главная страница главная страница
Четверг, 04 июня 2009 года
 Новости
 Каналы вещания
 Программы
 передач

 Реклама
 Рейтинги
 Наша история
 Персоналии
 Вакансии
 Наши проекты
 Эксклюзив
 Наша галерея
 Наше творчество
 Область
 Полезная
 информация

 Все СМИ
 Погода
 Форум
 Контакты












Рассылка:
телефон. опросы









ФОБОС: погода в г.Владимир

"Лексикон" Валерия Скорбилина:
"Лексикон" Валерия Скорбилина Архив выпусков программы

«ЛЕКСИКОН» № 238
*Новости недели *Часть речи *Азбучные истины

Постоянные ведущие программы «Лексикон» журналист Валерий Скорбилин и филолог-эксперт Наталья Юдина, доцент Владимирского государственного педагогического университета, декан факультета русского языка и литературы, доктор филологических наук

Н.Ю.: Здравствуйте, уважаемые друзья программы о живом русском языке. У микрофона журналист Валерий Скорбилин…
В.С.: … и филолог-эксперт Наталья Юдина. А за режиссерским пультом вновь Виктория Михеева. 238-й выпуск нашей передачи.

Новости недели

Н.Ю.: Когда-то, в молодости Андрей Вознесенский терзался вопросом: что же короче – парабола или прямая? Выходило, что ответ не так очевиден, как кажется.
В.С.: Где они, сегодняшние охотники пофилософствовать в духе автора «Параболической баллады»? Их почти не видно, потому что не только продолжительность жизни с тех пор стала короче – короче стали встречи между людьми, короче их разговоры…
Н.Ю.: … зато в речи многих засело словечко «короче», на правах этакого беззастенчивого приживалы, чьё существование лишено какого бы то ни было смысла. «Короче, иду я вчера после работы, а он, короче, сидит во дворе с одним парнем…»
В.С: «Короче!» «Короче!» - словно подгоняют нас все эти словесные паразиты, иначе мы не успеем, пропустим, прозеваем… Куда не успеем? Что пропустим? И хочется бросить в ответ: «Короче – не надо!» Речь-то не о длине юбок и стрижек, а о достоинстве языка и даже каждого значимого слова.
Н.Ю.: В нашем языке тенденция укорачивать слова именуется компрессией. Послушать одних – им некогда выговорить два слова – «кабинет министров», поэтому они сделали из него одно – «кабмин». Вам нравится такая аббревиатура?
В.С.: Послушать других – им тоже некогда произнести два слова: «Ленинградская область», поэтому на всю страну они сообщают о взрыве газа «на предприятии в Ленобласти». Возможно, скоро мы услышим что-то и о нашей «Владобласти».
Н.Ю.: Задолго до «Ленобласти» и «Мособласти», «кабмина» и «сисадмина» (то бишь «системного администратора») в речи россиян закрепился такой образчик словесной ампутации, как «межгород». Строго говоря, его даже нельзя рассматривать как нормальную аббревиатуру, исходное понятие, которое оно заменяет – это «междугородная линия» (или «связь»).
В.С.: Но если нельзя, а очень хочется, то можно! Так, наверное, думает и автор толстой книги стихов, недавно выпущенной во Владобласти – простите, во Владимире! Из слова «менталитет», которое явно не влезало в стихотворный размер, сей автор «вырубил» слово «ментал», доселе не известное великому, могучему и свободному русскому языку.
