ЗЕРКАЛО > XPOHOC  > ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ  >  
ссылка на XPOHOC

Константин Багрянородный

Автор

ОБ УПРАВЛЕНИИ ИМПЕРИЕЙ

На первую страницу
НОВОСТИ ДОМЕНА
ГОСТЕВАЯ КНИГА
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
КАРТА САЙТА

Комментарий к главам 10-29

(к главам 1-8) (к главе 9) (к главам 30-43) (к главам 44-53)

       

       10. О Хазарии, как нужно и чьими силами воевать [с нею]

       11. О крепости Херсон и крепости Боспор

       12. О Черной Булгарии и о Хазарии

       13. О народах, соседствующих с турками

       14. О происхождении Мухумета

       15. О роде Фатимидов

       16. Из правила, которое вывел математик Стефан о выступлении сарацин, - в какой год от

             основания мира оно случилось и кто тогда держал скипетр царства ромеев

       17. Из хроники блаженного Феофана

       18. Второй вождь арабов Абу-Бахар - три года

       19. Третий вождь арабов Умар

       20. Четвертый вождь арабов Уфман

       21. Из хроники Феофана: год от сотворения мира 6171

       22. Из хронографа блаженного Феофана об этом же: о Мавии и его роде; о том, как он

             переправился в Испанию. Василеве ромеев Юстиниан Ринотмет

       23. Об Ивирии и Испании

       24. Об Испании

       25. Из истории блаженного Феофана Сигрианского

       26. Родословная славного короля Гуго

       27. О феме Лагувардия, о ее принципатах и архонтиях

       28. Рассказ о том, как был населен город, ныне называемый Венецией

       29. О Далмации и соседствующих с нею народах

       

       К ГЛАВЕ 10 (Наверх)

       

       1. О соседстве узов и хазар ср. также: DAI. 37.4.

       2. От греч. ??? - "власть" и ??? - "владеть", "иметь", т.е. "обладатель власти". Одно из византийских наименований правителя иноземного народа. Титул упомянут и в "Книге церемоний" (Const. Porph. De cerem, P. 688. 2) (Ostrogorsky G. Die byzantinischen Staatenhierarchie. S. 52; Soloviev A. Le nom byzantin de la Russie // BS. 1947. Т. 9. P. 34, п. 10). Сходный термин ??? - "эксусиаст" употреблялся применительно как к могущественным Фатимидам, так и к аланам и авасгам - вассалам Византии.

       Социально-политическая терминология византийских источников, касающаяся аланского господствующего класса, неоднозначна. Поэтому высказывалось предположение о существовании реального различия в политическом статусе упоминаемых Константином "эксусиократора Алании", с одной стороны, и "архонта Асии" (Const. Porph. De cerem. P. 688. 2,6) - с другой. Различие в терминологии истолковывалось в том смысле, что "наряду с чисто официально-государственным титулом "эксусиократора Алании", существовало и понятие, "целиком связанное с родовым строем", - "старейшина асов"" (Кузнецов В.А. Алания в Х-XIII вв. С. 233). Однако оснований для принятия этой гипотезы нет (Бибиков М.В. Византийские источники. С. 143).

       Аланией византийцы называли как территорию расселения на Северном Кавказе ираноязычных племен - аланов, так и политическое образование, игравшее в начале Х в. на северо-восточной периферии Византии роль ее аванпоста против хазар и кочевников южнорусских степей. До проникновения в Предкавказье, к началу гуннских нашествий IV в. аланы обитали к востоку от Дона (Altheim F. Geschichte der Hunnen. В., 1959. Bd. 1. S. 342). Формирование аланской материальной культуры приходится на V в., когда в зону их расселения входила уже вся центральная часть Северного Кавказа от верховьев Кубани до пределов Дагестана (Кузнецов В.А. Аланские племена. С. 30-35). С конца VI в. до конца VII в. византийские памятники молчат об аланах, что, возможно, было связано с их зависимостью от хазар (Кулаковский Ю.А. Аланы. Отд. II). В VIII в. единственным известием об аланах является сообщение Феофана (391. 5-395.2) о посольстве Льва III на Кавказ, расцениваемое как свидетельство политической независимости аланов от хазарской власти (Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения. С. 42 и след" 65 и след., 136). Доказательством непрекращавшихся, видимо, византийско-аланских связей является обращение ананов в IX в. в христианство (Кулаковский Ю.А. Аланы. С. 142-144). В VIII-IX вв. аланы, в силу давления черных болгар, потеряли часть территории в районе совр. Кисловодска (Кузнецов В.А. Аланские племена. С. 30).

       К X в. относят формирование средневековой ираноязычной аланской народности на территории от притока Кубани Урупа на западе до притока Терека - Аргуна на востоке. Выделились три основных варианта аланской материальной культуры: западный (верховья Кубани), центральный (Кабардино-Балкария) и восточный - в Северной Осетии и Чечено-Ингушетии (Кузнецов В.А. Локальный вариант аланской культуры на территории Кабардино-Балкарии // Учен.зап. Кабардино-Балкарск. НИИ. Нальчик, 1959. Т. XVI. С. 149).

       Рост политической самостоятельности Алании на рубеже IX-Х вв. сопровождался постепенным ослаблением политического влияния Хазарского хаганата. Важные последствия для политического положения Алании в Х в. имели походы древнерусских дружин на Каспий и в Закавказье. Так, в составе коалиции русов во время похода на Бердаа в 943/944 г. были и аланы. Победы Святослава над хазарами завершили и борьбу Аланского государства за освобождение от политического влияния хазар (Гадло А.В. Восточный поход. С. 59-68). В X в. наиболее подробные сведения об аланах сообщает ал-Масуди (Минорский В.Ф. История Ширвана. С, 204-207).

       Вместо распространенных ранее представлений о невысоком уровне политического развития Алании (Ванеев З.Н. Средневековая Алания. Сталинири, 1959. С. 86 и след., 142 и след.) теперь высказывается мнение о том, что Х-XII вв. являлись периодом наивысшего расцвета военного могущества и культуры аланского населения Северного Кавказа, что именно тогда произошло у аланов оформление раннефеодальной государственности. Этот период истории Алании и отражает свидетельство Константина (Кузнецов В.А. Алания в Х-XIII вв. С. 23 и след.;

       Гогошвили Г. Д. Византия и Алания / / Изв. АН ГрузССР (Мацне). Сер. ист., археол., этногр. и ист. искусства. 1978. N 2. С. 60-79; Гадло А.В. Этническая история. С. 187 и след.; Авдиенко В. Г. Этносфера Алании как фактор христианизации: (К постановке проблемы ) // Археология и вопросы этнической истории Северного Кавказа. Грозный, 1979. С. 102-105; Кузнецов В.А. Очерки по истории алан). 3. В.А.Кузнецов локализует "Климаты" Хазарии, т.е. области, подвластные хаганату, лишь в районе Нижнего и Среднего Прикубанья (Кузнецов В.А. Алания в Х-XIII вв. С. 15 и след.). А.В. Гадло, напротив, считает что здесь имеется в виду более обширный район Северного Кавказа, борьба за влияние в котором и определила характер алано-хазарских конфликтов (Гадло А.В. Восточный поход. С. 60 и след.; Он же. Этническая история. С. 196-197).

       О географии и административно-политической структуре хаганата см.: Магомедов М.Г. Древние политические центры Хазарии // СА. 1975. N 3. С. 63-74; Он же. Хазарские поселения в Дагестане // Там же. N 2. С. 200-216; Михеев В.К. Подонье в составе Хазарского каганата. Харьков, 1985; ср.: Koestler A. The Thirteenth Tribe. The Khazar Empire and its Heritage. L. 1976; Golden P.B. Khazar Studies. Vol. 1-2; Bazin L. Pour une nouvelle hypothese sur 1'origine des Khazars // Byzantino-Altaica. Bochum, 1983. S. 51-71. Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990. С. 67 и след.

       Целью Византии, как следует из рассматриваемого текста, было закрепление своего влияния в северокавказском регионе путем отторжения от Хаэарии Крыма и Боспора (см. гл. 11) и укрепления алано-византийского союза против хазар; вместе с тем предполагалось, используя силы кочевников (печенегов и узов), противопоставить их не только хаганату, но и Алании.

       

       К ГЛАВЕ 11 (Наверх)

       

       1. Крепостью" Боспор Константин называет город на восточной оконечности Крымского полуострова (на месте совр. Керчи) - прямой наследник античного города Пантикапей, основанного в первой половине VI в. до н.э. Еще в античную эпоху милетская колония в Таврике получила название Боспор Киммерийский, став затем центром Боспорского государства, разгромленного гуннами в 70-х годах усиление печенежского натиска, на рубеже iх-Х вв. хазарский гарнизон, вероятно, еще удерживал Боспор и Таманский полуостров (Якобсон А.Л. Средневековый Крым. С. 55).

       Ко времени составления трактата Константина Багрянородного этот регион уже стал объектом интенсивных внешнеполитических действий Древней Руси силу острого столкновения в Северном Причерноморье интересов прежде всего Византии и Руси, боровшихся за влияние в Таврике и Приазовье.

       Свидетельство Константина отражает, по-видимому, еще хазарский период истории Боспора, когда в завоеванном в VIII в. городе сидел хазарский тудун, а сам город назывался, судя по переписке Иосифа, К-р-ц (Коковцов П. К. Еврейской хазарская переписка. С. 101-102).

       2. Город-крепость в излучине Дона, на левом берегу Старицы, на западном рубеже владений Хазарского хагана (Nagrodzka-Majchrzyk Т. Miasta chazarskie Itil i Sarkel II Przeglad Orientalistyczny. 1973. Т. 1 (85). S. 45-50). Название лучше всего истолковывается как "Белый дом" (cap/шар- "белый", гил - "дом"; последнее слово-иранского корня; см.: Bartholomae Ch. Zur Kenntnis der mitteliranischen Mundarten // Sitzungberichte der Heidelberger Academie der Wissenschaften. Phil.-Hist. Klasse. 1920. Bd. XI. Abh. 2. S. 22), или "Белая крепость". Древнерусское наименование - Белая Вежа (Белая башня, Белая Крепость). Название Саркел сходно с упоминаемым в еврейско-хазарской переписке наименованием Ш-р-кил (Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка. С. 102). Константин уточняет, что у хазар название "Саркел" означает "белая гостиница", что вполне соответствует тюркскому значению "белый" иди "желтый" дом (Там же. С. 105; Minorsky V. Hudud al-'Alam. P. 453, п. 4; Dunlop D.M. The History. P. 186). В "Анонимной записке" второй половины IX в. в пересказе Ибн Русте встречается еще одна близкая форма названия некоего хазарского города - Capture (ZA. 11/2. S.28 - текст, 29 - перевод). Ее также связывают с Саркелом (Marquart J. Streifztlge. S. 1; Minorsky V. Hudud al-'Alam. P. 452-454; Zajyzkowsky A. Ze studi6w. S. 50-52). Старая теория, что Саркел был частью столицы Хазарии - Итиля (Кудряшов Н. Половецкая степь. М., 1948. С. 34, примеч. 7; Заходер Б.Н. Каспийский свод. Ч. 1. С. 193-194), ныне окончательно отброшена (Артамонов М.И. История хазар. С. 316-320; Плетнева С.А. От кочевий к городам. С. 44-45; Dqbrowski К. (i inn.) Hunowie europejscy. S. 269-279). Саркел был воздвигнут между 834 и 837 гг. Городище было в свое время хорошо изучено археологически (Плетнева С.А. Хазары. С. 52 и след.), ныне остатки города лежат на дне Цимлянского моря в 15 км от берега. Раскопанная крепость имела форму четырехугольника размером 193,5Х133,5 м, с кирпичными стенами толщиной около 4 м и многочисленными башнями. Поперечная стена делила крепость на две части, причем юго-восточная часть, не имевшая выход" наружу, была, вероятно, цитаделью с сооруженной в южном углу квадратной башней-донжоном (Артамонов М.И. Саркел - Белая Вежа // МИА. 1958. N 62. С. 7-18). Город населяли как хазары, из которых состоял гарнизон крепости, так и болгары, славяне, гузы. Раскопки свидетельствуют о развитых ремеслах и торговле в городе. В 965 г. князь Святослав во время похода против хазар взял Саркел, ставший затем на какое-то время русской крепостью (Пашуто В.Т. Внешияя политика. С. 93 и след.). Ю.А. Кулаковский видел в аланах, закрывавши хазарам проход к Саркелу, Херсону и Климатам, неких особых, "припонтийских аланов. В.А. Кузнецов убедительно показал, что в данном случае сочинение Константина отражает общую политическую ситуацию в Центральном Предкавказье, где аланы установили к середине Х в. свой контроль над степями Северного Кавказа: в расширении территорий под пастбища проявлялась острая потребность развивавшейся экономики аланов, сдерживаемой до Х в. их зависимостью от хазар (Кузнецов В.А. Алания в Х-XIII вв. С. 23 и след.).

       3. Как сказано выше (коммент. 13 к гл. 10), в IX-Х "в. обострились византийско-хазарские отношения; Византия побуждала к нападениям на Хазарию прежде всего печенегов и аланов. Не всегда эта политика приносила империи успех. В спровоцированном ею алано-хаэарском конфликте 932 г. хаган с помощью наемников-узов разбил аланов и взял в плен их правителя. Победитель предпочел, однако, не устанавливать свое непосредственное господство в Алании: хаган принял пленника с почестями и даже женил своего сына на аланской царевне. В результате аланы на время даже возвратились к язычеству, изгнав христианских священнослужителей (Артамонов М.И. История хазар. С. 363-364).

       

       К ГЛАВЕ 12 (Наверх)

       

       1. Ср. DAI, 42.77. Черная Булгария известна также по Повести временных лет: согласно договору Игоря 944 г. с Византией, русский князь обязывал защищать "Кор-сунскую землю" (округ Херсона) от черных болгар, нападавших из Приазовья. Локализация спорна: область Кубани (Ласкчн Г. Сочинения Константина Багрянородного. М., 1899. С. 76; Златарски В. История. Т. I. Ч. 1. С. 114) или междуречье Днепра и Дона (Westberg F. Die Fragmente des Toparcha Goticus // Memoires de l'Academie imperiale des sciences de St.-Petersbourg. SPb., 1901. Т. V/2. S. 103, 107; MarquartJ. StreifzUge. S. 503; Vasiliev A.A. The Goths. P. 101). Д. Моравчик (DAI. II. P. 62) считает возможным отождествить Черную Булгарию с Волжской (см. также: Брун Ф. Черноморье. Т. I. С. 31-32, 100, 107; Macartney С.A. On the Black Bulgars // Byzantinisch-neugriechisches Jahrbuch. 1930-1931. Bd. 8. S. 150-158, Смирнов А.П. Волжские Булгары. М., (951; ср.: Гадло А.В. О черных и внутренних болгарах. Одна из спорных проблем исторической этнографии южнорусских степей // Географическое общество. Доклады по этнографии. Л., 1968. Вып. 6. С. 3-25). В материалах Комиссии АН СССР "Константин Багрянородный" высказано, однако, другое мнение: "Видно, что лежала (Черная Булгария) по соседству с Хазарией и притом ближе к Руси. Нельзя отождествлять (ее) с Волжской Булгарией (Брун Ф.К. Черноморье. I. С. 31, 100) и с территорией Кубани, занятой аланами (=Иловайский (Д.И.)) отекания о начале Руси. (С.) 290; Ласкин (Г. Сочинения). (С.) 76). Вернее думают Вестберг и Маркварт: (она находилась) между Днепром и Хазарией, занимая часть старинной области кутигуров или котрагов к западу от Танаиса. Ср.: Середонин (С.М.) Лекции. С. 86" (Архив АН СССР. Ленинградское отд-ние. Ф. 126. Oп. 1. N 10).

       Действительно, как явствует из сообщений Константина, русы, направляясь в Таврику, проходят от Днепра путь через Черную Булгарию и Хазарию, что делает уязвимой волжскую локализацию Черной Булгарии Константина.

       Что касается хазарско-булгарских отношений в Х в., то, по свидетельству царя Иосифа, данниками Хазарии были ее северные и северо-восточные соседи - буртасы, эрьзя, черемисы, а также булгары и сувары (Коковцов П. С. Еврейско-хазарская переписка. С. 98). Судя по сообщениям Ибн Фадлана, находившегося в 922 г. при булгарском дворе (Zeki Validi Togan A. Ibn Fadlan's Reisebericht. Leipzig, 1939; Kowalska М. Ibn Fadlan's Account of the Journey to the State of the Bulgars // Folia Orientalia. Krakow, 1973. Т. 14. S. 219-230), Волжская Булгария и в начале Х в. зависела от хазар (Ковалевский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана).

       

       К ГЛАВЕ 13 (Наверх)

       

       Название главы отражает содержание лишь начальной ее части (13.3-11), которая находится явно не на месте, как и вся предшествующая глава (чье место - в конце гл. 10) Композиционно отрывок о "турках" и их соседях связан с гл. 40, а замечание о печенегах как силе, способной угрожать "туркам", - с гл. 3, содержание которой оно попросту повторяет. Этот повтор сам по себе - ценное дополнительное свидетельство важности расчетов империи на союз с печенегами против других "северных варваров", а также серьезности опасений Константинополя перед возможными новыми набегами венгров ("турок") на владения империи (см. коммент. 7 к гл. 8). Весь этот пассаж если не написан самим Константином, то, несомненно, им самим отредактирован. Текст соответствующей этому пассажу заметки составлял, по всей вероятности, ocoый листок, отдельный от тех, в которых содержались материалы глав 1-8.

       Ремарка о том, что печенеги способны нападать на "турок", сделана здесь сам Константином, как это явствует из его же замечания: "как уже было сказано выше в главе о пачинакитах". Д. Моравчик обращает внимание на то, что такое замечание не соответствует действительной композиции всей первой части труда: царственный автор говорит лишь об одной главе о печенегах, тогда как речь о них шла в восьми главах (DAI. П. Р. 63). В связи с этим можно высказать несколько предположений об истории рукописи. Видимо, в момент составления (а отчасти и написания) комментируемого пассажа Константин предусматривал иное, более четкое распределение материала по главам в первой части. Данное место памятника подтверждает также идею Р. Дженкинза, что существующие ныне титулы глав первой части (как и всех глав труда) уже имелись в виде названий разрозненных заметок и материалов, когда Константин приступил к работе нал ними, а не были поздними маргинальными пометами на рукописи, впоследствии перенесенными в текст каким-то ее переписчиком; подтверждает этот пассаж и вывод о том что основное содержание гл. 13 осталось не озаглавленным именно потому, что часть главы (13.12-200) была целиком написана Константином: никто не предоставлял ему Здесь озаглавленных заметок, а император не счел нужным давать разделу особое наименование (DAI. II. Р. 8). Можно предположить также, что заголовки черновых материалов (они-то и сохранились) - не результат творчества собирателей материала и составителей справок, а запись сюжетов, продиктованных Константином как задание, о чем писать еще в самом начале работы над трактатом.

       Дженкинз полагает, что пассаж 13.3-8 должен был составить, по мысли Константина, начало главы о "турках" (DAI. II. Р. 8, 63). Нам это кажется маловероятным. Мы представляем себе работу над разделом о "турках" иначе. Скорее всего, сбор материала вели несколько человек. Справка о соседних с "турками" народах, составленная одним из исполнителей, была отвергнута другим, собравшим значительный материал для гл. 40 и в том числе по тому же вопросу - о соседях "турок" (DAI. 40.41-44). Отрывок 13. 3-18 оказался, таким образом, своего рода "дубликатом", которым Константин и распорядился по-своему, не слишком занимаясь поисками более стройной композиции.

