Мы переехали!
Ищите наши новые материалы на SvobodaNews.ru.
Здесь хранятся только наши архивы (материалы, опубликованные до 16 января 2006 года)

 

 Новости  Темы дня  Программы  Архив  Частоты  Расписание  Сотрудники  Поиск  Часто задаваемые вопросы  E-mail
1.2.2008
 Эфир
Эфир Радио Свобода

 Новости
 Программы
 Поиск
  подробный запрос

 Радио Свобода
Поставьте ссылку на РС

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
 Темы дня
[30-07-05]

«Россия избитая» требует отставки министра внутренних дел

Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие журналист из Благовещенска Вероника Шахова, председатель комитета «За гражданские права» в Курской области Евгений Куроедов и председатель курского отделения движения «За права человека» Игорь Михалевич.

Дмитрий Волчек: В четверг в Москве было объявлено о создании нового общественного движения «Россия избитая». В него вошли правозащитники и представители населенных пунктов, пострадавших от насилия со стороны правоохранительных органов. Гости программы «Итоги недели» - представители оргкомитета нового движения: журналист из Благовещенска Вероника Шахова, председатель комитета «За гражданские права» в Курской области Евгений Куроедов и председатель курского отделения движения «За права человека» Игорь Михалевич.

На собрании оргкомитета «Россия избитая» говорилось о многочисленных случаях массовых избиений милицией невинных людей: в сентябре прошлого года в Калмыкии, в городе Рассказово Тамбовской области, в городе Бежецке, селе Рождествено Тверской области и многих других местах. Ну, а начать разговор мне бы хотелось с самого громкого, известного публике дела – спецоперации в городе Благовещенске, где в декабре прошлого года сотни людей были избиты и изнасилованы сотрудниками милиции. Вероника, добрый вечер. На этой неделе адвокат Станислав Маркелов, представляющий интересы потерпевших, рассказал, что на пострадавших от действий милиции оказывается мощное давление с целью заставить их отказаться от своих претензий к правоохранительным органов, а все сотрудники милиции, которые первоначально были отстранены от исполнения своих обязанностей в связи с благовещенским делом, в настоящее время вернулись на службу. Это действительно так, не сгущает ли краски адвокат?

Вероника Шахова: Да, это абсолютно верно. Все люди, которые были привлечены изначально, занимают прежние должности. И по поводу давления на пострадавших – это совсем не преувеличение. Это доказывает последний случай. Вчера я вернулась из Москвы, мы летали с одним из пострадавших, и сегодня же стало известно, что в паспортном столе ему предъявили претензии, почему ему выдали паспорт. Как раз сложилось так, что перед отлетом он получал паспорт, получал прописку. Я заявила на пресс-конференции, что более ста человек примкнули из Благовещенска и Благовещенского района к нашему движению «Избитая Россия» и активно входят в состав. Сейчас уже выясняется конкретно по фамилиям, кто где работает, кто занимает какую должность. Это еще раз доказывает, что давление как оказывалось, так и оказывается и очень сильным образом.

Дмитрий Волчек: В среду представитель Министерства юстиции России заявил о том, что ведомственный приказ МВД, на основании которого в декабре прошлого года была проведена эта зачистка в Благовещенске, соответствует федеральному законодательству. Похоже, Вероника, что организаторы зачистки в Благовещенске получили своего рода индульгенцию даже не от республиканских властей, а из Москвы. У вас есть такое впечатление?

Вероника Шахова: Не только такое впечатление, а просто уже сложившаяся картина. Это очень страшно, что существует такой приказ, что это приказ для служебного пользования, который был не обнародован, о котором мы узнали совершенно случайно только из-за того, что наши адвокаты и журналисты работали и вытащили его на свет. И очень страшно, что все-таки официальные власти его признают. У меня нет слов, тут не нужны комментарии. Наша организация, которая набирает обороты, будет делать все, чтобы отменить приказ № 870.

Дмитрий Волчек: Евгений Анатольевич, вы занимаетесь расследованием самой массовой в истории российских тюрем попытки суицида в Льговской колонии, она произошла месяц назад - 27 июня. Сообщения в прессе были очень противоречивыми. Расскажите, пожалуйста, что произошло на самом деле?

