В Защиту. Журналистское расследование уголовного дела № 376062 «по мошенничеству» Грабового. (Интервью с С.П. ДУДИЕВОЙ) / 2007-04-18 03:19

Текст: Лариса Бочанова

Сусанна Дудиева, председатель Комитета «Матери Беслана»

Корр.: Сусанна Петровна, Ваш комментарий происходящего.

Сусанна Петровна: Беззаконие. Я заявляю это со всей ответственностью. Наши российские СМИ и прокуратура РФ почему-то считают возможным сфабриковать дело против любого человека, оклеветать его, нести ложь и обманывать миллионы людей, нарушать законы. Они решили, что им всё дозволено, они делают это нагло и откровенно цинично. Но они ошибаются.

Перед лицом всех простых людей я со всей ответственностью заявляю, что вся это ложь, которая клубится и вьётся вокруг всей бесланской трагедии, она рано или поздно откроется, и все увидят правду. Мы дадим понять, что простой народ – это не «быдло», которому можно лгать, которым можно манипулировать ради собственных интересов, и которым можно прикрываться для оправдания своих действий или бездействий.

Я считаю, что мы должны пресекать подобное отношение к себе со стороны властей, продажных и нерадивых представителей правоохранительных органов и журналистов. Мы должны объединить всех нормальных и здравомыслящих людей, чтобы покончить с этим. И я не сомневаюсь, что честных людей всё-равно гораздо больше, что мы должны говорить друг другу правду и верить в неё.

Корр.: Какова Ваша правда?

Сусанна Петровна: Если говорить о задержании Григория Петровича Грабового и его уголовном преследовании, то поводом для этого, как известно, стали клеветнические статьи о том, что якобы матери погибших в Беслане детей платили деньги Грабовому за их воскрешение, что якобы Грабовой обещал это воскрешение, что он наживался на горе матерей, и т.д. Это всё ложь.
И если они говорят о матерях погибших детей, то я одна из тех, чьи дети были заложниками, чей ребёнок был убит, одна из тех, кто идёт за правдой, и ведёт за собой людей, чтобы говорить эту правду. Я являюсь председателем комитета «Матери Беслана» и очевидцем всего происходящего. И уже сотый или тысячный раз заявляю, что ни одна мать ребёнка, погибшего в бесланской трагедии, никогда не платила никаких денег Григорию Грабовому, более того, сам Григорий Петрович и ни один из его учеников никогда не были в Беслане.
На мой взгляд, вся это газетная утка была запущена ещё и для того, чтобы скрыть правду об истинных событиях и виновниках произошедшей трагедии, увести людей и переключить их внимание на что-нибудь другое. Вот, нашли виноватого – Грабового, вся трагедия и всё горе матерей Беслана, оказывается, как пытаются нам вдолбить СМИ – это дело его рук. Это цинизм в высшей степени.

Корр.: По поводу расследования трагедии, которая произошла в Беслане, какова ситуация?

Сусанна Петровна: В Северной Осетии до сих пор идут суды и проводится расследование. Закончился суд над Кулаевым, продолжаются судебные слушания над милиционерами районного Правобережного отделения в Беслане, над милиционерам из Ингушетии, откуда пришли боевики. Они пришли с приграничной территории Республики Ингушетия.
Мы, потерпевшие, много делаем для того, чтобы правда всё-таки была раскрыта и обнародована. Потому, что, не докопавшись до истины, нельзя сказать, что это правильно, это не правильно, так было, или так не было. После этого терракта много осталось свидетелей, которые были и заложниками в школе и те, кто находился вокруг школы. И много людей, заинтересованных в проведение объективного расследования.

Нам очень много удалось сделать за эти два года и доказать, что и как на самом деле там всё происходило. Сразу скажу, что затягивание этого расследования, его необъективность исходит во многом от самой прокуратуры. То есть, кто призван докопаться до правды, тот на самом деле её скрывает.

Тем не менее, сегодня уже сама прокуратура признаёт то, что первыми огонь начали федеральные службы. Стреляли по школе, в которой находились заложники, из танков. Установили конкретное имя человека, кто начал эту стрельбу.
До этого, прокуратура утверждала, что танки стреляли по террористам, вели точечный огонь по террористам, которые спрятались в школе. Но вы сами представьте, как можно из танков вести точечный огонь по террористам, вокруг которых находятся дети, и которые этим детьми прикрываются?!

