Rambler's Top100

- -
Islam.Ru - на главную страницу 
  Независимый Исламский Информационный Канал 
Ислам.Ру / Пресс клуб / Страницы истории / Установление договорных отношений между Советской Россией и сопредельными с ней странами Ближнего и Среднего Востока  
       

Установление договорных отношений между Советской Россией и сопредельными с ней странами Ближнего и Среднего Востока

В Декларации прав народов России от 2 (15) ноября 1917 г. и в обращении Совнаркома «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября (3 декабря) 1917 г. советская власть провозгласила отказ от империалистической политики, проводившейся царским и Временным правительствами, и заявила о желании строить отношения с колониальными и зависимыми народами на началах равноправия и взаимного уважения. Оба документа оказали огромное влияние на мусульманское население как на территории бывшей Российской империи, так и в исламских странах.

***


Афганистан.
Во время Первой Мировой войны Афганистан сохранял нейтралитет. Германо-австро-турецкая миссия, пытавшаяся в 1915–1916 гг. вовлечь Афганистан в войну, успеха не имела, хотя эти попытки были поддержаны младоафганцами, староафганцами и вождями пуштунских племен, требовавших объявить джихад Великобритании. Но эмир Хабибулла, правивший в 1901–1919 гг., осмотрительно не стал рисковать и сохранил нейтралитет Афганистана.

Октябрьская революция в России произвела неоднозначное впечатление в Афганистане. Вызвав скорее настороженность у эмирского правительства, она привлекла симпатии антибритански настроенных младоафганцев, симпатизировавших большевикам в их борьбе с интервенцией европейских держав.

Эмир Хабибулла продолжал избегать активности в сфере внешней политики, прежде всего пытаясь предупредить политическое противостояние с Лондоном. Он, в частности, отказывался рассматривать предложение Москвы заключить двусторонний межгосударственный договор и провозгласить в нем недействительность всех неравноправных соглашений, касающихся Афганистана и Персии.

В придворных кругах нерешительность эмира вызвала растущее раздражение младоафганцев. 20 февраля 1919 г. эмир Хабибулла был убит. К власти пришел лидер младоафганцев, активный поборник национальной независимости и реформ Аманулла-хан (правил до 1929 г.), который провозгласил восстановление полной независимости Афганистана.

28 февраля 1919 г. при вступлении на престол афганский эмир Аманулла-хан официально заявил, что отныне Афганистан не признает никакой чужеземной власти и считает себя независимым государством. (В результате Второй англо-афганской войны (1878–1880) суверенитет Афганистана был ограничен тем, что страна лишалась права на самостоятельные сношения с другими государствами без посредничества властей Великобритании в Индии). Одновременно вице-королю Индии было направлено послание с объявлением о независимости Афганистана. В ответном послании вице-король практически не признал независимости страны и потребовал соблюдения всех прежних договоров и принятых в соответствии с ними обязательств.

Еще до получения этого ответного послания Аманулла-хан и министр иностранных дел Афганистана Махмуд Тарзи направили послания В. И. Ленину, М. И. Калинину и Г. В. Чичерину с предложением установить дружеские отношения с Россией. 27 мая 1919 г., т. е. уже во время Третьей англо-афганской войны, В. И. Ленин выразил согласие на установление отношений и обмен официальными представителями между Кабулом и Москвой. Обмен посланиями фактически означал взаимное признание и согласие на установление дипломатических отношений между двумя странами. Отдельной нотой народного комиссара по иностранным делам Г. В. Чичерин извещал МИД Афганистана о том, что советское правительство уничтожило все секретные договоры, которые были силой навязаны небольшим и слабым их сильными и хищными соседями, в том числе и бывшим царским правительством. Далее в ноте говорилось о признании независимости Афганистана.

27 марта 1919 г. советское правительство первым в мире официально объявило о признании независимости Афганистана. В ответ новые афганские руководители обратились с посланием к северному соседу — к Советской России. В письме, направленном М. Тарзи 7 апреля 1919 г. Г. В. Чичерину, выражалось пожелание установить постоянные дипломатические отношения со Страной Советов.

21 апреля 1919 г. Аманулла-хан вновь обратился к В. И. Ленину с сообщением о том, что в Советскую Россию направляется чрезвычайный посол генерал Мухаммед Вали-хан для установления «искренних отношений между обоими великими государствами». 27 мая 1919 г. В. И. Ленин и председатель ВЦИК М. И. Калинин направили на имя Амануллы-хана письмо, в котором приветствовали намерения афганского правительства установить дружественные отношения с русским народом и предлагали произвести обмен дипломатическими представительствами. Обмен посланиями двух глав государств фактически означал взаимное признание РСФСР и Афганистана.

Вскоре в Москву и Кабул выехали миссии двух стран. Чрезвычайный и полномочный посол Афганистана генерал Мухаммад Вали-хан и сопровождавшие его лица прибыли в Москву в октябре 1919 г. На формирование позиции афганской стороны по некоторым вопросам (в том числе касающиеся содействия России Афганистану против Англии и ее политики в Азии), несомненно, оказали заявления советских руководителей. Так, 14 октября 1919 г. в ответ на высказанную главой афганской миссии надежду, что советская Россия поможет освободиться от гнета европейского империализма всему Востоку, В. И. Ленин заявил, что «советская власть, власть трудящихся и угнетенных стремиться именно к тому, о чем говорил афганский чрезвычайный посол». Во время встреч представителей двух стран афганской стороной, не без влияния Великобритании, ставился также вопрос о территориальных претензиях к России.

Склоняясь к решению оказать материальную и военную помощь Афганистану и, возможно, пойти на уступки в территориальном вопросе, руководство России учитывало, что сложная обстановка в Центральной Азии в целом и в Афганистане в частности, чревата серьезными опасностями. Дело состояло в том, что вопрос о замене заключенного в августе 1919 г. прелиминарного договора Афганистана с Великобританией постоянным договором должен был обсуждаться на готовившейся в тот период специальной двусторонней конференции, причем вероятность негативных для интересов Афганистана, а также России, поворотов британской политики далеко не следовало исключать.

Провозгласив независимость Афганистана, Аманулла-хан заручился поддержкой армии и широких масс населения. Это стало причиной Третьей англо-афганской войны, в результате которой британские агрессоры не смогли изменить положение в стране в свою пользу. Военные действия, начатые Великобританией 3 мая 1919 г., завершились 3 июня заключением перемирия, а 8 августа был подписан Равалпиндийский прелиминарный мирный договор, устанавливавший мирные отношения между Великобританией и Афганистаном и признание «линии Дюранда», а также отмену британских субсидий эмиру. По Договору 1921 г. Великобритания признала независимость Афганистана.

