Главная |  Команда сайта |  Наш блог |  Форум |  Поиск людей |       
LCD телевизоры Blu ray плееры Av ресиверы Сабвуферы Акустические системы Наушники Тюнеры Усилитель мощности Цифровые фотоаппараты Беговая дорожка Аэрогрили Магнитолы

 Город
Города-призраки new
Адресная книга new
Картография new
Поездки в Припять
 Фотогалерея
Фотоконкурс
Припять(Pripyat)
20 лет-Зона 2006
Чернобыль Зона 
ЧАЭС
Жители Припяти и др.
До аварии (Pripjat)
Карты (Maps)

Альбом читателей

Припять-HDR new        

Животный мир Зоны   

 Медиа
Новые фильмы
Видео-pripyat.com
Видео наших читателей
 Новости
Дневник сайта 
 Публикации
Версии катастрофы
Исследования
PRIPYAT.com в прессе
Документы new
Фотодокументы
Пресса: Хроника катастрофы
 Люди и судьбы
Читатели пишут new
Книга памяти 
Личности
 Литература и Арт
Поэзия
Проза
Искусство
Припятская дискотека
 Законодательство
 Интернет фото
Припять (Pripiat)
ЧАЭС им. Ленина
Зона (Zona)
Чернобыль-2
 Репортажи из Зоны
Чернобыль-сайты
Припять в ЖЖ
 Баннеры сайта

 Партнеры

Журнал "Энергетика и безопасность" 
Избранное

Музей "Чернобыль" 

Новости музея
Фотогалерея

 


ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
 
Мобильные телефоны
Ноутбуки
Фотоаппараты
Коммуникаторы

Видеокамеры
Телевизоры

GPS-навигаторы
Бытовая техника 
Переводчики
Компьютеры
Стиральные машины
Мониторы
Проекторы и экраны

Наш СатирчеГ. Проведем время вместе.

Мужской журнал Лойд

ОПРОС
Как вы считаете: нужно ли удалять граффити в Припяти ?
да
нет
нет, но исключить возможность появления новых
да и еще добавить
 Главная | Публикации

Одноклассники, сайт одноклассники, выпускники, жди меня, школа     

. Ваша реклама здесь .

Алла Ярошинская. "Чернобыль. Совершенно секретно"
15.01 2006

ЧЕРНОБЫЛЬ.
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.





 

В октябре 1992 года Алла Ярошинская стала лауреатом альтернативной Нобелевской премии «За жизнь, достойную человека».
По замыслу учредителя премии, известного европейского писателя, ученого и члена-основателя Европарламента Якоба фон Икскулла, она присуждается «за выдающееся практическое участие в разрешении острых проблем, стоящих перед человечеством».
Для Аллы Ярошинской, журналистки из Житомира, чернобыльская катастрофа, ее реальные последствия для людей стали одной из главных тем творчества. Несмотря на сопротивление властей, она провела свое личное журналистское дознание чернобыльского дела, собрала огромный и уникальный фактический материал о масштабах и последствиях катастрофы, о причинах многолетнего замалчивания ее глобального характера. Позже она продолжила разработку чернобыльской темы уже в качестве депутата ВС СССР. Документальная повесть Аллы Ярошинской «Чернобыль с нами» вышла в 1991 году в московском издательстве «Книга», широко издается за рубежом. В настоящее дополненное и переработанное издание первоначального варианта книги включены секретные партийные документы по «чернобыльскому делу». Тайные архивы Политбюро ЦК КПСС печатаются впервые.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Чернобыль с нами
 
 

 

 

"Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде "полынь"; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки".

Откровение cв, Иоанна Богослова.

" Чернобыльник. Растение, разновидность полыни с красновато-бурыми или фиолетово-бурыми стеблями".

С. И. Ожегов. Словарь русского языка.
 




  

Живем мы в мире первый раз


 