Также прокуратура была вынуждена признать, что 3 сентября начали стрелять огнемёты именно по спортзалу, где находилось основное количество заложников. И именно эта стрельба спровоцировала взрывы, потому что весь спортзал был начинён взрывными устройствами. Прокуратура это была вынуждена признать под напором свидетелей, по их показаниям. Хотя, казалось бы, это очевидные вещи, даже для нас, далёких от военных дел женщин.

В целом, не был должным образом организован переговорный процесс оперативного штаба по спасению заложников с террористами. Фактически, переговоры не велись, велись просто разговоры и всё это время, все эти часы и минуты, пока они там занимались болтологией, дети страдали, дети гибли.
За это должны нести ответственность и члены оперативного штаба, и руководители, а это и президент республики Дзасохов, и начальник федеральной службы безопасности, начальник внутренних дел, представители федеральных структур – Проничев и Анисимов и т.д. Там было много генералов, подразделений армии, частей всевозможных, кого там только не было… Морского флота только не было, все остальные структуры наших вооружённых сил были представлены. А спасения так и не было.

И если в силу должностных полномочий на этих руководителей возложены такие обязанности – спасать людей, то за это они должны нести ответственность. Эти люди наделены властью защищать людей, они клялись на конституции гарантировать жизнь людям, поэтому они должны нести ответственность за всё, что там произошло. Кто дал приказ стрелять из танков, из огнемётов? Есть много вопросов, на которые должны быть ответы. Потому что мы видим, что безнаказанность порождает новое преступление.

Мы не жаждем крови – наказать, казнить тех, кто виноват. Мы должны узнать, разобраться, чтобы в дальнейшем суметь предотвратить подобные преступления и террористические акты. И если кто-то неправильно сработал, то ему просто нужно указать на его ошибки, чтобы не дай Бог, в дальнейшем ни одна мать не оказалось в моей ситуации.

Вот сегодня проходят суды по делу милиционеров, выступает МВД, федеральная служба безопасности, и они выходят и говорят: «Мы не можем гарантировать безопасность населения». Они заявляют об этом прямо и открыто. Получается, мы сами должны заботится о своей безопасности, мы должны требовать правды, разбор ошибок, наказание виновных. Потому что главная профилактика преступления – это выявление и наказание виновных.

Корр.: В Москве начались судебные разбирательства по искам в СМИ, какова здесь ситуация?

Сусанна Петровна: Суд отказал в удовлетворении уже второго иска по защите чести и достоинства, и деловой репутации Григория Петровича Грабового. Первый был предъявлен к газете «Комсомольская правда» на одну из статей Ворсобина, второй, к Соколову-Митричу по газете «Известия» на статью «Использовать нас в таком состоянии бесчеловечно». Я присутствовала на последнем судебном заседании 2 апреля 2007 года и выступала в качестве свидетеля. Знаете, самого Соколова-Митрича на этом заседании не было, был его представитель, и я его очень просила передать этому Соколову-Митричу, что после его статьи, в которой он пишет от нашего имени «использовать нас в таком состоянии бесчеловечно», все матери, после гибели своих детей испытали ещё один шок. И если кто-то нас сегодня использует, так это Соколов-Митрич и ему подобные. А после этого заседания, я испытала ещё один шок. Шок от того, что ни прокуратура, ни судья, даже не пытаются вникнуть в суть происходящего.