Идя на перемирие с Афганистаном, британцы не могли не учитывать продолжавшееся в мае – июне 1919 г. укрепление советско-афганских взаимоотношений. 25 мая в Бухару прибыла чрезвычайная миссия Мухаммеда Вали-хана, направлявшаяся в Советскую Россию. Она привезла бухарскому эмиру письмо, в котором Аманулла-хан предостерегал правительство Бухары против «заклятых врагов народов Востока — британских колонизаторов». Эмир Афганистана просил эмира Бухарского отказаться от содействия британцам и всеми средствами поддерживать большевиков — «истинных друзей мусульманских стран».

28 мая 1919 г. афганское чрезвычайное посольство во главе с Мухаммедом Вали-ханом прибыло в Ташкент. Там, однако, оно вынуждено было задержаться, т. к. железнодорожная связь с Москвой вновь оказалась прерванной.

В ответ на прибытие в Советскую страну афганской чрезвычайной миссии уже в конце мая в Афганистан была направлена дипломатическая миссия Туркестанской Советской республики. В июне 1919 г. в Ташкенте было учреждено генеральное консульство Афганистана.

По прибытии в Кабул Н. З. Бравин сообщил афганскому правительству о готовности Советского Туркестана оказать всяческую, в том числе военную помощь. В свою очередь, афганское правительство приняло некоторые меры с целью помешать англичанам полностью подчинить себе Бухару и использовать ее для нападения на Советское государство.

Получив сведения о том, что эмир Бухарский готовится к нападению на Советский Туркестан, Аманулла-хан в середине июня 1919 г. направил наместнику Северного Афганистана Мухаммеду Сурур-хану специальный приказ: «Отправьте немедленно одного или двух лиц, которым Вы можете довериться, чтобы они воздержали Шаха (т. е. эмира Бухарского. — А. Х.) от этого намерения и объяснили ему, что война между Бухарой и Российской Республикой поставит Афганистан в опасное положение и услужит врагу восточных народов, т.е. Англии, в достижении своих целей».

Весьма показательно, что в конце ноября 1919 г. афганское правительство предложило советскому дипломатическому агенту в Кабуле Н. З. Бравину принять участие в предстоящих англо-афганских переговорах в качестве члена афганской делегации.

10 июня афганскому правительству через чрезвычайную афганскую миссию в Ташкенте был передан ответ Советского правительства на письмо Амануллы-хана и М. Тарзи от 7 апреля 1919 г. В своем ответе Советское правительство выражало согласие на установление дипломатических отношений с Афганистаном и вновь подтверждало признание его независимости.

Советское правительство направило в Афганистан посольство во главе с Я. З. Сурицем. 23 июня 1919 г. он выехал из Москвы с постоянным составом сотрудников. В их числе в качестве первого секретаря находился И. М. Рейснер.

Вскоре после этого в Москву прибыло посольство Мохаммеда Вали-хана. Таким образом, переговоры о заключении двустороннего договора велись одновременно и в Кабуле, куда прибыл полномочный представитель РСФСР в Центральной Азии Я. З. Суриц, и в Москве. 13 сентября 1920 г. состоялось подписание предварительного советско-афганского договора, главной задачей которого было провозглашение дружественных отношений между странами-участницами. Это говорит о срочной необходимости для обеих сторон подтверждения взаимного признания для изменения неблагоприятной внешнеполитической обстановки.



В докладе на заседании ВЦИК РСФСР 17 июня 1920 г. Г. В. Чичерин отмечал, что «широкие массы Афганистана относятся к нам, к Советской России, с такой симпатией, усматривая в нас главных защитников сохранения их независимости, и в то же время влиятельные горные племена, оказывающие сильное давление на политику афганского правительства, столь решительно стоят за тесный союз с нами, и сам эмир так ясно осознает английскую опасность, что в общем наши дружественные отношения с Афганистаном все более упрочиваются. В недавних публичных речах эмир ясно высказался за тесную дружбу с советской властью, против захватнической политики Англии».

Подрывная деятельность британской дипломатии усилилась в связи с возобновлением в начале 1921 г. англо-афганских переговоров. Глава британской миссии Г. Доббс убеждал афганские власти ограничиться только торговыми соглашениями с Советской Россией, отказавшись от договора, согласованного 13 сентября 1920 г. Он требовал также чтобы, Афганистан отказался от покровительства пограничным племенам.

Взамен Великобритания обещала разрешить беспошлинный провоз афганских товаров через Индию, обменяться дипломатическими представителями (не через англо-индийское правительство, как это практиковалось раньше, а непосредственно между Кабулом и Лондоном), пересмотреть статью Равалпиндского договора, предусматривавшую одностороннее установление британской комиссией участка афгано-индийской границы к западу от Хайбера, оказать Афганистану финансовую помощь. Однако британцам не удалось добиться своих целей. В феврале 1921 г. переговоры с Великобританией были временно прерваны.

В Москве в это время завершились последние приготовления к подписанию договора с Афганистаном. 25 февраля Пленум ЦК РКП (б), проходивший при участии В. И. Ленина, рассмотрел предложение Г. В. Чичерина об Афганистане и постановил «согласиться с тов. Чичериным». Несмотря на противодействие Великобритании, определенную непоследовательность афганского руководства, а также нерешенность пограничных вопросов, 28 февраля 1921 г. Договор о дружбе между РСФСР и Афганистаном был подписан.

В Договоре стороны подтвердили признание независимости друг друга и установление дипломатических отношений, обязались «не вступать с третьей державой в военное или политическое соглашение, которое доставило бы ущерб одной из договаривающихся сторон». РСФСР предоставила Афганистану право свободного и беспошлинного транзита грузов через свою территорию, а также согласилась оказать Афганистану финансовую и материальную помощь.

Летом 1921 г. британская миссия Г. Доббса, которая вела переговоры с афганским правительством, решила сделать последний нажим, поставив «непременным условием (англо-афганского. — П. Г.) договора окончательное установление английского контроля над внешними сношениями Афганистана с Советской Россией».

Вопреки попыткам британцев помешать ратификации советско-афганского договора эмир Аманулла-хан созвал широкое представительное собрание — Джиргу — для всестороннего осуждения обоих проектов — советского и британского. Джирга отвергла предложение Великобритании. 13 августа 1921 г. афганское правительство ратифицировало советско-афганский договор. Добившись полной политической независимости и подписав соответствующие договоры с Советской Россией и Великобританией, установив дипломатические отношения с Персией, Турцией и рядом стран Европы, эмир Аманулла-хан приступил к реализации программы модернизации.

Персия. Во время Первой Мировой войны территория Персии превратилась в арену военных действий и подрывной деятельности агентов воюющих держав. Север страны был занят войсками России, а южная часть — Великобритании. На севере, западе, юге Персии поднялось антиимпериалистическое движение, особенно сильное в Гиляне, где действовали партизанские отряды дженгелийцев (от перс. «дженгель» — «лес»; участники партизанского антиимпериалистического движения в Гиляне, начавшегося в 1912 г.).