       Основное содержание гл. 13 представляет собой заключение к первой части труда, излагающее главные принципы имперской дипломатии, которым надлежит неукоснительно следовать в отношениях с "северными варварами". То, что в этом заключении речь идет лишь о них, недвусмысленно подчеркнуто дважды (см.: 13.14-15 и 13.24-25), поэтому нет необходимости специально доказывать, что Константин не имеет в виду ни сарацинов, ни западные народы (DAI. II. Р. 63). Интереснее другое: о ком из этих "северных варваров" (печенегов, венгров, русских, болгар, сербов, узов, хазар) Константин ведет здесь речь прежде всего. По-видимому, следует сразу же исключить все кочевые народы (печенегов, узов, а также венгров, которых византийцы также считали номадами). Вряд ли имеет в виду Константин и сербов и болгар: они - христиане (а не "нечестивцы", о которых тут говорится), да и осведомлены о значении регалий императорской власти (рекомендации же Константина, как будет видно далее, рассчитаны на полное неведение "варваров" в этом вопросе). Мы полагаем поэтому, что в гл. 13 имеются в виду в первую очередь росы и хазары. (Правда, в "Жизнеописании Василия", своего деда, Константин говорит о крещении росов еще в 60-х годах IX в. Вероятно, однако, император знал, что этот акт не имел серьезных последствий: ни в трактате "Об управлении империей", ни в сочинении "О церемониях" нет и намека на то, что князья росов или их подданные были христианами. Стремясь основывать свои доверительные рекомендации на реальных фактах, Константин здесь, по нашему мнению, причислил росов к "нечестивым" северным народам.) При этом возможно, что, говоря о трех видах "неуместных домогательств" "варваров", Константин в каждом случае подразумевает прежде всего какой-либо один из названных им народов (например, требование передать "варварам" "жидкий огонь", употреблявшийся обычно в морском бою, могли, скорее всего, предъявлять росы, а не хазары).

       Дженкинз считает весь "дипломатический раздел" наиболее поздней частью труда, датируя ее 952 г. (DAI. II. Р. 7-8, 63). Очевидно, что часть гл. 13, заключающая "дипломатическое поучение" как обобщение всей первой части, написана позже глав 1-12. Но датировка ее 952 г. опирается лишь на гипотезу о завершении в этом году всего труда как подарка сыну Константина Роману ко дню его 14-летия (см. Предисловие). Такая датировка возможна, но она не доказана. Ясно одно: Константин опирался на свой личный опыт автократора, каковой он мог накопить лишь после низложения сыновей Романа I 27 января 945 г., а на приобретение этого опыта потребовался, разумеется не один год. Другое важное обстоятельство: здесь Константин, судя по контексту, относит венгров к языческим народам, тогда как известно, что около середины Х в. (в 948 г.) вожди венгров Булчу (Вулцус) и Дьюла приняли - при участии самого Константина - христианство в Константинополе (см. коммент. 1 к гл. 3). Следовательно, 948 г. может действительно рассматриваться как terminus ante quern написания гл. 13, а саму ее, может быть, следует датировать концом 40-х - началом 50-х годов Х в. 1. Отрывок о соседях "турок" до сих пор остается предметом споров. Местоположение каждого из соседних с венграми народов у Константина представляется мало соответствующим известным историческим фактам: если вопрос о "Франгии" и хорватах еше может найти сколько-нибудь удовлетворительное решение, то отнесение Великой Моравии к южным соседям венгров, а печенегов - к северным труднообъяснимо. Мало того, во время написания трактата Великой Моравии вообще уже не существовало: как сказано тут же в тексте несколькими строками ниже, это государство было разгромлено венграми.

       Д. Моравчик полагает, что малокомпетентный автор данного фрагмента перепутал местоположение Великой Моравии с областью расселения южных мораван. Более убедительной представляется гипотеза Дженкинза. Он считает, что комментируемый оттрывок был испорчен позднейшими переписчиками: была пропущена строка между артиклем ? и словом ???, которая могла иметь примерно такой вид: *Хроватиа. ???, т.е. испорченное место должно было звучать: "а с южной - Хорватия. Местность же эта была некогда Великой Моравией..." и т.д. В обоснование такой точки зрения Дженкинз указывает на гл. 40.41-44, где четко южными соседями "турок" объявлены хорваты. uh разделяет давно высказанное мнение, что комментируемый здесь текст был основан на информации именно данного места гл. 40 (DAI. II. Р. 7). 2. Буквально: "с более западной стороны" - Франгия, а "с более северной" - печенеги. Д. Моравчик разделяет мнение Г. Манойловича (Studije. Knj. 187. S. 116), что прилагательные в сравнительной степени *дутикотерон и *бореиорин следует понимать как "юго-запад" и "северо-восток" (DAI. II. Р. 62). Но это, как мы увидим далее (см. коммент. 3-5 к гл. 13), не устраняет всех затруднений.

       3. "Франгию" или "Франгии" Константин упоминает еще 17 раз. Он знает, что бывшая империя Карла Великого уже не составляет политического единства (см. подробнее коммент. 5 к гл. 26). Особо подчеркивает он также, что "Франгия", в которой правит Оттон I, - это, в сущности, "Саксия" (см.: 30.74 и коммент. 16 к гл. 30). Лиудпранд Кремонский писал, что под "франками" византийцы понимали "как латинян, так и немцев" (Liutpr. Legatio, 33). Однако было бы неосторожным усматривать в употреблении терминов "Франгия" и "франки" одинаковые закономерности, так как здесь иногда наблюдались существенные различия (ср.: Советы и рассказы. С. 584-585). В комментируемом пассаже во "Франгии" следует видеть, по нашему мнению, Восточно-франкское королевство, с которым венгры пришли в прямое соприкосновение с момента своего поселения на Панноиской равнине (История Венгрии. М., 1971. Т. I. С. 104-105). В таком случае слово ??? отнюдь не обязательно понимать как "юго-запад": владения этого королевства лежали прямо на западе и даже на северо-западе OT венгров. В гл. 40 (40.43) параллелизм выражения *дутикотерон - *бореиорин отсутствует: о франках сказано, что они соседи "турок" ???, о печенегах же - что они соседи венгров *прос де то бореион, т.е. прямо "на севере" (ср. употребление слов *дутикотерон и *бореиорин в 37.41-42). (Г.Л.)

       Сведения о франках как западных соседях мадьяр могли содержаться в информации мадьяр, хотя сам этникон "франки" мадьярам в середине Х в. был незнаком. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что для обозначения франков мадьяры эаимствовали их южнославянское обозначение "влах" ("власи") - мадьярское "олас": именно хорваты, говорившие на кайкавском и чакавском диалектах, и словенцы называли франков "власи" (Kniesza I. A magyar nyelv. 360. 1.). (В.Ш.)

       4. Таким образом, как северных соседей венгров Константин трижды вполне определенно указывает печенегов (ср. точно так же в 40.43). Однако это представляется сомнительным более что здесь нет оешительно никаких сведений о восточных соседях венгров, тогда как в гл. 40 этими соседями объявлены болгары, что, видимо и соответствует действительности (см.: 5.8 и коммент. 4 к гл. 5). Во всяком случае наука не располагает данными о каких-либо поселениях печенегов в конце IX-X в к северу от венгров или даже о печенежских набегах на Паннонскую равнину через Северные Карпаты или в обход северных отрогов Карпат (Diaconii P. Les Petchenegues. Р. 13-21) Мало того, нет сведений и о том, что печенеги после ухода венгров в Паннонию вообще где бы то ни было с ними соседствовали.

       В связи со всем этим можно, на наш взгляд, высказать два предположения. 1. Эта часть информации о печенегах как соседях венгров восходит ко времени, когда венгры еще имели свой стан в Восточном Прикарпатье, т.е. до их ухода через Карпаты в Панионию. Такая точка зрения уже высказывалась в литературе (DAI. II. Р. 62). 2. Константин (или его соавтор), возможно, действительно полагает, что владения печенегов достигали северных границ мест расселения венгров. В самом деле, он указывает, что западные соседи венгров - франки, южные -предположим, хорваты, восточные (согласно гл. 40) - болгары. Но он же неоднократно и настойчиво подчеркивает что венгров можно держать вдали от границ империи именно с помощью печенегов (см.: 3.4-5; 4.3-5; 4.9-11; 8.13-33 etc.). И, говоря о соседях "турок" (должны же печенеги быть соседями венгров, чтобы нападать на них и держать их в страхе), автор отвел печенегам единственное остающееся "не занятым" на границе с Венгрией место - "север": видимо, район, прилегающий к северным отрогам Карпат. не исключено, однако, еще одно толкование: Константин знал от печенегов, что они способны совершить на венгров нападение (пройти на Паннонекую равнину по северному берегу Дуная печенеги могли, как ранее - и гунны, и авары), но в его представлении для этого печенеги должны были быть соседями венгров. А раз так, то он и "искал" сопредельный район между теми и другими. Напомним, что и посол империи в Паннонию, к венграм, клирик Гавриил (см. гл. 8) считал возможным нападение венгров на печенегов. Следовательно, и последние могли нападать на первых. (Г.Л.) Имеется и еще одно объяснение: печенегов как своих северных соседей воспринимали сами мадьяры, поскольку для их обыденного сознания было характерно смещение частей света; информация же о мадьярах, переданная в трактате Константина, исходила от них самих. (В. Ш.)

       5. Государство западных славян в бассейне Среднего Дуная, возникшее в конце viii начале IX в. и достигшее расцвета в 60-80-х годах IX в. Определение "Великая" в источниках, современных ей, не встречается. О гибели Великоморавской державы в начале Х в. см. подробнее: DAI. 41 и коммент. 3-4 к гл. 41; DAI. 38 и коммент. 23 к г.38.

       Жители Великой Моравии едва ли могли быть соседями венгров с юга. Принимая версию Р. Дженкинэа о пропуске строки в этом месте (см. коммент. 1 к гл. 13), мы считаем, что и Константин видел в южных соседях венгров именно хорватов - обитателей Хорватского королевства; это подтверждает текст гл. 40, о котором уже говорилось выше. (Г.Л.)

       Особенно важно сходство локализаций Великой Моравии в гл. 13 и 40, где она помещена западнее "Сермия" на Саве (совр. Сремска Митровица), т.е. также южнее областей первоначального расселения венгров в междуречье Дуная и Тисы и в Задунавье (южнее Дравы). По всей видимости, указанные сходные локализации содержались в известиях, полученных от различных представителей мадьяр и в разное время (в 927-934 гг. от посла Гавриила и ок. 948 г. при дворе в Константинополе от венгерских вождей). Это говорит об относительной устойчивости обыденных воззрений мадьяр, полагавших, очевидно, что уничтоженная ими Великая Моравия располагалась южнее мест их обитания. А о том, где они находились в Среднем Подунавье, говорят данные археологии: из 350 мадьярских могильников и отдельных погребений конца IX - первой половины Х в. лишь 68 находятся в Задунавье, остальные - восточнее Дуная, В свою очередь 58 памятников Задунавья расположены относительно компактно в его северной и северо-восточной части - севернее озера Балатон и правого притока Дуная реки Шио (Erdelyi I. Zur Frage der ethnischen Grenzen des landnehmenden Ungarntums // Mitteilungen des Archaologischen Instituts der Ungarischen Akademie der Wissenschaften. 1977. Bd. 6. S. 77, карта). Таким образом, если учитывать только места обитания мадьяр в конце IX - начале Х в. в Залунавье, то южнее этих мест оказываются расположенными значительные пространства Задунавья, не говоря уже о междуречье Дравы и Савы. У мадьяр могло возникнуть впечатление о былой принадлежности этих территорий южнее Балатона и реки Шио Великоморавской державе: как свидетельствуют западные латиноязычные памятники (MMFH. I. Р. 74, 96, 113-116; 119; III. P. 319), в 892- 893 гг. и в первой половине 900 г. великоморавский князь контролировал территорию Задунавья фактически до Дравы, т.е. владел землями южнее тех районов северного и северо-восточного Задунавья, которые в первой половине Х в. стали местом обитания мадьяр. 0 временном господстве князей Великой Моравии в южном Задунавье могли знать предводители мадьяр, которые в 895-898 гг. были заняты освоением земель Среднего Подунавья, расположенных восточнее Дуная. Весной 899 г. предводители мадьяр установили мирные и даже союзнические отношения с восточнофранкским королем Ариульфом, который направил пятитысячный отряд мадьяр в Италию. Из союзников великоморавских князей мадьяры превратились в врагов. Возвращался отряд мадьяр из Италии через южное Задунавье после июня 900 г., когда мадьяры опустошили "большую часть Паннонии" (MMFH. I. Р. 127). Это не коснулось, естественно севера и северо-востока Задунавья, где поселилась с весны 899 г. по лето 900 г. та часть мадьярской этносоциальной общности, которая не осталась восточнее Дуная. Тогда началось освоение мадьярами районов, лежащих севернее областей, попадавших временами под контроль великоморавских князей. Возвратившийся из Италии в южное Задунавье отряд мадьяр столкнулся здесь с отрядами великоморавского князя, который рассматривал мадьяр как союзников Арнульфа и, следовательно, как своих врагов. Мадьярское предание сохранило память об этом столкновении с мораванами в Паннонии (SRA. I. Р. 164, 281). Отсюда и информация Константина, полученная от венгров, о Великой Моравии как их южной соседке. (В. III.)

       6. Речь идет о князе Святополке, наиболее выдающемся из правителей Великоморавского государства (871-894).

       7. Об истории утверждения "турок" - венгров на Паннонской равнине и об их столкновениях с Великой Моравией см. подробнее: DA1. 38, 40 и коммент. к этим главам. 8. В исправном протографе сочинения южными соседями венгров были названы, скорее всего, хорваты, причем обитатели именно Хорватского королевства. Д. Моравчик, игнорируя вопрос о реальных южных соседях венгров, полагает, что хорваты, которые "соседят с турками у гор", являются не южными, а "северными (т.е., как видно, "белыми") хорватами", действительно жившими в то время к северу от Паннонской равнины. Ученый ссылается при этом на труды Г. Фехера и Ф. Дворника (DA1. II. P. 6З). Нам не представляется убедительной такая точка зрения. Во-первых, она нахо-дится в противоречии с данными гл. 40. 44, где хорваты названы южными соседями венгров. Во-вторых, Моравчик никак не объясняет, почему, по его мнению, Константин дважды говорит о соседях "с севера" (о печенегах, а затем о хорватах). Не исключено, что в данном случае под хорватами Константин понимает население Чешского княжества, не зная этнического наименования его подданных (а поэтому и именуя их "хорватами") (?). См. об этом коммент. 14-15 к гл. 30. (Г.Л.)

       Контакты мадьяр с жителями приморской Хорватии (от побережья Адриатического моря до гор Капелла и от полуострова Истрия до города Сплита) к середине Х в. несомненны (Melicfi J. A honfoglalaskori Magyarorszag). (В.Ш.)

       9. О печенегах и их отношениях с венграми см.: DAI. I-8, 37 и коммент. к этим главам.

       10. Здесь начинается не озаглавленное Константином его заключение к "дипломатиче-кому" разделу. О стиле и идеях, вступления к пассажу-заключению см. коммент. к Предисловию.

       11. Почти в тех же выражениях о "жадности" скифов (т.е. росов) к деньгам говорит и младший современник Константина Лев Диакон (Leon. Diac. Hist. P. 77.4-10). Впрочем это утверждение вполне традиционно для византийской историографии, по крайней мере с V-VI вв.

       12. Константин имеет в виду разного рода (чаще всего военные) услуги, оказываемые Византии "северными народами", которые, как говорит император, требовали взамен непомерно высокой платы (ср. гл. 7).

       13. Принимаем конъектуру Д. Моравчика: ??? вместо ??? рукописи. 14. Важное указание на личный опыт дипломатической деятельности, который Константин VIII практически мог накопить лишь в годы самостоятельного правления, начиная с 27 января 945 г.

       15.Уже эта фраза свидетельствует о чисто "дипломатическом" ответе на домогательства "варваров", который отнюдь не обязательно должен основываться на аргументах соответствующих истинному положению дел. Р. Дженкинз полагает, что император сознательно рекомендует сыну во всех трех случаях, когда правители "северных народов" потребуют от империи для себя каких-либо вещественных инсигний импеператорской власти, "греческого огня" или вступления в родство с правящей династиеЙ, обосновывать отказ им заведомо фиктивными ссылками на якобы непреложные нормы сакрального права и заветы Константина Великого (DAI. II. Р. 63).

       16. См. об этом гл. 10 и 11 и коммент. к ним.

       17. См. об этом гл. 7, 8.

       18. О росах см. гл. 2, 4, 8 и особенно 9 и коммент. к ней. Заметим, однако, что поскольку Комментируемый пассаж написан самим Константином в конце 40-х - начале 50-х годов Х в. и поскольку император излагает здесь собственный дипломатический опыт, постольку трудно допустить, что автор имеет в виду результаты встреч с русскими послами в Константинополе при заключении договора Игоря с греками: договор был заключен, как ясно сказано в самом этом документе, "в 6453 г.", в правление Романа I, Константина и Стефана, т.е. до 15 декабря 944 г. (даты низвержения Романа I) Тогда Константин VII не обладал еще никакой реальной властью и не мог принимать деятельного и ответственного участия в переговорах с русскими (см.: ПВЛ. Ч. 1. С. 33), хотя и мог при этом присутствовать (он подписал договор вслед за Романом I, третьей была подпись Стефана, сына Романа). Упоминая здесь росов, Константин имеет в виду собственный опыт общения с ними, накопленный с января 945 г. до начала 50-х годов, в частности опыт дипломатических сношений и личной встречи с княгиней Ольгой, если принимать в расчет отстаиваемую нами новую датировку ее поездки в Констатинополь: не 957, а 946 г. (см.: Литаврин Г.Г. Состав посольства Ольги в Константинополь и "дары" императора // Византийские очерки. М., 1982. С. 71-92; Он же. Руссковизантийские связи. С. 41-52).

       19. "Скифскими" народами византийские авторы Х в. называли зачастую болгар, русских, венгров, печенегов. Поскольку Константин особо выделил здесь росов, венгров и хазар, то под "иными северными и скифскими" народами могут подразумеваться печенеги и узы (см.: Литаврин Г.Г. Некоторые особенности. С. 211 и след.; ср. гл. 43).

       20. Императорские одежды (не говоря уже о таких регалиях власти, как венец, скипетр и пр.) имели сакральное значение, в том числе их форма, материал и цвет. Taк, употреблять ткани цвета пурпура как раз во время правления императоров Македонской династии под страхом смертной казни было запрещено всем подданным императора, светским и духовным; ткани этого цвета запрещено было продавать иностранцам и вывозить за границу (см.: Византийская книга эпарха. VIII. N 1. С. 81 и коммент. на с. 183 и след). Лишение императора пурпурных одеяний означало отстранение его от власти, а облачение в них (например, узурпатора) указывало на фактическое обладание высшей властью или о претензиях на трон. Однако значительная часть нормативного императорского гардероба конституировалась еще в дохристианскую эпоху и имела отчасти персидское происхождение, так что дальнейшие ссылки Констаятива VII не на традицию и обычай, а на "божественное" происхождение одеяний - сознательная дипломатическая фикция (DAI. II, Р. 63-64). Отмечая, что претензии "варварских" правителей северных стран на одеяния и инсигний императорской власти носили престижный характер, Р. Дженкинз полагает, однако, что Константин VII прибегает к столь примитивной и, по существу, весьма не точной аргументации ("божественное происхождение", запрет Константина Великого) именно потому, что "варварам" были непонятны тонкости сложной и древней византийской доктрины императорской власти (DAI. II. Р. 64). Но здесь уместно одно уточнение: аргументация Константина действительно примитивна, но что касается "варваров", то они, по нашему мнению, потому и предъявляли свои притязания на знаки имперского достоинства, что прекрасно понимали их значение, т.е. сознательно претендовали на уравнение их статуса при общении с византийским императором. По свидетельству Скилицы (Scyl. P. 237), венгерский вождь Булчу (Вулосудис) удостоился титула патрикия (см. о нем коммент. 17 к гл. 25). Следовательно, он получил и полагавшиеся носителю этого титула знаки отличия и одеяния. В таких случаях чужеземные архонты были осведомлены и о правах и значении указанного титула, как и о том, что хотя это титул первого класса, но лишь 7-й по разряду и что его носили многие византийские вельможи. Вполне вероятно поэтому, что архонты, сознавая свое положение государей, а не просто знатных лиц, могли предъявить тут же, в Константинополе, притязания на знаки царского достоинства, а не достоинства придворного вельможи империи.

       21. Обычное при византийском дворе того времени обобщенное и обыденное наименование императорской короны - термин, не имеющий технически точного значения. По мнению Р- Дженкинза, фраза "венцы у вас называются камелавкиями" написана Константином - во избежание неясности или недоразумения - скорее для византийцев (для сына), чем для "варваров", поскольку "варвары" именовали просимую ими корону не "камелавкией", а "стеммой", хотя имели при этом в виду именно ту "камелавкию", которую тогда носил император (DAI. II. Р. 64-65; Piltz E. Kamelaukion et mitra Insignes byzantins imperiaux et ecclesiastiques. Uppsala, 1977. P. 99 sq.).