Ведь на сегодня тема Беслана в обвинении полностью снята, доказано что Грабовой в Беслане не был, деньги не брал, о чём нам целых два года тиражировали и продолжают тиражировать СМИ, хотя прекрасно знают, что распространяют клевету. А это уже самый настоящий информационный терроризм. Всю эту ложь СМИ не только не опровергает, они получаются, её даже не признают. Вместе с прокуратурой и судом. Берегут, что называется, честь мундира.
Именно из-за этих статей Грабовой сидит в Лефортово, но суд считает, что эта статья не порочит ни его имя, ни его репутацию, что она достоверна и правдива. Это статья от 21 сентября 2005 года, её можно найти в Интернете. Да в Интернет заходить не надо, спросите любого прохожего про Грабового и он от Вас шарахнется, как от прокажённого. Насколько СМИ сегодня людей зазомбировали, что это бездушный мошенник.
Так вот, в этой статье, о которой шла речь на этом суде, чёрным по белому написано «представители секты Григория Грабового появились в Беслане сразу после трагедии» или « Матери Беслана под председательством Сусанны Дудиевой отправились в Москву к Григорию Грабовому, который обещает воскрешение погибших детей, вызвал в Беслане настоящий переворот».

Московский судья ничего порочащего в этом не видит, он не видит в этом преступления, также как и его коллега из Беслана не видит преступления в том, что когда дети два с половиной часа горели, пожарные их не спасали. Когда сами пожарные говорят, что министр МЧС не давал им приказов тушить огонь и спасать детей, Вы понимаете?! И это не считается преступлением. Да у нас сама власть преступная, если она идёт на такое.

Поэтому, перед лицом всех простых людей я очень ответственно заявляю, и я уверена, что меня слышит мой сын, который погиб в этом бесланском аду, моя дочь, которая выжила в нём, я хочу заявить, что мы рано или поздно найдём правду, и все виновные, включая и судей, работников прокуратуры, правоохранительных органов, и журналистов, и представителей власти, они рано или поздно будут нести ответственность и сами предстанут перед судом. Во всяком случаи, перед Божьем судом – точно.

Корр.: Если так всё очевидно, то в данном случае, чем аргументировал судья свой отказ в удовлетворении иска?

Сусанна Петровна: У меня создалось впечатление, что решение уже было принято давно до начала заседания. Была соблюдена просто формальность. С точки зрения судьи, всё, что пишется в статье – всё это правда. И когда я сказала, что всё это ложь, тогда они и меня стали пытаться во лжи обвинить. Спрашивают, благодарил ли меня Григорий Петрович за работу по воскрешению? Я говорю, нет, просто он говорил, что воскрешение возможно, что всё идёт от Бога, от веры и любви, и что это дело каждого, что всё зависит от самого человека…

И вот после этого они мне показывают видеозапись моего выступления на одном из Съездов партии ДРУГГ, после которого Григорий Петрович меня благодарит. И судья тут меня уличает, вот, а Вы говорите, что никогда он Вас не благодарил, а он говорит Вам спасибо. То есть она хочет сказать, что я лгу – и про спасибо, и про Беслан, и про детей, и про всё остальное. Понимаете, как они работают?! Когда просто вежливое обращение, простое человеческое спасибо становится для прокуратуры какой-то уликой, поводом для уличения во лжи, в которой они сами все погрязли.

Поэтому всё шьётся белыми нитками настолько грубо и откровенно…
Мне как свидетелю, задавались вопросы, не имеющие никакого отношения к статье. И когда я пыталась действительно, по существу дела рассказать об истинном положении дел, о событиях, то их это даже не интересовало… У меня такое впечатление, что не люди работают там, а какие-то человекоподобные существа – тебя не слышат и даже не пытаются этого делать.

Корр.: Сусанна Петровна, может быть, они считают, что от горя Вы готовы верить всему и всем, и ошибаться в своей вере?

Сусанна Петровна: А кто дал им право указывать мне, во что я должна верить? Ведь вера – это очень личное, она Богом даётся. Я считаю, что гонение в отношении Учения Григория Грабового о Воскрешении направлены против всех христиан, верующих в Воскресение Иисуса Христа. Иисус сказал: «Мои ученики будут делать лучше, чем Я». А сам Он, как известно, воскрешал людей. Жизнь Человека – Дар Божий и не имеет цены. Жизнь защищена Конституцией РФ и Законами нашей страны, поэтому преследование технологий дающих жизнь, куда также входят технологии Воскрешения Учения Григория Грабового, является преступлением против человечества.

