Сегодня 11 Октября Понедельник                                         a б в г д е ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я            a b c d e f g h i j k l m n o p q r s t u v w x y z
О знаменитости...
рекламное место на peoples.ru

Фотография Андрей Андреевич Громыко (photo Andrey  Gromyko)

Андрей Андреевич Громыко

Andrey Gromyko

( 18.07.1909 года [с. Старые Громыки, Гомельский уезд, Могилевская губерня]- 02.07.1989 года [Москва])
Россия (Russia)

А.А. Громыко работал при шести генсеках ЦК КПСС ровно 50 лет (1939-1989 гг.)! И хотя западные политики и журналисты звали его "мистер Нет", тем не менее лондонская газета "The Times" в сентябре 1981 года писала о нем: "Возможно, Андрей Громыко является самым информированным министром иностранных дел в мире". Его уважали.

Автор: Дмитрий Тихонов

Сайт: People's History



Статья: Лицо "мистера нет"

Советского дипломата, посла СССР в США и Великобритании, министра иностранных дел, члена Политбюро ЦК КПСС, Председателя Верховного Совета Андрея Андреевича Громыко хорошо знали не только в нашей стране, но и за рубежом.

А.А. Громыко работал при шести генсеках ЦК КПСС ровно 50 лет (1939-1989 гг.)! И хотя западные политики и журналисты звали его "мистер Нет", тем не менее лондонская газета "The Times" в сентябре 1981 года писала о нем: "Возможно, Андрей Громыко является самым информированным министром иностранных дел в мире". Его уважали.

К сожалению, он не успел дать обстоятельного интервью, не успел рассказать обо всем, чему был свидетелем, не успел поделиться своими размышлениями. Не успел или не захотел... Ведь тогда, в 1989 году, еще существовала цензура. Может быть, данная публикация, подготовленная журналистом Дмитрием Тихоновым, хоть частично заполнит этот пробел.

- Андрей Андреевич, какое у вас самое сильное впечатление из детства?

- Когда я был малышом, услышал как-то от бабушки необычное слово. Не помню, в чем я провинился, но она мне пригрозила пальцем и сказала:

- Ах ты демократ! Зачем шалишь?

Дело происходило до революции, при царе, и она, знавшая понаслышке, что "демократов" сажают в тюрьму, ссылают на каторгу, решила и меня припугнуть этим "страшным" словом.

- Вы встречались практически со всеми послевоенными президентами США. Какая встреча была самой незабываемой?

- Еще в 1945 году на конференции в Сан-Франциско мне довелось встретиться с Джоном Кеннеди. Он, пользующийся популярностью корреспондент, обратился ко мне с просьбой дать ему интервью.

Кеннеди-журналист вел себя не назойливо, вопросы ставил в форме как бы собственных рассуждений. Затем делал паузу и скорее глазами спрашивал: нет ли у меня каких-либо комментариев по затронутому вопросу? Мне понравилась такая манера. Кеннеди сохранил ее и в последующем.

- Андропов предложил вам стать не только министром иностранных дел, но и Председателем Президиума Верховного Совета, то есть главой советского государства. Почему вы тогда отказались?

- Потому что знал: Андропову самому вскоре захочется стать Председателем Президиума. И не по причине тщеславия, а в силу характера поста Генерального секретаря ЦК КПСС. Это не государственный пост. Наиболее важные государственные дела, особенно международные, рано или поздно потребовали бы подписи первого лица Советского Союза.

- Считается, что именно вы выдвинули Горбачева на пост генсека. Это действительно так?

- Да, на мартовском (1985 г.) Пленуме ЦК я по поручению Политбюро выступил с предложением избрать Генеральным секретарем ЦК КПСС Михаила Сергеевича Горбачева и обосновал это предложение. Пленум единогласно принял положительное решение.

- Не жалеете, что помогли Горбачеву получить эту должность?

- Нет, не жалею. Я поддерживал не просто Горбачева, а большие перемены. Нам был нужен активный лидер.

- Оправдал ли он ваши надежды?

- Не по Сеньке оказалась шапка государева, не по Сеньке!

- В западных газетах вас называли "господин Нет". Это потому, что вы так часто на переговорах употребляли это слово и не шли на компромисс?

- Мои "нет" они слышали гораздо реже, чем я их "ноу", ведь мы выдвигали гораздо больше предложений. Меня в их газетах прозвали "господин Нет", потому что я собой манипулировать не позволял. Кто стремился к этому, хотел манипулировать Советским Союзом. Мы - великая держава, и никому этого делать не позволим!

- Теперь наше высшее политическое руководство гордится тем, что отказалось от позиции силы в международных отношениях...

- Гордиться тут нечем. Мир - это благо, но не любой ценой и тем более не за счет собственного народа. Если гордишься своим пацифизмом, не садись в кресло руководителя великой державы. Гордись у себя дома, во дворе, в области, но не вреди своему государству.

Я никогда не лебезил перед западниками. У нас же есть деятели, которые как бы сквозь зубы и стыдливо защищают собственные интересы. Ах, как бы не обидеть Америку! Так мы далеко не уедем.

- В чем был секрет вашего авторитета и влияния?

- Я никому никогда не завидовал, не участвовал ни в одной интриге, старался со всеми поддерживать ровные отношения. Дипломатия - тонкое дело. Сколько раз мне мешали работать! Без натяжек скажу - миллион раз!

- Например?

- Например, Хрущев совершенно ни к месту на приеме, весь побагровев, выкрикнул в сторону иностранных дипломатов и журналистов: "Мы вас похороним!" При этом трудно было понять, что он имеет в виду. Натовская пропаганда, естественно, использовала этот инцидент, разжигая миф о советской военной угрозе. Вреда было много.

