Официальный сайт команды BOINC SETI@home RUSSIA о ПВР, SETI
На главную | Напишите нам | Карта сайта | Поиск

SETI@home - научный эксперимент, который использует подключенные к Интернет компьютеры в Поиске Внеземного Разума [ПВР, SETI]. Вы можете участвовать, управляя свободно распространяемой программой, которая загружает и анализирует данные радиотелескопа.
Реклама О проекте Публицистика Форум Ресурсы Контакты
Статистика
BOINC SETI@home RUSSIA, Поиск внеземного разума

Новости сайта:

10.09.2005

Обновлен подраздел Personalia.

Добавлено описание радиотелескопа РАТАН-600.

К. Саган об И. Шкловском

Профессор Карл Саган [Корнелльский Университет, США]


И. С. Шкловский, один из всемирно известных ведущих астрофизиков, первым среди советских ученых начал на современном этапе поиск внеземных цивилизаций.

После войны Шкловский пишет несколько основопологающих научных статей, касающихся, в основном, эволюции звезд, межзвездного газа, их взаимодействия. Объектами его работы были солнечная корона; теоретический анализ [еще до открытия] 21-см спектральной радиолинии нейтрального атомарного водорода; предсказание, что многие молекулы межзвездной среды могут быть обнаружены радиоастрономическими методами; околозвездные мазеры; анализ, согласно которому планетарные туманности, колоссально большие пузыри межзвездного газа, есть результат эволюции звезд - красных гигантов; предсказание, широко принятое сейчас, что рентгеновская звезда - это тесная пара звезд, одна из которых нейтронная. Раннюю славу принесло Шкловскому открытие того, что самый известный на небе остаток Сверхновой, Крабовидная туманность, виден в обычном видимом свете благодаря синхротронному излучению, генерируемому электрически заряженными частицами, ускоряемыми в сильном магнитном поле.

Шкловского всегда интересовало возможное применение того, что он узнавал о звездах, к планетам Солнечной системы. Ему принадлежат ранние исследования эволюции атмосфер планет, позднее он предположил, что взрывы близких сверхновых могли бы сыграть значительную роль в эволюции жизни на Земле и, возможно, были причиной вымирания динозавров. [Сейчас, напротив, превалирует мнение о том, что причиной тому было столкновение Земли с астероидом или ядром кометы. Его работа была, однако, важна тем, что привлекла внимание к влиянию внеземных явлений на жизнь на Земле].

Шкловский был прекрасным учителем, и многие ведущие ученые, работающие по советским программам исследований планет, такие как В. И. Мороз и В. Г. Курт, и многие ведущие советские радиоастрономы, такие как Н.С.Кардашев, были его студентами. Вскоре после основания ИКИ АН СССР он связал с ним свою жизнь и до самой смерти продолжал играть вдохновляющую роль в советских проектах по исследованию планет.

Тема, по которой я впервые имел дело со Шкловским, была совсем другая, поиск внеземных цивилизаций. Я читал некоторые из его статей, включая его гипотезу о вымирании динозавров в результате вспышек сверхновых, и подумал, что его могла бы заинтересовать проводимая мною в то время работа по межзвездной связи. В 1962 г. я послал ему препринт своей статьи и удивительно быстро получил ответ, начинавшийся старой русской пословицей: "На ловца и зверь бежит". Шкловский писал книгу о внеземных цивилизациях и совсем уже был готов начать очередную главу, когда пришла моя статья именно на тему этой главы. Так началась совместная работа, я организовал перевод его книги на английский язык и добавил [по его предложению] такое же количество нового материала.

Книга, опубликованная в 1966 г. в США под названием "Жизнь во Вселенной", была положительно воспринята и до сих пор издается. Наша совместная работа полностью осуществлялась по почте, иногда материал приходил из Москвы с четко пропечатанным штампом цензора. Мы ни разу не встретились до опубликования книги, поскольку Шкловскому в течение 20 лет отказывали в выезде за пределы Восточной Европы. Перспектива такой встречи представлялась весьма отдаленной, но "вероятность нашей встречи, - писал он мне - наверное, не меньше вероятности посещения Земли космонавтом из других миров".

Репрессии в стране, однако, то ужесточались, то ослаблялись, и в конце 60- х годов Шкловскому было дано разрешение на его первую поездку в США. Я был рад встретиться с ним тогда, и потом еще много раз в Штатах, в Советском Союзе, в Западной Европе. Его умение быстро схватывать ситуацию и нестандартный ход мысли были захватывающими.

У него была заразительная улыбка, он обычно хватал собеседника за локоть или тыкал пальцами в лацкан, чтобы привлечь его внимание к тому, что происходит. Чрезвычайно развито было у него чувство юмора, но он терпеть не мог неумных людей. Я помню встречу по связи с внеземными цивилизациями в Армении в сентябре 1971 г., где один из советских ученых выдвигал довольно безрассудный тезис о том, что все великие научные открытия [триумфальные открытия Ньютона, Дарвина, Эйнштейна] были сделаны во время солнечного максимума, когда Солнце выбрасывает больше энергичных заряженных частиц, чем в среднем. "Да, - сказал Шкловский, повернувшись ко мне, и шепот его был слышен по всему конференц-залу, - но его идея была зачата в глубокий солнечный минимум".