Поэтому я выражаю категорический протест заказному и аморальному преследованию Григория Петровича Грабового и его учеников со стороны СМИ и правоохранительных органов, и этот протест буду отстаивать в судебном порядке.
И у меня не просто вера в Григория Петровича и его Учение. Есть реальные результаты, которые строго доказаны практикой, научными данными, медицинскими подтверждениями. Но ведь СМИ об этом не даёт никакой информации. Они даже её как будто не замечают, они не видят факты. Помимо того, что они нарушают Закон РФ о СМИ, они ещё способствуют тому, чтобы эти технологии, защищающие жизнь человека, не распространялись. Ведь тех, кто действительно технологично занимается спасением, не на словах, а на деле, тех они объявляют мошенниками, вешают на них ярлык сектантов, преследуют и унижают.

И здесь не надо верить, надо просто разобраться с происходящим, есть просто здравый смысл. Когда прокуратура оправдывает убийство по национальному признаку 9-летней девочки, тем самым, поддерживая экстремизм и межнациональную рознь, то это что? Когда только по официальным данным убыль населения России составляет миллион человек в год, то это как? И когда мы видим, что правоохранительные органы, государственные структуры, государственная телекомпания тратят огромные деньги налогоплательщиков на борьбу с Учением Григория Грабового и его учениками, как всё это объяснить?

Когда Григорий Петрович в присутствии тысячи свидетелей дал заблаговременные точные прогнозы по терракту в Нальчике, произошедшему в октябре 2005 года, чем спас Мир от ядерной войны, дал точный прогноз по загрязнению Амура в ноябре 2005 года и провёл профилактические мероприятия, тем самым не допустил превышения нормы токсических веществ в питьевой воде в Хабаровске, дал заблаговременный точный прогноз по Басманному рынку в Москве, но этот прогноз был проигнорирован из-за клеветы СМИ в отношении Г.П.Грабового. И почему я не могу верить этому человеку? Почему я должна верить сегодняшней власти, которая даже не может защитить моих детей от террористов?

И я призываю всё созидательное сообщество РФ и всего Мира выступить в защиту Григория Грабового и добровольцев, распространяющих его Учение. Верю, что придёт время, и мы будем радоваться Воскрешению наших детей. У Вас есть право верить или не верить, но у вас нет права препятствовать другим. У Вас есть право отойти в сторону и ждать.

Корр.: Эта вера, которая, как Вы говорите, от Бога, как она возродилась в Вас?

Сусанна Петровна: Знаете, как говорят: «Пути Господние неисповедимы!» Это трагедия стала началом поисков ответов на многие мои вопросы, может быть где-то и мировоззренческие. Где начало и где конец? Почему подобное в Мире происходит? Я, мать погибшего ребёнка, до конца своей жизни буду нести ответственность за своего сына. Я никогда не предам память о нём и считаю своим материнским долгом познать тайну Мирозданья. Перед этими вопросами, перед этой дорогой меня поставила моя судьба. Меня и многих, таких же, как я, матерей, чьи дети стали жертвой Бесланской трагедии. Мы пройдём этот путь до конца.

Когда это всё произошло, у всех у нас была масса вопросов. Ведь многие дети предвидели это событие. Они говорили об этом в своих стихах, в рисунках, они видели это во сне…
Очень многие дети за несколько месяцев видели весь этот кошмар. Мы ведь потом все родители, участники этой трагедии собирались, всё это обсуждали, мы поняли, что дети это как-то уже чувствовали…

Заур Тиблоев, ученик 4-ого класса, за несколько месяцев нарисовал всё, что происходило в сентябре. На рисунке был изображена школа, спортивный зал, всё горит, стоят кареты скорой помощи, всё так, как потом было на самом деле. Он нарисовал это в мае 2004 года, а в сентябре погиб. Девочка Аза Кумецова, в середине августа написала вот такие стихи:
Я уйду туда, туда,
Где всё есть, где всё можно…
Надоело больше ждать,
Это просто невозможно.

В общем, было много стихов, много слов и рассказов от детей, которые всё это предчувствовали и знали. Но ведь никто тогда не прислушивался к ним, не понимал, о чём говорят их души, о чём просят?! Почему они не хотят жить в этом Мире? Мы многим задавали эти вопросы, и священникам в том числе, они как могли, так и объясняли. И вот тогда мы решили поехать с этими вопросами к Григорию Петровичу. И это наша была инициатива.