Н.Ю.: Может, некоторые свободный характер нашего языка понимают как свободу обращаться с ним по своему хотению? Между тем, настоящая свобода языка – это свобода его точности. А её-то зачастую и нет даже там, где есть претензии на точность.
В.С.: А вот и сами претензии, послушайте. «По статистике, летом в Москве тонет чуть менее одного человека в день». Что это, если не «ужастик» с расчленением? Чего стоит такая, с позволения сказать, точность, если трагическую статистику по смыслу, она превращает в комическую по способу выражения?
Н.Ю.: Если авторам сообщения так дорога точность, они вполне могли привести в соответствие содержание и форму. К примеру: «почти ежедневно в Москве тонет один человек».
В.С.: Казалось бы, очень точно, определённо сформулировано название новой журнальной серии: «100 личностей, которые изменили ход истории». Однако в нём, этом названии, кроется неправда: чтобы утверждать, что некто изменил ход истории, надо наверняка представить, как развивалась бы история без этого человека. Допустим, не появись на свет Леонардо да Винчи, что тогда? Ответы на подобные вопросы объективно невозможны. Но возможность объективнее подойти к названию серии у издателей, конечно, была.
Н.Ю.: Когда-то говорилось: «точность – вежливость королей». Сегодня надо бы почаще напоминать о том, что точность должна быть профессиональным достоинством журналиста. Прочтём для примера несколько газетных строк из серьёзной статьи: «Россия славится земельными просторами. Даже государственный гимн не умолчал данного факта: «От южных морей до полярного края раскинулись наши леса и поля». На первый взгляд, сообщение как сообщение. Или не так, уважаемый ведущий?
В.С.: Думаю, что и для первого взгляда оно уязвимо… так – раз, два, три – по трём позициям, уважаемый эксперт.
Н.Ю.: Какова же ваша позиция по этим трём позициям?
В.С.: Во-первых, неверное управление: «Не умолчал факта». Если говорить по-русски, то «не умолчал О факте». Во-вторых, а где факт? То есть, по определению, истинное событие, происшествие, явление; пример, случай. Просторы России – не факт, а то, чем она обладает. Иначе, и небо над этими просторами придётся признать «фактом». Ну, а в-третьих, вы и сами понимаете, какими могут быть просторы…
Н.Ю.: … лесными, степными, водными, земными – только не «земельными». Вот если бы «кодекс», «реформа», «отношения» - тогда все они «земельные». Я бы добавила ещё и четвертую позицию уязвимости к трём перечисленным. Почему – «славится» этими самыми просторами? Не слишком уместный здесь глагол. Можно ли сказать, что Северная Африка «славится» пустынями? Что Индонезия «славится» островами? Если уж «славиться», то редким качеством, а не тем, что Бог дал в избытке.
В.С.: Итак, о точности лексической мы поговорили сегодня вдоволь. Теперь поговорим о точности грамматической.