В начале марта 1917 г. в Тегеране было получено известие из России о Февральской революции, об отречении императора. Политические перемены в Петрограде громким эхом отозвались в политических кругах Персии. Руководитель русской дипломатической миссии, указывая на эти настроения, писал в Петроград: «Лозунг «Без аннексий и самоопределение народностей» зародил в сердцах персов большие надежды, и главная цель их ныне состоит в стремлении отделаться от англо-русской опеки, убедить нас отказаться от соглашения 1907 г. — от разделения Персии на зоны влияния».

В то же время Временное правительство России, в принципе, не собиралось отказываться от проводимой царизмом в Персии экспансионистской политики. Русская буржуазия намеревалась не только сохранить завоеванные в Персии позиции, но и расширить их. Надежды персов на кардинальное изменение политики России в отношении их страны не оправдались.

Только в обращении «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» советское правительство определило принципы внешней политики советского правительства в отношении Персии, которые могли быть приемлемы для персидской стороны. «Мы заявляем, что договор о разделе Персии порван и уничтожен. Как только прекратятся военные действия, войска будут выведены из Персии и персам будет обеспечено право свободного определения своей судьбы».

Серьезный удар по британским планам в Персии нанесло заявление Советского правительства об отказе от англо-русского соглашения 1907 г. По сути дела уже первый законодательный акт Советского правительства — Дектрет о мире — означал денонсацию этого соглашения, а в обращении «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока Совет Народных Комиссаров» провозгласил, что «договор о разделе Персии порван и уничтожен».

Учитывая, что «в среде персидского народа существуют сомнения относительно дальнейшей судьбы англо-русского соглашения 1907 г.», Народный комиссариат иностранных дел 27 января 1918 г. направил персидскому посланнику ноту, категорически подтверждавшую это решение Советского правительства. Тем самым британцы лишались правовой базы, опираясь на которую они хозяйничали в Южной Персии и рассчитывали прибрать к рукам всю страну. Нота НКИДа объявляла недействительными и все другие соглашения, в какой бы то ни было степени ограничивавшие суверенные права персидского народа.

«…Внешним фактором, оказавшим большое влияние на развитие внутриполитической ситуации в Иране, явилась Октябрьская революция в России. Влияние это было разнообразным. С одной стороны Советская Россия заявила об отмене всех неравноправных договоров царского правительства с Ираном и о передаче ему имущества, принадлежавшего подданным России в Иране, и аннулировании всех долгов иранского правительства. Это, конечно, создавало благоприятные условия для укрепления иранской государственности.

С другой же — партийно-государственное руководство России, находясь в плену господствовавшего тезиса (фактически возведенного в теоретический постулат) о скором свершении мировой революции, проводило политику экспорта революции, хотя на словах и осуждало это. Иран оказался среди стран, ощутивших последствия этой политики со всей силой…» (Арабаджян З. А. Иран. Власть, реформы, революции (XIX–XX вв.). М., 1991).

Несмотря на то, что персидское правительство находилось под сильным влиянием британских колонизаторов, оно в декабре 1917 г. официально признало советское правительство. Этот шаг был вызван несколькими причинами. Без установления официальных отношений между двумя государствами невозможно в короткий срок реализовать соглашение Советского правительства о выводе из Персии русских войск. В этом правящие круги Персии были непосредственно заинтересованы, так как они боялись революционизирующего влияния русских солдат на народные массы своей страны. Необходимо учитывать также внутреннюю борьбу в правящем лагере Персии. Усилившаяся агрессивность британского империализма побуждала наиболее дальновидных представителей персидских правящих кругов искать сближения с Советской Россией.

К концу Первой Мировой войны британские либеральные деятели выступали за проведение в Персии более гибкой политики и за отказ от прямого имперского курса. Однако бывший вице-король Индии Керзон, став министром иностранных дел, не желал считаться с велением времени и вынашивал идею установления над Персией британского протектората. Керзон считал, что уход с персидской арены царской России создал реальные предпосылки для осуществления такого плана.

Свою внешнеполитическую концепцию Керзон обосновал в меморандуме, составленном в 1918 г.… Он был осведомлен о масштабах влияния идей новой русской революции на персов, что вызывало у него тревогу. Он писал: «…если Персия будет оставлена одна, имеется много причин опасаться того, что она подвергнется большевистскому влиянию с севера»…

Дальнейшее развитие событий в значительной степени подтвердило прогнозы Керзона… Добиваясь реализации разработанного им плана, британские дипломаты приложили немало усилий, чтобы у власти в Тегеране вновь оказался Восуг од-Доуле. Еще в мае 1918 г. британский посланник Ч. Марлинг приступил к тайным переговорам с шахским двором, обещая в случае смещения Самсам ос-Салтане и министров его кабинета и назначения на пост премьер-министра Восуга од-Доуле выплачивать ежемесячно Ахмед-шаху Каджару субсидию в размере 15 тыс. туманов.

Для подавления национально-освободительного движения, превращения Персии в колонию и плацдарм для интервенции против Советской России британские империалисты оккупировали в 1918 г. всю страну. Под контролем британцев 6 августа 1918 г. было сформировано правительство Восуг од-Доуле. Великобритания навязала ему в 1919 г. кабальное соглашение, по которому получила право реорганизовать персидскую армию, направлять своих советников в государственные учреждения Персии и др.



Правительство Восуг од-Доуле проводило враждебную в отношении Советской республики политику. При его попустительстве 3 ноября 1918 г. была разгромлена советская миссия в Тегеране, а в августе 1919 г. вблизи персидского порта Бендер-Гез белогвардейцами совершено убийство советского полпреда И. О. Коломийцева.

«9 августа 1919 г. между Ираном и Великобританией было подписано соглашение, переговоры по которому начались еще в конце 1918 г. Оно предоставило Великобритании возможность установить свой контроль над всеми сферами иранской экономической и политической жизни, а также над вооруженными силами… Сообщение о заключении соглашения вызвало бурю протестов в политических кругах Тегерана. Резко осудили соглашение представители тегеранского базара — главного экономического центра страны. Влиятельный представитель торгового капитала Моин от-Тоджджар и Имам-джоме (имам главной мечети Тегерана) заявили, что соглашение направлено «против интересов страны». Они охарактеризовали его как серьезную угрозу независимости Ирана» (Aliev S. Iran: Influence of the October Revolution ideas. — В кн.: The October Socialist Revolution and Middle East. Lahore, 1987).

Стремление Великобритании установить свой протекторат над Персией вызвало недовольство ее союзника — Франции. Заключение соглашения 1919 г. обострило англо-французское соперничество на Ближнем и Среднем Востоке. Открыто враждебной была и позиция правительства США, с которым в этот период Тегеран стремился установить дружеские контакты. Более радикальную позицию заняло советское руководство. В специальном обращении «К рабочим и крестьянам Персии», опубликованном 30 августа 1919 г., оно охарактеризовало его как кабальный и заявило, что «не признает англо-персидского договора, осуществляющего это порабощение».