Корр.: Как Вы узнали о нём?

Сусанна Петровна: Одна из наших женщин, Аннета Гадиева, будучи в Одессе, увидела книгу Григория Грабового «Воскрешение людей и вечная жизнь – отныне наша реальность!» Она была там на реабилитации со своей младшей годовалой дочерью, они выжили, а старшая дочь, школьница – погибла. И Аннета мне прямо из Одессы позвонила, и сказала: «Сусанна, я воспряла, есть Учение о Воскрешении!» Она сказала, что автор – Григорий Грабовой, что она приобрела его книгу, что раньше его видела по ТВ ещё в 1996 году, но тогда не обратила на его методы особого внимания, потому что тогда её это не касалось.
И вот когда она приехала, мы все стали читать эту книгу, я сама её буквально за три ночи прочитала. Вот так мы познакомились с трудом Григория Грабового о Воскрешении.

И когда мы решили к нему поехать, Аннета и я, мы это сделали. 8 августа 2005 года такая встреча у нас произошла. Мы задавали ему вопросы, он отвечал нам, и его ответы показались нам более существенными. Для себя, например, я ясно поняла, что Воскрешение возможно, что всё идёт от Бога и человека, от совместных действий, основанных на любви. На любви к жизни, в первую очередь. Человек воскрешает сам, своей Душой, своей Любовью. Это написано во всех священных писаниях, можно руководствоваться методиками, которые предлагает Григорий Петрович, а можно и просто верить… Вобщем-то мне этого было достаточно, я это как-то легко приняла, приняла всё Душой, я верю в это, и я жду этого.

В сентябре, после годовщины трагедии, мы с женщинами вновь поехали к нему, кто как мог, кто на поезде, кто на самолёте. И так получилось, что 15 сентября многие женщины из Беслана приехали в Москву, и мы попросили Григория Петровича принять нас. Это была вторая наша встреча. А по приезду, все газеты пестрели нашими фотографиями и заголовками о том, что Грабовой с бедных, обманутых женщин берёт деньги, что он обещает воскресить их детей и т.д.
Я могу сказать, что когда он увидел, сколько к нему приехало матерей со своей болью и своей трагедией, он помог нам с проездом, нам даже оплатили дорогу.

Корр.: Если говорить о Ваших взаимоотношениях со СМИ, какие попытки Вы сами делали, чтобы развеять эту ложную информацию, и донести через них правду?

Сусанна Петровна: Я написала открытое письмо в газету «Известия» ещё 4 апреля 2006 года, на имя главного редактора В.Мамонтова, как потерпевшая в результате теракта 1-3 сентября 2004 года в г. Беслане. В этом письме я изложила своё отношение к статьям, которые печатались в газете про матерей Беслана, о предвзятом отношении некоторых журналистов к данной теме. Я написала, что будет правильно и справедливо, если газета опубликует моё письмо на своих страницах, и что в случае отказа, я буду отстаивать честное имя Григория Грабового и свои законные права на получение правдивой информации в суде. Собственно, чем я сегодня и занимаюсь.
Были с моей стороны инициативы участвовать в ТВ программах, в частности в программе Владимира Соловьёва «К барьеру». Но Соловьёв предпочёл построить диалог с так называемой, с подачи СМИ, «астральной женой» Раисой Кашубиной, в то время как законная жена Елена Борисовна, стояла вместе со мной на улице, нас даже и близко не подпустили.
Поэтому, моё отношение к ряду СМИ, думаю, понятно.
Знаете, ведь наше поколение во многом воспитывалось на героях каких-то телепередач, у нас всегда были любимые ведущие, которым мы верили, на которых мы хотели походить.
И я, например, очень любила и уважала газету «Комсомольская правда». В юности я даже писала в эту газету. Вот такие журналисты, как Ворсобин, они лишили меня моей любимой газеты, и не только меня, но и тех, кто знает правду. И сегодня многие СМИ теряют своё лицо и это очень обидно. Возможно, по ту сторону экрана, им это не очень хорошо видно, но нам, зрителям, согласитесь, виднее.