Часть речи

Н.Ю.: Мы заканчиваем обсуждение правил обращения с числительными, начатое неделей раньше. Тема поднята в нашей программе в связи с тем, что такая часть речи как имя числительное выглядит для многих камнем преткновения.
В.С.: Собирательные числительные («двое», «трое», «четверо» и т.д.) вызывают трудности при их сочетаемости с существительными: когда употребить «два», когда – «двое»? Когда «три», когда – «трое»?
Н.Ю.: С существительными мужского рода и т.н. общего рода («сирота», «зевака», «неряха» и т.п.) употребляются собирательные числительные – «двое мужчин», «трое зевак» и т.д., включая «семеро» («Волк и семеро козлят» - название сказки). Вместо числительных «восьмеро», «девятеро», «десятеро» лучше употреблять количественные формы: «восемь ножниц», «девять детей» и т.д.
В.С.: В косвенных падежах (внимание!) при неодушевленных существительных собирательные числительные заменяем на количественные: «двух суток» вместо «двоих суток», «на трёх санях» вместо «на троих санях».
Н.Ю.: Собирательные числительные сочетаем с личными местоимениями («нас двое», «их было четверо»), с названиями детёнышей животных – «трое щенят» («котят», «тигрят» и т.д.). А также с обозначением парных предметов (трое брюк, носков, сапог, но: «два сапога – пара»).
В.С.: Снова внимание: не надо (!) употреблять собирательные числительные с обозначением статусных лиц: король, президент, министр, председатель, прокурор и т.п. Говорим: «два короля» (не «двое королей»!), «четыре президента» (не «четверо президентов»).
Н.Ю.: Одно замечание по т.н. неопределённо-количественным словам: столько, сколько, несколько, много, мало. Они склоняются по типу «двое», «трое», но в одном случае возникает всегдашний вопрос: «по несколькО человек» или по «несколькУ человек»? «По многО людей» или «по многУ людей»? Запомните: вариант с окончанием «О» - разговорный, с окончанием «У» - литературный, книжный.
В.С.: Теперь о порядковых числительных, т.е. отвечающих на вопросы «какой по счёту?», «который?». И, естественно, о главных камнях, о которые здесь можно споткнуться, - составных числительных.
Н.Ю.: Хотя каждая часть составного числительного пишется по отдельности (например, «триста восемьдесят второй»), из этого правила есть исключения, когда дело касается числительных, оканчивающихся на «тысячный», «миллионный», «миллиардный», которые пишутся слитно («двести тысяч – двухсоттысячный», «два миллиона – двухмиллионный»).
В.С.: При этом входящие в состав этих числительных «девяносто» и «сто» сохраняют свою первоначальную форму: «стОтысячный посетитель» (не «стАтысячный»!), «девяностОмиллионный тираж» (не «девяностАмиллионный»!). Но: «полуторАмиллиардный бюджет».
Н.Ю.: Очень важно: составные порядковые числительные при склонении изменяют только последнее слово. Возьмём какое-нибудь количественное числительное: тысяча триста восемьдесят два, например. В творительном падеже имеем: тысячью тремястами восьмьюдесятью двумя. Сложно, правда? А вот как выглядит то же порядковое числительное в творительном падеже: тысяча триста восемьдесят вторым. Ничего сложного.
В.С.: Кстати, особенно не везёт составным порядковым числительным, обозначающим календарную дату. Например, тот же 1382-й год – это осада и разорение Москвы ханом Тохтамышем. Очень часто первую часть составной даты неправильно произносят в родительном падеже: «тысячу…»
Н.Ю.: А уж о датах современного нам третьего тысячелетия и говорить нечего: редко можно услышать их правильное произношение. Всё больше неверное: «двух тысячи восьмой год», «двух тысячно восьмой год»… Не забывайте простое правило: склоняется только последняя часть составного числительного: «две тысячи восьмого», «две тысячи восьмому», «две тысячи восьмым» и т.д.
В.с.: И ещё о датах. При обозначении даты числом и месяцем по падежам изменяется только числительное. Название месяца всегда ставится только в родительном падеже: «Строительство объекта было завершено к пятому июля» (не «июлю»!).
Н.Ю.: При обозначении промежутков времени с помощью конструкции «с (такого-то)… по (такой-то)» числительные и слово «год» ставятся в единственном числе: «с девяносто шестого по девяносто восьмой год». Но в обороте, где промежуток времени обозначается с помощью тире слово «год» ставится уже во множественном числе. Тот же пример: «в девяносто шестом – девяносто восьмом годах».
В.С.: На этом позвольте закончить то, что мы нарекли ликбезом в обращении с числительными. Всего сказанного в двух передачах, разумеется, на слух не запомнить. Не стыдитесь обращаться за помощью к справочникам и словарям. И ещё совет: не выстраивайте сложных конструкций с числительными, избегайте косвенных падежей – тогда и ошибаться будете значительно реже. В общем, не числом, а уменьем.