Евгений Куроедов: 27 июня в три часа ночи вскрылись осужденные, и это продолжалось неделю. Число дошло до 800 человек. И 1300 объявили голодовку. Это началось из-за того, что начальник колонии отдал распоряжение, чтобы заставляли осужденных вступать в актив, то есть надевать повязки и работать с милицией. Некоторые люди отказывались, их били, даже говорили, что привязывали наручниками, приводили опущенного и пугали, что их сейчас опустят. Один парень рассказал, что завели его и еще одного и сказали – вступайте в актив. Они отказались. Их сначала побили, потом через день вызывают, говорят: один будет опущенным, а второй будет активист. Кто из вас кто будет? Как люди могли терпеть такое?

Дмитрий Волчек: Что же предлагает ваше движение, в истории с Льговской колонией, Игорь Александрович?

Игорь Михалевич: Я считаю, что в первую очередь необходимо прекратить избиения, которые продолжаются, и до настоящего времени, как в Льговской колонии, так и в следственном изоляторе Льгова. Потому что в следственном изоляторе содержатся четверо человек, которых обвиняют в бунте, которого как такового не было и не может быть. Потому что людям стало невыносимо терпеть побои, истязания, избиения, поэтому они пошли, грубо говоря, против самопроизвола, против беспредела представителей администрации. Если человека ударить по больному месту один раз, потом второй, пятый, десятый, то, естественно, эта боль станет невыносимой. Именно поэтому общественные организации в Курской области, так и московские представители московских организаций создали единую комиссию расследования. И как сказал Евгений Анатольевич, действительно имелись случаи, когда представители администрации вызывали осужденных, издевались над ними прямо в своих собственных кабинетах, угрожали, унижали человеческое достоинство. И все это не единоразово приключилось, а на протяжении длительного времени. По нашим сведениям, именно в период работы начальника данного исправительного учреждения Бушина это все и получилось.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем звонки в нашу студию. Виктор из Москвы, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Если глядеть в корень проблемы на высшем уровне, я считаю, надо добиваться ответственности наших органов, в том числе правоохранительных от общественности. Но не в виде деклараций, а это должно быть прописано в законах механизмы ответственности от общественности. Если этой ответственности не будет, то дело не пойдет дальше. Должны быть для органов, борющихся с недостатками, в том числе МВД, КГБ, изменена схема финансирования на высшем уровне, то есть они должны не за количество недостатков финансироваться, как сейчас. Сейчас с милиционеров требуют общее количество разоблачений и так далее. А финансирование должно быть максимальным, когда этот уровень низкий. Причем сам уровень преступности должны не сами определять, а независимые организации. Вот когда такая схема будет организована, тогда будет наверное толк настоящий от этой работы. Таково мое мнение.

Игорь Михалевич: Да, я согласен с этим. Потому что, действительно, те сложности, которые испытывают как работники исправительных колоний, так и общественные организации, отражаются прежде всего на самих осужденных. С них требуют деньги в исправительных колониях за решение вопросов - эти случаи не единичны. В настоящее время, даже после случившегося в исправительной колонии, беспредел в Курской области со стороны работников милиции продолжается. Участники пикета материнского, которые был у Льговской колонии, подверглись жестокому обращению со стороны работников милиции. Я бы сказал, не боясь этого слова, что они подверглись самым настоящим пыткам. К одной из участниц пикета работники Курского отдела милиции ворвались домой, взломали двери, ее жестоко избили, избили ее мужа, избили ее двоюродных братьев, арестовали. И не оказав медицинской помощи самой избитой, бросили ее на произвол судьбы. В настоящее время, по нашим сведениям, возбуждено уголовное дело в отношении четырех работников милиции. Кроме того, один из участников пикета, чей брат также находился в исправительном учреждении, также подвергся избиениям в пятом отделе милиции города Курска. Это один из тех участников пикета, который пытался сфотографировать все обстоятельства, у которого работники управления исполнения наказаний пытались изъять видеоматериал, кассеты, аудиозаписи. В настоящее время даже господин Калинин, и тот на своей пресс-конференции через «Интерфакс» сообщает о том, что господин Куроедов Евгений Анатольевич якобы уволен с поста председателя комитета «За гражданские права», и якобы об этом сообщает непосредственный его руководитель Андрей Владимирович Бабушкин. На все вопросы к господину Бабушкину он отвечает однозначно, что нет, он не уволен, но, однако, господин Калинин сообщает в прессе заведомо ложные сведения. Поэтому, я полагаю, что слушатели сами могут судить о тех намерениях, которые исходят от высокопоставленных лиц – всячески сокрыть преступления, которые творятся в органах милиции, в исправительных учреждениях и обвинить в данной ситуации как самих осужденных, так и те п организации, которые пытаются защитить права человека.

