8 сентября 2004 года

ПУТИН НЕ ВИДИТ СВЯЗИ МЕЖДУ ЧЕЧНЕЙ И БЕСЛАНОМ

Президент рассказал западным журналистам и политологам, какие выводы он извлек из волны терактов.

В понедельник поздно вечером Владимир Путин принял у себя западных журналистов и политологов. Это была первая встреча главы государства с иностранными наблюдателями после катастрофы в Беслане. Она проходила в загородной президентской резиденции Ново-Огарево в формате вопросов и ответов. Встреча была беспрецедентной по продолжительности: разговор длился три с половиной часа и закончился после полуночи.

К президенту пригласили тех же самых журналистов и профессоров западных университетов, что участвовали в трехдневной конференции в Новгороде, посвященной имиджу России за рубежом. Новгородские дискуссии проходили на достаточно высоком уровне – с участием глав комитетов Госдумы и влиятельных чиновников. Более того, организаторы обещали, что с гостями из США и Европы встретятся замглавы кремлевской администрации Владислав Сурков и его бывший шеф Александр Волошин. Но из-за терактов они в Новгород не приехали.

Зато в Москве иностранцев принял сам глава государства. Подробности беседы сообщил участник встречи корреспондент «Гардиан» Джонатан Стил. По словам журналиста, Владимир Путин отверг идею проведения общественного расследования обстоятельств захвата школы в Беслане. Если российский парламент начнет собственное расследование, то Путин не будет возражать.

Но, как предупреждает президент, оно может превратиться в «политическое шоу». «Если такое случится, от этого будет мало проку», – сказал Путин. Вместе с тем он пообещал служебное расследование с целью «установить хронику событий и узнать, кто должен нести ответственность и получить наказание».

Путин также заявил в ответ на вопрос корреспондента «Гардиан», что люди, призывающие к переговорам с чеченскими лидерами, не имеют совести. «Почему бы вам не встретиться с Усамой бен Ладеном, пригласить его в Брюссель или в Белый дом на переговоры и спросить, что он хочет, и предоставить это ему, чтобы он оставил вас в покое? Почему вы не делаете этого? – спросил президент с подчеркнутым сарказмом. – Вы находите возможным установить пределы в делах с этими ублюдками, а почему мы должны вести переговоры с людьми, которые являются убийцами детей? Никто не имеет морального права призывать нас вести переговоры с убийцами детей».

Президент признал, что российские войска совершили нарушения прав человека в Чечне, но, подобно пыткам, совершенным американскими солдатами в тюрьме «Абу-Грейб» в Ираке, они не были санкционированы руководством. «На войне происходят безобразия, которые имеют свою внутреннюю логику», – цитирует британский корреспондент слова главы российского государства.

Как сообщает Джонатан Стил, Путин, ударяя по столу ребром правой руки, сказал, что не видит связи между российской политикой в Чечне и событиями в Беслане. «Только вообразите, что люди, стреляющие в спину детям, где-то на нашей планете пришли к власти. Спросите себя об этом, и у вас больше не будет вопросов по поводу нашей политики в Чечне», – сказал он.

Президент дал ясно понять, что он рассматривает требования предоставления независимости Чечне в качестве острия стратегии чеченских исламистов, пытающихся при поддержке со стороны зарубежных фундаменталистов подорвать всю южную Россию и даже поднять мусульманское население в других частях страны. «Мусульмане живут на Волге, в Татарии и Башкирии. Чечня не Ирак. Она не так далеко. Это жизненная часть нашей территории. Это все имеет прямое отношение к территориальной целостности России», – говорит он.

Путин настаивал, что Россия заинтересована в политическом решении в Чечне. Вскоре там будут проведены выборы в парламент Чечни и «мы попробуем привлечь к участию как можно больше людей с различными взглядами». «Мы усилим законность путем набора чеченцев в милицию, постепенно отведем наши войска в казармы и оставим небольшой контингент, который сочтем нужным, как это делают США в Калифорнии и Техасе», – сказал Путин.

Российский президент, сообщает корреспондент, не согласился с оценкой, что война идет уже 5 лет с того времени, когда он впервые направил туда свои войска. «Это тлеющий конфликт. Там происходили нападения, но не было больших операций, как в 1999 году», – сказал он.

Артур БЛИНОВ

распечататьраспечатать