       22. Вновь сознательная фальсификация, так как и одежды, и регалии императора как предметы имели наследственного характера и не передавались от императора-предшественника к его преемнику: они и подновлялись, и целиком заменялись трудом ремесленников императорских мастерских.

       23. Император Константин I Великий (324-337) принял крещение только перед смертью, так что говоря о его воцарении по воле божьей, Константин VII следует позднейшей христианской традиции, а не историческим фактам. Около середины VIII в. в византийской официальной доктрине Константин Великий стал непревзойденным образцом повелителя империи, "идеальным государем", основателем Нового Рима и самой христианской державы (см.: Чичуров И.С. Место "Хронографии" Феофана в ранневизантийской историографической традиции (IV - нач. IX в.) // Древнейшие государства на территории СССР, 1981 г. М., 1983. С. 64-138; Он же. Традиция. С. 95-100; Он же. Теория и практика византийской императорской пропаганды (поучение Василия 1 и эпитафия Льва VI) // ВВ. 1988. Т. 49). Эта идея имела в то время господствующий характер в византийском обществе; какие-либо "заветы" и установления, приписываемые Константину, трактовались как имеющие непререкаемый авторитет. Эта идея прокламировалась и пропагандировалась византийцами и среди "варваров". Поэтому ссылки Константина VII на "заветы" Константина Великого - обычный для византийской литературы метод аргументации (по сути дела фиктивной) как наиболее верное средсто для обоснования отказа правителям "варварских" народов в их домогательствах.

       24. имеется в виду св. София в Константинополе. Лишь незначительная часть императорсих инсигний и одеяний хранилась в этом храме, в основном же - в царском вестиарии (гардеробе) и хитоне (царской сокровищнице), а также тронном зале - Хрисотриклинии Большого императорского дворца. Регалии власти и парадное облачение использовались императором не только по церковным праздникам, но и в праздники светского характера и при торжественных приемах. Патриарх при этом не выбирал для императора того, что было положено для случая. Выбор регалий и одеяний и самый ритуал облачения были зафиксированы в специальных церемониальных правилах этикета, систематизированных почти одновременно с написанием труда "Об управлении империей" в царском обряднике - "О церемониях византийского двора" (Const. Porph. De cerem. I, 35) (DAI. II. P. 65-66).

       25. греч. ??? означает "прислужник" и даже "раб". Константин сознательно использует этот термин, чтобы усилить свою аргументацию: он абсолютно не волен нарушить издревле сведенный священный порядок.

       26. Престол (алтарь) св. Софии, стоявший в храме при Константине VII, был сооружен во времена Юстиниана I, в период между освящением св. Софии и смертью этого императора, в 536-565 гг. т.е. никак не был связан с Константином I. Данных о том, что на этот престол была перенесена какая-либо надпись, дошедшая от времени Константина Великого, нет. Сохранившиеся же свидетельства о надписи на алтаре св. Софии не имеют никакого отношения к трактуемому сюжету (см.: DAI. II. Р. 66).

       27. Сознательное преувеличение роли имперского синода (совета архиереев при константинопольском патриархе) и синклита (совета высшей знати при императоре) все с той же целью - внушить "варварам", что император бессилен нарушить священные установления

       28. имеется ввиду император Лев IV, по прозвищу Хазарин (775-780). Прозвище это он получил не потому, что женился на хазарке, а потому, что являлся сыном хазарки, на которой был женат его отец Константин V (741-775). Но и Константин V женился на дочери хазарского хагана по повелению отца - Льва III Исавра (717-741), еще будучи наследником престола, при заключении договора с Хазарским хаганатом в 732 г. Иначе говоря, Константин VII ошибается, и на этот раз его ошибка - не преднамеренный обман: это попросту недостаточная осведомленность в отечественной истории.

       29. Константин V (муж хазарки) умер в возрасте около 60 лет, по византийским понятиям - отнюдь не преждевременно. Умер он к тому же не в дворцовой постели после длительной болезни, а во время военного похода против болгар. Лев IV умер деиствительно молодым, однако его репутация никак не могла в глазах византийцев Х в. пострадать от воспоминаний о каком-либо его предосудительном браке. Его жена, афинянка Ирина, сторонница иконопочитания, была в качестве регентши юного Константина VI фактической правительницей империи, в 787 г. она востановила (как оказалось, временно) иконопочитание, т.е. официально отреклась от политики, столь сурово осуждаемой Константином VII (История Византии. Т. 2. С. 60-64).

       30. Первые достаточно определенные свидетельства о клятве коронуемого императора восходят лишь к началу IX в., а не ко времени, последовавшему сразу за правлением Константина V или Льва IV. Даже если признать подлинной клятвой обещания Михаила I (811-813), о которых сообщает Феофан, то и в этом случае вего "клятве" не говорилось ни слова о том, о чем пишет Константин VII (см.: DAI. II. Р. 66).

       31. В очередной "фикции", излагаемой Константином, верно лишь то, что в византийской официальной идеологии этого периода (характеризуемого как время безраздельного господства гражданской чиновной бюрократии) одной из высших добродетелей монарха признавалась приверженность к традиционным методам и формам правления, к соблюдению издавна заведенных порядков и, напротив, крайняя осторожность при юридическом оформлении или введении каких-либо "новшеств". Таково и воззрение Константина: о "новшествах" он упоминает и в своем Предисловии.

       32. Венчанию императора патриархом придавалось огромное политическое и идеологическое значение, однако этот акт не являлся непременным условием обретения законных прав на власть: коронация могла быть осуществлена духовным лицом и более Низкого ранга (см.: DAI. II. Р. 66).

       33. "Жидкий", или "греческий огонь" - горючая смесь, основу которой составляла природная чистая нефть. Секрет жидкого огня состоял не столько в соотношении входящих в смесь ингредиентов, сколько в технологии и методах ее использования, а именно: в точном определении степени подогрева герметически закрытого котла и в степени давления на поверхность смеси воздуха, нагнетаемого с помощью мехов. В нужный момент кран, запирающий выход из котла в сифон, открывался, к выходному отверстию подносилась лампадка с открытым огнем, и с силой выбрасываемая горючая жидкость, воспламенившись, извергалась на суда или осадные машины врага (Haldod G. Byrne M. A Possible Solution to the Problem of Greek Fire // BZ. 1977. Bd. 70. S. 91-99). Применение "греческого огня" в конце VII-XI в. неоднократно приносило Византийцам победу, особенно в морских сражениях. Горючая смесь не только испепеляла суда врагов, она горела также на воде, не позволяя спастись вплавь (залить ее можно было лишь уксусом - Liutpr. Antap. P. 84). Указанные выше условия применения этого грозного оружия предполагали у "мастеров" дела (см. коммент. 39 к гл. 51) высокую опытность и осторожность, так как находившаяся под давлением смесь была взрывоопасной. Гибель в бою "мастера" у сифона делала бесполезным и все устройство для метания огня, так как обращение с "жидким огнем" требовало длительных навыков. В IX-XI вв. его захватывали в сражениях болгары и арабы, но у них оно не нашло эффективного применения, как это было на имперском флоте. В 941 г. при нападении князя Игоря на Константинополь его флот был уничтожен "греческим огнем", что оставило глубокий след в памяти восточных славян (см.: ПСРЛ. Л., 1926. Т. 1, вып. 1. С. 44-45). Вполне резонно предположение авторов лондонского комментария, что именно Русь во время переговоров о мире в 944 г. могла просить у Романа I, а затем, в 945-952 гг., у Константина VII предоставить ей данное оружие (DAI. П. Р. 66). Ведь при заключении договора речь шла не только о мире, но и о военном союзе: русские должны были оберегать интересы империи в Крыму, и это давало им моральное право на обладание "греческим огнем". Да и сам Константин пишет о том, что "огонь" "многократно просили у нас", т.е. во время уже его единоличного царствования. В последние годы Ф. Коррес, занимаясь проблемой "греческого огня" специально, пришел к выводу, что, во-первых, вопрос еще не нашел удовлетворительного решения и что во-вторых, действие этого оружия преувеличено коестоноснами в их рассказах о нем на западе (Koppeс Ф: ??? 1983 Т. 3. с. 123-124 ??? ??? 1985). Заметим в связи с этим. что преувеличения в таком случае были сделаны прежде всего в самой византийской хронографии, начиная с Феофана, а не крестоносцами XI-XII вв.

       34. Вновт случай явного дипломатического лицемерия, причем ради убедительности отказа передать "жидкий огонь" варварам император не щадит даже памяти родного отца, Льва VI который специальной новеллой (N 63) повелел ни при каких условиях не передавать это оружие иноземцам под страхом тягчайшей кары (Noaiies P., Dam A. Les novelies de Leon VI Ie Sage. P., 1944. P. 231-233). Константин VII вновь ссылается на "завет" Константина Великого, а не на указ отца. Этот пример "дипломатической лжи" особенно ярок потому, что в этом же трактате, в гл. 48.28-32, сам Константин VII сообщает об изобретении "жидкого огня" неким Каллиником из Илиуполя в правление Константина IV (668-685) и об успешном его применении в 674-678 гг. против арабского флота в Мраморном море.

       35. Может быть, лишь здесь, при ссылке императора на своих "дедов" и "отцов", можно усмотреть намек на упомянутую новеллу Льва VI. Впрочем, лично Константин вряд ли слушал на этот счет поучение отца (ему было шесть лет, когда тот умер; дед же Василий скончался за 20 лет до рождения Константина). Под городом, где должен изготовляться "греческий огонь", имеется в виду, конечно, Константинополь, а под "изготовлением" - скорее всего, отбор нефти нужного качества (высокая степень возгонки) и техника обращения с кратко описанным выше устройством для метания "огня".

       36. Сомнительный для византийской доктрины высшей власти в Х в. тезис о равенстве императора перед канонами и законом с прочими подданными. В период, когда жил и правил Константин VII, уже господствовала идея, согласно которой василевс сам был "законом" и в его волеизъявлении его ограничивали лишь "страх божий" (т.е. правила христианской этики) и нормы нравственности (см.: Литаврин Г.Г. Византийское общество. С. 178-180; Советы и рассказы. С. 55-80). Видимо, эта идея высказана Константином VII все с той же целью усилить аргументированность своего отказа иноземцам передать им "греческий огонь" - мысль, возможно, удачная при подобной дипломатической акции, но опасная в ситуации внутриполитической нестабильности.

       37. Принимаем конъектуру Д. Моравчика (добавление союза ???).

       38. Константин имеет в виду происки дьявола.

       39. Стратиг - в широком смысле слова военачальник, в узком наместник, правитель административного округа (фемы - см. коммент. 1 к гл. 27), соединявший в своих руках гражданскую и военную власть (см.: Советы и рассказы, С. 141-343), а также комендант отдельного города или крепости (Glycatzi-Ahrweiler H. Recherches. P. 36-52).

       40. Этот эпизод не известен по другим источникам. Все сказанное выше о дипломатических приемах, рекомендуемых императором в гл. 13, позволяет предполагать, что и данное описание является вымыслом (DAI. II. Р. 67).

       41. Следующий ниже пассаж пользовался особенно пристальным вниманием исследователей. При этом отмечалось, что, согласно официальной византийской доктрине, вступать в родство через брак представителей молодого поколения императорской династии с членами правящих домов любых иных (даже христианских) держав (в том числе и с Каролингами) означало нарушить один из важных принципов имперского правопорядка. Однако на практике такого рода нарушения были довольно многочисленными, и Константин отмечает далеко не все из них (DAI. П. Р. 67).

       42. Ясное пояснение, какие народы из "северных" имеет в виду Константин VII: это "неверные и нечестивые" народы, т.е. не христианские (см. преамбулу к коммент. к гл. 13).

       43. Принаимаем конъектуру Ст. Кириакидиса: ??? ("в") вместо ??? ("или").

       44. И в данном случае ссылка на Константина Великого фиктивна: Трулльский собор, запретивший браки членов императорской семьи с иноземными правителями, состоялся в 691-692 гг. - через три с половиной века после смерти Константина I.

       45. Р. Дженкинз справедливо отмечает, что Константин VII сознательно играет здесь на двойственности значения слова ???; - вообще народ, но чакже народ языческийне-христианский (DAI, II. Р. 68). Позиция императора здесь явно не четка и не корректна: фактически он (за одним исключением, о котором - см. след. коммент.) выступает против заключения браков с иноземцами вообще, вступая в противоречие с решением Трулльского собора, где есть оговорка, что если "иноземец" является пhfdjdthysv христианином, то брак не возбраняется (DAI. II. Р. 68).

       46. Исключение для франков в устах Константина VII вполне понятно: его сестра по отцу Анна была замужем за Людовиком Слепым, а его сын Роман II с 944 по 949 г был женат на Берте-Евдокии, побочной дочери Гуго Арльского (вплоть до ее смерти) (см. преамбулу к коммент. к гл. 26). Пытаясь обосновать свою позицию, император ссылается на то, что Константин Великий "вел род из тех краев", что браки между франками и ромеями были частыми и что род франков благороден и покрыт славой. Однако Константин Великий родился в Нише, т.е. вел род не "из тех краев". Точнее представлено дело в написанной в 949 г. монодии на смерть невестки Константина VII Берты, где указаны подлинные причины франко-византийских династических связей: желание обрести политических и военных союзников в лице западных государей, у Константина VII было три дочери, поэтому вполне вероятно, что он в 945-952 гг. получал неоднократные предложения о вступлении через них в родство с правящими домами "северных варваров", в частности с венгерскими архонтами и с древними росами (Святослав был, кстати говоря, примерно одного возраста с дочерью Константина VII Феодорой).

       47. По-видимому, этот мнимый "грех" Льва IV, по мысли Константина VII, был гораздо менее тяжек, чем его вольное обращение с императорскими регалиями: из-за женитьбы на хазарке он оказался "вне страха божия", а за самовольное использование царского венца был немедленно наказан смертью. Как было сказано (см. коммент. 28 к гл. 13), Константин VII ошибается, приписывая брак с хазаркой Льву IV. Знаменательно, однако, что и выше, и здесь автор умалчивает о предварительном (перед выходом замуж) крещении хазарки - жены Константина V. Тот факт, что сам хазарский народ и его хаган не только после этого союза не стали христианами, но и приняла в конце VIII в. иудаизм, мог дать повод к резкому осуждению упомянутой женитьбы, по крайней мере в последующей историографической традиции, которой следует и Константин VII.

       48. Константин VII называет здесь наиболее вескую причину враждебности к Льву IV: его приверженность иконоборчеству. После окончательного восстановления иконопочтания в 843 г. память иконоборческих императоров ежегодно предавалась церковной анафеме (DAI. II. Р. 68).

       49. Снова то же умолчание о крещении хазарки, принявшей имя Ирины, до брака ее с Константином V. Сознательное ли это умолчание, или Константин VII ре знал об акте крещения - дилемма, которую мы склонны решать скорее в пользу первого предположения.

       50. Далее следует явно враждебный выпад Константина VII против своего тестя Романа I Лакапина (920-944). Сначала регент при малолетнем Константине VII, Роман добился его брака со своей дочерью Еленой в 919 г., через год был коронован как соправитель Константина VII, а в период между 20 мая 921 и 24 декабря 924 г. короновал также своих собственных сыновей Христофора, Стефана и Константина. При этом Христофор получил более высокий ранг, чем законный наследник престола Константин VII, как убедительно показал Г. Острогорский (Ostrogorsky G. Geschichte. S. 225, Amn. 1). Константин VII был таким образом оттеснен на третье место и не имел peльной власти вплоть до низложения Лакапинидов. См. Введение.

       51. После длительных болгарс-византийских войн при Симеоне и после смерти болгарского царя в 927 г. между преемником Симеона Петром (927-970) и Романом I был заключен мирный договор, скрепленный 8 октября того же года браком Петра и дочери Христофора Марии, которая (если Христофор был коронован весной 921 г.) вряд ли была "порфирородной". Как здесь, так и в других главах труда, тон Константина при упоминании о болгарах и Болгарии по преимуществу враждебен (см. Литаврин Г. Г. Константин Багрянородный; см. также Введение).

       52. Имеет ли Константин в виду начало жизненного пути Романа или его царствования, не ясно. По некоторым данным, Роман Лакапин происходил из армянского рода Константин VII намекает, видимо, на тот факт, что Роман вырос не в халкидонитской (православной) семье и лишь позднее, перед поступлением на царскую службу, должен был перейти в православие. В Византии Х-XI вв. большинство армянского населения и у границ империи, и в ее восточных провинциях исповедовали монофизитство. Выше в этой же главе (DAI. 13,115-116) Константин VII приписывает приверженноть особыл чуждым "ромейскому устроению" обычаям как раз иноверцам, нехристианам. Иначе говоря, в подтексте, видимо, прячется мысль, что Роман был вначале монофизитом, т.е. еретиком. Такое толкование представляется нам более оправданным, так как если допустить, что Константин имеет в виду нарушение Романом "ромейских обычаев" лишь в начале его правления, то тогда все иные выпады Константина против тестя теряли бы смысл. Лиудпранд сообщает, что происхождение Романа I было неясным (Liudpr. Antap.P. 84), тогда как род Константина возводился к Константину Великому (Ibid. P. 88). Очевидно, во время посещения Лиутпрандом Константинополя (949 г.) эта легенда была уже широко распространена.

       53. Этот пассаж может, по нашему мнению, содержать намек царственного автора на законность принципа наследственности императорской власти, который долго не мог упрочиться в Византии. Именно Македонская династия, к которой принадлежал сам Константин VII, была первой династией, представители которой держали престол в своих руках почти 200 лет (с 867 по 1056 г.). Константин VII проводит здесь мысль, что подлинно царские добродетели могут быть свойственны лишь государю, рожденному и воспитанному в пурпуре, т.е. обретшему права на престол в силу легитимности наследственного принципа власти. Психологически этот акцент под пером Констан-тина VII, учитывая его личную судьбу, вполне понятен.

       54. Действительно, заключение мира и брачного союза сопровождалось освобождением значительного числа византийцев, взятых в плен в ходе войн Симеона с империей (см. Златарски В. История. Т. I, ч., 1. С. 504 и след.).

       55. Ко времени женитьбы Петра на Марии-Ирине Болгария, принявшая христианство из Византии в 865 г., была уже более 60 лет христианской державой.

       56. Перевод данного места вызвал дискуссию: двух ли лиц или одно (и кого именно) имеет в виду автор, говоря: ???. Г. Острогорский и Э. Штейн видели здесь двух лиц: Романа I (автократор, т.е. самодержец) и Константинa VII (законный василевс), поскольку, по их мнению, автократором Константин был лишь в годы 913- 920 и 944-959, а Христофор не может быть причислен ник автократорам, ни к законным василевсам. Р. Дженкинз считает это понимание мало соответствующим греческому тексту и предлагает относить оба термина к одному Констанну VII, т.е., по его мысли, царственный автор пишет здесь только о себе, рассматривая Романа 1 лишь как узурпатора (DAI. II. Р. 68). Мы считаем такое толкование не совсем точным. Константин действительно мог понимать под "самодержцем и законным василевсом" именно себя, из чего, однако, совсем не вытекает с непреложностью, будто он здесь дал понять, что Роман I в его глазах лишь узурпатор. Во-первых, и здесь I! 147,149), и неоднократно ниже (32.100, 107; 43.89, 118, 131 etc.) Роман I назван "василевсом". Во-вторых, не мог же Константин VII, считая Романа I узурпатором, именовать его сына Христофора "третьим", разумеется, василевсом (13.162-163). Константин действительно мог не иметь в виду Романа I вообще, так как ему было важно подчеркнуть, что выданная за Петра внучка Романа - не "порфирородная" принцесса, а дочь фактически не имевшего власти Христофора. Некорректность автора проявилась здесь, по вашему мнению, в том, что он, видимо, считает себя подлинным автократором и для периода между 920 и 944 г., хотя автократором мог быть в любой момент лишь один из василевсов и им был в это время, несомненно. Роман I. Кроме того, ничто как будто не подкрепляет его утверждения, что Христофор (до его смерти в 931 г.) занимал именно "третье" место после Романа I и Константина VII. Скорее всего, именно сам Константин VII был оттеснен на третье место (см. коммент. 50 к гл. 13 и Введение). Лиутпранд определенно утверждает, что Роман I ставил Христофора выше Константина VII (Liudpr. Antap. P. 91).