«…Лорд Керзон всемерно добивался отказа иранского руководства от установления официальных отношений с Москвой… Находившийся в Лондоне министр иностранных дел Ирана Носрет од-Доуле Фируз-мирза, в беседе с корреспондентом газеты «Таймс», текст которой был опубликован 6 апреля 1920 г., положительно отозвался о действиях правительства Советской России. Он подчеркивал большое значение для Ирана аннулирования Москвой неравноправных договоров и соглашений, заключенных между царской Россией и Ираном. Лорд Керзон во время встречи с Фируз-мирзой оказал на него открытое давление, чтобы склонить иранское правительство к отказу от идеи установления официальных отношений с советским правительством.

Однако правительство Восуга од-Доуле 10 мая 1920 г. обратилось к советскому правительству с предложением об установлении государственных отношений между Ираном с одной стороны, и РСФСР и Азербайджанской ССР — с другой».

С другой стороны, вывод русских войск из Персии создавал британским колонизаторам серьезные политические трудности. С сугубо военной точки зрения оккупация всей страны их войсками становилась теперь сравнительно легким делом, но благородная акция Советского правительства воодушевляла персидских патриотов на борьбу за вывод всех иностранных войск из Персии. Британский дипломат и историк Г. Николсон признал, что после ухода русских войск «англичане одни остались в качестве оккупантов и на них обрушилась вся сила негодования персов».

Не ограничившись выводом войск, Советское правительство приняло ряд других мер для установления дружественных и равноправных отношений с персидским народом. Важное значение имело назначение советского дипломатического представителя в Тегеран. Единственным российским дипломатом в Персии, признавшим советскую власть, был бывший вице-консул в г. Хое Н. З. Бравин. Он и стал первым советским представителем в Персии. 26 января 1918 г. Бравин прибыл в Тегеран в качестве советского дипломатического агента.

Персидский историк и дипломат Н. С. Фатеми пишет в своей книге, что Бравин передал персидскому правительству послание за подписью В. И. Ленина, в котором говорилось, что Советское правительство поручает Бравину вступить в переговоры с правительством шаха Персии для заключения дружественных договоров, целью которых является не только укрепление добрососедских отношений в интересах обоих государств, но и совместная с народом Персии борьба с британским правительством.

В письме указывалось также, что Советское правительство готово исправить несправедливости, совершенные царским правительством, путем отказа от всех царских привилегий и договоров, нарушающих суверенитет Персии, и строить будущие отношения между Россией и Персией на свободном соглашении и взаимном уважении народов. Персидское правительство, ссылаясь на аннулирование Советским правительством англо-русского соглашения 1907 г., обратилось к британскому представителю в Тегеране с просьбой о выводе из страны британских войск. Кроме того, дипломатическому корпусу были сделаны два заявления. В первом говорилось, что Персия считает аннулированными все соглашения, посягающие на его независимость и территориальную неприкосновенность. Во втором предлагалось в связи с предстоящим выводом из Персии русских и турецких войск вывести также и прочие, т. е. британские, войска.

Политика Советского правительства оказала сильное влияние на положение в Персии. «Письмо Ленина, декларация Чичерина о советской политике в отношении Персии и деятельность Бравина в Тегеране, - пишет Н. З. Фетеми, - значили больше, чем армия и поезда с амуницией».

27 июля 1918 г. правительство Самсама ос-Солтане приняло постановление об официальной отмене всех договоров и концессий, заключенных с царской Россией, «ввиду того, что новое Государство Российское сделало предметом своих желаний свободу и независимость всех наций и в особенности отмену привилегий и договоров, полученных от Персии, о чем и заявляло официально и неофициально». Персидское правительство постановило информировать об этом представителей иностранных держав в Тегеране и дипломатических представителей Персии за границей. Хотя этот акт представлял собой лишь официальное признание персидской стороной того, что уже было сделано Советским правительством, заявление правительства ос-Солтане было воспринято как общий отказ от неравноправных договоров со всеми иностранными державами…

Такой ход событий встревожил британцев. Керзон сделал в Палате лордов специальное заявление о том, что вопрос об отмене англо-русского соглашения может быть рассмотрен только после окончания мировой войны. Ч. Марлинг заявил шаху, что «проведение в жизнь постановлений Совета министров равносильно объявлению Ираном войны Англии». Под прямым давлением Ч. Марлинга шах дал отставку кабинету ос-Солтане. В начале августа к власти снова пришел ставленник британцев Восуг од-Доуле.

В целом, окончание Первой Мировой войны принесло для Персии весьма незначительные результаты. Завершение на персидской территории военных действий не привело к миру и спокойствию. Великобритания в новой обстановке, когда ее главная соперница и союзница Россия ушла из Персии, решила распространить свое влияние на всю страну. Она объясняла это желанием сдержать наступление большевизма на ее позиции на Среднем Востоке.

С другой стороны, антибританские, продемократические движения в северных провинциях страны и локальные сепаратистские восстания полукочевых обществ явились новой опасностью для правящей династии Каджаров и ее главной опоры — земельной аристократии. Тем не менее, еще недавно находившаяся на грани гибели правившая в Тегеране прослойка предприняла ряд акций, направленных на возрождение авторитета центральной власти и ее позиций в области международных отношений. Наиболее важную часть этих мер составляла попытка установления дипломатических отношений с Советской Россией, а также желание получить приглашение на Парижскую мирную конференцию с правом голоса. (Из-за своих неоправданных территориальных претензий Иран не был допущен к участию в работе Парижской мирной конференции).

Первоначально в документах держав Антанты, касавшихся мирной конференции, Персия, так же как Афганистан, Турция и Таиланд, рассматривался как «не вполне суверенное государство, добивающееся более независимого статуса». Но вскоре в одном из проектов основ мирного договора с Германией, составленном государственным департаментом США, уже говорилось: «Независимость Персии признана в договорах, которые центральные державы намеревались заключить с Россией. В мае 1918 г. Персия денонсировала англо-русское соглашение 1907 г., после того как оно было денонсировано большевистским правительством России. Едва ли возможно, чтобы независимый статут Персии не был подтвержден мирным договором и представлением права быть участником его подписания».

В меморандуме, подготовленном персидским правительством для Парижской мирной конференции, фигурировали требования отмены англо-русского соглашения 1907 г., ликвидации иностранных консульских судов и вывода консульской охраны, отмены концессий и т. п. Это была дань настроениям широкой персидской общественности, с энтузиазмом встретившей заявление Советского правительства об отмене всех неравноправных договоров и соглашений с Персией. Игнорировать эти соглашения не в силах было даже реакционное правительство Восуг од-Доуле.

11 мая 1920 г. газета «Рахнема» опубликовала статью «Мы и большевики». Охарактеризовав политику Великобритании, Франции, Германии и США как «макиавеллистскую», газета далее писала: «Большевики, которые с самого начала отказались от всякого желания порабощать и хотят освободить человечество от порабощения, конечно, не могут продолжать подобную дипломатическую линию и распространять свои убеждения среди других народов силою штыков. Мы этого и не думаем. Большевизм — это мир, созидание, а не метод политики. Политика большевиков не может напоминать политику нынешних европейских государств».