Дмитрий Волчек: Людмила Лаврентьевна из Москвы, добрый вечер.

Слушательница: У меня такая ситуация сложилась. В Мытищах частный дом на пять совладельцев, и я сужусь. Моих родителей избили, дядю моего, и они от побоев скончались. Дом подсудный, 12 лет дело в суде. Но дело в том, что милиция полностью контактирует с судом и пугает меня. Когда я пишу жалобу в суд, они в суде жалобу не разбирают, а просто-напросто грозят, что приедем, заберем, посадим и все такое. И пишут мне, что оснований для возбуждения уголовного дела на этих чиновников, которые захватили наш дом, нет, а ко мне уже инкриминируют статью.

Дмитрий Волчек: Очень хорошо, что мы перешли от абстрактного разговора к судьбам конкретных пострадавших людей. Я хочу спросить Веронику: кто-то из ваших близких или знакомых пострадал в этой зачистке?

Вероника Шахова: Могу привести вопиющий пример, к человеку не русской национальности, который жил более 15 лет в нашем городе, ворвались в дом сотрудники милиции, сотрудники ОМОНа, избили. Ребенок несовершеннолетний находился в это время в ванной, он был инвалид. Мама защищала, чтобы сотрудники не могли туда подойти, но, тем не менее, его вытащили из ванной, избили и всю семью доставили в отделение милиции. Изъяли мобильные телефоны, обокрали. И самое главное - морально унизили и физически тоже. Для меня это самый вопиющий и ужасный случай, случай нашего тотального бесправия. Это очень страшно, я не хочу, чтобы это где-то повторилось.

Дмитрий Волчек: Вероника, складывается впечатление, что колоссальный общественный резонанс, а он все-таки был, не принес вообще никаких результатов.

Вероника Шахова: Я думаю, что отчасти какие-то результаты были, но это тоже, опять-таки, только благодаря СМИ и не более того. Почему нет таких глобальных результатов? Я считаю, что это все-таки какая-то политика общая государства. Раз существует приказ и действуют по схеме, невыгодно, чтобы как-то дошло. Почему-то именно от органов государственной власти не исходит ни помощи, ничего. И тем более это заметно у нас сейчас, когда всех оправдали, самого последнего, который был под стражей, его вернули на то же место, хотя он избивал инвалида, вытаскивал из квартиры.

Дмитрий Волчек: Георгий из Санкт-Петербурга, добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. У меня был знакомый еще при советской власти. Его посадили на четыре года за то, что он публично говорил в компаниях, в застольях, что он очень хотел бы жить в Париже. Четыре года ему дали. Так вот, эти вещи были и тогда, это было обычно. А почему же сейчас это привело к тому, что это все всплыло на поверхность? Может быть слишком большие масштабы этих процессов?

Дмитрий Волчек: Евгений Анатольевич, я тоже хотел спросить примерно о том же. Одно из требований вашего движения – отставка министра внутренних дел России Рашида Нургалиева. Но в нем ли дело? Уйдет один чиновник, придет другой. Или вы считаете, что именно при Нургалиеве милиция так распоясалась?

Евгений Куроедов: Да, мы считаем, что именно при Нугралиеве. Потому что при других чиновниках этого не было, именно при нем это началось.

Дмитрий Волчек: Звонок Михаила из Новосибирска. Добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. В Дагестане ментов убивают каждый день, причем пачками. В Ингушетии 22 июня прошлого года прикончили их около сотни, причем мирное население активно помогало бандитам в этой операции. Довели. Это же гражданская война. Почитайте Тополя, там, конечно, вымысел, но всех ментов перебили в стране за неделю. Одумайтесь!

