Логотип Института стран СНГ вернуться в начало
ИНСТИТУТ СТРАН СНГ
ИНСТИТУТ ДИАСПОРЫ И ИНТЕГРАЦИИ

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ
18
15.11.2000
содержание

БЕЛОРУССИЯ

Публикации. Украина. Белоруссия. Приднестровье и Молдавия. Средняя Азия и Казахстан

ХРОНИКА. Выборы завершились, но формирование парламента еще идет. Что ждет Белоруссия от ДКБ


ХРОНИКА

30 октября Александр Сазонов был освобожден от должности помощника президента РБ указом А.Лукашенко.

31 октября состоялась встреча президента РБ А.Лукашенко с М.Каддафи, на которой, помимо экономических вопросов, были обсуждены общеполитические темы. Ливийский лидер наградил Александра Лукашенко высшим орденом страны – орденом Революции. Беларусь, как отметил Лукашенко, связывают с Ливией дружеские отношения, а в экономическом сотрудничестве с этой страной РБ может всех опередить.

Белоруссия продолжает осуществлять программу поиска рынка сбыта своих товаров взамен российскому. Это еще раз подтвердил визит премьер-министра РБ Владимира Ермошина в Армению. 31 октября на встрече в Ереване со своим коллегой Андраником Маргаряном белорусский премьер-министр подчеркнул заинтересованность своей страны в значительном увеличении товарооборота между Белоруссией и Арменией до “нескольких сотен миллионов долларов”. Напомним, что товарооборот между этими странами в прошлом году не превысил 2,7 млн. долларов США (!).

31 октября СМИ РБ распространили высказывание президента Белоруссии Александр Лукашенко о развитии ситуации в Югославии. Глава белорусского государства подчеркнул, что Беларусь твердо выступает за сохранение территориальной целостности дружественной Югославии. Это очень важное и своевременное заявление, поскольку распад Югославии (выход из ее состава Косово-Метохии и Черногории) приведет к возникновению нового государства – Сербии, слабой, лишенной выхода к морю, окруженной враждебными балканскими странами, за спиной которых маячит НАТО. Такая Сербия в роли союзника России и Белоруссии на Балканах, в этом стратегическом регионе ЮВЕ, не представляет практического интереса, а присоединение ее в перспективе к российско-белорусскому государству становится вообще нецелесообразным.

2 ноября в Вене Постоянный комитет ОБСЕ за закрытыми дверями рассмотрел т.н. белорусский вопрос. Основные тезисы главного докладчика на этом заселании Ханса-Георга Вика неизвестны, никакого постановления принято не было. Однако представитель США при этой организации Дэвид Джонсон отметил, что выборы в Белоруссии не были ни свободными, ни демократическими. Поэтому международному сообществу следует и в дальнейшем рассматривать Верховный Совет 13-го созыва в качестве легитимного законодательного органа республики.

4 ноября в Москве прошло заседание комиссии Парламентского собрания СБР по вопросам внешней политики. На нем рассматривался и вопрос о парламентских выборах в Белоруссии. Депутаты Парламентского собрания отметили, что выборы в нижнюю палату Национального собрания РБ были самыми демократичными в странах СНГ. Участники заседания высказались за повышение роли общественности в строительстве Союзного государства.

6 ноября Минская мэрия впервые за историю самостоятельного белорусского государства не разрешила коммунистам провести 7 ноября митинг и шествие в центре столицы Белоруссии. Отказ получили обе партии, подавшие заявки на уличные акции, - Коммунистическая партия Белоруссии (КПБ) Виктора Чикина и Партия коммунистов Белорусской (ПКБ) Сергея Калякина. Напомним, что в ходе парламентских выборов коммунисты потерпели сокрушительное поражение. Например, депутатами Палаты представителей НС стали только пять членов КПБ, а из списка кандидатов от ПКБ вообще не прошел ни один человек.

8 ноября на заседании т.н. Консультативного совета оппозиционных политических партий руководитель КНГ ОБСЕ по Белоруссии Х.-Г. Вик опроверг слухи об отъезде этой миссии из РБ в мае следующего года. По его словам консультативно-наблюдательная группа ОБСЕ в Белоруссии имеет неограниченный по времени мандат на свою деятельность и будет продолжать свою работу. В планы КНГ входит наблюдение за исполнением белорусскими властями известных “четырех условий”, без чего любые выборы в республике не могут признаваться международным сообществом демократическими и прозрачными. Интересно, изменит свою позицию группа Вика, если на президентских выборах в 2001 г. вдруг победит представитель оппозиции?