       57. Р. Дженкинз справедливо отмечает, что избранный Константином VII повод для дискредитации памяти Романа I (брак Марии и Петра) весьма неудачен. Царственный автор не нашел, в сущности, убедительных аргументов для изображения этого брака как явного случая нарушения правопорядка и канонов и как некоего "новшества" Романа I.

       Браки членов семьи самого Константина VII с "латинянами" и особенно брак его сына романа II (правда, несколько лет спустя после написания гл. 13) с Феофано, дочерью харчевника представляли собой, пожалуй, гораздо большее отступление от византийского ригоризма в этом вопросе, чем устроенный Романом I брак его внучки с "василевсом болгар" (DAI. II. р, 68).

       58. Принимаем конъектуру Р. Дженкинза: ??? вместо ??? рукописи.

       59. На первый взгляд, сравнение, недостойное учености автора, однако Константтин лишь комментирует здесь один из соответствующих канонов Трулльского собора (что волк не сочетается с овцою) (DAI. II. Р. 69).

       60. Утверждение императора явно не в ладу с действительностью. В полиэтничной и космополитичной империи браки между ее иноплеменными, но православными подданными были явлением заурядным. Сам Константин VII был женат на армянке или, во всяком случае, на полуармянке Елене, дочери Романа I; следовательно, и в жилах его детей текла армянская кровь. Следует, видимо, допустить, что единство "рода", племени и языка, в понимании императора, - это единство подданства, веры и именно греческого языка (языка церкви и государства).

       61. Соблюдение справедливости и правопорядка Константин VII связывает также, очевидно, с сохранением и упрочением принципа наследственности высшей власти, исключающего захват трона узурпаторами, которые поступают дурно по своему невежеству и самомнению (подобно Роману I).

       62. Данное место (13.197-200) почти буквально совпадает со строками Предисловия (Prooimion. 19-21). Можно предположить, что до того, как появились эти строки Предисловия, изложенную в них программу иллюстрировали главы I_13 первого, "дипломатического", раздела. Строки же 19-21 Предисловия, повторенные в конце "дипломатического заключения" к первому разделу (13.197-200), являются указанием на содержание следующего, второго раздела трактата, иначе говоря, абзац со строки 195 (13.195-200) представляет собой, в сущности, неозаглавленное введение к этому второму разделу ("О народах").

       

       К ГЛАВЕ 14 (Наверх)

       

       1. Мухаммед, или Мухаммад (ок. 570/580-632), основатель ислама. Происходил из племени курейш, обосновавшегося в окрестностях Мекки, из знатного, но обедневшего рода. Курейшиты относились к североарабским племенам (низаритам или маадитам). По библейскому преданию, вошедшему и в Коран, североарабские племена происходили от незаконного сына Авраама Ишмаила (Исмаила). О Мухаммеде см.: Blachere R. Le probleme de Mahomet. P., 1952; The Encyclopaedia of Islam, sv. Muhammad.

       2. Арабы. О византийских этимологиях слова ??? см.: Christides V. The Name 'Arabes' and their False Byzantine Etymologies // BZ. 1972. Bd. 65. S. 329-3.V

       3. Согласно византийским, а позднее и арабо-мусульманским представлениям, слотжив-шимся под влиянием первых, исторической родиной арабов была "земля Мадиамская" (ср.: Ис. 2, 16 и след., комментарий - Knauf В. MaSi&ti // Zeitschrift der dentschen Morgenlandischen Gesellschaft. 1985. Bd. 135. S. 17). Ср. сиро-христианскую точку зрения Ибн ал-Ибри. Мухтасар фи-т-та' рих ад-дувал. Бейрут, 1890. 28.8.

       4. Здесь, очевидно, имеются в виду южноарабские племена, возводившие свою легендарную родословную к Кахтану, потомку Авраама. Их именовали йеменитами.

       5. Хадиджа - первая жена Мухаммеда, вдова (или разведенная жена) одного из мекканских купцов. Женитьба на ней не только обеспечила Мухаммеду, человеку небогатому, материальные средства, но и привлекла к пророку некоторых представителей мекканской знати.

       6. Предводитель племени, глава народа, неподвластного Византии.

       7 Абу Бакр, именитый мекканский купец, одним из первых принявший сторону Мухамемеда и его учение. Дочь Абу Бакра Айша стала после смерти Хадиджи одной из жен пророка. После смерти Мухаммеда Абу Бакр стал первым халифом мусульман.

       8. Эфрив (Ясриб) - другое название Медины (букв.: "город" или - более старое значение - "страна"), города, куда Мухаммед вынужден был бежать от своих врагов 26 июля 622 г. Эта дата позже стала начальной датой мусульманского летоисчисления (хиджра, букв.: "переселение").

       9. Традиционное для византийских авторов изложение основ ислама (Eichner W/ Die Nachrichten iiber den Islam bei den Byzantinern. Gliickstadt, 1936. S. 144-157; ср. также Khouri A. Les theologiens byzantins et 1'Islam. VIIIe-XIIIe S. Louvain, l969. Vol/ I-II). "Арабская формула "аллах акбар" - "бог велик". Византийцы вольно истолковали ее как "бог и Афродита", стремясь обвинить Мухаммеда в приверженности язычеству.

       

       К ГЛАВЕ 15 (Наверх)

       

       1. Фатима дочь Мухаммеда (от Хадиджы), была замужем за двоюродным братом пророка Али четвертого халифа (656-661). Фатимиды (909-1171) - династия, правившая сначала на территории современных Алжира и Туниса, затем в Египте. Считали себя потомками Фатимы и Али через их сына Хасана.

       2. Мухаммед в своих походах фактически не выходил за пределы Аравийского полуост-рова, но к моменту смерти сумел объединить основные бедуинские племена Хиджаза (западная часть Аравийского полуострова) и тем подготовить почву для дальнейшей ус-пешной внешней экспансии арабов.

       

       К ГЛАВЕ 16 (Наверх)

       

       1. См. коммент. 1 к гл. 14. Константин считает Мухаммеда первым халифом мусульман (ср.: DAI. 17.2-3), хотя в действительности им был Абу Бакр.

       

       К ГЛАВЕ 17 (Наверх)

       

       1. У Продолжателя Феофана (референта Константина), по-видимому, находился в распоряжении несколько иной текст "Хронографии" (Theoph. Chron. P. 332.22; ??? = 6122 г.). Констастантин дает ??? = 6139 г. Ср. также: DAI. 19.1-11-Theoph. Chron. P. 339.15 - 26. (разночтения).

       2. Абу Бакр. Ср. коммент. 7 к гл. 14 и коммент. 1 к гл. 16.

       3. Описание мусульманского рая показывает, что Феофан был знаком с основами ислама, возможно, в устной передаче, хотя как христианин он постарался представить мусульман развратниками и безнравственными людьми.

       

       К ГЛАВЕ 18 (Наверх)

       

       1. Омар ибн Хаттаб - второй халиф (634-644), один из первых сподвижников пророка, происходил из знатного мекканского рода. При нем арабы нанесли решительные поражения Византии и Сасанидам в Иране. Омар назван у Константина "третьим" халифом, поскольку первым он считает самого Мухаммеда.

       

       К ГЛАВЕ 19 (Наверх)

       

       1. DAI. 19.4: ??? (Theoph. Chron. P. 339.15-26: ???). См.: Большаков О.Г. Средневековый город Ближнего Востока. VII в. - середина XIII в. М., 1984. С.30.

       2. Дан. 9, 27; Матф., 24, 15; Map., 13, 14.

       3. Речь идет о постройке на месте, где по преданию был храм Соломона, мусульман-ской мечети, считающейся и по сей день одним из важнейших святилищ мусульман-ского мира. См.: Peters F.H. Who Built the Dome of the Roch? // Graeco-Arabica, 1983. Т. 2. Р. 119-138.

       

       К ГЛАВЕ 20 (Наверх)

       

       1. Осман - третий (у Константина "четвертый") халиф (644-656), происходил из рода Омейадов, первенствовавшего в Мекке до победы Мухаммеда. При Османе продолжались успешные завоевания арабов.

       2. Африка - византийская провинция, охватывавшая приблизительно пределы современного Туниса.

       3. Муавия - Родственник Османа, будущий халиф; выдвинулся в правление Османа, став наместником Сирии. Он первый начал организовывать морские походы арабов, используя для этой цели жителей средиземноморского побережья, прирожденных мореходов.

       4. Иония - область эллинской колонии на побережье Эгейского моря (в совр. Турции). 5. Муавия стал халифом (661-680) не после смерти Османа, а после гибели четвертого халифа Али (656-661) и подавления многочисленных восстаний, последовавших за его кончиной.

       

       К ГЛАВЕ 21 (Наверх)

       

       1. Вероятно, от арамейского "марад" ("восставать, поднять мятеж", отсюда "моуруда" -"мятежник"). Полагают, что мардаиты Феофана тождественны "джараджима" арабских источников (см.: The Encyclopaedia of Islam, sv. Djaradjma). Ср.: Teр-геводян A.H. Армения и Арабский халифат. С. 71-72: мардаиты - христианский народ неизвестного происхождения; ср. также: История Византии. Т. 2. С. 42.

       2. Имеется в виду Иерусалим.

       3. Данное место трактата Константина Багрянородного подтверждает тезис Э. Брукса о том, что Погонатом звали не Константина IV (668-685 ), а его отца Константа II (641-668) (DAI. II. Р. 75).

       4. Речь идет о времени после смерти халифа Османа, когда официальным халифом был Али, но в разных местах державы появились претенденты на главенство в мире ислама, и среди них наиболее сильным был Муавия из рода Омейадов. Опорой Али была Аравия. Муавию поддерживали в основном арабы Сирии, к нему тайно склонялся завоеватель Египта полководец Амр.

       5. Изложение неточно. В сражении между войсками Али и Муавии в долине Сиффин верх одержал Али, но его нерешительность оттолкнула от него сторонников крайних действий против Омейадов. Вскоре Али был убит и власть перешла к Муавии. Род Омейадов правил до 750 г.

       6. Речь идет об антиомейадском выступлении, начавшемся в Хорасане в 745 г, В нем приняли участие все враги династии, в том числе сторонники Аббасидов, потомков Аббаса, дяди пророка. Феофан именует восставших "маврофоры", так как они выступали под черным знаменем и носили одежду черного цвета - цвет Аббасидов.

       7. Мерван II - последний омейадский халиф (744-750).

       8. Арабы переправились в Испанию в 711 г. под командованием арабского правителя Северо-Западной Африки Мусы ибн Нусайра в правление императора Юстиниана II Ринотмета (685-695, 705-711).

       9. Рим был захвачен войском короля вестготов Алариха в 410 г.

       10. Абдаллах, сын Зубейра, родич Мухаммеда, возглавивший антиомейадское восстание в Хиджазе. Восстание было подавлено полководцем Муавии Хаджаджем.

       11. Абд ал-Малик - халиф (685-705). Автор называет его библейским именем Авимелех (Быт., 20; 1-18).

       12.Здесь речь идет о Константине IV (ср. коммент. 3 к гл. 21 и коммент. 9 к гл.48).

       13. Юстиниан II Ринотмет (см. коммент. 8 к гл. 21).

       14. Автор имеет в виду Муавию (см. коммент. 3, 5 к гл. 21).

       15. Командующий флотом.

       16. Экспедицией на Родос в 654 г. руководил Абу-л-А'вар.

       17. Рассказ о войне Али с Муавией в целом отражает историческую канву событий, хотя в нем есть и апокрифические элементы. Ср.: Сериков Н.И. Некоторые труднопонимаемые фрагменты византийских памятников: (варианты прочтения и толкования) // Бартольдовские чтения, 1987 г. М., 1987. С. 81-85.

       18. У Али и Хадиджи было два сына Хасан и Хусейн, внуки пророка. Хасан мирно закончил свои дни в Аравии; у него было множество потомков, именуемых в мире ислама шерифами. Хусейн же, спровоцированный сторонниками Муавии, решился на войну. С небольшим отрядом приверженцев он был в районе Кербелы (в совр. Ираке) окружен войсками Муавии и убит в сражении. Приверженцы секты шиитов в исламе окружили имя Хусейна ореолом святости, с ним связан знаменитый обычай шахсейвахсей.

       19. Муавия был сыном Абу Суфьяна, главы рода Омейадов.

       20. Маслама ибн Абд ал-Малик, сын халифа Абд ал-Малика, известный арабский полководец, в 717-718 гг. осаждал Константинополь, ходил походом в Закавказье и в горный Кавказ.

       21. Сулейман, брат Масламы, халиф (715-717).

       

       К ГЛАВЕ 22 (Наверх)

       

       1. Юстиниан II был в 695 г. свергнут, лишен носа и сослан в Херсонес, откуда с помощью болгар возвратратился на престол в 705 г. Переворот 695 г. возглавил известный в Византии полководеи Патрикий Леонтий, ставший императором (695-698). В 698 г. он также был свергнут командующим флотом Апсимаром, который правил под именем Тиверия III (698-705), пока, в свою очередь, не был низложен Юстинианом II.

       2. Абд ал-Малик (см. коммент. 11 к гл. 21).

       3. Номиса - византийская золотая монета (1/72 либры - фунта).

       4. См. коммент. 1 к гл. 46.

       5. Чиновник, причастный к дипломатическим делам и полицейской службе.

       6. Византия и халифат, будучи соперниками в борьбе за гегемонию в Передней Азии, иногда заключали между собой соглашения против общих врагов. В данном случае речь идет о совместных действиях против повстанцев на территории Ливана. Практика эта восходит к более ранним временам, когда, например, империя выделяла средства для укрепления Дербентского прохода, находившегося под контролем Сасанидов.

       7. Четвертая Армения - часть Великой, или Большой Армении, перешедшая к Риму по договору с Ираном в 385 г., образовав одну из византийских провинций, созданных при Юстиниане I из присоединенных к империи армянских земель (центр - город Мартирополь). См.: АдонцН.Г. Армения. С. 165-173.

       8. В 708 г. Юстиниан попытался отнять у болгарского хана область Загоры, которую за три года до этого сам уступил ему в благодарность за помощь.

       9. См. коммент. 1 к гл. 22.

       10. Валид I - халиф (705-715).

       11. См. коммент. 8 к гл. 21.

       12 Арабы в 827 г. высадились на Сицилии и примерно в те же годы - на Крит. Захват Крита был неоднократным, но поэтапным (Christides У. The Conquest of Crete by the Arabs (ca, 824): A Turning Point in the Struggle between Byzantium and Islam. Athenes, 1081).

       13. Михаил II Травл - император (820- 829).

       14. Речь идет о восстании византийского военачальника Фомы Славянина в 820-823 гг. См. о нем; Ibid. P. 86-95.

       15. О Сулеймане см. коммент. 21 к гл. 21.

       16. Имеется в виду большой поход на Константинополь в 717-718 гг. (см. коммент. 20 к гл. 21).

       17. Омар II - халиф (717- 720).

       18. Йазид II - халиф (720-724).

       19. Хишам - халиф (724-743).

       20. Мерван II - халиф (744-750). Феофан пропускает трех омейадских Халифов (Валида II, Йазид III и Ибрагима), правивших в течение двух лет.

       21. Мерван II был последним халифом из рода Омейадов. С 749 г. начинается династия Аббасидов в лице халифов ас-Саффаха (749-754) и ал-Мансура (754-775), который здесь назван Авделой.

       22. Махди - третий халиф из рода Аббасидов (775-785).

       23. Харун ар-Рашид - халиф (786-809); перед ним чуть более года халифом был ал-Хади. Харун выступает здесь под библейским именем Аарон.

       24. Лакуна в рукописи.

       25. Ирина, жена Льва IV, регентша при своем малолетнем сыне Константине VI (780-797), в 797 г. свергла и ослепила его, став единовластной правительницей Византии; в свою очередь была низложена в 802 г.

       26. Историческая область (территория совр. Северо-Восточного Ирана, Северо-Западного Афганистана и юга Туркменской ССР).

       27. Харун ар-Рашид умер в 809 г. во время поездки в Хорасан. После его смерти началась распря между его сыновьями Амином и Мамуном. Последнего поддержали феодалы Восточного Ирана, и в 813 г. он взял Багдад и восстановил единодержавие в государстве. 28. В первой половине IX в. халифат стал распадаться на отдельные независимые и полу-независимые государства. Одними из первых обособились династии Северной Африки (Идрисиды, Аглабиды и т.д.).

       29. Киновиями назывались общежительные монастыри (наряду с которыми существовали и отшельнические - келлиотские), получившие в Византии в конце концов наибольшее распространение. Правила общежительного монастыря предписывали равенство всех его обитателей в быту, еде, имущественном состоянии и т.д. Киновия рассматривалась как идеальное единство братии (Hussey J. Byzantine Monasticism // History. 1939. Т. XXIV. Vol. 93. P. 58; Janin R. Le monachisme byzantin au Moyen age // Revue des Etudes byzantines. 1964. Т. 22. P. 31; Каждая А.П. Византийский монастырь XI-XII вв. как социальная группа // ВВ. 1971. Т. 31. С. 53-55;BeckH.-G. Kirche und theologische Literatur im byzantinischen Reich. 2. АиП. Miinchen, 1977. S. 127; Kazhdan a. hermetic cenobitic and secular Ideals in Byzantine Hagiography of the Ninth (and Tenth) Centuries // Greek Orthodox Theologic Revue. 1985. Т. 30. P. 473-487).

       30. По свидетельству Жития Феофана, написанного Константинопольским патриархом Мефодием (843-847), Феофан, через некоторое время после принятия пострига, отправился на о. Калоним, где на своей земле на собственные средства основал монастырь призвав туда иноков монастыря Феодора Монохерария (Methodii patriarchae Constantinopolitani Vita S. Theophanis Confessoris / Ed. V.V. Laty§ev // Зап. Российск. Академии наук. Сер. VIII. Пг., 1918. Т. 13. N 4. С. 16. 3-9). Остатки строений монастыря "ВелиКого поля", игуменом которого стал сам Феофан, сохранились на о. Калоним к северу от Сигрианы, на побережье Мраморного моря - между Кизиком и устьем р. Риндака (Mango С., Sevfenko ). Some Churches and Monasteries on the Southern Shore of the Sea of Marmara // DOP. 1973. Vol. 27. P. 259-267; Janin R. La geographic ecclesiastique de 1'empire byzantin. P., 1975. Т. II. P. 195-199).

       

       К ГЛАВЕ 23 (Наверх)

       

       Главы 23 и 24 представляют собой выписки из словаря Стефана Византийского (VI в.) эксцерпированы, соответственно, статьи "Ивирия" и "Испания". Это лишь необработанные подготовительные материалы для отсутствующего раздела о Кордовском халифате (DAI. II. Р. 80-81). В 909г. в Северной Африке возникло новое государство, угрожавшее как Византии, так и испанским арабам, - Фатимидский халифат. В результате укреплялись связи Константинополя с Кордовой: в 945/6 и в 947гг. в Испанию отправлялись византийские посольства, а в 948 и в 949гг. Константин принимал послов халифа (Const. Porph. De cerem. 571, 580; Liutpr. Antap. VI. 5). Видимо, в 956 г. флоты обеих государств совместно разгромили флот Фатимидов у Сицилии. Однако двусторонние отношения омрачались планами империи отвоевать Крит, захваченный в 20-х годах IX в. испанскими арабами; во всяком случае, готовя в 949г. экспедицию против острова Константин послал сторожевые корабли для наблюдения за испанским берегегом (ToynbeeA. Constantine Porphyrogenitus. P. 491). Таким образом, Кордовский халфат занимал важное место во внешнеполитических планах империи, чем и диктовалась необходимость соответствующего раздела в сочинении Константина.

       1. Греч. название Испании.

       2. Совр. Гибралтарский пролив.

       3. Совр. р. Эбро.

       4. Аполлодору (Афинскому), знаменитому грамматику II в. до н.э., Страбон и Стефан ошибочно приписывают труд "О земле", или "Путешествие по всей земле", известный лишь в цитатах Стефана.

       5. В рукописи - "Геродот", однако конъектура "Геродор" принята всеми издателями Геродор Гераклейский (V в. до н.э.) написал "Историю о Геракле" - единственное его сочинение (сохранилось во фрагментах). В кн. Х описывалось, видимо, путешествие Геракла на крайний запад, за коровами Гериона. Попутно Геродор дает историкогеографические сведения, восходящие к источнику, которым, возможно, пользовался и Гекатей Милетский.