В мае 1920 г. на территорию Гиляна для противодействия британцам были введены советские войска. В ходе советско-персидских переговоров была выдвинута и получила одобрение обеих сторон идея создания смешенной комиссии для установления контроля над одновременным выводом из Персии британских и советских войск. В результате 15 декабря 1920 г. Черчилль был вынужден заявить в палате общин о предстоящем выводе из Персии британских войск. Тем самым были предрешены денонсация англо-персидского договора 1919 г. и изгнание британцев из Персии.



Вскоре после прихода к власти правительство Мошира од-Доуле заявило о своем желании начать переговоры с Советской Россией и восстановить с ней отношения. «Только в период кабинета Мошира од-Доуле (4 июля – 27 октября 1920 г.) иранское правительство высказалось за восстановление отношений с Советской Россией и заключение договора с ней. Решением правительства иранский посол в Стамбуле Мошавер оль-Мамалек (тот самый Мошавер, который возглавлял иранскую делегацию на Парижской мирной конференции) был назначен главой чрезвычайной миссии, отправленной в Москву для проведения переговоров и подготовки проекта советско-иранского договора. Он прибыл в Москву в начале ноября 1920 г., когда в Тегеране был сформирован кабинет Сепахдара Азама, продолживший в отношении России курс своего предшественника. Переговоры в Москве проходили достаточно успешно, что усилило позиции противников англо-иранского соглашения.

Несомненно, именно успешность переговоров Мошавера в Москве стала одной из причин отказа Верховного Совета, созданного в ноябре в Тегеране, утвердить англо-иранское соглашение. Ход переговоров окрылил иранское общество. Настроение надежды и тревоги, царившее в Иране тех дней, очень образно выразила газета «Рахнема»:

«Среди мрака, окутавшего наши политические горизонты, вдруг со стороны Севера и Советской России сверкнули ослепительные молнии, произведшие чрезвычайное впечатление среди густой тьмы персидской политики, и давшие нам возможность увидеть и лучше приглядеться к обступившим нас со всех сторон вопросам, и выбрать для себя твердый и более устойчивый курс. Яркий свет блеснул с Севера, а источником этого света или огня, в зависимости от того, как мы на него взглянем, является Москва… Последние телеграммы Мошавер оль-Мамалека предложения советского правительства, возможность установления другой, новой политики со стороны нашей северной соседки — все это до известной степени проясняет наши политические горизонты и обращает на себя глубокое внимание. Но с другой стороны — все же делает наше положение до такой степени трудным, что малейшая оплошность, один неверный шаг могут повергнуть нас в бездну опасности и навлечь на нас вражду одного из тех двух политических центров, которые в своем постоянном соперничестве стоят, готовые к борьбе друг с другом» (Арабаджян З. А. Иран: противостояние империям (1918–1941). М., 1996).

18 августа 1920 г. в Москве была получена переданная через поверенного в делах Персии в Лондоне нота министра иностранных дел персидского правительства Мошира ос-Солтане от 2 августа 1920 г. В ней говорилось, что, «желая установить отношения дружбы и добрососедства» с Советской Россией, персидское правительство назначает своим чрезвычайным послом при Советском правительстве посла в Стамбуле Мошавера оль-Мамалека, которому поручено ведение переговоров. 27 августа Г. В. Чичерин ответил, что Советское правительство будет радо принять Мошавера оль-Мамалека.

Накануне начала московских переговоров британцы заставили уйти в отставку правительство Мошира од-Доуле. 1 ноября премьер-министром был назначен крупный феодал Сепахдар Азем. В Персии это многими воспринималось как капитуляция перед Великобританией. Однако новое правительство не решилось открыто заявить о признании соглашения 1919 г. Оно вынуждено было учитывать антиимпериалистические настроения широких слоев персидской общественности. В стране проходили массовые митинги и демонстрации, участники которых требовали изгнать британских оккупантов и заключить договор с Советской Россией.

Правительство опубликовало обращение к населению, в котором говорилось: «Все мероприятия правительства во внешней и внутренней политики, в особенности в отношении англо-иранского соглашения, не будут изменены. Оно будет продолжать политику предшествующего правительства и до утверждения соглашения в меджлисе никаких шагов по его выполнению не предпримет».

Британское правительство, озлобленное успешным ходом советско-персидских переговоров, 19 декабря 1920 г. потребовало у персидского правительства немедленного созыва Меджлиса для ратификации англо-персидского договора. Созванный в связи с этим Чрезвычайный Верховный Совет Персии, учитывая рост национально-освободительного движения в стране и успешный ход советско-персидских переговоров, не подчинился британским требованиям о ратификации англо-персидского договора и рекомендовал занять выжидательную позицию, а 31 декабря 1920 г. утвердил проект советско-персидского договора. И, несмотря на интриги британских дипломатов, 26 февраля 1921 г. в Москве советско-персидский договор был подписан.

«В этом урегулировании (договоре. — П. Г.) были заинтересованы обе стороны. Советская, — потому что ей требовалось обезопасить себя от повторения британской и любой другой интервенции с иранской территории. Иранское правительство, — потому что партнерство с Россией позволяло избавиться от назойливого британского вмешательства в иранские дела и проводить белее самостоятельную внешнюю политику» («Системная история»).

Британская оккупация и реакционная политика Восуг од-Доуле вызвали еще более мощную волну национально-освободительного движения. 21 февраля 1921 г. части персидских казаков под командованием Реза-хана совершили государственный переворот. Новое правительство во главе с Сеидом Зия-эд-Дином (в котором Реза-хан стал затем военным министром) стремилось не допустить развития демократического движения. В то же время под давлением общественности оно вынуждено было объявить об аннулировании англо-персидского соглашения 1919 года.

21 февраля (по персидскому календарю — 3 хута) 1921 г. в Тегеране произошел государственный переворот. «Переворот 3 хута» отражал изменения в расстановке классовых сил Персии. Если прежние правительства были по преимуществу правительствами феодальной аристократии, то теперь к власти пришел помещичье буржуазный блок, в котором известным влиянием пользовалась национальная буржуазия.

Во время событий «3 хута» народные массы Персии и общественность требовали установления дружественных отношений с Советской Россией. Г. К. Орджоникидзе, сообщая Г. В. Чичерину о перевороте в Тегеране, обратил внимание на то, что одна из тегеранских газет поместила на первой странице проект советско-персидского договора и призыв: «Союз с Россией — спасение Персии».

Советское правительство заявило об отказе от всех неравноправных договорах и соглашениях, заключенных во вред Персии царским правительством с третьими странами. Персии возвращались все концессии и имущество, полученные царизмом на его территории. Долги, числившиеся за Персией перед царской Россией, были аннулированы. Обе стороны согласились в равной степени пользоваться правом судоходства по Каспийскому морю. Кроме этого, персидская сторона обязалась заключить соглашение о предоставлении РСФСР права ведения рыбного промысла в южной части Каспия. Особое значение имела ст. 6, предусматривавшая совместные меры в случае вооруженного вмешательства империалистов.