Моя семья живет в маленьком полесском городке Житомир на Украине. Это древнейшая: славянская земля. Первые поселения на ней возникли еще во втором тысячелетии до на-шей эры. Нога моего предка ступала здесь в эпоху бронзы и во времена раннего железа. Свидетели этого - курганные могильники да остатки древнерусского городища. Но впервые в летописях Житомир упоминается в 1392 году. Прекрасное название, рассказывают, дал городу его основатель, дружинник древнерусских князей Аскольда и Дира - Житомир. Имя это состоит из двух слов: жито и мир. Пожалуй, это одни из самых простых и насущных понятий в любом языке мира: "жито" в переводе с украинского значит "рожь". Это не просто слова, это истины: жито и мир. Философия жизни на земле.
Центр города - Замковая гора. По преданиям, именно отсюда он и начинался. Именно на этом месте, на горе, омываемой с двух сторон реками Камянкой и Тетеревом, был воздвигнут древний житомирский замок для отражения неприятеля. А рядом разрастался сам город. В нем жили мастера - кузнецы, гончары, охотники, хлеборобы, торговые люди. В девственных лесах вокруг Житомира было много дичи, ягод, грибов, съедобных кореньев. Рыба - в реках, на скалистых берегах которых город и был заложен. Да, умели наши предки каким-то непостижимым и безошибочным образом выбирать самые волшебные, необыкновенные места на земле для возведения городов своих и храмов. На веки вечные.
И сейчас, когда в выходные дни с семьей или друзьями нам удается выбраться в окрестности города, каждый раз не устаешь восхищаться здешними красотами. В нескольких километрах от Житомира поражают своей первобытностью река Тетерев с большими круглыми валунами, сквозь которые текут ее прозрачные воды, и старый лес по обеим берегам, обнаженные скалы, прикрытые мохом, деревьями. Ущелья. И где-то вдали, среди верхушек темно-зеленых сосен - голубые, ясные, как детские сердца, купола сельской церквушки. Тишина. Кажется, вечность. Кажется, ты жил на этой земле всегда. И хочется разрыдаться от переполняющих тебя неясных, каких-то непонятных чувств слияния с этим лесом, с этой рекой, с этой церквушкой, в блестящем солнечном кресте которой как будто бы заключена вся твоя жизнь. Или нет?
Во всяком случае, именно такие мысли пришли ко мне и в тот раз, днем 25 апреля 1986 года, когда мы с семьей снова выбрались сюда. Была весна. В воздухе носилось ощущение освобождения. Обновления. Из-под прелого прошлогоднего листа выбивались трепетные синие лепестки первоцвета. Мой двухлетний сын, Сашенька, приседал возле каждого такого цветка.
Мы не знали, да и никто, наверное, не знал, что через несколько часов на этой земле рядом случится то, что навсегда изменит нас, изменит эту древнюю прекрасную землю, лес, поля, луга. Изменит всю жизнь. И она, жизнь на Земле, отныне будет делиться не только на эпохи, эры, культуры, религии, общественно-политические формации, она будет делиться на дочернобыльскую жизнь и после. До. И - после. Земля никогда больше не будет такой, какой она была до 26 апреля 1986 года, 1 часа 24 минут...
Житомир расположен в 130 километрах от столицы Украины - Киева. Иногда мы с мужем позволяем себе поездки туда, в театр. Обычно мы не остаемся там на ночь, а возвращаемся после спектакля назад.
По иронии судьбы именно 27 апреля, днем, не подозревая ни о чем - ведь ни радио, ни телевидение, ни газеты - никто не сообщил о взрыве на Чернобыльской атомной электростанции, - мы отправились в Киев. В тот вечер во Дворце культуры "Украина" представляла свое шоу японская группа "Сётику". Машину мы оставили на стоянке рядом. "Сётику" стало для нас маленьким праздником. Это было настоящее искусство. Я до сих пор помню летящие белоснежные одежды актеров, их грациозные движения и танцы.
Мы ехали поздним вечером в прекрасном настроении. Дорога от Киева до Житомира утопала в распускающихся весенних лесах. Проехав чуть больше половины, остановились и вышли подышать пронзительной зеленью. Стояла тишина. Мерцали яркие, холодные звезды. Сбоку висел ковш Большой Медведицы. Луна заливала все вокруг ровным светом. Казалось, слышно, как лопаются рядом на деревьях почки.
Несмотря на то, что официально никаких сообщений о взрыве на ЧАЭС советские средства информации не передавали, в близлежащих от Чернобыля городах Киеве, Житомире, Чернигове с каждым днем нарастала паника. Никто не знал, что именно произошло, слухи распространялись самые невероятные, неимоверные. В аптеках исчез йод. Многие люди, полагая, что уберечься от радиации можно с его помощью, пили его, обжигая себе гортани и кишечники. Йод в чистом виде. Официальная медицина молчала. Наконец, спустя десять дней, министр здравоохранения УССР А. Е. Романенко дал ценные рекомендации: закрывать форточки и тщательно вытирать мокрой тряпкой ноги, заходя в дом. Делать влажную уборку квартиры. Вот и вся радиационная профилактика.