9 ноября в Минске состоялась встреча президента Белоруссии Александра Лукашенко и директора Службы внешней разведки России Сергея Лебедева. Президент РБ поблагодарил российские спецслужбы за информационную поддержку. Глава СВР, в свою очередь, отметил факт взаимопонимания спецслужб двух стран в деле обеспечения безопасности России и Белоруссии.

10 ноября стало известно о подписании в Праге индивидуальных кредитных соглашений объемом 60 млн. долларов США по программе модернизации Белорусского автомобильного завода. Пока средства на это предоставляет Чешский экспортный банк. Однако будут ли отпущены ЧР все кредитные суммы, а это по плану - 119 млн. долларов, остается неясным.

12 ноября в Минске силами милиции и внутренних войск была пресечена попытка группы молодежи пройти по улицам с лозунгами антиправительственного содержания. Задержано несколько десятков человек, включая организатора акции – лидера “Молодого фронта” Павла Северинца. Попытки подобных несанкционированных акций были предприняты в этот же день в Могилеве, Гродно, Орше и Барановичах.

14 ноября в Москве состоялось заседание Совета министров Союзного государства. Из 30 вопросов, которые предполагалось ранее вынести на это заседание, четыре оказались неподготовленными. Главной проблемой остается выполнение программы введения единой денежной единицы Союзного государства и создание единого эмиссионного центра (предположительно к 2005 г.). В центре внимания были также спорные вопросы о создании единого таможенного пространства и союзной телерадиокомпании.

Выборы завершились, но формирование парламента еще идет

Два тура выборов в нижнюю палату парламента Белоруссии позволили избрать в ПП НС необходимое количество депутатов (по законодательству РБ палата может приступить к работе если в нее избрано не менее 75 депутатов), а также значительно обновить корпус народных избранников. На тех участках, где выборы не состоялись, через определенный законодательством срок должен быть организован повторный круг выборов. Верхняя палата НС еще только формируется, этот процесс должен завершиться в декабре этого года.

Александр Лукашенко дал понять, что качество нового депутатского корпуса его вполне устраивает, и поэтому он не исключает возможности, что "еще до президентских выборов будут сделаны определенные шаги в рамках Конституции по усилению роли парламента в нашем обществе". Идет ли речь о передаче какой-то части президентских полномочий Национальному собранию – покажет время. Пока президент РБ ограничился туманным намеком, что после президентских выборов возможно даже внесение изменений в Конституцию по проблеме разделения власти (точнее перераспределения властных полномочий) в республике путем проведения референдума.

Впервые в ходе выборов в законодательное собрание Белоруссии было избрано так мало женщин (в ПП НС прошли только 6 женщин). Чтобы сохранить лицо президент РБ даже поставил задачу включить в состав сената не менее 30% женщин (такое представительство характерно для нынешнего Совета Республики).

Сами принципы формирование верхней палаты вызывают немало нареканий общественности. Дело в том, что одна треть сенаторов назначается самим президентом, а губернаторы (назначение и снятие которых с должности тоже осуществляется с благословения главы государства) получают места в Совете Республики автоматически. Ранее Лукашенко высказывался за радикальное обновление нынешнего состава Совета Республики (исключая губернаторов): "максимум новых людей".

Как и предполагалось, в целом выборы не были отмечены какими-нибудь крупными сенсациями и неожиданностями. Политическую и дипломатическую поддержку Белоруссии в ходе выборов оказала и Россия, приславшая своих наблюдателей, депутатов Федерального Собрания РФ и работников МИДа.

Что ждет Белоруссия от ДКБ

Белоруссия занимает совершенно особое положение как член оборонного союза СНГ. Договор о коллективной безопасности был подписан, как известно, 15 мая 1992 года, почти сразу после распада СССР. За годы существования этого союза не удалось не только сформировать эффективную систему безопасности в рамках Договора, создать единое оборонное пространство, но даже сохранить существовавшие в начале 90-х годов военно-технические связи бывших республик Советского Союза. Прошлый год оказался критическим для оборонного союза – из ДКБ вышли Узбекистан, Грузия и Азербайджан. Часть государств-участников, включая и Белоруссию, проявляла полную пассивность в деле укрепления оборонительного сообщества СНГ, но весьма активно искала политические и военные контакты с НАТО.