Нет оснований считать политику Реза-хана просоветской. Это была политика рационального национализма, исключавшего чрезмерную зависимость от любой из сильных держав. Но объективно в тот период сближение с Москвой отвечало интересам Персии больше, чем восстановление патронажа Британии. «Заключение договора 1921 г. явилось значительным позитивным шагом в истории внешних отношений Ирана. В той или иной степени договор содействовал стабилизации внутриполитического положения в Иране и тем самым появлению условий для возрождения централизованного государства» (Aliev S. Iran: Influence of the October Revolution ideas. — В кн.: The October Socialist Revolution and Middle East. Lahore, 1987).

Турция. Османская империя в Первой Мировой войне как участник Четвертного союза потерпела поражение. Наступательные операции союзников привели к разгрому турецкой армии. 30 октября 1918 г. на рейде Мудроса (остров Лемнос) представителями Великобритании и Турции на борту британского крейсера «Агамемнон» было подписано перемирие. Османская империя, сохранявшая перед Первой мировой войной власть лишь в своих азиатских владениях, должна была отказаться и от них, то есть оставить Западную Аравию, в том числе Йемен, а также Армению, Ирак, часть Киликии и Сирию. В одном из первых пунктов Мудросского перемирия турки обязывались открыть победителям доступ в Черное море и соглашались на оккупацию войсками Антанты Стамбула и проливов.

В Турции в конце 1918 – начале 1919 г. возникло стихийное народное движение против оккупации ряда районов страны державами Антанты (Великобританией, Италией, Францией). После захвата 15 мая 1919 г. Грецией Измира это движение переросло в освободительную войну. «После того, как русская революция свергла прежний режим, ни на одну страну не повлияло это в такой степени, как на Турцию... Мы являемся свидетелями сенсационного возрождения Турции... Не будь коллапса царской России и взаимной вражды между союзниками и Советской Россией, кемалистское движение в любом виде оказалось бы не более чем пустяшной игрой» (Mears E. G. Modern Turkey. N. Y., 1924, p. 17 (цит. по кн.: Киреев Н. Г. История Турции: XX век. М., 2007).

Уже через три дня после образования правительства Великого национального собрания Турции (ВНСТ) в Анкаре 26 апреля 1920 г. лидер новой Турции Мустафа Кемаль направил дружественное послание В. И. Ленину с предложением сотрудничества в борьбе против империализма Антанты и с просьбой о помощи освободительной борьбе турецкого народа. По словам М. Кемаля, «первым решением по внешним делам, принятым вновь образованным Великим национальным собранием Турции», было решение послать в Советскую Россию правительственную делегацию с чрезвычайными полномочиями.

1 июня 1920 г. в Москве было получено послание М. Кемаля от 26 апреля. По указанию В.И. Ленина Наркоминдел составил ответное письмо, которое было направлено турецкому правительству 3 июня 1920 г. Обмен письмами между правительствами РСФСР и Турции положил начало нормальным дипломатическим отношениям между этими государствами. Политическая поддержка со стороны Советской России была дополнена и значительной материальной помощью нового турецкого государства: из РСФСР в Турцию в тяжелейшее для нее время было послано золото, оружие, медикаменты и пр.



«Письмо М. Кемаля к В. И. Ленину от 26 апреля 1920 г. принято считать началом официальных отношений новой Турции с Советской Россией. 11 мая Великое национальное собрание Турции послало своего министра иностранных дел Бекира Сами во главе первой официальной делегации ВНСТ в Москву для подготовки общего договора… 24 июля состоялась встреча Бекира Сами и его заместителя Юсуфа Кемаля с народным комиссаром иностранных дел Г. В. Чичериным и Л. М. Караханом (зам. наркома по иностранным делам), а 14 августа турки имели беседу с В. И. Лениным. 24 августа соглашение относительно сотрудничества было парафировано», - пишет Н. Г. Киреев.

Новый характер отношений между Советской Россией и кемалистской Турцией резко менял соотношение сил на Ближнем Востоке. Подтверждением этому может служить требование премьер-министра Великобритании Д. Ллойд-Джорджа к советской стороне отказаться от поддержки кемалистов, которое он выдвинул на торговых переговорах в Лондоне летом 1920 г. в качестве одной из «предпосылок торговых сношений».

Одним из эпизодов, продемонстрировавших заинтересованность Турции в стабильных отношениях с РСФСР, стала Армяно-турецкая война 1920 года. В начале июня дашнаки, подстрекаемые англо-американскими империалистами, перешли в наступление против турецких войск в районе Ольти, которое было поддержано продвижением греческих войск за линию Мильна в Западной Анатолии.

Советское правительство, понимая всю опасность этой новой провокации со стороны Антанты, стремилось помочь мирному урегулированию дашнакско-турецкого конфликта. С этой целью Советское правительство обратилось 3 июня 1920 г. к кемалистской Турции, в котором оно изъявило готовность «в любой момент по приглашению заинтересованных сторон быть посредником в деле мирного установления границы между Турцией, с одной стороны, Арменией, Азербайджаном — с другой», и пригласило турецких делегатов в Москву для ведения переговоров.

Министерство иностранных дел правительства ВНСТ в ответной телеграмме сообщило о своей готовности принять посредничество Советской России. Кроме телеграммы, было отправлено письмо М. Кемаля Г.В. Чичерину, в котором говорилось, что правительство ВНСТ принимает посредничество РСФСР в деле урегулирования границ с Арменией и считает необходимым разрешить вопрос путем дипломатических переговоров. Далее в письме ставился вопрос об установлении постоянных политических отношений с Советской Россией: «…Мы очень хотели бы ускорить установление этой связи и просим содействия со стороны Советской республики».

В Москву для ведения переговоров была направлена делегация во главе с министром иностранных дел правительства ВНСТ Бекиром Сами-беем. В конце августа 1920 г. советскому правительству удалось добиться парафирования согласованных статей советско-турецкого договора. После парафирования будущего договора, что явилось серьезным событием в укреплении советско-турецких отношений, в Москве осталась турецкая военная комиссия для обсуждения списка военных материалов, о которых просила комиссия. Несмотря на ограниченные возможности, была немедленно подготовлена партия оружия. Кроме того, была достигнута договоренность о финансовой помощи в размере 5 млн золотых рублей.

Помощь РСФСР сыграла исключительно важную роль в борьбе турецкого народа за свою независимость. Тем более, что она была своевременной, поскольку англо-греческие войска далеко продвинулись в глубь Анатолии.