Азбучные истины

Н.Ю.: «Ъ», «Ь» и между ними гласный «Ы» - это 28-я, 29-я и 30-я буквы современного русского алфавита. Подходя строго, «Ъ» и «Ь» буквами и назвать-то нельзя. Поскольку они не выражают никакого звука. Это знаки в точном смысле слова.
В.С.: У них нет исторических предшественников в греческой и, тем более, в финикийской азбуке, а в кириллической все три носили иные, нежели сегодня, названия.
Н.Ю.: «Ъ» носил название «ер». Это был твёрдый полугласный, выражавший неясный звук, близкий к «а» или «о» в безударной позиции между согласными. Например, день – дъня, пень – пъня, България. Дело в том, что русский язык не терпел скопления согласных, поэтому «Ъ» вставляли в середину слова, чтобы фонетически «разбавить» эти скопления.
В.С.: Благодаря этому все слоги русского языка оканчивались на гласный звук, то есть были открытыми. Сама речь поэтому была певучей, звучной и, в то же время, энергичной: ведь «Ъ» подпирал собою любое слово, оканчивающееся согласным.
Н.Ю.: Даже предлоги «с», «в», «к» приходилось изображать двумя буквами: с «ер» на конце. Ничего удивительного в том, что, как указано в «Словаре» Владимира Ивановича Даля», «ер» составляла около 4% всех букв в русском языке.
В.С,: И в том же «Словаре» находим замечание о том, что буква «ер» стала «ныне безгласной» и ассоциируется с представлением звукового нуля». Уже многих просвещённых современников Даля раздражала звуковая никчёмность буквы «ер» в конце слов. Вот одно из примечательных свидетельств.
Н.Ю.: «Шпионы подобны букве «ер». Они нужны в некоторых только случаях, но и тут можно без них обойтиться, а они привыкли всюду соваться». Кто бы, вы думали, автор этого «наезда» на букву «ер»? Козьма Прутков!
В.С.: После Октябрьской революции 1917 года участь «буквы-паразита», как её называли, была решена. Вот что писал известный популяризатор языка Лев Успенский: «Правительство приказало уничтожить эту букву везде, где только она стояла понапрасну, оставив её в качестве разделительной в середине слова. Но буржуазные газеты упорно выходили с «Ъ», несмотря на все запреты. Пришлось пойти на крайние меры. Против буквы вышли на бой… матросы Балтики. Их патрули обходили петроградские печатни и именем революционного закона очищали их от «Ъ». Уничтожили все литеры начисто: так хирург вырезает злокачественную опухоль».
Н.Ю.: Вот какие, оказывается, страсти кипели вокруг кириллического «ера». Удаление «злокачественной опухоли», заметим, зашло так далеко, что одно время для обозначения «твердого знака» в первые годы Советской власти даже использовался суррогатный заменитель – апостроф (запятая вверху). Представьте, как писали такие, например, слова: «с`езд», «под`ём», «об`единение» и т.д.
В.С.: Сегодня для употребления «твёрдого знака» существуют весьма определённые случаи. После приставок, оканчивающихся на согласный только перед буквами «е», «ё», «ю», «я». Так что «безаварийный» или «сэкономить» пишем без «ъ». Правило относится и к иноязычным приставкам в таких словах, как «адъютант», «инъекция», «объект» и т.д.
Н.Ю.: Пишем «Ъ» и в сложных словах, первую часть которых образуют числительные «двух-», «трёх-», «четырёх-», например: «двухъярусный», «трехъязычный». Не пишем «Ъ» в сложносокращённых словах, относящихся фактически к аббревиатурам: «детясли», «партячейка», Госюриздат.
В.С.: А сейчас давайте «смягчим» тему нашего разговора. То, что мы называем сегодня «мягким знаком», в кириллической азбуке носило название буквы «ерь», или «ерик», соответственно: «твердый знак» - «ер», «мягкий знак» - «ерь».
Н.Ю.: Буква «Ь», как и «Ъ», также выражала некогда полугласный звук. Как пишет Владимир Иванович Даль, «если «ер» придаёт согласной самое грубое, твёрдое, тупое произношенье, то «ерь» - самое тонкое, мягкое».