То же самое можно сказать о передачи «Человек и закон». После того, как Пиманов позволил себе неоднократно врать, что Грабовой брал деньги с матерей Беслана, то в моих глазах и сам Пиманов, и передача так низко пали, что теперь, как говорят в народе, им из шкуры надо выпрыгнуть, чтобы вновь завоевать доверие и уважение людей. Для меня сейчас, как и для многих, когда идёт какая-либо программа, встаёт вопрос, чему в ней можно верить, а чему нельзя, где правда и где ложь.

Дело ведь в том, что на того же Пиманова смотрят люди, и многие ещё верят ему. А потому как он продолжает с экрана врать, то он должен нести за это ответственность. Я считаю, что он должен извиниться и перед нами и перед всей аудиторией зрителей. Потому что уже само название передачи ко многому обязывает.

«Человек и закон», кстати, была первой телепрограммой, где нас, женщин Беслана показали с этим клеветническим подтекстом. После газетных статей мы тогда стали ещё и «телезвёздами». И это была очередная боль, нас снова заставили страдать от несправедливости и непонимания. Мы были тогда очень возмущены. Потому что съёмки делались по одному поводу, а использовались совершенно по другому.

В марте 2005 года в Беслане во дворе школы № 1, где произошла трагедия, был митинг, были там представители парламентской российской комиссии, и там подошёл ко мне молодой журналист, я не запомнила фамилии, но он сказал, что из передачи «Человек и закон». Он спрашивал, знакомы ли мы с Грабовым, приезжал ли в Беслан он или его ученики. Я сказала, что нет, никто не приезжал, во всяком случае, я ничего не слышала, хотя как председатель комитета «Матери Беслана», нахожусь в курсе всех событий.
Он тогда попросил меня разузнать, что может быть, кто-то что-нибудь расскажет, и что он мне перезвонит. Через несколько дней он мне перезвонил, и я повторила эту информацию, потому что я действительно расспрашивала всех, но никто об этом не знает, никто не приезжал.
Через несколько дней по первому каналу, в программе «Человек и закон» идёт сюжет, где показывают этот митинг, крупным планом человек десять наших женщин, и идёт такой подтекст, что приезжали люди Грабового, одурачили этих женщин, обманным путём забрали с них деньги и т.д.
Вот тогда мы поняли, что у кого-то есть большой интерес опорочить имя Григория Петровича Грабового, и что для этого они ничем не брезгуют, они пользуются даже именами женщин, у которых погибли дети. Для себя мы решили, что так просто мы это тоже не оставим.

Сегодня мы подали иски на многие СМИ, которые клеветали, это и «Программа Максимум», «Вести», «Время», «Дежурная часть» и т.д. Получается, что сегодня СМИ – это структуры, которые просто за деньги готовы выразить любое мнение, для них, похоже, кто платит, тот их и танцует. Я не хочу огульно обвинять всех журналистов этих компаний и изданий, есть, конечно, достойные и порядочные люди, но их становится всё меньше и меньше. Потому что сама система людей ломает.

И кто смеет нас осуждать за то, что мы первые открыто заявили о своём страстном желании применяя знания Григория Грабового, воскрешать своих детей? Кто и что может противопоставить нам, в нашем материнском желании исправить то, что произошло? Мы выбрали свой путь к Богу, и никто не вправе осуждать нас и указывать, каким путём нам идти. Мы хотим вернуть своих детей, мы хотим не допустить повторения подобного с Вашими детьми. Мы желаем счастливой жизни всем. Желаем этого и тем, кто писал эти клеветнические статьи о нас.

Запись интервью: март-апрель 2007 год, г. Москва

  1. Дорогая Сусанна, душой и сердцем мы с вами. Центр «Гармония Разума» Ташкент


    — Центр "Гармония Разума"    Apr 21, 11:04 AM    #
  Помощь по Textile

<--- Предыдущая статья
В Защиту. Журналистское расследование уголовного дела № 376062 «по мошенничеству» Григория Грабового (Интервью с П.В. Виноградовым)
Следующая статья --->
В Защиту. Журналистское расследование уголовного дела № 376062 «по мошенничеству» Грабового. (Интервью с Е.И. МАЙОРОВОЙ)