Однако установление прочных дружественных связей с Советской Россией затягивалось вследствие враждебного отношения к переговорам Б. Сами-бея. В своих докладах М. Кемалю он дезориентировал турецкое правительство, предвзято освещал политику РСФСР и ход переговоров в Москве, что затрудняло подписание договора. Были противники внешнеполитического курса М. Кемаля и в ВНСТ. Все это на полгода отдалило подписание договора о дружбе. В течение этого времени советскому правительству пришлось бороться с провокационной политикой Антанты, которая пыталась сорвать заключение советско-турецкого договора.

Советская Россия, первая признавшая правительство М. Кемаля, первой же направила своих дипломатических представителей в Анкару. Открытие советского полпредства в Анкаре состоялось 7 ноября 1920 г.

После того, как отряды дашнаков, несмотря на материальную поддержку Антанты и США, из-за численного превосходства противника потерпели ряд поражений, Советское правительство предложило Армении посредничество. Дашнаки также отвергли это предложение, надеясь на помощь Антанты и США. Западные державы рассчитывали на осложнения между Советской Россией и Турцией и готовились за счет Армении договориться с Турцией и использовать ее в антисоветских действиях на Кавказе.

Меньшевистская Грузия отказалась помочь Армении и 6 ноября заявила о своем нейтралитете. В конце концов, 18 ноября дашнаки были вынуждены заключить перемирие, а 2 декабря подписали Александропольский мирный договор, по которому Армения становилась по существу сателлитом Турции. Однако дашнаки уже не имели права подписывать договор, т. к. 29 ноября в Армении была установлена Советская власть. Советское правительство Армении не признало этот договор. Не признало его также и правительство РСФСР.

Дашнако-кемалистская война осложнила обстановку на Кавказе и создала напряженность в советско-турецких отношениях. Однако планы Антанты провалились. В. И. Ленин отмечал: «Турецкое наступление было рассчитано против нас. Антанта рыла яму для нас и сама в нее попала, ибо мы получили советскую Армению».

Установление советской власти в Армении означало для турецкой стороны необходимость новых переговоров с правительством Советской России, чтобы выяснить позиции последней по турецко-армянской границе и по возможности получить подтверждения действенности Александропольского договора. Поэтому в конце ноября 1920 г. правительство Анкары обратилось к российской стороне с предложением о созыве советско-турецкой конференции, встретившим положительный отклик правительства РСФСР. Местом проведения конференции была избрана Москва, куда турецкая делегация прибыла 18 февраля 1921 г. В инструкции по ведению переговоров, полученной от Ленина, говорилось, что необходимо положить «начало сближению и дружбе чрезвычайно прочно».

Благодаря активности советской дипломатии и реалистической позиции, занятой М. Кемалем, трудности в советско-турецких отношениях успешно преодолевались. В начале декабря был в принципе согласован вопрос о созыве в Москве советско-турецкой конференции для разработки и подписания политического договора. 7 декабря 1920 г. Пленум ЦК РКП (б) рассмотрел предложение Г. В. Чичерина о договоре с Турцией и поручил НКИД выработать проект договора и представить его на утверждение ЦК.

10 августа 1920 г. в Севре с Турцией подписали мирный договор 13 государств, в том числе Армения, находившейся в то время под властью партии Дашнакцутюн, и Хиджаз. По этому договору территория Турции уменьшалась на три четверти: Палестина и Ирак передавались Великобритании, Сирия и Ливан — Франции в качестве подмандатных территорий. Турция должна была отказаться от всяких притязаний на Аравийский полуостров и страны Северной Африки, признать британский протекторат над Египтом и британскую аннексию Кипра, передать Италии Додеканесские острова. Восточная Фракия и Эдирне (Адрианополь), а также Галлипольский полуостров должны были быть переданы Греции. Зона проливов подлежала полному разоружению и поступала под контроль созданной Антантой международной Комиссии проливов.

Определение границы между Турцией и Арменией, предоставлялось третейскому решению президента США, которые рассчитывали получить на Армению мандат. От Турции отделялся Курдистан, границы которого должны были быть определены англо-франко-итальянской комиссией. Севрский договор восстанавливал режим капитуляций и фактически предоставлял державам Антанты право вмешиваться во внутренние дела Турции.

Правительство М. Кемаля не признало Севрский договор, заключенный стумбульским правительством, поскольку он ставил под угрозу независимость Турции. Султан Мехмед VI Вахидеддин (1918–1922) не решился его ратифицировать. Анкарское кемалистское правительство провозгласило освободительную борьбу против империалистов.

«В это критическое для Анкары время, - отмечает Н. Г. Киреев, - важным делом было налаживание дружественных контактов с Советской Россией. Ни один историк в мире, даже самый недоброжелательный по отношению к советской власти, не оспаривает две истины, касающиеся отношений в те годы России и Турции. Во-первых, революция в России уберегла Турцию от исполнения договоренностей стран Антанты 1915 г. о разделе Турции, передаче Проливов России. Во-вторых, эта революция превращала Россию в военного союзника перед смертельной угрозой исполнения Севрского «приговора» — территориальных обязательств Турции, содержавшихся в этом мирном договоре».

На Лондонской конференции, состоявшейся 21 февраля – 14 марта 1921 г., выявились разногласия между Великобританией и Францией по Ближнему Востоку. Турцию на конференции представляли делегации двух правительств — кемалистского и халифатского. Последнее обстоятельство использовалось для оказания давления на Анкару.

Не сумев добиться в закулисных маневрах своих односторонних интересов, Великобритания и Франция пошли на компромисс. Последняя соглашалась поддержать требования Великобритании в регионе, которая в свою очередь обязалась поддержать Францию в вопросе о репарациях.

В целом, Лондонская конференция закончилась безрезультатно, т. к. не устраивала ни Грецию, ни Турцию: война между ними продолжалась, а Анкара для разрешения своих проблем сделала ставку на Москву.

«Ориентация на Советскую Россию оправдала себя даже в глазах тех элементов, которые вначале относились к «союзу с большевиками» с неприязнью. В настоящее время о помощи, которую оказывала и оказывает Советская Россия национальному движению Анатолии, знает каждый крестьянин. Политическая поддержка со стороны Советской России, особенно наглядно выразившаяся в нашем требовании приглашения Турции на Генуэзскую конференцию, также достаточно ясна. Усвоено также и различие между старой Россией, мечтавшей о Дарданеллах, и новой, отказавшейся от капитуляций, долгов и даже части территории. Как отметил официоз «Хакимиет-Миллие», «русский мужик протянул свою мозолистую руку турецкому крестьянину. Оба народа хорошо узнали друг друга и восстали против общего врага» (Астахов Г. От султаната к демократической Турции. М.—Л., 1926).

Авторы официозной «Истории Турции» отмечают, что еще до создания ВНСТ М. Кемаль уделял много внимания «политическим отношениям нового турецкого государства с другими нациями». Об отношении к Советской России они пишут: «Между северным соседом Турции — Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и державами, бывшими союзницами царизма в мировой войне, в результате большевистской революции в России сразу возникла вражда…

В этой борьбе не на жизнь, а на смерть большевистская Россия вдохновляла движение за независимость во всех колониях держав Антанты… и заявляла о своем отрицательном отношении к новым планам раздела Турции и Персии.