       6. Иберийское племя на крайнем юго-западе Пиренейского полуострова. Упомянутого Геродотом (II, 33; IV, 49), Полибием (X, 7,5) и др.

       7. Лигурийское племя, обитавшее в среднем течении р. Гвадианы.

       8. Жители древнего государства Тартесс в Андалузии, получившего название от одноименного города в устье Гвадалквивира. Здесь - племя турдетанов, обитавшее позднее на той же территории.

       9. Иначе элвестии (олвисии) - племя, жившее у Гибралтарского пролива.

       10. Иначе массиены - иберийское племя.

       11. Племя на южном и восточном побережье Испании. Помимо отрывка Геродора, этноним встречается на иберийских монетах.

       12. Место испорчено. Издатели предложили шесть различных конъектур, но убеждены в том, что имеется в виду какой-то топоним, а не этноним.

       13. Артемидор Эфесский жил во II-I вв. до н.э. Автор "Перипла внутреннего моря" и "Географии" в 11 книгах, содержащих данные физико-географического и историко-политического характера. По утверждению Страбона (III, 137), Артемидор сам бывал в Испании.

       14. Лакунa в рукописи.

       15. Совр. Гвадалквивир.

       16. Первая финикийская колония в Испании (совр. Кадис).

       17. Иначе Лузитания - приблизительно территория совр. Португалии. Завоевание Пиренеев римлянами началось в 218 г. до н.э. и шло с севера на юг. В республиканскую эпоху большаяая (северная) провинция называлась Испания Ближняя, а меньшая (южная) - Испания Дальняя.

       18. Парфений Никейский - греческий поэт I в. до н.э. - I в. н.э. В цитате передано, по всей видимости, пророчество какого-то бога (Mythographi Graeci / Ed. E. Martini. Lipsiae, 1902. Vol. II. Fasc. 1. supp. P. 17), но о содержании элегии ничего неизвестно.

       19. Иверией (Иберией) античные авторы именовали также территорию Восточной Грузии Карттли). См. коммент. 1 к гл. 46.

       20. О племени пиеров ничего неизвестно. Визиры - кавказское племя, упоминаемое Плинием (VI, 11), Страбоном (XII, 549), Аммианом Марцеллином (XXII, 8, 21) и др.

       21.Дионисий Периэгет - автор II в. н.э. Приведена цитата из его стихотворного "Описания мира" (Geographi Graeci Minores / Ed. С. Miiller. P., 1861. Vol. II. P. 117. V. 282).

       22. Комедия Аристофана "Трифалит" была написана около 411 г. до н.э. В приводимых отрывках речь идет об афинском стратеге Аристархе.

       23. Согласно Страбону, свою письменность имело племя турдетанов.

       24. Менандр (342/341-292/291) - главный представитель "новой" аттической комедии. От его комедии "Аспис" ("Щит") осталось лишь шесть отрывков (Mesander. Reliquiae / Ed. A. Koerte. Lipsiae, 1959. Vol. II. P. 36-38).

       25. Снова цитата из Дионисия Периэгета (см. коммент. 21 к гл. 23). Текст испорчен. В оригинале (Р. 108.69) он звучит так: "Для тех, кто начинает (плыть по Средиземному морю), самым первым является Ивирское море".

       26. С некоторыми неточностями воспроизведен отрывок из "Перипла внешнего моря" Маркиана (II, 7). Ниже Маркиан поясняет, что Бетика лежит к востоку и к западу от Геракловых столпов; Лузитания - вся у Западного океана, а Тарраконисия выходит как к Средиземному морю, так и к Северному океану, т.е. Бискайскому заливу (Marciani Periplus mans exten // Geographi Graeci Minores. P., 1855. Vol. I. P. 544). Реорганизация испанских провинций была произведена в 27 г. до н.э.

       27. Аполлоний Дискол - александрийский грамматик. Здесь и ниже - цитаты из сочинений его сына Элия Геродиана, жившего в Риме в I в. до н.э., а тот ссылается на сочинение собственного отца "Паронимы", т.е. "Слова, образованные от имен".

       28. Место испорчено либо переосмыслено. У Геродиана сказано: "Те слова в родительном падеже, в которых более двух слогов, имеют, подобно именительным, острое ударение на третьем слоге от конца" (Aelii Herodiani Reliquiae / Ed. A. Lentz. Lipsiae, 1867. Vol. I. Р. 196.)

       29. Юный Нирей, от Харопа царя и Аглаи рожденный" (Илиада. II, 672).

       30. "Сын браноносца Трезена, любезного Зевсу Кеада'- (Илиада. II, 847).

       31. Азиний Квадрат написал в III в. н.э. труд "Римское тысячелетие" в 15 книгах. Эта цитата разрывает обширное заимствование из Геродиана.

       32. Греческое обозначение лигуров (древних, возможно, доиндоевропейских племен), населявших главным образом Италию и Галлию, но живших и в Испании.

       33. Греческий грамматик, работавший в Риме. Его трактатом "О паронимах" широко пользуется Стефан.

       34. комедиограф V в. до н.э., автор комедии "Малфаки", от которой осталось лишь 10 фраз. Возможно, что, слова "и сам" принадлежат Аврону и не являются частью цитаты из Кратина, (Comicorum atticorum fragmenta / Ed. Th. Kock. Lipsiae, 1880. Vol. I. P. 46).

       35. Афиней из Навкратиса - автор гигантского сочинения "Дипнософисты" ("Пирующие софисты"), написанного около 200 г. н.э. В данном месте перечисляются знаменитости, не пившие вина.

       36. Греческий историк III в. до н.э., автор истории Эллады с 272 по 219 г. В тексте Афинея не указан номер книги Филарха, а также нет пояснения о золоте и серебре; видно это поздняя схолия.

       

       К ГЛАВЕ 24 (Наверх)

       

       1. Харакс из Пергама - историк II-III вв. н.э. Его перу принадлежат "Элленика" ("Греческая история") в 40 книгах и "Хроники" - произведение, о котором упоминает только Стефан.

       2. Имеется в виду восстание 147-139 гг. до н.э. Против восставших действовал проконсул Квинт Фабий Максим Сервилиан.

       3. Руководитель восстания лузитан, пастух. Нанес римлянам ряд поражений. В 141 г. заключил с ними мир.

       

       К ГЛАВЕ 25 (Наверх)

       

       Глава распадается на два не связанных между собой отрывка. Первый является довольно аккуратной выпиской из "Хронографии" Феофана (Theoph. Chron. I. P. 93.31-95.25). Очевидно, он был заказан Константином как часть материалов по истории Испании. Текст списан с рукописи, являвшейся протографом дошедшей до нас Codex Vaticanus 154: все довольно существенные ее отличия от других рукописей труда Феофана повторены и Константином. Об отличиях Codex Vaticanus 154 именно для данного пассажа см.: Theoph. Chron. II. Р. 436-439. В этой части повествования Феофан опирался на Прокопия, но Константин к нему не обращался: там, где хронист неправильно понял Прокопия: ??? - "готские народы" (111,2,2) как ??? - "готы и народы" (Theooh. Chron. 1.94.10). - эту ошибку воспооизвел и Константин.

       1. 422 г. н.э.

       2. Валентиниан III - император Западной Римской империи (425-455). 3. Флавий Аэций (около 390-454) - полководец, в 451 г. разгромивший Аттилу. Бонифаций - полководец, наместник Африки.

       4. Феодосий II - император Восточной Римской империи (408-450), воспитатель Валентиниана III и его тесть.

       5. Галла Плакидия, сестра императоров Аркадия и Гонория, жена императора Констанция.

       6. Восточногерманские племена, в III в. отвоевавшие у римлян Дакию. Тогда же произошло разделение их племенного союза на остготов (Прокопий и Феофан называют их просто готами) и вестготов (визиготов). В IV в. готы приняли христианстве арианского толка.

       7. Группа германских племен, входившая в гуннский союз и переместившаяся с ним из Восточной Европы в Среднее Подунавье.

       8. Группа восточногерманских племен, переселившихся с Балтийского моря на Средний Дунай. В IV в. поселены в Паннонии в качестве федератов империи.

       9. Аркадий - император Восточной Римской империи (395-408); Гонорий - император Западной Римской империи (395-423). При них в 395 г. произошло разделение Pимской империи.

       10. Вестготы поселились в Мезии как федераты империи около 382 г.

       11. В действительности Гепидское королевство было в 567 г. уничтожено союзом ланго бардов и аваров. Ни те, ни другие не были ветвью гепидов. О лангобардах см. коммент. 14 к гл. 27. Об аварах см. коммент. 6 к гл. 29. Данное построение Феофана, как и нижеследующие хронологические расчеты, являются собственными добавлениями хрониста к Прокопию.

       12. Совр. Белград (античный Сингидунум). Область вокруг города была уступлена Юстинианом I племени герулов (Прокопий VII, 33, 13). Однако в том пассаже, на который опирается Феофан (III, 2, 6), Прокопий пишет, что гепиды владели окрестностями и Сирмия, и Сингидона.

       13. Совр. Сремска Митровица (Югославия). Сирмий был занят гепидами, поскольку по словам Прокопия (VII, 33, 8), совершенно обезлюдел.

       14. Вестготы во главе с Аларихом восстали в 395 г. В 408 г. они вторглись в Италию и в 410 г. разграбили Рим. В 412 г. они ушли в Галлию и в 418 г. временно осели там. См. коммент. 23 к гл. 25.

       15. Феодосий II допустил остготов во Фракию в конце 20-х годов V в.

       16. Остготы ушли из Фракии в Италию в 488 г.

       17. Почетный титул высокого ранга (см.: Guilland R. Recherches. Т. II. Р. 178-202; Oikonomides N. Les listes. P. 294-295).

       18. Теодорих - остготский король (ок. 454-526), основавший в 493 г. королевство в Сицилии.

       19. Зинон - император Восточной Римской империи (474-475 и 476-491 гг.). Именно Зинон возвел Теодориха в ранг патрикия и консула, он же толкнул готов на запад.

       20. Ираноязычные племена, обитавшие в Предкавказье, Прикаспии, Северном Причерноморье. После разгрома аланов гуннами значительная их часть ушла на запад с вандалами. Об аланах см. коммент. 2 к гл. 10 и коммент. к гл. 37-38.

       21. Впервые вандалы попытались перейти через Рейн в 405 г., но были отброшены франками В этом сражении пал король вандалов Годегизелк (Годигискл). Новым королем был избран его сын Гундерих (Готфар), которому удалось 1 января 406 г. в районе Майнца перевести вандалов, аланов и свевов на левый берег Рейна. Пройдя через Галлию, эти племена в 409 г. временно осели в Испании. См. коммент. 22 к гл. 25.

       22. Переправа через Гибралтар была произведена в мае 429 г.

       23. Готские военные отряды из Галлии стали появляться в Испании уже с 421 г. Однако возле ухода вандалов некоторое время в Испании не было иных варварских коро-левств, кроме свевского (на крайнем северо-западе страны). Вестготы начали завоевывать Пиренейский полуостров только во второй половине V в., особенно с 468 г.

       24. Гейзерих стал королем вандалов в 428 г. Бонифаций же вернул себе расположение правительства к началу 429 г. Из двух версий, поедложенных Поокопием. Феофан выбирает ту, согласно которой Гейзерих и Гундерих правили совместно вплоть до осады Гиппон-Регия, когда Гейзерих устранил брата. Но Прокопий же сообщает, что лично он слышал от вандалов (III, 3, 34) и другую версию: Гундерих попал в плен к "германцам" еще в Испании и был распят.

       25. Бонифаций больше года выдерживал осаду вандалов в городе Гиппон-Регий, а затем ушел оттуда в июле 431 г, Флавий Аспар высадился в Африке в 432 г.

       26. Маркиан - император Восточной Римской империи (450-457).

       27. Амир ал-муманин - "повелитель правоверных", титул халифа.

       28. Первый амир ал-муманин - халиф из рода Аббасидов, потомок дяди пророка; второй - фатимидский правитель Египта, считавший себя потомком Мухаммеда и Али (династия Фатимидов: 909-1171); третий - омейадский правитель в Испании (Андалусии). Испанские Омейады: 756-1031 гг.

       29. Любопытное отождествление Персии с Хорасаном объясняется той ролью, которую эта восточноиранская область играла в событиях VIII-Х вв., а также в возрождении персидской культуры в это время.

       30. Константин лучше всего осведомлен в делах наиболее близких к империи мусульманах областей, а потому у него перечислены рядом и такие огромные области, как Хорасан, и относительно мелкие округа Сирии, где в ту пору правили эмиры из рода Хамданидов.

       31. Речь идет о правителе из рода Фатимидов.

       32. На востоке Ирана уже в IX в. возникли полунезависимые государства Тахиридов (821-873) и Саффаридов (867-911). Во времена Константина здесь существовало сильное государство Саманидов с центром в Средней Азии (819-1005). Саманиды формально признавали власть багдадского халифа, но были вполне самостоятельны.

       33. Речь идет о зайдитских имамах, считавших себя потомками Али и утверждавших, что лишь они имеют право на первенство в исламе.

       

       К ГЛАВЕ 26 (Наверх)

       

       Эта глава - позднейшее добавление к "итальянскому" разделу трактата, сделанное не ранее 952 г. и помещенное сразу за подобной же вставкой в гл. 25.56-85. Содержит краткий обзор событий в Итальянском королевстве с 869 по 944 г.; цель его - прославлениеие короля Гуго, дочь которого Берта-Евдокия была замужем за сыном Константина Романом. Родословная свата императора возводится здесь к Карлу Великому низложение Гуго в 945 г. и его смерть в 947 г. не упоминаются, хотя "нынешним королем Италии" назван его сын Лотарь. Прославляя своего свата как потомка Карла, Константин тем самым оправдывает свое лояльное отношение к бракам византийских властителей с франкскими принцессами (ср. гл. 13.116-122). Информация об итальянских делах записана не позднее ноября 950 г. (дата смерти молодого Лотаря). Возможные источиики - сообщения византийских и франкских послов начиная с эпохи Льва VI, прежде всего беседы самого Константина с послом итальянского короля Лиутпрандом Кремонским в 949 г. Другой вероятный источник - рассказы сестры Константина по отцу Анны (она некоторое время была женой Людовика III Слепого, короля Прованса) и, возможно, самйй юной Берты-Евдокии. На использование именно устных источников указывают и многочисленные неточности в изложении (ср.: DAI. П. Р. 83).

1.        Гуго (ум. 947) - сын Берты, дочери Лотаря II, граф Арльский, герцог Провансский регент королевства Нижняя Бургундия (Прованс) (до 933), король Италии (926-945).

2.        2. ??? здесь и в 26.15-16 (???) означает "старший". Возможно, речь идет о прадеде Гуго, внуке Карла Великого императоре Лотаре I, правившем в Италии с 823 по 855 г.; к нему больше подходит эпитет ???. Действительно, *паппос, можно перевести и как "дед", и как "прадед". Р. Дженкинз предпочел перевести "дед", ибо, как следует из дальнейшего (смерть от чумы), имеется в виду, скорее, Лотарь II (825-869), дед Гуго, король названной по его имени Лотарингии (855-869). В Италии же правил с 855 г. его старший брат император Людовик П (ум. 875).

       3. Об этих первых песнях и сказаниях о Карле в IX-Х вв. см.: Paris G. Histoire poetique de Charlemagne. P., 1905. P. 37-52; Menendez Pidai R. La Chanson de Roland у el neotradicionalismo. Madrid, 1959. P. 270-273, 289.

       4. Титул "императора (*базилеус) франков" (ср.: Theoph. Chron. P. 494.21) был в 812 г. признан Византией за Карлом как единовластным правителем (*монократор), подчинившим себе других западных монархов. Его преемников (с 871 г. - уже официально) в Константинополе рассматривали лишь как *регес (ср.: DAI, 29.105). Подробнее см.: Ohnsorge W. Abendland und Byzanz. S. 238-244; Idem. Konstantinopel. S. 86-89.

       5. Отступая от античной традиции, император предпочитает широко распространенные в его время в Византии географические названия, зачастую слишком общие и неточные (ср.: Tartaglia L. Livelli stilistici. S. 201). Для византийцев Х в. *Франгия (также во мн. ч. *пасаи аи Франгиаи) была наиболее общим обозначением западных территорий, некогда подвластных франкам (ср.: DAI, 13.4; 28.5, 7, 9, 19; 30.72, 74,85; 31.5; 32.5), или же только Итальянского королевства Каролингов с центром в Павии (ср.; 29.105, 118, 162, 165; 31.44). Под *э мегалэ Франгиа Константин понимает собственно Трансальпинскую "Франкию" (ср.: 26.18; 29.134). Об этих терминах см. также: Ohnsorge W. Abendland und Byzanz. S. 241-243.

       6. Неверно: в самой империи Карла королевский титул носили, кроме него, его сыновья Пипин Младший и Людовик, управлявшие соответственно Италией и Аквитанией как короли-вассалы. О том, что в дипломатическом этикете переписки Карла с королями соседних с его империей стран выражалась идея их подчиненности франкскому властителю, сообщает биограф Карла Эйнхард (Einhardi Vita Karoli, 16). О месте prjyei; в византийской дипломатической иерархии см.: Ohnsorge W. Abendland und Byzanz. S. 238-251.

       7. О сношениях Карла с Багдадским халифатом и франкской политике в Палестине рассказывает Эйнхард (Einhardi Vita Karoli. 16, 27). Подробнее см.: Borgolte M. Der Gesandtenaustausch der Karolinger mit den Abbasiden und mit den Patriarchen von Jerusalem Munchen, 1976. S. 45-107.

       8. Здесь Константин также, возможно, спутал Лотаря П, деда Гуго, с Лотарем I, коронованным в Риме в апреле 823 г. (Лотарь II не был императором).

       9. Лотарь II умер от чумы в Пьяченце в августе 869 г.

       10. Говоря о родственниках Гуго, Константин допускает еще три ошибки: Адальберт Богатый (ум. 915), маркграф Тосканский, был не сыном, а зятем Лотаря II; "старшая Берта" (ум. 925) была не снохой, а дочерью Лотаря II; отцом Гуго был не Адальберт, а первый муж Берты Теобальд, граф Арльский (ум. 890). Возможно, первые две ошибки были сделаны намеренно, дабы представить Гуго прямым потомком Карла Великого именно по мужской линии (DAI. II. Р. 86).

       11. Людовик III Слепой (ум. 928) - внук императора Людовика II, король Нижней Бургундии (Прованса), король Италии (900-905), император (901-905). О его походах в Италию в 900 и 905 гг. рассказывает Лиутпранд (Liudpr. Antap. II, 36-41). Подробнее о лицах и событиях, упомянутых в этой главе, см.: Hartmann L.M. Geschichte Italiens. Bd. III. Н. 2; Fasoli G. I re d'ltalia; Hiestand R. Byzanz; Dummer J. Die Schriften.

       12. ??? - учкв "собственный", "свой", иногда "родственник", что и предпочел Р. Дженкинз (kinsman). Принимаем конъектуру Ив. Дуйчева: добавить далее ??? ("внук").

       13. Ошибка: как король Италии Людовик III был коронован в Павии в октябре 900 г., а как император - в Риме в феврале 901 г.

       14. Людовик III был ослеплен в Вероне в июле 905 г.

       15. Беренгарий I (ум. 924) - правнук Карла Великого, маркграф Фриульский, король Италии (888-924), император с декабря 915г.

       16. Беренгарий II (ум. 966) - маркграф Иврейский, король Италии (950-961).

       17. Родульф II (ум. 937), король Верхней (Трансъюранской) Бургундии, король Италии (922-925), король объединенной Бургундии (933-937). О его походе на Павию в 922 г. и о битве при Фьоренцуоле близ Пьяченцы в июле 923 г. см.: Liudpr. Antap. II, 60, 64-67.

       18. О первоначальной победе Беренгария нет других сведений. Возможно, имеется в виду его победа при Брешии над Адальбертом Иврейским (Liudpr. Antap. II, 61-62), после которой тот спас свою казну примерно тем же способом, каким Беренгарий у Константина спасает свою жизнь.

       19. ??? - "косуля"; может быть, плащ из шкуры косули (?). Возможно также - щит (ср.; DAI. 51.83).

       20. Речь шла собственно не о разделе, а об установлении четких границ между областями, уже фактически подвластными королю Родульфу и императору Беренгарию. Об этом договоре см.: Hartmann L. M. Geschichte Italiens. Bd. III. H.2. S. 192,206. Anm.9; Fasoli G. I re d'ltalia. P. 93; Hiestand R. Byzanz. S. 140-141.