О том, что в Советском Союзе взорвался четвертый блок Чернобыльской АЭС, об увеличении фоновых значений, мы узнали впервые из зарубежных радиоголосов. Наш же официоз сообщил об этом только на третий день.
Но наступал весенний праздник 1 Мая и, вероятно, никому не хотелось верить в то, что произошло на самом деле что-то ужасное, непоправимое. 1 Мая и в Житомире, и в Киеве, и в Чернигове, в других городах и весях Украины, Белоруссии, России, в Прибалтике - везде по всей стране, как и в прежние годы, миллионы людей вышли на праздничную демонстрацию. Было очень жарко. Не просто тепло. А жарко. Дети в национальных костюмах, вдыхая радиоактивный угар, плясали на Крещатике, главной улице столицы Украины. А на трибуне, приветствуя демонстрантов, стояли члены украинского Политбюро украинской Компартии, члены правительства, гости столицы. И едва ли не в это же время дети высокопоставленных чиновников спешно отправлялись в аэропорт Борисполь на самолеты, подальше от беды. Глаз правительству радовали, создавая такой ценой иллюзию перед мировым сообществом, что все о'кей, дети обманутых рабочих, интеллигенции.
Моя университетская подруга, журналистка Нина Смыковская, которой только в сорок лет Бог послал детей, лишь седьмого мая смогла выехать из Киева в Одессу, к родственникам. Паника к тому времени совсем захлестнула Киев. Нина родила преждевременно. Семимесячных двойняшек. Две девочки. В честь тех, кто приютил ее в этот тяжкий час, она назвала их Дианой и Инной. Девочки родились слабыми, анемичными. Ведь мама, не подозревая об опасности, две недели, пока не уехала, кормила их радиоактивным йодом и цезием. Через месяц одесские медики сказали: нужно срочное переливание крови. Полное. Девочки были спасены. Но до сих пор одна из них, Диана, развивается более медленно, чем другая. Как объясняет Нина, одной влили свежую кровь прямым переливанием, другой - консервированную. Советские журналисты живут в 15 квадратных метрах. Когда я приезжаю в Киев, захожу к ним в гости, Виктору приходится ночевать на крохотной кухне. Я занимаю его раскладное кресло-кровать.
Хорошо помню начало мая рокового года. Голубое небо. Белоснежные облака. Тепло. Даже странно было, что так тепло. Слухи, дезинформация стали нашей привычной средой обитания. После 1 Мая они начали нарастать быстрее снежного кома. В газетах, по радио - одно, люди, которые приезжали оттуда, говорили совсем другое. В железнодорожных и авиакассах Киева распродали все билеты на ближайший месяц. Билетов не было никуда. Взвинченные, напуганные неизвестностью, люди штурмом брали вокзалы и поезда. Ехали куда-нибудь. Лишь бы подальше от Чернобыля.
И я была не исключение. Мой муж, Александр, работает пожарным. Несколько его знакомых коллег из других частей направили в Чернобыль. Откачивать воду из-под разваленного реактора. Седьмого числа, мая, он позвонил мне с работы и сказал: немедленно уезжай с детьми. Просто сказать: уезжай. А как? Куда? В то время я работала корреспондентом отдела промышленности и капитального строительства областной партийной газеты "Радянська Житомирщина".
Я написала редактору заявление на предоставление мне отпуска. Заведующий отделом поставил условие: сделать
материал о строительстве нового завода на Крошне и только после этого. Утром следующего дня такой материал лежал у него на столе. Начинался он строчкой о том, как прекрасно кипение цветов на окраине Житомира, какой великолепный яблоневый аромат долетает на стройку из близлежащих садов...
Билет к родственникам на Кавказ, в Армавир, мы не взяли. Билетов туда не было. Впрочем, их не было никуда. С большим трудом мы выехали в Москву к знакомым.
Проводы на житомирском вокзале были похожи, вероятно, на проводы эвакуированных. Старший сын, Милан, он тогда ходил в шестой класс, не успел закончить четвертую четверть. Всем родителям, которые могли уехать, разрешили забрать детей из школы.
На вокзал пришли родственники: моя мама, родители мужа, сестра. Все мы сдерживали слезы. Бабушки все время разговаривали с младшим, Сашенькой, одаривали его печеньем, конфетами, яблоками, игрушками. Давали мне советы, требовали от старшего, Милана, беспрекословного послушания и помощи мне в пути. До Москвы из Житомира на поезде ехать 18 часов. В тот день, 8 мая, моему младшему сыну исполнилось ровно два года. День рождения, радостный праздник, мы провели в поезде Житомир-Москва среди таких же расстроенных, убитых бедой людей.