В 1960 г. он получил Ленинскую премию, возможно, за военные радиосистемы и РЛС*1. В 1966 г. он был избран член-корреспондентом советской Академии наук, но академиком он так и не стал. Я помню, как кто-то из ведущих советских астрономов сказал мне в середине 1960 г., еще до того, как я встретился со Шкловским, что "пятьдесят процентов того, что делает Шкловский, блестяще, но кто скажет, какие это пятьдесят процентов". И, действительно, его всегда привлекали рискованные гипотезы. Он, например, предполагал, что движение Фобоса, внутренней марсианской луны, с медленным орбитальным движением по спирали в сторону Марса объясняется тем, что Фобос - полый, следовательно, он был изготовлен ранее существовавшей, а теперь, вымершей марсианской цивилизацией. С тех пор были найдены другие, более естественные толкования великого ускорения Фобоса.

Он был прямым человеком. Еврей, достигший большого научного признания в Советском Союзе, он ненавидел любые проявления распространяющегося антисемитизма в вопросах поступления в университет, академической карьеры. Он возмущался теоретиками марксизма, которые заявляли, что в соответствии с диалектическим материализмом другие планеты должны быть обитаемы; он заявлял, что эти люди не понимают даже собственный марксизм и что ученые должны подходить к природе непредубежденно идеологически и непредвзято. В начале 1960-х годов он отмечал, что "высокомощные лазеры могли бы стать новым видом оружия колоссальной разрушающей способности", он предупреждал, что США ежегодно тратят миллионы долларов и вовлекают сотни корпораций в исследования такого рода; он выражал надежду, что подобная технология будет использоваться лишь в мирных целях. [Он воздерживался от комментариев по любым аналогичным действиям в СССР]. Он открыто выражал удовольствие от того, что его книга "Звезды" была опубликована в Америке, стране, внесшей такой значительный вклад в развитие современной астрономии". Политические взгляды этого человечного человека заставляли его иногда критиковать и США, и Советский Союз. Надо было обладать достаточным мужеством, чтобы открыто выражать свои мнения. Он был избран почетным членом американского астрономического общества, получил Золотую Медаль Брюса Тихоокеанского Астрономического общества, был иностранным членом Национальной Академии Наук.

Шкловский сыграл важнейшую роль в том, что в Советском Союзе радиопоиск внеземных цивилизаций вошел в ранг серьезных научных проблем, в популяризации всего комплекса вопросов современной астрономии и в СССР и за его пределами. В 1960 - 70-х годах радиоастрономы в Советском Союзе несколько раз заявляли, что они приняли из космоса необычные сигналы; тревога, правда, оказывалась ложной. Вслед за одним из таких обнаружений сигналов прошла пресс- конференция, на которой медленные периодические изменения яркости радиоисточника, названного СТА-102, были приписаны наличию сигнала от очень высокоразвитой, вероятно, внегалактической цивилизации. Но каждый раз оказывалось, что все эти случаи удавалось объяснить гораздо естественней, СТА-102 оказался одним из первых наблюдавшихся квазаров.

Шло время, никаких признаков внеземных цивилизаций не появлялось. Шкловский, разочаровавшись, стал, в конечном счете, серьезно рассматривать возможность того, что внеземных цивилизаций нет, что мы одиноки в Галактике, состоящей из сотен миллиардов звезд, и во Вселенной, состоящей из миллиардов галактик. Это было предметом постоянной полемики. Каждый раз, встретившись, мы обсуждали этот вопрос. Может быть мы получили внеземные сигналы и не поняли этого? Может быть они посылаются так, что мы не способны их обнаружить, по причине собственной, слишком большой, отсталости? Может, они уже уничтожили сами себя [скажем, в ядерной войне], прежде чем приобрели умение осуществлять межзвездную связь? Но он не считал эти свои последние взгляды окончательными и охотно подписал межзвездную петицию, призывающую к проведению совместного глобального поиска внеземных цивилизаций [март - апрель 1983].

В последний раз я видел его в Австрии, в Граце, в августе 1984 г. как раз перед встречей, которую организовало Планетное общество. На ней советские и американские специалисты обсуждали, как вести дальше сотрудничество в области исследования солнечной системы. Я помню, как он сказал, что бывают тупики в эволюции, что иногда виды оказываются в плену собственной истории. В качестве примера он привел саблезубого тигра, огромные искривленные клыки которого стали ему помехой, а не помощью в ловле добычи.

И. С. Шкловский внес фундаментальный вклад в поиск внеземных цивилизаций, в большинство направлений современной астрофизики.

 

*1. Эта премия была присуждена И. С. Шкловскому за участие в первых космических экспериментах, в частности, как автору идеи искусственной кометы [прим. ред.]

 

Назад
 

Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © 2002-2005 "BOINC SETI@home RUSSIA"

No input file specified.