       21. Возможно, племянник Гуго (Previle-Orton Ch. W. Italy. P. 341) или зять Людовика III (Hiesland R. Byzanz. S. 147).

       22. Наиболее вероятная дата неудачного похода Гуго и его брата Безо (ум. после 936) в Италию - 923 г. (Previte-Orton Ch.W. Italy. P. 339; DAI. II. P. 86; Hiestand R. Byzanz. S. 147.

       23. Об убийстве Беренгария I в Вероне в апреле 924 г. повествует также Лиудпранд (Liudpr. Antap. 68-73).

       24. Второй поход Гуго в Италию датируется 926 г. В июле этого года он был коронован в Павии.

       25. Родульф умер в июле 937 г. О последующих браках его вдовы Берты, ставшей женой Гуго, и дочери Адельхейд, вышедшей за его сына Лотаря, сообщает также Лиудпранд (Liudpr. Antap. IV, 13).

       26. Лотарь (ум. 950) - сын Гуго, король Италии (945-950).

       27. Деспот - в Х в один из официальных титулов византийских императоров (василевс, август) или их соправителей, прежде всего сыновей и братьев императора (Guilland R. Etudes sur 1'histoire administrative de 1'empire byzantin. Le despote // REB. 1959. Т. 17. Р. 50-54; Фepjaнчuh Б. Деспоти у Византиjи и jужнословенским земльама, Београд, 1960. С. 3 и след., 9 и след., 50 и след.).

       28. Обручение Берты-Евдокии, дочери Гуго, с Романом состоялось в сентябре 944 г. Принятая здесь по предложению Р. Дженкинза конъектура (26.68: вместо ??? - ???, "была") предполагает, что гл. 26 была написана уже после смерти принцессы, которая умерла в 949 г.

       29. Принимаем конъектуру Р. Дженкинза: лакуна после етт| ("лет") (а не после ??? - "ее") и добавление оека ("десять"), а не яеуте ("пять") вместо лакуны. "Старшая Берта" вдова Адальберта II Богатого, маркграфиня Тосканская, действительно правила 10 лет (915-925), так что термин ерастО.биоб вполне может относиться к ней и употреблен здесь, как и в ряде других мест, не в техническом значении. Однако, поскольку текст, видимо, частично испорчен, Дженкинз допускает, что термин может относиться и к "младшей Берте". Тогда вместо лакуны следует поставить яАуте: Берта-Евдокия была замужем за Романом 5 лет (944-949).

       30. Евдокия Ингерина - жена Василия I, мать Льва VI.

       31. Евдокия (ум. 892) - дочь Льва VI от первой жены, старшая сестра Анны и сестра по отцу Константина Багрянородного.

       

       К ГЛАВЕ 27 (Наверх)

       

       Эта глава, как и большинство других глав "информативного" раздела трактата (гл. 14-16), не содержит сведений, относящихся к истории после середины IX в Предположение Р. Дженкинза, что материал для гл. 27, как и для ряда других глав этого раздела, готовился одновременно со сбором сведений для трактата "О фемах" т.е. в то время, когда замысел сочинения "Об управлении империей" еще не созрел окончательно но, представляется обоснованным. Поскольку, по мнению Дженкинза, гл. 23-25 попали в состав труда по недосмотру (это - сырой и, может быть, побочный материал), то гл. 27 должна была следовать сразу за "сарацинским" разделом (гл. 14-22) (dai. ii. P. 2-5). Судя по дате, указанной самим Константином в 27.53-54 ("7 индикт 6457 г."=949 г.), можно предполагать, что гл. 27 была составлена в 949 г. - возможно, для задуманного тогда императором труда "О народах". Не исключено, однако, что эта дата является позднейшей вставкой (DAI. II. Р. 3-5,88). Глава состоит из двух не связанных между собой частей: первая (27.1 -70) повествует о византийской власти в Италии и о расселении там лангобардов, вторая (27.71-96) вместе с гл. 28 образует особый "венецианский" раздел. Следы стиля самого императора более заметны во второй части.

       1. Административный округ (провинция) в Византийской империи. Большинство историков относит начало новой структуры провинциального управления в Византии (так называемого "фемного строя") к правлению Ираклия (610-641). Однако фемная структура формировалась постепенно, в ходе успешных войн с арабами, персами славянами; окончательно она сложилась лишь в Х в. И гражданская, и военна" власть в феме принадлежала обычно стратигу (см. коммент. 39 к гл. 13) (см.: Ostragorsky G. Geschichte. S. 80-84, 88).

       2. Фема Лангобардия была образована в начале 90-х годов IX в., когда византийцы отвоевали всю Южную Италию (не считая Калабрии) до границ Папского государства, Понятие "фема Лангобардия" охватывало в Х в., помимо областей Апулии и Луканив, также прилегающие лангобардские герцогства и приморские города Неаполь, Амальфи и Гаэта. Иногда власть над фемами Лангобардия и Калабрия передавалась временно одному стратигу (см.: Falkenhausen von V. Untersuchungen. S. 21-23, 29-39).

       3. Имеются в виду лангобардские герцогства Капуа-Беневенто и Салерно.

       4. Особый вид административной области, признающей зависимость от империи, но сохраняющей автономию. Архонтии, как правило, лежали на границах империи и были населены иноязычными по отношению к грекам народами (Ferluga J. L'amministraziont Р. 87-164). Здесь имеются в виду Амальфи и Гаэта.

       5. Упоминание "Лангобардии" здесь, разумеется, анахронизм: лангобарды в Италии появились лишь в 569 г. (ср.: Bertolini О. Il problema cronologico dell'ingresso dei Longobardi in Italia // Atti del Congresso di studi longobardi. Udine, 1970. P. 29-48).

       6. Мы переводим: "царская власть", подразумевая после *то базилеион - *кратос. Р. Дженкинз предпочитает переводить: "царский престол", "царская резиденция" (DAI. Р. 113: the sect of empire). См., однако: Const. Porph. De them. P. 58.8: *то базилеион кратос -в сходном по значению выражении.

       7. Фраза охватывает историю по крайней мере двух с половиной веков и весьма не точна, Столица была перенесена в Константинополь в 330 г. Раздел империи произошел в 395 г., а то разделение власти в византийских владениях в Италии, которое здесь имеется в виду, состоялось в период между образованием Равеннского экзархата (около 584 г.) и его ликвидацией лангобардами в 751 г.: при разделе северные районы Италии были подчинены равеннскому экзарху, а южные - наместнику Сицилии. Однако к 600 г. власть экзарха над Капуей, Беневенто и Павией была утрачена: они были завоеваны лангобардами (DAI. II. Р. 89). Описанная здесь ситуация близка к той, которая сложилась в 892-895 гг.: стратиг из Беневенто управлял всей фемой Лангобардия (ср.: Falkenhausen van V. Untersuchungen. S. 13-14).

       8. О титуле "патрикий" см. коммент. 17 к гл. 25.

       9. Речь идет о налогах, ежегодно поступавших из провинций.

       10. Как отметил Р. Дженкинз, хронология исторических событий в гл. 27 настолько перепутана, что ее данные не могут служить достоверным источником (DAI. II. Р. 88). В рассказываемом ниже эпизоде представлены как современники исторические лица жившие на протяжении двухсот лет: патрикий Нерсес - полководец Юстиниана I, завершивший в 555 г. отвоевание Италии у остготов и ставший ее первым полномочным наместником; папа Захария (741-752) и императрица Ирина. Дженкинз считает эту Ирину женой не Льва IV (775-780), а его отца Константина V (741-775), noскольку лангобардский памятник, на котором, по мысли ученого, основан этот пассаж, связывает падение имперской власти в Италии именно с уничтожением Равеннского экзархата (751 г.). Да и для самих византийцев было бы естественней относить потери в Италии к эпохе предаваемого анафеме иконоборца Константина V, чем ко времени Ирины, регентши при малолетнем Константине VI, благоволившей иконопочитателям (DAI. II. Р. 89). Однако нам представляется, что логичнее видеть в Ирине как раз жену Льва IV: ослепив сына, она фактически правила империей в 780-802 гг. (ср.: Ohnsorge W. Konstantinopel. S. 52-64, 75-76). Бесспорно, автор имеет в виду именно полновластную правительницу. Конечно, с этим не согласуются ни время понтификата папы Захарии, ни год падения Равенны. Путаница же в имени императрицы исключена: речь, безусловно, не идет о современнице Нарсеса Феодоре, жене Юстиниана I, так как подобное ее вмешательство в ход государственных дел не могло иметь места. По мнению Дженкинза, слабо осведомленный в отечественной истории автор опирался на полулегендарную версию событий лангобардского происхождения, сообщенную капуанскими послами в Константинополе в 929 г. (ср. коммент. 24 к гл.. 27) (DAI. II. Р. 89).

       11. Нарсеса действительно обвиняли в том, что он допустил вторжение лангобардов (ср.: Hauplfeld G. Zur langobardischen Eroberung Italiens // Ml6G. 1983. 91. Jg. S. 38). Однако правил он всей Италией, а не только Беневенто и Капуей.

       12. Если относить эту войну ко времени Нарсеса, то, вероятно, имеются в виду его сражения с остготами, отдельные отряды которых продолжали сопротивляться до 60-х годов VI в. (История Византии. Т. 1. С. 320).

       13. В документах Х в. пакт - обычно арендная плата за наем земли, иногда также рента париков своему господину. Здесь, как и в большинстве других случаев у Константина, - ежегодная подать (дань), вносимая в имперскую казну зависимыми от Византии политическими образованиями иноплеменников. Не позволяет ли это.место предполагать, что в первые десятилетия после отвоевания итальянских владений имперская система налогообложения еще не была введена в Италии? Не уплачивали ли в знак повиновения города и области, составлявшие при остготах административные единицы, особую дань империи? (см.: DAI. 21.14).

       14. Племенное объединение ряда германских и отчасти негерманских племен, располагавшееся с V в. до 60-х годов VI в. в Паннонии (см.: Pauli Hist. Langob. 1, 22).

       15. Фраза о "турках" - видимо, редакторская вставка самого Константина, не раз подчеркивавшего значение этого события. В таком случае "недавно" в понимании автора означает "примерно 45-50 лет назад".

       16. Библейский образ земли обетованной (ср.: Ис., 3,8; 13,5; 33,3; Лев., 20, 24; Числ., 13,28; 14,8; 16, 13-14).

       17. Это свидетельство отражает античную традицию, согласно которой "варвары" обитают в малопригодных для жизни краях и считают переселение на земли Римской (Византийской) империи величайшим благом из-за их природных богатств. 18. Беневенто лежит в Южной Италии, и путь лангобардов до этого города не был столь быстрым и легким. Впрочем, завоеваниям лангобардов способствовали свирепствовавшая в Италии эпидемия чумы, а затем жестокий голод. 19. Беневенто был захвачен лангобардами около 570 г., однако приводимые ниже подробности легендарны: разрушенные еще в правление остготского короля Тотилы (541-552) стены Беневеито к 570 г. еще не были восстановлены (DAI. П. P.89).

       20. Почти точная транслитерация латинского топонима Civitas nova и точный перевод на греческий (*неокастрон = "Новая крепость"). 21. Перевод выражения ??? представляет затруднения. Р. Дженкинз переводит: "они крутились и внезапно атаковали" (DAI. Р. 115). В комментарии ученый пишет, что обычное значение ???) - вещи (или люди), собранные на одном месте, - здесь нe подходит, и поэтому он принимает иное значение ("вместе", "разом") (DAI. II. Р. 89-90).

       22. Упоминание здесь фемы - анахронизм. См. коммент. 2 к гл. 27.

       23. Ныне Павия, Отраито, Галлииоли, Россано, Неаполь, Гаэта, Сорренто, Амальфи.

       24. Именно эти слой, подчеркивающие преобладание Капуи, дают основание предполагать, что в гл. 27 использована версия событий, сообщенная послами Капуи в Константинополе (DAI. II. Р. 88).

       25. Салерно был заселен путем насильственного перемещения Сикардом Беневентским (813-839), амальфитян в 837 г.

       26. Цифра явно ошибочная, поэтому предполагалось исправить 200 (*сигма) на 100 (*ро) и относить раздел владений к 849 г. (DAI. Р. 117; II. Р. 88, 91).

       27. Сикон, герцогБеневентский(817-831), был не братом, а отцом Сикарда. Раздел же владений был произведен не между Сико и Сикардом, а, вероятно, в 849 или 851 г. межд преемником Сикарда Радельхизом и братом Сикарда Сикенульфом, ставшим после раздела герцогом Салернским (ср.: DAI. II. Р. 88; Panetta R. I Saraceni. Р. 85).

       28. Сипонто, ныне Манфредония на побережье Апулии.

       29. Преторий - судебное учреждение, часто административное здание провинциального наместника, а также тюрьма; здесь - город, резиденция стратига. В сочинении "О фемах" (Const. Porph. De them. P. 60. 18) Константин называет Неаполь "митрополией" (главным городом) фемы Лангобардия. Там же (Ibid. Р. 16.21-17.3) он подчеркивает различие между городом-преторием и прочими городами.

       30. Фраза как будто предполагает, что временами в Неаполе не было патрикия - наместника фемы, а власть находилась тогда в руках дуки города. С приездом же патрикия дука отправлялся как подчиненное ему лицо в Сицилию. Впрочем, не ясно, о каком времени ведется повествование: о времени до падения Равеннского экзархата (751 г.) или - что более вероятно - об эпохе, когда существовала уже фема Лангобардия. Если принять первое предположение, то интерпретация термина "дука" затруднительна: представители византийской администрации в провинциях в VII-VIII вв. дуками не именовались. Р. Дженкинз принимает толкование Ф. Дэльгера (BZ. 1931. Bd. 31. S.440): это мог быть местный правитель, который по крайней мере номинально находился в зависимости от Византии (DAI. II. Р. 90). Сама ситуация, однако, противоречит этому допущению: дука представляет власть империи, а при приезде патрикия отправляется как его заместитель управлять Сицилией. Термин "дука" проще объяснить, если допустить, что речь идет о конце IX-Х в.: известно, что под властью правителя фемы в то время находились военачальники тагмных профессиональных отрядов в провинции; в отсутствие патрикия (катепана, стратига?) они замещали его, а с его появлением принимали от его имени управление другим административным районом (см. о дуке провинциальной тагмы: Советы и рассказы. С. 430-431). Ср. гл. 27.69-70. Об употреблении термина ???, у Константина см. также: Falkenhausen von V. Untersuchungen. S. 7-8.

       31. Вновь подчеркнуто преобладание Капуи (ср. коммент. 24 к гл. 27), причем в то время, когда город еще не имел столь большого значения: лишь в 899 г. он стал столицей объединенного герцогства Капуа-Беневенто,

       32. Имеется в виду захват Капуи в 456 г. Гейзерихом, королем вандалов, правившим в Северной Африке (см. коммент. 24 к гл. 25). Город действительно был разрушен, но и в 571 г., когда его заняли лангобарды, он был еще частично населен (DAI. II. Р. 90).

       33. Здесь под "африканцами" имеются в виду арабы, которые, овладев в 827 г. Сицилией, начали вторгаться и в Южную Италию. В 40-х годах IX в. предводитель арабов в Бари (город они взяли в 841 или 842 г.) Хальфун, помогая герцогу Радельхизу, разорил владения его соперника Сикенульфа, в том числе и Капую (см.: Panetta R. I Saraceni. Р. 61-63).

       34. Имеется в виду река Вольтурно.

       35. Цифра 73 вызывает сомнения. Если признать 949 г. как время написания гл. 27, то основание Новой Капуи следует отнести к 876 г.; если же принять 929 г., то основание города надо датировать 856 г. Вопрос остается открытым (DAI. II. Р. 91).

       36. Утверждение не совсем точно: с 30-х годов IX в. и почти до его конца власть империи в этих городах была чисто номинальной (см.: Falkenhausen von V. Untersuchungen. S. 10-12, 15).

       37. Транслитерация (magistrum militum - *мастромилес) передает, по-видимому, особенности тогдашнего произношения. Как полагает Р. Дженкинз, эта фраза является репликой на 27.58-61. Катепан (от греч. *катепано -"тот, кто наверху", "верховный") - первоначально (в IX в.) предводитель воинского подразделения, сформированого из иноземцев (Guilland R. Etudes sur l'histoire administrative de l'empire byzantin. Les termes designant Ie commendant en chef des armees byzantines // EEBS. 1959. Т. 29. Р. 58.) С X в., с созданием наряду с фемами новых административных единиц - катепанатов катепаны (их иногда называли также дуками) стали наместниками крупных пограничных округов, важных в стратегическом отношении, и обладали в своем округе всей полнотой военной и гражданской власти (Литаврин Г.Г. Болгария. С. 264-269; Glykatzi-Ahrweiler H. Recherches, Р. 46, 52-64; Wasilewski T. Les litres de duc, catepan et de pronoetes dans 1'empire byzantin du IX-e jusqu'i XII-e siecles // Actesdu XII-e CIEB- Beograd, 1964. T. 1. P. 233-239). Об употреблении термина катетшуо) у Константина см. также: Falkenhausen vori V. Untersuchungen. S. 46-47. Р. Дженкинз склонен ставить катепана (главу местного войска) по рангу ниже дуки города, ссылаясь на 45.147 и 50.169-170, а также на упоминание "дуки Неаполя" в трактате "О фемах" (Const. Porph. Ue them. P. 690. 23) (DAI. II. P. 91). Однако все эти три контекста не позволяют сделать вывод о преобладании дуки над катепаном. Той же интерпретации которую дает Дженкинз, противоречит как пассаж в 27.58-61, так и то обстоятельство, что в комментируемой фразе подчеркнуто, на наш взгляд, главное в управлении отдаленной провинцией: речь идет о главе фемы (патрикий = magister rnilitum = катепан), а не о его заместителе.

       38. Последняя часть гл. 27 и гл. 28 образуют особый раздел, в котором Р. Дженкинз выделяет четыре подраздела: 1. Топография венетиков (27,71-96); 2. Заселение венецианской лагуны (28.1-16); 3. Поход Пипина 809-810 гг. (28.16-43); 4. Возникновение автономного дуката Венеции (28.43-51). Раздел основан на местной венецианской традиции, причем сведения Константина зачастую столь подробны и точны, что представляется вероятным использование не только устных, но и письменных источников, из которых могли черпать также первые венецианские хронисты XI-XII вв. Материал, видомо, был отредактирован самим императором с провизантийских позиций (Krelschmayr H. Geschichte von Venedig. S. 19, 58; DAI. II. P. 91-93).

       39. Традиция, переданная у Павла Диакона, связывает термин Heneti с греч. *аиветои ("достославные"), к которому "у латинян прибавляют одну букву" (Pauli Hist. Langob. II, 14). Эту же традицию восприняли позднее и венецианские хронисты (lohan. Chron. Р. 63; Origo. P. 154). О терминах *венетиа и *венетикои у Константина см.: Kretschmayr H. Die Beschreibung. S. 484. Anm. 3.

       40. Конкордия Сагиттария к северу от Каорле.

       41. Идентификация спорна: возможно. Эгида, вновь основанная Юстином II под названием Юстинополь (ныне Копер в Истрии) (DAI. II. Р. 91).

       42. Идентификация также спорна: предположительно между Падуей и Альтино (Ibid.).

       43. В полном соответствии с местной традицией, переданной и в самих венецианских хрониках (lohan. Chron. Р. 59-60, 63-64), Константин подчеркивает здесь происхождение "новой", островной Венеции от "старой" - римской провинции на северо-востоке Италии (cp.: Cessi R.Veneziaducale.P. 14. N 1; Carile A., Fedalto G. Le origini.P.55-68,78-80).

       44. Константин явно имеет в виду современную ему резиденцию дожей на острове Риальто. Между тем в 28.47-51 сообщены правильные сведения: первоначально центр административной власти в лагуне располагался в крепости Цивитас Нова, или Неокастрон (Гераклиана, ныне Эраклеа) на реке Пьяве к северо-востоку от Венеции.