Серьезная дипломатия не допускает шутовства. А Хрущев вел себя, как самый настоящий шут.

- Сегодня многие политики ведут себя, как шуты. Для некоторых это вообще стало нормой поведения. Они, наверное, думают, что их идиотские выходки люди не забудут, как не забывают ботинок Хрущева...

- Лучше быть забытым, чем прослыть дураком.

- Что вы считаете своим самым большим личным успехом?

- Закрепление и незыблемость границ в Европе - это основной результат моей деятельности на посту министра иностранных дел. Думаю, что эти границы сохранятся. Конечно, с годами могут произойти некоторые изменения. Если европейские страны откажутся от хельсинкских договоренностей, станут их нарушать, тогда на европейской земле начнутся территориальные конфликты, распадутся старые и создадутся новые коалиции. В Европу снова придет война.

- Вы никогда не говорили о полном отказе СССР от ядерного оружия. Почему?

- Если мы свое ядерное оружие угробим, Запад от своего не откажется.

- Но ведь гонка вооружений отнимала у нас громадные средства, которые мы могли бы, как и Япония, вкладывать в действительно нужное народу производство?

- Да, гонка вооружений отнимала много сил. И все же мы не смогли бы принудить американцев вести с нами серьезные переговоры по разоружению, если бы отстали от них. Тогда США перестали бы с нами считаться.

- Враги у вас были?

- У меня всегда были два противника - время и невежество людей, которых поднимали к вершине власти обстоятельства. Интриги, доносы, подножки друг другу у части партийной верхушки были в почете.

- И кто же в Кремле, на ваш взгляд, был особенным интриганом, кроме Сталина, конечно?

- Из тех, с кем пришлось работать, на первое место ставлю Вышинского. Он погубил много людей, но и его жизнь поломала. Любил сталкивать людей лбами Хрущев. Брежнев вкуса к интригам не имел. Смещение Хрущева не было заговором, оно стало необходимостью, так как Никита Сергеевич потерял контроль над собой, стал разваливать экономику страны и партию. Скажем, внезапно, нарушив необходимые процедуры, передал Крым Украине.

- Вы считали, что нашим войскам нельзя уходить из Восточной Европы. Чем вы это объясняли?

- Уходить из центра Европы нельзя, это была бы ошибка стратегического характера, это наш передовой рубеж обороны, его надо укреплять, а не оставлять. Мои действия исходили из этого. Мы соглашались только на символическое сокращение войск в Центральной Европе. До тех пор, пока существует НАТО.

- То есть вы говорили Западу, что советское военное присутствие в Европе будет сохраняться до тех пор, пока будет существовать НАТО?

- А как же иначе, мы уйдем, а военная машина, созданная, чтобы нам угрожать, останется? Восточная Европа - сфера наших интересов, а не США и НАТО.

- А почему вы были против объединения Германии?

- Есть вопросы, которые может решить только время. Я делал все, чтобы ГДР не была поглощена ФРГ. Если бы США и их союзники по-серьезному подошли к нашему предложению о роспуске НАТО и ОВД, согласились бы на нейтрализацию Германии, то тогда возникла бы основа для обсуждения вопроса об объединении.

- ООН поддержала бомбардировки Югославии. Получается, что эта международная организация, призванная сохранять мир, изжила сама себя?

- ООН похоронит себя, если превратится в служанку какой-либо одной социальной системы или одного военно-политического блока.

- В своих воспоминаниях вы рассказали много интересных фактов из международной жизни, но почему-то совершенно не коснулись внутренней политики. Побоялись раскрыть государственные секреты?

- Любите вы броские слова, сенсации, а я не могу выставить на всеобщее обозрение то, что многие годы хранилось за семью печатями.

А вообще я считаю, что экономическая и особенно финансовая сила капитализма превосходит нашу. Американский капитализм опутал земной шар. Противостоять этому можем только мы, еще, пожалуй, Китай, страны, богатые сырьем и сильные в военном отношении.

- Какой вы можете сделать прогноз о наших взаимоотношениях с Америкой?

- Меняющееся соотношение сил в пользу американцев позволяет им сделать много ходов. Скорее всего, от нас будут требовать одностороннего разоружения в обмен на мифическую помощь, которая никогда не придет.

Необходимо помнить, что никаких подарков ни раньше, ни сейчас Америка нам делать не будет. Все наши успехи в отношениях с США, странами Западной Европы будут зависеть от нас самих, состояния нашей экономики, а значит, и темпов ее развития.

- Как вы относитесь к происходящим в России переменам?

- Начато нужное дело, нам давно нужны были реформы. Но не общество частной собственности на основные средства производства нужно создавать. Никакой модернизации нашей страны на основе дикого капитализма не получится, Запад давно избавился от него. У нас может появиться нелепое общество, где жизнь людей будет отравлена.

- Сегодня принято считать, что возврата к прошлому уже нет. А вы как думаете, может ли у нас снова появиться "культ личности"?

- Мы до сих пор живем в условиях вождизма, хотя он и явился нам в новом обличье. С коллегиальностью в руководстве дела обстоят плохо. Забыты старые уроки, в моде новые наставники, частенько с Запада.

- Какой ваш основной жизненный принцип?

- Никогда нельзя унывать. Физически люди умирают, а духовно - никогда. Надо верить.

Дата публикации на сайте: 12.04.2003



Вам также может быть интересно...


рекламное место на peoples.ru