? Нет, это Болодя". Стихи Александра Левина можно возвести к традиции русского поэтического абсурда от Козьмы Пруткова через раннего Заболоцкого и обэриутов вплоть до недавно скончавшегося Генриха Сапгира и ныне живущих "ироников". "Когда я Родину люблю, других я женщин не люблю. А Родин многих женщин любит, и только Родину не любит!". Кто-то из близких Левину по стилистике поэтов, как Игорь Иртеньев, стал широко известен публике. Сам он остался в большей тени, но именно в ней можно добиться радикальных результатов. "Все аемые и яемые всем ающим и яющим: "Что вы щиплетесь! Что вы колетесь! Как вам не ай и яй!". Все ающие и яющие всем аемым и яемым: "А вы двигайтесь, двигайтесь! Ишь, лентяи-яи!"... Все ательные-ятельные всем ованным-еванным: "Почто ругаетесь матерно в общественных местах?". А каждый ованный-еванный каждого ательного-ятельного к маме евонной лично и недвусмысленно!". Блаженны инные и янные, ибо их есть царствие небесное". Александр Левин, как настоящий поэт, держит язык по ветру времени. В полет, орфеи необязательные!

Уильям Сатклифф. А ты попробуй. Роман. Пер. с англ. М.: "Фантом-пресс", 2001 (серия "Зебра").

"Фантом-пресс" сегодня одно из самых веселых и живых издательств. Вроде бы непритязательные переводные романы, а не оторвешься. Что важно при езде в транспорте. А главное, это литература, а не фуфло. То есть и интересно, и хорошо написано.

Роман англичанина Сатклиффа (род. в 1971 году) о 19-летнем выпускнике лондонского колледжа, который, подзаработав деньжат, отправляется вслед за сверстниками в кладезь духовности Индию. Толпы хиппи со всего Запада рвутся туда, чтобы прикоснуться тайной мудрости, очиститься в ашрамах, изменить карму, ауру, ментальность, перевернуть мозги, найти гуру, а заодно накуриться дешевой травки и, если повезет, протыриться сквозь китайские кордоны в настоящий Тибет.

Дэвида, героя книжки, отличает от этих хиппующих орд трезвый взгляд на вещи. Подружку, с которой он пускается в путь, отбивают более романтичные гуру, ищущие "йогический центр" паломниц в тантрическом сексе. Кругом грязь, нищета, попрошайки, жара, отсутствие удобств, понос и болезни, непонятная страна, путешествуя по которой, европейцы идут маршрутом, описанным в справочнике. Дэвид чувствует одиночество и бессмысленность происходящего. Что, странным образом, придает достоверность его небогатым, но тем более реальным впечатлениям от Индии и своих сверстников, ее заполонивших. С Кастанедой, матерью Терезой и Джимми Хендриксом в мозгах, с жаждой секса в чреслах и с отравленной собачатиной в желудке герой Сатклиффа отбывает до конца свой трехмесячный срок в этой священной и непонятной Индии. Ему не верится, что он вернулся в Лондон, где все так удобно и привычно. Но как только все позади, Индия начинает представляться чудесным сном.

Так и читатель романа: едет себе в метро, а кажется, что только вернулся из эзотерического путешествия.

Игорь Шевелев
07 февраля
№ 870
1 полоса
СОБЫТИЯ ДНЯ
2 полоса
ВРЕМЯ СОБЫТИЙ
3 полоса
ВРЕМЯ ПОЛИТИКИ И ЭКОНОМИКИ
4 полоса
ВРЕМЯ ФИНАНСОВ И БИЗНЕСА
5 полоса
ВРЕМЯ ПЛАНЕТЫ
6 полоса
ВРЕМЯ ЛЮДЕЙ
7 полоса
ВРЕМЯ КУЛЬТУРЫ
8 полоса
ВРЕМЯ НАУКИ И СПОРТА

НАШЕ ДОСЬЕ
НАША ГАЛЕРЕЯ
РАССЫЛКА

Издание

О газете
Редакция
Проекты
Подписка
Реклама
Распространение
Наши координаты
О сайте

Курсы ЦБ,
с 07 февраля
 Доллар
30,7318 +0,01  
 Евро
26,6168 -0,15  
 Иена
0,229685 -0,0022  
 Фунт
43,464 -0,25  
 Гривна
5,75728 +0,002  
 Бел. рубль
0,0185422 -0,00001  
 Тенге
0,202115 +0,0002  
Фондовые рынки,
06 февраля
 DowJones
9684,18 +19,60  
 NASDAQ
1822,30 -19,70  
 NIKKEI
9420,90 -54,80  
 FTSE
5077,30 -0,10  
 ММВБ
260,26 +5,24  
 РТС
292,76 +6,94  
Товарные рынки,
06 февраля
 Золото (долл./тр.унция)
308,00 +17,90  
 Газ (долл./1 млн терм)
2,67 -0,13  
 Нефть (urals долл./баррель)
18,16 +0,06  

Данные: на 19.оо мск 06.02.02 ИА Финмаркет

ПОДРОБНАЯ
финансовая
информация

на сайте ММВБ:
ЗДЕСЬ
в режиме on-line

Рекомендуем
 
Потребительское
обозрение

Информационные
сайты

 
Учредитель: ЗАО "Медиа-Финанс" Copyright © 2000-2003 Время МН
Издатель: ЗАО "Московские новости" E-mail: vremya@mn.ru

Реклама
RB2 Network.   Moscow News
СПОРТклуб
 TopList .