       45. Это описание крепостей (см.: Kretschmayr H. Die Beschreibung. S. 482-489; LanfranchiL., Zille G.G. II territorio del ducato veneziano dall' VIII al XII sec. // Storia di Venezia. Venezia, 1958. Vol. II. P. 5-47) отражает не современную Константину, но более старую (возможно, еще начала IX в.) местную топографическую традицию. Оно охватывает известные также по венецианским памятникам (lohan. Chron. Р. 63-66; Origo. p. 34-35, 78-80, 164-168) поселения и местности: Градо, Бибьоне (?), "Лугнанум" (?) (Порто Линьяно), "Аузанус" (?) (Порто ди Базелеге), "Роматине" (Лидо ди Альтанеа), "Лингвенцие" (Лидо ди Ливенца), "Пинети" (Лидо Пинето), "Виньолас" (Лидо делле Виньоле), "литус Бовенсе" (Лидо Каваллино), "Альбум" (Лидо Пикколо), литус Мерцедис" (Лидо ди Сант'Эразмо), "Бронион" (Сан Николо ди Лидо?), Маламокко, Альбиола (Сан Стефано ди Портосекко на Лидо ди Пеллестрина), Пеллестрина, Кьоджа, Брондоло, Фоссоне, Лорео, Каорле, "Цивитас Нова" (Эраклеа), Фине, Экуилло (Йeзoлo), Аммиана, Торчелло, Мурано, Риальто, Кавардзере.

       46. В начале VII в. в Градо возникло епископство, соперничавшее с Аквилейским патриархатом этого же времени в Градо находились мощи св. Эуфемии, Гермагора, Феликса, Фортуната и других аквилейских святых. В 699 г. Граденский патриархат стал митрополией всего подвластного тогда Византии северного побережья Адриатики, включая Венецию (Carile A., Fedalto G. Le origini. P. 316, 327-331; Mor C.G. Grado Bisanzio a Venezia // Memorie Storiche Forogiuliesi. 1979. 59. P. 11-23). Прославление Граденского патриархата как "Новой Аквилеи" - митрополии "всей Венеции" было важным элементом венецианской исторической традиции Х-XI вв. (lohan. Chron. Р. 62-64), согласно которой жители лагуны с самого начала подчинялись собственному независимому церковному центру (ср.: Carile A., Fedalto G. Le origini, Р. 41-42, 77-78).Этот элемент местной традиции нашел отражение и у Константина.

       47. К материковым отнесены здесь и крепости на прилегающих к берегу "внутренних островах": Каорле, Эраклеа, Фине, Йезоло, Аммиана, Торчелло, Мурано и Риальто (Kreischmayr Н. Die Beschreibung. S. 487-488; Cessi R. Venezia ducale. P. 77-78) Упоминание здесь Риальто - явное недоразумение: судя по 28.50, Константин знал что это остров.

       48. Примечательно, с каким вниманием следили византийцы в Х в. за ростом эконо-мического и политического могущества Венеции - будущей "царицы Адриатики" Эмпорий - торговый порт, рынок.

       

       К ГЛАВЕ 28 (Наверх)

       

       1. О термине *Франгия см. коммент. 3 к гл. 13 и коммеит. 5 к гл. 26. *Франгос - здесь: житель Запада вообще, т.е. стран, некогда подвластных франкам.

       2. Речь идет, разумеется, о гуннах, которых в средние века часто смешивав с аварами (ср. :Einhardi Vita Karoli, 13; lohan. Chron. P. 75).

       3. Отраженная здесь местная традиция, восходящая к IX в. и связывающая заселение лагуны с разорением гуннами Аквилеи в 452 г., передана и в венецианских хрониках (lohan. Chron. Р. 70; Oi-igo. P. 30, 50, 154). В дей-ствительности лагуна заселялась постепенно, с конца V до середины VII в.: жители окрестных мест бежали на острова из страха сначала перед гуннами, затем перед готами и лангобардами (см.: Cessi R. Venezia ducale. P. 13-18, 31-35, 51-55, 66-67).

       4. Пипин Младший (777-810) - третий сын Карла Великого, король Италии (781-810).

       5. Имеются в виду бастард Карла Пипин Горбатый и его "законные" братья: Карл Младший (ум. 811), наследник престола, и Людовик Благочестивый (778-840), король Аквитании (781-814), император с 814 г. Ср. коммент. 6 к гл. 26.

       6. О термине *Склавинии см. коммент. 21 к гл. 9. Здесь Константин имеет в виду славян вдоль всей восточной границы Франкской империи, над которыми Каролинги с конца VIII в. стремились утвердить свой военнополитический контроль. Говорить о включении славянских княжеств при Карле Великом в состав империи источники не позволяют (см.: Ernst R. Die Nordwestslaven und frankische Reich. В., 1976;/'онин В.К. О "власти" Карла Великого над славянами // ССл. 1984. N 1. С. 33-45). Одна ко уже в IX в. складывается миф о господстве Карла и его преемников над всем славянским Востоком (см.: Ронин В.К. Славянская политика Карла Великого в западноевропейской средневеково традиции // Средние века. 1986. Вып. 49. С. 7-11).

       7. К началу IX в. Венеция лишь номинально подчинялась византийской власти. Обращение венецианских дожей, как и правителей Задара, в 805 г. к Карлу Великому (вероятно, как к арбитру в решении каких-то внутри- или внешнеполитических проблем) вызвало немедленное вмешательство Византии: отправив свой флот в Далмацию и Венецию, Никифор I вновь укрепил позицию империи в северной части Адриатики. На протяжении 807-809 гг. Венеция лавировала между Павией и Константинополем, пока в 809 г. византийцы, стремясь, видимо, ограничить сепаратизм дожей, не вступали в переговоры с королем Пипином, чему венецианские власти всячески препятствовали. "Узнав их коварство", византийский флот отбыл из Венеции, и теперь уже Пипин, "побуждаемый вероломством венецианских дожей", двинул войска на мятежный город. Такова франкская версия событий, изложенная в современных им "Анналах королевства франков" (Annales regnum Francorum. A. 806-810). Венецианская же традиция, переданная в начале XI в. в хронике Иоанна Диакона (lohan. Chon. Р. 103-104), связывает разрыв "договора, который венецианский народ издавна имел с королем Итальянским", с действиями самого Пипина. Эта же версия отразилась и в сочинении византийского императора. Подробнее см.: Cessi R. Venezia ducale. P. 140-151; PertusiA. L' Impero Bizantino e I'evolvere dei suoi interessi nelt' AltoAdriatico // Le ogrigini di Venezia. Firenze, 1964. P. 72-73; Carile A., Fedaet V. Le origini. P. 233-235, 345-346.

       8. Альбиола на Лидо ди Пеллестрина.

       9. Осада Венеции длилась с осени 809 по весну 810 г.

       10. т.е. из Аквилеи и других городов, в то время подвластных франкам.

       11. Константин подчеркивает здесь преданность венецианцев Византии, оставшуюся в IX-X вв. одним из элементов их официальной политической идеологии (см.: Carile A., Fedaltо G. Le origini. P. 36-43, 78-79).

       12. Источник этих сведений не известен. Франкские анналы сообщают, что Пипин полностью подчинил себе Венецию, но что в октябре того же 810 года Карл Великий возвратил ее Никифору I (Annales regni Francorum. A. 810). Напротив, вся венецианская традиция, отраженная и в хрониках, и в полотнах А. Вичентино в Палаццо Дожей, и в поэме Л. Ариосто, повествует о победе жителей лагуны и об отступлении Пипина (ср: Iohan. Chron. P. 104). По-видимому, король действительно установил ненадолго контроль над лагуной, однако конфликт в целом был урегулирован не договором Пипина с Венецией, а лишь в ходе переговоров Карла с Никифором I в 810-812 гг. Ср.; Cessi R. Venezia ducale. P. 151-153.

       13. Наложил ли Пипин на венецианцев ежегодную подать, вопрос дискуссионный (см.: DAI. II. Р. 93). По договорам с Беренгарием I (888 г.), Родульфом (924 г.) и Гуго (927 г.) Венеция обязалась платить королям Италии, правившим в Павии, 25 фунтов серебра ежегодно (MGH Legum sectio II. Capitularia. Hannoverae, 1897. Т. 2. Р. 146, 149, 151). Литра равнялась 72 номисмам (в середине X в. - примерно 320 г золота).

       14. Первый дука (дож) был избран в Венеции, очевидно, лишь в 726 или 727 г., и с этого времени она стала автономным дукатом в составе Византийской империи (см.: Cessi R. Venezia ducale. P. 90-103; Мог C.G. Aspetti della vita costituzionale veneziana fino alia fine del X sec. // Le origini. P. 126-131; Carile A., Fedalto G. Le origini. P. 223-231). В юзникновении института дожей местная историческая традиция видела особую престижность - утверждение Венеции как независимого единого политического организма (ср.: lohan. Chron. Р. 91, 94).

       15. не совсем точно: в 40-х годах VIII в. административный центр дуката переместился из "Цивитас Нова", или Гераклианы, в Маламокко и лишь в 811 г., сразу же после войны с Пипином, - на остров Риальто (см.: Cessi R. Venezia ducale. P. 68-69, 106-109, 154-156; Carile A., Fedalto G. Le origini. P. 23, 200-201, 224-225, 235- 236,339, 346).

       

       К ГЛАВЕ 29 (Наверх)

       

       Глава 29 объединяет разнородный материал различного происхождения и идейной направленности. Композиционно в ней выделяется несколько плохо скомпонованных частей. Повествование о населении Далмации и о разорении ее "варварами", за которым сразу же следует описание далматинских крепостей, опирается на историческую традицию городского романского и романизованного населения Далмации и в некоторой степени служит обоснованию его приоритета перед окрестными славянами. Это повествование разбивается рассказом об истории отношений Византии с западнобалканскими народами и описанием победы императора Василия I над арабами, включающим в себя также легенду о предводителе арабов Солдане; данная часть главы отражает главным образом политические симпатии самого Константина.

       1. Название "Далмация" имеет в главе разное географическое содержание в зависимости от того, идет ли речь о времени до или после варварских вторжений. Римская, а затем византийская провинция Далмация простиралась вдоль Адриатического побережья от реки Раша в Западной Истрии до устья Албанской Дрины и уходила в глубь Балканского полуострова приблизительно до реки Савы. В результате варварских нашествий VI-VII вв. территория византийской Далмации сократилась до нескольких прибрежных городов островов, перечисляемых ниже в этой главе.

       2. Современных Константину далматинских памятников, отражающих местную историческую традицию, не сохранилось. В более поздних источниках воспроизведенная здесь легенда о происхождении романского населения Далмации не зафиксирована. Однако сама идея тесной связи Далмации и ее жителей с Римом доминировала в городской исторической мысли и разрабатывалась далматинской средневековой историографией ради обоснования превосходства жителей городов над славянским окружением (см., например, начальные главы хроники Фомы Сплитского, XIII в. - HS). Стремясь отмежеваться от соседнего славянского сельского населения, Жители далматинских городов-коммун определяли себя как "латиняне" (Latini). Константин употребляет адекватный термин *романои, переводимый здесь как "римляне", также вкладывая в него этническое содержание. Вводя эту форму, император подчеркивает отличие далматинцев от преемников власти римлян - византийцев ("ромеев" - *ромаиои). Известно, однако, что в Х в. далматинские города в этническом отношении не были однородными и уже включали в себя определенный процент славянского населения.

       3. Речь идет о знаменитом дворце римского императора Диоклетиана (284-305 одном из наиболее выдающихся сооружений эпохи Поздней Римской империи, остатки которого сохранились до наших дней. Дворец был построен в местечке Аспалаф; в нем Диоклетиан, происходивший из этих мест, провел последние годы жизни после от-речения в 305 г. (см. коммент. 49 к гл. 29). В VII в. в его стенах возник город Спалатум - Сплит, основанный беженцами из разрушенной варварами Салоны (см. коммент. 8, 10 к гл. 29).

       4. Город на месте старого иллирийского поселения при слиянии рек Зеты и Морачи. После административной реформы Диоклетиана - центр провинции Превалис. В начале VII в. город был разрушен аварами и славянами. По названию города южная часть провинции получила то же наименование. Сербское название этой области - Дукля, именно ее и имеет в виду Константин. Ее славянское (сербское) население автор именует Диоклетианами. О жителях Диоклеи см. гл. 35 и коммент. 2. Употребляемая Константином форма "Диоклея", заимствованная из легендарной традиции, приписывавшей основание города Диоклетиану (см. гл. 35. 9-11) посредством вульгарной этимологизации более древнего названия (употребляемого Птолемеем и Плинием) - *Доклеа, Doclea. Ha связь сообщения о Диоклее с местной традицией указывает, в частности, аналогичное известие Фомы Сплитского: "на земле же гетов, которая теперь зовется Сервией или Рашкой..., он (Диоклетиан) распорядился построить город, который назвал по своему имени Диоклеей" (HS. Р. 10-11).

       5. Здесь Дунай указан как граница. Римской империи (ср. коммент. 1 к гл. 30).

       6. Союз центральноазиатских племен монгольского, тюркского и иранского происхождения. В середине VI в. авары вторглись в степи Западного Прикаспия и далее - в Северное Причерноморье. В 558 г. в Византию прибыло их первое посольство, возглавляемое Кандихом. Империя использовала аваров для борьбы с враждебными ей черноморскими племенами (савирами). После 565 г. авары предприняли ряд походов в Центральную Европу, а в 567 г. в союзе с лангобардами разгромили гепидов и заняли их земли в Паннонии. В конце 60-х годов VI в. после ухода лангобардов в Италию и покорения аварами новых племен (в том числе и некоторых славянских) возникла обширная полиэтническая держава - Аварский хаганат с центром в Нижней Паннонии, откуда авары совершали набеги на славян, франков, баваров, лангобардов, а также на Византию (систематические вторжения на территорию империи начались в 70-е годы VI в.). Однако внутренняя слабость хаганата и восстания покоренных племен обусловили упадок военного могущества аваров. В 626 г. они понесли coкpyшительный урон под Константинополем, в середине VII в. были вытеснены из Северного Причерноморья, а с созданием в 680 г. Болгарского царства существенно ограничилась их власть -и в Подунавье. В конце VIII - начале IX в. авары были окончательно разгромлены Карлом Великим, действовавшим в союзе со славянами В дальнейшем авары были полностью ассимилированы народами Западного Причерноморья и Подунавья (см.: Siadeczky-Kardoss S. Avarica. Ober die Awarengeschichte und ihre Quellen. Szeged, 1986 и приведенную там литературу).

       Отождествление аваров и славян встречается и у других византийских писателей (например, у Иоанна Эфесского, в Монемвасийской хронике). Подобное смешение имело под собой историческое основание: господство аваров над славянами в Аварском хаганате, совместные набеги аваров и славян начиная с последней трети VI в. на византийские провинции Балканского полуострова. Вторжение аваров и славян в глубь Балкан, в том числе и в Далмацию, датируется правлением императора Фоки 7. *Аллагион - в военной терминологии: сменный гарнизон, военное соединение численпью до 400 человек; место его расквартирования (см.: DAI. II. Р. 189); здесь - смена войск.

       8. Салона основана сиракузскими греками в IV в. до н.э. Подчинена римлянами в 78-76 гг. до н.э. Столица римской и ранневизантийской провинции Далмация. Размеры Салоны здесь сильно преувеличены: Константинополь в VI-VII вв. насчитывал несколько сот тысяч жителей, тогда как в Салоне с окрестностями проживало, как полагают, не более 60 тыс. человек (см.: Dyggve E. History of Salonitan Christianity. Oslo 1951. P. 4). В средневековой Далмации интерес к прошлому Салоны был заметен главным образом в Сплите. Его хронисты рассматривали историю своего города в неразрывной связи с салонской и как прямое ее продолжение. Не исключено, что зафиксированное Константином представление о размерах Салоны возникло именно в Сплите.

       9. Термин *клеисура (букв. "ущелье") употреблен здесь в значении "пограничное укрепление" (и одновременно "административное подразделение провинции" - см. гл. 50). Поэтому перевод Р. Дженкинза "пограничный проход" (frontier pass) неточен: в тексте дно идет речь о крепости Клис, расположенной в 4 км к северу от Салоны и закрывавшей проход к Адриатическому побережью со стороны Боснии. Сам Константин под-(еркивает этимологическую близость названия крепости (*Клеиса) к глаголу ??? ("запирать", "закрывать").

       10. Очевидно далматинское (возможно, сплитское) происхождение рассказа о взятии Салоны (ср. коммент. 1 к гл. 30). Об этом, в частности, свидетельствует точное географическое описание района Салоны и Сплита, отмеченное преувеличение размеров Салоны и особенно утверждение, что Клиса закрывает проход к морю идущим "с той" (восточной) стороны. Прослеживается также стремление принизить как самих аваров - славян ("безоружные племена"), так и значение их победы (одержана лишь благодаря хитрости). Впечатление грандиозности событий, изложенных в этом лассаже, использование прямой речи указывают на существование исторического предания, положенного в основу повествования. Другой рассказ Константина о взятии Салоны см. в гл. 30. Иная версия завоевания города представлена в хронике Фомы Сплитского. Пространно, с драматическими легендарными подробностями сообщает он о внезапном нападении "варваров" (в изображении Фомы - объединенных войск "готов", славян - "лингонов" и "куретов" - предков хорватов) на Салону, жители которой из-за внутренних раздоров не смогли остановить врагов, о жестоком разорении города и бегстве его жителей на острова (HS. Р. 23-31). При всем отличии этой версии от рассказов Константина генетическая связь основных их элементов, отражающих, по всей видимости, историческую реальность (стремительность нападения, оттеснение романского и романизованного населения Далмации к морю), несомненна. В частности, и у Фомы отсутствует всякое упоминание о какой бы то ни было верховной власти. С одной стороны, это может объясняться сохранением исторической памяти о действительно незначительной зависимости периферийной Далмации от Византии в период варварских нашествий. Показательно в этом смысле сообщение "Летописи попа Дуклянина" (южнославянского памятника второй половины XII в., вобравшего в себя различные балканские исторические традиции) о самостоятельном выступлении против завоевателей ("готов", по терминологии "Летописи") "короля далматинцев", резиденция которого находилась "в большом и прекрасном городе Салоне". С другой стороны, в Х-XI вв. в городах Далмации происходило формирование институтов городского самоуправления, развившихся в XII-XIII вв. в коммунальную систему. Этот процесс сопровождался складыванием особого городского самосознания и, соответственно, особой исторической традиции, возвеличивающей прошлое города. Этапы ее развития (в Сплите), по всей видимости, и отражены в преданиях о разорении Салоны.

       Точная дата падения Салоны не установлена. Согласно археологическим данным, в начале VII в. город действительно подвергся разграблению (Katie L. Vjerodostojnost Tome Arci dakone i posljedni dani Solina // VAHD. 1952. Knj. 53). По данным Константина это событие произошло до воцарения Ираклия в 610 г. Однако большинство исследователей относит падение Салоны к 612-615 гг., опираясь на датировку последнего христианского надгробия городского некрополя (см., например: Wilkes J.J. Dalmatia. L., 1969. Р. 437; Klaic N. Povijest Hrvata. S. 132). Ряд югославских ученых предлагает ныне более позднюю дату, поскольку при раскопках Салоны обнаружены византийские монеты 624/5 и 630/1 гг. (Marovic J. Reflexions about the year of the destruction of Salona // VAHD. 1984. Knj. 77. S. 293-314; ср.: JakSic N. Constantine Porphvrogenitus S. 315-326). В литературе высказана гипотеза, что река, упоминаемая в рассказе Дунай (поскольку авары и славяне перешли Дунай уже в конце VI в.), а Цетина, протекающая в нескольких километрах к юго-востоку от Салоны (Новаковиh Р. Нека запажаньа. С. 1-17; см. также коммент. 1 к гл. 30). Намечены и возможные пути передвижения войск отЦетины к Салоне - через укрепления Асиниум (Синь) и Тилурум (Триль)(/аИ;с N. Constantine Porphyrogenitus. S. 322-325).

       11. Об этих крепостях см. коммент. 3, 4, 27, 49, 53 к гл. 29.

       12. Ираклий - византийский император (610-641).

       13. См. подробнее гл. 31 и 32.

       14. Лакуна. Предполагают, что фраза завершалась словами "были подвластны императору ромеев" (см.: DAI. II. Р. 103; ВИИHJ. С. 14. Бел. 20). Ср. аналогичные сообщения в гл. 31.11-12 и 32.22-23, 26-27 и далее. О перечисленных славянских племенах см. гл. 30-36.