В.С,: В отличие от «тупого» «ера» «тонкий» «ерь» избежал потрясений, связанных с освобождением русской орфографии от т.н. «лишних» букв. Без «мягкого знака» наше письмо и речь непредставимы.
Н.ю.: Смягчение конечных согласных – «стан» и «стань», «мол» и «моль», «нож» и «ночь» позволяет отделить существительные от глаголов, а в случаях концевых шипящих – отделить существительные мужского и женского рода.
В.С.: Разделительный «Ь» внутри слов пишется через «е», «ё», «и», «ю», «я», не после приставок: «портьера», «серьёзный», «вьюга», «крестьянин» и т.д. А в некоторых иноязычных словах пишется и перед «о»: «медальон», «шампиньон», «почтальон» и т.п.
Н.Ю.: Между «твердым» и «мягким» знаками, как известно, находится буква «Ы», кириллическое название которой – «ерЫ». Графически буква как бы составлена из двух знаков – «ер» плюс «и» и звучит, по замечанию В.И.Даля, согласно сему. Ни одно слово не может начаться с этой буквы, как и с безгласного «Ъ». Даль приводит и поговорку по случаю: «Ер да ерЫ упали с горы».
В.С.: Тем самым народ хотел указать на некую странность, «неадекватность», говоря сегодняшним языком, этих букв. Звуку «Ы», как и звуку «Щ» филологи обычно отказывают в самостоятельности, в ч1м и заключается некая неполноценность выражающей его буквы.
Н.Ю.: Казалось бы звук «Ы» меняет смысл слова: «мыло» - это одно, а «мило» - совсем другое. Действительно, так. Однако дело тут не в изменении качества гласного, а в перемене свойств предшествующего согласного: «Ы» произносим после твёрдого, «и» - после мягкого согласного.
В.С.: В то же время «Ы» часто заменяет в произношении своего антипода «И» на стыках слов между согласным и гласным. Так, мы говорим: «с ыглой» (с иглой), «к Ыванову» (к Иванову), «в Ындию» (в Индию), «лёд Ы пламень» (лёд и пламень). Но интересно, что такое явление наблюдается лишь при тесном, слиянном произношении, как и требует литературная речь. При наличии же самой малой паузы между словами в начале слова произносится гласный «и».
Н.Ю.: В сравнении с другими гласными русского языка, буква «Ы» не вполне равноправная: так, она не имеет права начинать собой слово. Западноевропейцы и американцы, в большинстве, недопонимают фонетическую сущность буквы «Ы», так же как её соседей по алфавиту «Ъ» и «Ь».
В.С.: А вот в турецком языке звук «Ы» - один из самых уважаемых, и слова типа «ыттыратсызлык» - не редкость (в этом слове четыре звука «ы»). На другом конце земного шара, где живут носители чукотского языка, звук «Ы» также в чести. Здесь встречаются и географические названия, начинающиеся с буквы «Ы». Но примеры мы приводить не будем..,
Н.Ю.: …а вместо них вспомним строки соотвечественника, нобелевского лауреата по литературе, Иосифа Бродского:
Из гласных, идущих горлом,
Выбери «Ы», придуманное монголом,
Сделай его существительным,
сделай его глаголом,
Наречьем и междометьем.
«Ы» - общий вдох и выдох!
«Ы» мы хрипим, мятясь от потерь и выгод,
Либо – кидаясь к двери
с табличкой «выход»…

В.С: Да, выход есть всегда. Из любой ситуации. Как есть и конец в любой передаче, и сегодняшней тоже, о чём сообщают вам журналист Валерий Скорбилин и филолог-эксперт Наталья Юдина, а режиссёр Виктория Михеева молча с нами соглашается.
Н.Ю.: До конца вещательного сезона у вас еще есть возможность написать нам по адресу… или позвонить по телефону 32-33-00
В.С.: Ждём вас у радиоприёмников в следующую субботу, 19 июля, в 12.10. До встречи!
Н.Ю.: Будем говорить по-русски?
Автор: В.Скорбилин,
Эксперт: Н.Юдина

© 2001 ГТРК "Владимир".
Вся новостная информация (как текстовая, так и все оригинальные графические элементы), предоставленная на сайте, является собственностью ГТРК "Владимир".
        При полной или частичной перепечатке текстовых материалов в печатных СМИ ссылка, а в интернете гиперссылка на "Vladtv.ru" обязательна.