Дмитрий Волчек: Вероника, адвокат Маркелов, которого я уже цитировал, говорит, что отношения в Благовещенске между милицией и гражданами похожи на войну. Действительно это так?

Вероника Шахова: Да, это так. Они стали напряженными после всех событий, которые произошли и продолжаются на той же волне. Неудивительно, что буквально в конце февраля - начале марта наше ГУВД собиралось объявить голодовку. Этот протест существует, очень трудно перебороть это все.

Дмитрий Волчек: Вероника, вы – журналисты, занимающиеся расследованием этих событий – отчасти защищены своим статусом. Как реагируют местные власти на вашу деятельность?

Вероника Шахова: В лучшем случае они не реагируют никак, как это было первоначально, когда мы начали этим заниматься. А в худшем - лучше об этом не говорить, потому что начинаются препятствия всяческие. Например, у меня до сих пор прослушивается телефон как мобильный, так и домашний и угрозы со всех сторон сыплются и сыплются. Просто журналистам нужно в любом регионе, где бы это ни произошло, нужно исполнять свой долг, не обращать ни на что внимания. А власти будут всегда против этого, я так считаю.

Дмитрий Волчек: Игорь Александрович, вам дают заниматься расследованием событий в Льговской колонии?

Игорь Михалевич: Всяческие препятствия как со стороны работников милиции, так и со стороны работников ФСБ. Уже напрямую идут угрозы о том, что как в данном случае я, так и председатель комитета «За гражданские права» в Курской области являются препятствием к нормальной работе работников милиции. Это все связано с тем, что мы начинаем активно бороться против фактов избиений, против пыток гражданского населения, против беспредела, который творится в органах судебного правосудия, так и в правоохранительных органах. У нас арестовывали машины. Это единственный пресс-центр был комитета и общероссийского движения. Только благодаря одному из представителей московской правозащитной организации автомобиль был освобожден от ареста. Продолжается натиск на правозащитников и на меня лично, и на председателя, и на всех наших сотрудников, продолжается и на тех людей, на тех простых граждан, которые отстаивают свои права законным путем, путем обращения в прокуратуру, обращения в суд. И поражает то, что работники прокуратуры, всячески старясь сокрыть эти преступления, постоянно выносят постановления об отказах в удовлетворении жалобы, об отказах в возбуждении уголовного дела. И когда начинают обжаловать те или иные постановления, все возвращается на круги своя, и все начинается изначально.

Органы правосудия, тоже могу сказать, что в настоящий момент несовершенны. Если те граждане, которые на себе испытал всю жестокость со стороны милиции, правоохранительных органов, так и исполнительной системы, которые, освободившись из мест лишения свободы, подвергались пыткам и жестокому обращению, обращались в органы правосудия, органы правосудия постоянно действовали на стороне тех же самых работников милиции, работников исполнительной системы и органов местного самоуправления. Когда происходили события в Льговской колонии, были угрозы со стороны представителей ОМОНа, управления исполнения наказаний, со стороны работников милиции. И в то время, когда разгоняли родителей, разгоняли правозащитников, я обращался как в областную Курскую администрацию, так и в областную прокуратуру по телефону. Всех предупреждал о том, что угрожают физической расправой над родителями и над правозащитниками. И никто не среагировал. Были несколько обращений в адрес губернатора Курской области о необходимости его участия в данной ситуации. Из Москвы люди выбрали время приехали, а органы местного самоуправления оказались в данной ситуации бессильны. И что толку с тех обещаний, которые давал начальник УВД Курской области о том, что, граждане, успокойтесь, все будет спокойно, когда сразу после его отъезда на тех же самых граждан начинали вновь оказывать давление. И работа правозащитников со стороны органов милиции сводилась к нулю. То есть всячески говорилось о том, что правозащитников подкупают родители, о том, что правозащитники нанимают автобусы для того, чтобы привезти, подстрекают к данному бунту, к данным пикетам и так далее.


Последние материалы по теме:


c 2004 Радио Свобода / Радио Свободная Европа, Инк. Все права защищены