       15. Все последующее повествование о взаимоотношениях Византии с западнобалканским народами и о борьбе империи с арабами тенденциозно. Константин стремится возвеличить основателя Македонской династии Василия I (867-886), скомпрометировав его предшественников из Аморейской династии, в особенности Михаила II Травила (820-829). Действительно, в его правление вследствие арабского наступления и восстания Фомы Славянина (820-823) империя оказалась в тяжелом положеичи. I ем не менее обвинение Михаила II в потере контроля над далматинскими городами необоснованно. Уже в VII-VIII вв., когда главной заботой правителей Византии была защита ее важнейших центров от внешних врагов, города периферийной Далмации обладали значительной политической автономией.

       16. Византия до середины IX в. не предпринимала систематических акций против славянских племен на восточном берегу Адриатики. Эти земли принадлежали Византив лишь номинально (Ферлуга J. Византща); следовательно, заявление Константина о восстании местных славянских племен тенденциозно и приведено с той же целью компрометации Аморейской династии. Хорватский князь в то время находился в вассальной зависимости от франкского императора. Однако далматинские города оставались фактически независимыми от Византии отнюдь не до самого воцарения Василия I. В первой половине IX в. здесь была создана подвластная империи архонтия (см. Ферлуга Я. Архонтат Далмации // ВВ. 1957. Т. 12), а вскоре после 870 г. она была преобразована в фему (Ферлуга J. Виэантиска управа у Далмацще. Београд, 1957 С. 38-86: Ferluga J. L'annninistrazione. P. 186).

       17. Об архонтах см. коммент. 10 к гл. 8 и коммент. 10 к гл. 9. Славянские вожди и правители обозначались в византийской официальной титулатуре как архонты идо.ипосж их подчинения империи (ср.: Koder J. Zu den Archontes), Опираясь на этот пассаж. И. Кодер утверждает, что архонтов для славян назначала лишь империя. Выводу Кодера противоречат, на наш взгляд, данные глав 30.77.90; 33.9; 34.5; 36.6 об архонтах сербских племен, под предводительством которых те вступили в контакт с императором Ираклием. Независимым от кого-либо (в том числе от Византии) архонтам захлумов и тервуниотов платили дань сами подвластные империи города Далмации (гл. 30. 140-142). Даже если согласиться с Кодером, что титул архонта мог жаловать лишь император, это не означает отсутствия у славян каких бы то ни было вождей (некоторые из них нам известны поименно начиная с VI в.). Ср.: Ferluga J. Archon. Р 258. О некорректности высокомерного заявления Константина об отсутствии архонтов у славян см.: Иванова О.В„ Литаврин Г.Г. Славяне и Византия. С. 87.

       18. Здесь: старейшины рода или племени (ср.: Грачев В.П. Сербская государственность С. 199-208). Ср. коммент. 47 к гл. 32.

       19. О Славиниях см. коммент. 21 к гл. 9.

       20. О крещении хорватских и сербских племен и отражении этого события в сочинении Константина см. гл. 30-32.

       21. Возможно, Константин имеет в виду возведение в 878 г. на хорватский престол визвнтийского ставленника Здеслава "из рода Трпимира" (lohan. Chron. P. 125), т.е. из правящего в Хорватии рода, права которого были таким образом признаны Византией.

       22. Неретвляне, или паганы (аренданы), жили в прилегающей к Адриатическому морю области между реками Неретва и Цетина. На длительное сохранение у них языческого культа указывают следы славянской мифологической топонимии в районе южнее Сплита (см.: Skok P. Kako bizantiski pisci pifu slovenska mjesna i licha imena // Starohrvatska prosvjeta. 1927. Sv. 1. S. 68).

       23. Попытка Константина толковать этникон "паганы" (лат. pagani) как славянское слово свидетельствует о незнании императором латыни. Сложный вопрос о времени усвоения славянами этого термина (в форме "поганые") для обозначения язычников и мусульман мы оставляем в стороне (ср.: Срезневский И.И. Материалы. Т. 2. S.V.).

       24. b 870 г. неретвляне захватили папских легатов, которые возвращались с церковного собора в Константинополе. В результате действий направленного против них византийского флота неретвляне ненадолго признали власть империи (Chronicon Salernitanum//ActaUniv.Stockholmiensis.Studialat. 1956. Vol. 3. Р. 117). Тогда же, по-видимому, произошло и их крещение (Klaic N. Povijest Hrvata. S. 217), которое Константин стремится представить как добровольное.

       25. Об этом см. коммент. 15-16 к гл. 29.

       26. Африканские арабы (см. гл. 14-22), уже утвердившиеся к тому времени в Сицилии и Южной Италии.

       27. Солдан (т.е. султан) - Муфарит ибн Салим, эмир Бари (861-871); Кальфус, или Хальфун принимал участие в завоевании арабами Бари в 841 г. (ср. коммент. 33 к гл. 27); Сава, или Сама - в 840 г. был правителем Тарента (Васильев А.А. Византия и арабы. СПб.. 1902. С. 13)

       28. Вутовы - город Будва в Черногорском приморье, в 10 км к юго-востоку от Котора, с 168 г. н.э. находился под римской властью; Росса - Росе, небольшой населенный пункт в западной части полуострова Луштицы (Uyuiufi И. О населу Россе у средньем виjеку // Исторщски записи. Београд, 1977. Кн,. 34. Св. 3-4); Декатеры - Котор (см. коммент. 55 к гл. 29). В результате кампаний 866-867 гг. арабы опустошили острова Кварнерского залива и далматинское побережье. По-видимому, тогда и были разорены Будва, Росе и нижняя часть Котора.

       29. Рагуза - совр. Дубровник. Арабы осаждали крепость с 866 по 868 г.

       30. О патрикиях см. коммент. 17 к гл. 25.

       31. Командующий флотом (ср. гл. 46 и 51).

       32. Никита Оорифа, командующий византийским флотом в 853 и 867-872 гг. (см.: DAI. II. Р. 104).

       33. О хеландиях см. коммент. 1 к гл. 8.

       34. Ст. Кириакидис предлагает конъектуру: теоовра ("четыре") вместо оарйкоута ("сорок").

       35. Людовик II (ум. 875) - король Италии, император (855-875).

       36. Славяне из южнодалматинских племен побережья могли находиться в составе византийского войска после снятия осады Рагузы. Упоминание о хорватах как сподвижниках Византии неверно. Хорватского князя Домогоя - вассала франкского императора - призвал на борьбу против арабов не Василий, а Людовик (см. подробнее: Hartmann L.M. Geschichte Italiens. Bd. III. H. 2. S. 288 ff.).

       37. Бари был взят 2 февраля 871 г. Подробнее об осаде Бари см.: DAI. II. Р. 104-105; Panetta R. I Saraceni. P. 89-95, 105-107, а также коммент. 38 к гл. 29.

       38. Изложенная Константином версия (добровольное подчинение Рагузы Василию I, бегство сарацинов в Италию от византийского флота, инициатива императора в освобождении от арабов "всей Лагувардии", которую Василий затем взял себе, отдав франкам лишь пленных) также направлена на возвеличивание деяний его деда Василия I. С этой целью и здесь Константин фальсифицирует некоторые факты. Бари был захвачен арабами в 841 г., тогда как снятие осады Рагузы, благодаря помощи посланного Василием флота, произошло только в 868 г. По свидетельству Иоанна Диакона, Бари находился в руках арабов в течение 30 лет (lohan. Chron. P. 119). Согласно Салернской хронике, инициатором союза против арабов выступил не Василий, а Людовик II (Chronicon Salernitanum. P. 104). 400 кораблей Василия I прибыли в Бари в 869 г. (Annales Bertiniani. A. 869), но из-за франко-византийских разногласий деятельного участия в осаде города не принимали, так что уже в 870 г. византийский флот под командованием Никиты Оорифы воевал против неретвлян. Взятый в 871 г. (возможно, при каком-то содействии Византии) войсками Людовика, Бари отошел к Византии только в 876 г. Константин отмечает помощь папы в отвоевании Бари. Действительно, при Василии I наметилась тенденция к сближению Византии с папством, особенно в 70-е годы IX в., когда арабы угрожали Средней Италии.

       39. Букв. "сильные", влиятельные, а также богатые люди.

       40. В основе этого легендарного рассказа лежит реальное событие - заговор при поддержке Византии лангобардских герцогов против Людовика II, влияние которого в Южной Италии после взятия Бари особенно возросло. В августе 871 г. Людовика оказался пленником беневентского герцога, но уже в ноябре того же года был освобожден в связи с арабским наступлением на Беневенто (DAI. II. Р. 105' Panelta R. I Saraceni.P.108-110).

       41. Описанная история относится, возможно, к осаде арабами Салерно. После поражения под Бари они предприняли наступление на Неаполь, Салерно и Беневенто. В 872 г. Людовик II, придя на помощь правителю Салерно, разбил арабов. Византийцы не принимали участия в этой операции, но помогали герцогу Беневенто. Так что, вопреки свидетельству Константина, не только византийцы, но и франки действовали против арабов, хотя и порознь. Причем Беневенто отошел к Византии только в 891 г. Что касается Солдана, то он не мог участвовать в осаде Салерно: он был в это время еще пленником в Беневенто. О лангобардском происхождении легенд о Солдане см.: DAI. II. Р. 102.

       42. Константин преувеличивает степень покорности, которую оказывали Константинополю владетели этих южноиталийских областей. Известно, например, что беневентский герцог Ландульф поддержал восстание в византийских владениях Южной Италии в 920-921 гг., разбил имперские войска и занял Апулию (История Византии Т. 2. С. 195).

       43. Приведенное объяснение названия Раусий (Рагуза) основано на вульгарной этимологии - от романского далматинского lau или lava ("скала"). Высказывается предложение об албанском источнике (или албанском посредстве) названия "Рагуза": алб. форма rrush ("виноград", "ягода") возводится к основе ragus- или ragusi- (см.: Калужская И.А. Об одном названии винограда в балканских языках // Античная балканисти-ка. Карпато-балканский регион в диахронии. М., 1984. С. 19).

       44 Питавра, или Эпидавр (совр. Цавтат) - древнее иллирийское поселение, с IV в. до н.э. принадлежало грекам, затем стало римской колонией. История разрушения города и основания его жителями Рагузы восходит к местному преданию. Сообщение Константина исторически достоверно: оно согласуется с археологическими свидетельствами. Предполагается, что Эпидавр был разрушен аварами и славянами около 614 г. (Dovan A. Povijest Dubrovnika od najstarijih vremena do pocetka VI st. (do propasti Epidauruma) // Anali hist. in-ta JAZU u Dubr. 1966. N 10-11). Его жители находили спасение не только на о. Раусий (в 15 км к северо-западу по побережью), но и в прибрежных укреплениях (Marovif A. Arheoloska iskapanja u okolici Dubrovnika // Ibid. 1965. N 9-10 S. 16-29).

       45 Создание крепости ("старого города") Рагузы действительно происходило в три этапа - строительство укрепления на утесах западной оконечности острова, первый городской квартал ("Каштель"), возникновение второго квартала на прилегающей территории в VIII в. ("св. Петр") и третьего ("Пустиерна") - в VIII-IX вв. (Фрейденберг М.М. Дубровник и Османская империя. М., 1984. С. 12-13; Lufii J. Povijest Dubrovnika. S. 13-15). Принимаем конъектуру Дж. Бьюри вместо испорченного места (в рукописи:...???).

       46. Признается достоверность также известия о поселении в Рагуэе части салонских беженцев (Lu!'it J. Povijest Dubrovnika. S. 15). Перечень конкретных имен взят, видимо, из списка старейших аристократических фамилий Рагузы (DAI. II. Р. 106). Некоторое соответствие этому известию содержится в хронике Фомы Сплитского: "построили Рагузу и поселились в ней" жители Эпидавра вместе с беженцами "из романского города" (HS. Р. 30).

       47. 6457 г. от сотворения мира = 1 сент. 948 - 31 авг. 949 г. Дата служит terminus post quem написания гл. 29. Падение Салоны отнесено здесь к 449 г. (ср. коммент. 10 к гл. 29). Однако цифра 500 - скорее всего ошибка переписчика: согласно конъектуре Ф. Шишича нужно *фи' (300) вместо *тау' (500). Г. Лябуда предлагает *кси' (600).

       48. С церковью св. Стефана связывают развалины церкви во дворе дубровницкой епископальной семинарии. Их датировка колеблется в пределах VI-XI вв. Лишь Константин сообщает о захоронении в Дубровнике св. Панкратия (по церковной традиции - епископ Тавроминейский, обращенный апостолом Петром). Возможно, здесь отразилась попытка клира Рагузы соединить историю своей церкви с деяниями апостолов (ср. коммент. 46 к гл. 29). Филипп де Диверсис (XV в.) в описании церкви св. Стефана среди захороненных там лиц св. Панкратия не упоминает (DAI. II. Р. 107).

       49. Рассказ о дворцовом комплексе Диоклетиана составлен, несомненно, по описаниям очевидца. Интерпретация названия Аспалаф противоречит изображению дворца как большого, величественного сооружения (ср. объяснение названия Спалатум у Фомы Сплитского - от слова pallantheum, которым "древние называли большие дворцы" - HS. Р. 5). В литературе наиболее признана этимология от слова ??? (разновидность терновника, распространенная на далматинском побережье). Эти известия о Диоклетиане соответствуют двум основным сюжетам, в которых он выступает в средневековой далматинской (в особенности сплитской) историографии: как строитель дворца и как гонитель христиан. Не случайно здесь и упоминание лишь дух святых - Домния и Анастасия: именно их культ оформлялся в VII-XI вв. как культ патронов сплитской церкви (Чернышев А. В. Сплитская легенда о Домнии и Анастасии и политическая реальность далматинского средневековья // Общественное сознание на Балканах в средние века. Калинин, 1982. С. 136-138). Согласно церковной традиции, они были казнены в Салоне при Диоклетиане в 304 г. и захоронены здесь же. После варварских нашествий немало христианских реликвий, в том числе мощи святых Домния и Анастасия, были перенесены в Рим. Сообщение Константина - наиболее ранняя фиксация факта захоронения этих святых в Сплите. По местному преданию, пересказанному Фомой, первый архиепископ Сплита перенес их мощи из Салоны в бывший мавзолей Диоклетиана (HS. Р. 34-35). Хотя вопрос о подлинности мощей в Риме и Сплите неясен, сам акт переноса каких-то мощей (под видом останков Домния и Анастасия) вполне вероятен в связи с утверждением сплитской церковью своих епископальных прав в качестве преемницы салонской церкви. Притязания сплитской архиепископии на первенство в Далмации ярко отразились в мифе о Домнии как ученике св. Петра. По-видимому, вопрос о связи св. Домния с деяниями апостолов наиболее остро стоял в начале Х в. Церковный собор в Сплите в 925 г. признал достоверность такой традиции (Codex diplomaticus. P. 31). Очевиден отзвук этих событий и в рассказе Константина, хотя он и не упоминает о мученичестве Домния и Анастасия при Диоклетиане (DAI. II. Р. 108-109),

       50. Подвальные помещения без окон использовались как кладовые, тюрьмы, позднее - и как часовни (крипты).

       51. Мера длины, равная примерно 2 м.

       52. Пространство на верхней внутренней, за зубцами, стороне стены. Здесь несли стражу воины: с перипата они обороняли крепость (город) при вражеской осаде. Утверждение, что Аспалаф не имел ни перипата, ни бастионов, Ф. Дворник считает неточным (DAI. II. Р. 109).

       53. Тетрангурин (Трагуриум, совр. Трогир) - поселение, основанное греческими колонистами в III в. до н.э. С I в. принадлежало римлянам. Местоположение города описано верно. Объяснение его названия (от слова ??? - огурец) - плод народной этимологии местного происхождения (см.: ВИИНО С. 23).

       54. Римский христианский мученик III в. Захоронен в Риме. По местному преданию, погребен в Трогире, почитается как покровитель трогирской церкви.

       55. Декатеры (совр. Котор) - греческое поселение, основанное после III в. до н.э. Римляне завладели им около 168 г. до н.э. Котор расположен на берегу залива, имеющего узкий выход в море. Хорошо осведомленный о положении города, Константин связывает его название с лат. catena ("узы, оковы") (DAI. Р. 110; Kaczmarczyk Z. Miasta dalmatinske. W-wa, 1975. S. 301).

       56. Христианский мученик, погибший в Никее, в Малой Азии, в середине III в. По далматинской легенде, нобили Котора выкупили его мощи у венецианских торговцев в начале IX в.

       57. Храм св. Трифона был построен в начале IX в. В 841 г. разрушен арабами. Его остатки были найдены при реставрационных работах в церкви, посвященной тому же святому и построенной в XII в. (DAI. II. Р. 110). Константин характеризует сооружение, которого в его время уже не существовало: свидетельство разновременности информации, приведенной в гл. 29.

       58. Диадора (Ядер, Ядра, совр. Задар) - первоначально поселение либурнов, При Августе (27 г. до н.э. - 14 г. н.э.) здесь была основана римская колония. После разрушения Салоны Задар стал центром византийской Далмации. Приводимая этимология (от лат. iam erat) - очевидно, местного происхождения: первенствующее положение Задара подкрепляется древностью города (старше Рима) (ср.: Suic M. Zadar S. 16-26). По сплитской легенде (HS. Р. 31), город основан частью беженцев из Салоны и назван по имени реки Ядера.

       59. Римская патрицианка, обращенная в христианство св. Хрисогоном (см. комме 61 к гл. 29), помогала христианам Рима и Аквилеи во время гонений Диоклетиана и была казнена в Сирмиуме (Среме). 3 начале IX в., по местному преданию, император Никифор I подарил ее мощи задарскому епископу Донату (Racki F. Documenta. P. 306-310). В Х в. св. Анастасия была объявлена святой покровительницей Задара.

       60. Данных о царе Евстафии нет: видимо, персонаж какой-то легенды.

       61. Фригийский мученик времен Диоклетиана. По преданию, его мощи были перенесены из Аквилеи в Задар (Rafki F. Documenta. P. 18, 21). В Задаре был монастырь св. Хрисогона, перестраивавшийся в Х в. (Codex diplomaticus. P. 45).

       62. Церковь св. Анастасии не сохранилась, но уцелел саркофаг, надпись на котором удостоверяет, что в нем лежат мощи св. Анастасии.

       63. Халкопратийский храм находился в Константинополе, в районе торговцев медными изделиями (отсюда название - Халкопратии).

       64 Церковь св. Троицы (позднее - св. Доната) сохранилась в первоначальном виде до настоящего времени. Она датируется предположительно началом IV в.

       65. Векла - Крк. Арва - Раб. Опсары - Црес.

       66. Лумврикат, Селво, Скерда, Алоип, Пиротима, Мелета - соответственно Бргада Силва, Шкарда, Олиб, Премуда и Молет в Задарском архипелаге. Катавтревено -остров Kakau, Kerkuata около Задара. Согласно другому объяснению, это название объединяет два топонима - Tuconum, Cotunum (совр. село Кун на о. Пашман) и о. Тревено в Задарском архипелаге. Пизух отождествляется с о. Гисса (совр. о. Иж) либо с о. Дуги Оток, на котором в средневековье находился город Пчух. Скирда-кисса - предположительно остров Scardizza, Scardica около Задара или о, Кисса (совр. Паг). Название могло быть также составлено из двух частей - *Скирда (скала Шкерда возле о. Пага) и *кисса - о. Кисса. Топоним Эстениуз возник, по-видимому, в результате слияния двух названий островов - Гисса и Сеструнь (ВИИHJ. С. 25-26. Бел. 61-69; DAI. II. Р. 112).

       67. Новейшие раскопки свидетельствуют о непрерывном существовании некоторых из бывших романских поселений, в частности в районе Салоны (Rapamc Z. Prilog proucavanju kontinuiteta naseljenosti u salonitanskom ageru u ranom srednjem vijeku // VAHD. 1980. Knj. 75. S. 189-217). Константин приводит, следовательно, тенденциозные сведения, видимо, далматинского происхождения.


Оглавление

1. Г.Г.Литаврин  Введение

2. Главы 1-32. Перевод  Г.Г.Литаврин

3. Главы 33-53. Перевод  Г.Г.Литаврин

4. Комментарий, главы 1-8

5. Комментарий, глава 9

6. Комментарий, главы 10-29

7. Комментарий, главы 30-43

8. Комментарий, главы 44-53

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

Rambler's Top100 Rambler's Top100

Перепечатывается с сайта

http://oldru.narod.ru/

редактор Вячеслав Румянцев

24.01.2003