Провозглашение Белоруссии нейтральным государством и объявление ее территории безъядерной зоной шли в пандан с заявленным российским руководством курсом на вхождение России в европейскую и мировую системы безопасности. Политическая и военная элиты того времени совершенно не отдавали себе отчета в своих действиях. Иллюзии о скором принятии России в круг “цивилизованных государств”, о включении РФ в некую новую “архитектуру европейской безопасности”, умело поддерживаемые российским МИДом, очень скоро развеялись. Расширению НАТО на Восток, ввиду полного провала российской дипломатии в 1995-1996 гг., оказалось просто нечего противопоставить. Неоправданная спешка с выводом из РБ стратегического и тактического ядерного оружия лишила Россию единственного и самого весомого аргумента в деле ограничения Североатлантического аппетита в Центральной Европе.

Сегодня надо открыто признать, что вывод ядерного оружия с территории Белоруссии был роковой ошибкой. России просто утерли нос, когда вместо одной пустой бумажки под претенциозным названием “Партнерство во имя мира” образца 1995-го года, ей в Париже в мае 1997 г. атлантисты выдали другую “гарантию” в виде “Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности”. Ничего кроме символических заявлений о благих намерениях НАТО по отношению к России в этом документе не содержится. С правовой точки зрения он не является даже договором, обязательным для исполнения, его юридическое значение ничтожно.

Противопоставить НАТО некий военный альянс на Востоке, хотя бы в форме ДКБ, не удалось. ДКБ с самого начала погряз в бумаготворчестве, создании и согласовании общих “институций” и нормативно-правовой базы, вместо реального военного строительства. В рамках ДКБ нет не только военных формирований, но даже принципов единой военной стратегии, первичным для выработки которой является четкое определение противника (что является, кстати, и главным недостатком российской оборонной доктрины).

Что касается Белоруссии, то такое положение ее вполне устаивало: по законодательству республика не имеет права посылать военные формирования за пределы собственных границ, дополнительные военные расходы, к которым экономика и бюджет РБ была совершенно не готовы, также не требовались. Мало что изменила встреча лидеров стран, входящих в ДКБ, в прошлом месяце – подписанное “Соглашение о статусе формирований сил и средств системы коллективной безопасности” не несет на себе никаких новых обязательств, в том числе и в болезненной для Белоруссии сфере военных расходов. А группировка войск в Средней Азии ее вообще не волнует – менять собственные законы для защиты далеких Узбекистана или Таджикистана от потенциального нашествия талибов она не собирается.

Впереди президентские выборы, а, значит, армию в интересах успеха на них нынешнего президента можно только сокращать, провозгласив резкое уменьшение призыва молодежи на срочную службу. В заигрывании с потенциальными избирателями нет ничего оригинального, нечто подобное несколько лет назад происходило и в России. Уже в ноябре Лукашенко, по сообщению одних источников, пообещал сократить белорусскую армию на 35 – 45 тысяч человек, по другим сведениям речь идет об уменьшении штата военнослужащих на 25%. Военная реформа белорусской армии, начатая с помпой в середине 90-х, но так и незавершенная, ставила своей целью, кроме прочего, сокращение личного состава до 61 тысячи чел. Реально сегодня в частях боевого применения служит около 60 тыс. На сокращение штатов этих частей белорусское руководство, скорее всего, не пойдет. На замену солдат срочной службы профессионалами-контрактниками в бюджете просто нет денег, хотя соблазн решить одновременно проблемы армии и привлечения на военную службу граждан, не нашедших себе место в производственной сфере (по причине ее сложного состояния) у руководства республики велик. Поэтому речь идет о некотором уменьшении военной администрации, либо о временном и формальном сокращении численности армии с предвыборными целями.

Между тем, о сокращении войск МВД, спецподразделений КГБ и других ведомств, число военнослужащих в которых вместе с милицией превышает 100 тыс., никто не говорит. Тем временем в Белоруссии идет скрытый процесс упрочения социальных связей представителей частей специального и особого назначения с политической элитой, постепенного превращения института привилегированных частей спецназначения в инструмент политической власти.