В Москве у нас нет родственников. Прежде мне редко приходилось бывать здесь. Один раз на третьем курсе, когда я была студенткой. И во второй раз в качестве журналиста - командировка на Выставку достижений народного хозяйства СССР. Первый раз, приехав в Москву, я ее не видела, потому что все время думала о человеке, которого любила и который остался в другом городе. Второй раз Москва покорила меня своими храмами, прекрасными и старинными названиями маленьких улочек. Их здесь бесчисленное множество. Именно в них, по-моему, и заключается вся прелесть столицы.
В этот раз нам было не до Москвы. Нас встречала на Киевском вокзале столицы знакомая семья: Фаина Александровна и ее сын Миша. Когда-то давно они жили в Житомире. Каждый год они приезжали отдыхать к нам летом. Здесь у них был свой дом, который они получили в наследство. Фаина Александровна преподавала в школе немецкий язык. Миша учился в институте.
Добравшись до квартиры, первое, что мы сделали, это сняли с себя все, что было на нас. И я немедленно постирала. Не потому, что я знала, какие уровни радиации излучали наши вещи, а интуитивно чувствуя опасность.
Я до сих пор благодарна этой семье, что приютила нас тогда. А ведь мне известны случаи, когда семьям тех, которые убежали от радиации, на новых местах жительства устраивали и до сих пор устраивают обструкции, считая, что они заразны, излучают. И это ужасно.
В Москве мы прожили в этой семье несколько дней. Квартира - московская "хрущоба" о 30 квадратных метрах - те неудобства, которые мы причиняли этой семье, заставили меня взять билеты на Кавказ к родственникам. Нас там ждали. И 14 мая мы прибыли, после суточных мучений в поезде Москва-Адлер, в Армавир.
Здесь было уже тепло. Возле дома, в котором мы жили, поспели первые майские черешни. Все цвело и благоухало. Было спокойно. О Чернобыле здесь говорили мало. Как будто их это и не касалось. (Позже, через три года, я узнаю, что и на Краснодарский край упали радиоактивные пятна. )
Несмотря на цветение и тепло, Армавир не принес нам особого успокоения. Заболел младший, Сашенька. И здесь свет оказался не без добрых людей. Участковый врач, Лариса Ивановна, которая пришла по вызову, узнав, что мы с Украины, отнеслась к нам очень по-человечески. Хотя, впрочем, так и должно быть. Мы же, зная нашу медицину, оценили Ларису Ивановну и ее отношение. У Сашеньки оказалось не только больным горло, но и начался бронхит.
А когда он выздоровел, закончился мой оттек. И в июне мы снова вынуждены были ехать в Житомир. Вести оттуда поступали более-менее спокойные. Детей оставить на Кавказе я не могла. За ними здесь некому было присматривать. А меня ждала работа. Бросить ее я тоже не могла, ведь в советской семье на одну зарплату прожить невозможно...
Впереди нас ждало знойное лето. Центральная газета "Правда" ежедневно печатала миллионными тиражами успокоительные таблетки в виде статей о том, что все, мол, хорошо. Мне до сих пор стыдно вспоминать те заголовки моих коллег - "Соловьи над Припятью", "Сувениры из-под реактора" и т. д. Сегодня многим из нас, живущих здесь, кому в переносном, а кому и в прямом смысле, приходится буквально выплевывать эти "сувениры" кровью, точащейся из больных десен. Но об этом позже.
Кажется, за все лето 1986 года над городом не упало ни капли дождя. Небо было бездонным, голубым, выцветшим от ошалелого солнца. Утроба реактора, заглотнув несметное количество песка, свинца и еще чего-то, наконец-то
заткнулась. Состоялись его "похороны". Отголосили родные над цинковыми гробами убитых радиацией. Состоялся суд над командой атомщиков. Все кончено? Нет. все только начинается. Спустя три-четыре года после катастрофы мы у себя дома начинаем узнавать истинные ее масштабы, всю обреченность правды о ней. Узнавая о ней, мы все более и более узнаем о себе. О нашем большом обществе. Мы узнаем не только о нашем прошлом, но и о будущем. Оно звучит сегодня, как набат. Услышим ли мы его, оглохшие от идеологических самозаклинаний в первобытной пещере коммунизма?...

 

Полный текст публикации: http://www.souzchernobyl.org.ua/rus/index.php?option=com_content&task;=view&id;=516&Itemid;=139
Опубликовал Александр Сирота

Организованные поездки в Припять и Чернобыль

 

 


Украинская Баннерная Сеть

Главная |  Команда сайта |  Карта сайта |  Наш блог |  Форум |  Поиск людей
Припять © 2005
При перепечатке информации в письменном или электронном виде, ссылка на www.pripyat.com объязательна.
цифровое фото и видео города Припять Киев Украина знакомства и встречи припятчан