Что же привлекает Белорусское руководство в ДКБ? Прежде всего, это оказание Россией в рамках Договора военно-технической помощи, подобно той, что была предоставлена Киргизии за два последних года. Не отказываются чиновники белорусского военного ведомства и от перспективы поставок техники из внутренних резервов российской армии, конечно, по низким ценам: с учетом ее амортизации и т.п.

А вот для получения новой техники и вооружений российского производства по льготным ценам Белоруссия даже готова развернуть какие-то сегменты коллективных сил на своей территории, правда, они будут “не выездными”. Поэтому напрасно генеральный секретарь Совета коллективной безопасности (СКБ) Валерий Николаенко планирует “в случае возникновения угрозы перебрасывать их на опасные участки с санкции Совета коллективной безопасности”. Белорусский законопослушный “коллективный” солдат, оснащенный и вооруженный по последнему слову техники за счет России и других стран СНГ, останется дома - нехай воюют другие. Кроме, того Николаенко наверное забыл об одной “мелочи”: для операций сил участников ДКБ нужна санкция еще одной международной организации – ООН, а кто там заправляет всем достаточно хорошо известно по Балканским событиям.

При посещении 3 ноября 34-ой базы хранения вооружения и техники под г. Борисовом президент Белоруссии подчеркнул, что “нам нужно оружие, способное выполнять оборонительные функции, а это системы ПВО, обнаружения, высокоточное оружие”. Однако, в уже принятом бюджете РБ на следующий год на национальную оборону предусмотрена сумма в 153 млрд. белорусских рублей, которая едва сможет покрыть текущие расходы вооруженных сил республики. Откуда же возьмутся средства на поставки в войска новейших и дорогостоящих систем вооружений? Ответ – ДКБ.

В сущности, такой прагматический и эгоистический подход к военному сотрудничеству в рамках ДКБ, к одностороннему выполнению союзнических обязательств по большому счету отражает главную тенденцию политики руководства Белоруссии, прослеживающуюся с 1994 г. Она заключается в активной защите государством собственных интересов: своего рынка, своей финансовой системы, субъектов хозяйствования, инфраструктуры и т.п. от проникновения из вне при одновременной экспансии белорусских товаров и услуг за пределы республики. Такая экономическая экспансия при бедности РБ на сырье и энергоресурсы возможна только при получении масштабной помощи на льготных основаниях, что делает энергозатратные белорусские товары конкурентоспособными. Поэтому она не только тщательно прикрывается пропагандистскими мероприятиями, но и сопровождается потенциальной идеологической и политической экспансией. Следует прямо сказать, что в применении к системе отношений Россия-Белоруссия имеет место нарушение известного еще со времен Древнего Рима и основополагающего принципа взаимоотношений такого рода - “я даю, чтобы ты дал”.

В силу такого дифференцированного подхода и явного стремления политической элиты РБ к искусственному созданию образа мощного государства, мнимому увеличению реального потенциала республики и обеспечению интересов своего политического главенства в любых формах союзов серьезно рассчитывать на мобилизацию военных сил и структур Белоруссии в целях выполнения обязательств в рамках ДКБ просто не приходится. Сейчас в Белоруссии любые шаги по военной интеграции продолжают рассматривать как попытку России воссоздать господство на своем приграничном пространстве.

Недостаточность конституции РБ, рудиментарность законодательства в оборонной сфере и консервативность политических институтов, помноженные на всяческие фобии высшего слоя управленцев, видящих во всем угрозу традиционным ценностям и нормам белорусского социума, крайне затрудняют создание на Западе эффективного оборонительного рубежа. Та государственная идеология, которая возобладала в середине 90-х гг. и исповедуется высшим слоем управленцев РБ, является идеалистической, не отражает действительного положения страны, почти никак не связана с реальной экономикой, с повседневной жизнью населения и не создает новой базы для социального прогресса. Отсюда и слабость государственной оборонительной стратегии (оборона на все четыре стороны), не учитывающая подлинных внешних угроз безопасности Белоруссии. В этих условиях строить военную и политическую системную организацию обороны Содружества, вкрапливая туда Белоруссию, достаточно сложно.

Фадеев А.


НАЗАД. К содержанию. К началу раздела. ВПЕРЕД
Введение. Архив номеров. Версия для загрузки и печати
Комментарии, запросы и предложения просьба присылать по e-mail: bulleten@zatulin.ru

Copyright © 1999-2000 Институт стран СНГ


1467