Развернувшееся в Анатолии вооруженное национальное восстание по условиям, в которых оно проходило, и по своим политическим задачам имело много общего с тем, что происходило в Советской России. Враги были одни и те же; борьба, которая велась в обеих странах, имела общие черты; благодаря своему географическому положению каждая из них препятствовала окружению другой врагами. Эта общность интересов и необходимость друг в друге породили политику дружбы между обеими странами, которая развивалась с течением времени, по мере того, как увеличивались их успехи».



Когда Великобритания убедилась в провале своего «дипломатического наступления» на кемалистов, она организовала новое наступление греческих войск в направлении Эскишехира. 10 января 1921 г. произошло сражение у селения Иненю. Хотя греческие войска насчитывали 60 тыс. солдат, а турецкие части, лишь 15 тыс., противник отступил…

Турецкая печать связывала победу при Иненю с укреплением дружественных советско-турецких отношений. 17 января 1921 г. трабзонская газета «Игбал» писала в передовой статье, озаглавленной «По поводу наших побед»: «Западные государства, входящие в состав Антанты, хотели покорить и разделить мир, но вся их политика обнаружилась благодаря Великой Российской революции, заставившей рухнуть все их замыслы. Теперь мы в союзе с Советской Россией в свою очередь победили хотевших уничтожить нас европейцев… Мы останемся верным революционным союзником Советской России».

Договор о дружбе и братстве между РСФСР и Турции был заключен 16 марта 1921 г. Россия и Турция вышли из Первой Мировой войны, в которой они были противниками, другими государствами, нежели они были в 1914 г. Основой отношений молодых республик стала «существующая между ними солидарность в борьбе против империализма» (Документы внешней политики СССР. Т. III).

Царские договоры, навязанные Турции, были ликвидированы. Советское правительство отказывалось от режима капитуляций. Все долги Турции перед царским правительством были аннулированы. Турции была передана Карсская область и некоторые другие районы. Однако по требованию российской стороны турецкие войска покинули Александропольский район и Нахичеванскую область. Принципиальную роль сыграли статьи договора, провозглашавшие отказ Советского правительства от всех старых неравноправных договоров и формулировавшие полное равноправие сторон, поддержку турецкого суверенитета и национальных прав турецкого народа.

Московский договор определил границы между Турцией и советскими республиками Закавказья. Г. В. Чичерин в письме Л. Б. Красину (в это время — полпред и торгпред РСФСР в Великобритании, одновременно нарком внешней торговли) от 20 марта 1921 г. отмечал, что главное содержание советско-турецкого договора — территориальное разграничение.

По аналогии с Московским договором при участии представителей РСФСР 13 октября 1921 г. в Карсе был подписан договор между Армянской, Азербайджанской и Грузинской советскими социалистическими республиками с одной стороны, и Турцией — с другой. Его положения повторили основные пункты российско-турецкого договора от 16 марта. Таким образом, новое разграничение в Закавказье получило полное международное оформление. Посетивший Турцию в период со 2 декабря 1921 г. по 14 января 1922 г. командарм М. В. Фрунзе 2 января подписал с Турцией от имени Украины договор о дружбе.

Советско-турецкие договоры имели огромное политическое значение. Советский полпред в Анкаре С. И. Аралов сообщил в апреле 1922 г. мнение турецкого комиссара по иностранным делам Юсуфа Кемаль-бея после поездки в Европу: «Престиж и значение анатолийской Турции в Европе держатся исключительно благодаря России и нашей дружбе».

При решении пограничных и других вопросов советско-турецких отношений учитывалось не только положение на Кавказе, но и общие перспективы советской политики на Востоке.

***


Московский договор 16 марта 1921 г. завершил установление договорных отношений между Советской Россией и сопредельными с ней странами Ближнего и Среднего Востока. Первые в истории равноправные договоры, подписанные Персией, Афганистаном и Турцией с Советской Россией свидетельствовали о дальнейшем закреплении и развитии той новой обстановки, которая возникла на Востоке в результате Октябрьской революции.

П. В. Густерин, научный сотрудник Института востоковедения РАН

Дополнительно читайте:

Мусульманские народы во внутренней политике советского государства в 1917 – 1921 гг.

Памяти Карима Абдрауфовича Хакимова

Британская миссия в Дагестане


отправить ссылку другу распечатать
 Поиск на сервере:
 
 Прессклуб:
 Новости в стране
 Новости в мире
 Новости сайта
 Актуальная тема
 Современная аналитика
 Хроника исламофобии
 СМИ о мусульманах
 Фетвы
 Мысли вслух
 Страницы истории
 Гость на Ислам.Ру

 Основные разделы сервера:
 Главная
 Форум
 Umma.Islam.Ru
 Пресс клуб
 О проекте
 Обратная связь
 Вопросы веры
 Библиотека
 Вера, наука, сенсации
 Новые мусульмане
 Восточная кухня
 Восточный базар
 Культура и искусство
 Популярные статьи
 Для детей
 Пятничная проповедь
 Намаз
 Женщина в Исламе
 Фетвы
 Спросите алима
 Спросите юриста
 Брачное агентство
 Гостевая книга
 Доска объявлений
 Как принять Ислам
 Карта сайта
 Расписание молитв
 Новости в стране
 Новости в мире
 Ссылки и кнопки
 Путеводитель по Москве
 Сокровенное в Исламе

Новости в стране:
[08-12-2010] Генсек ОИК подчеркнул особую роль Москвы в объединении европейских мусульман
[08-12-2010] М.Шевченко: На Кавказе так называемая профилактика экстремизма порождает экстремизм
[08-12-2010] В Москве избит правозащитник, противостоявший похищениям и необоснованным арестам мусульман
[08-12-2010] В Калининграде началось строительство первой в городе мечети
[08-12-2010] В Чечне отметили новый 1432 год по Хиджре
[08-12-2010] В мечети Майкопа для военнослужащих-мусульман организовано посещение пятничного намаза
[08-12-2010] Глава международного центра «Аль-Васатыя» провел лекцию в саратовском медресе
[08-12-2010] В интернате-медресе Карачаево-Черкесии начинается учебный год
Новости в мире:
[08-12-2010] Наступил Новый 1432-й год по хиджре
[08-12-2010] Иранские власти призывают народ к молитве о дожде
[08-12-2010] В Малайзии появились отдельные автобусы для женщин
[08-12-2010] А.Гюль: Турция приветствует решение Бразилии и Аргентины о признании государства Палестина
[08-12-2010] «Аль-Азхар» раскритиковал отчет США об ущемлении религиозных прав в Египте
[08-12-2010] Алжир заинтересован в развитии исламских финансов
[08-12-2010] Саркози и Бруни попросили индийского имама за них помолиться
[08-12-2010] Экс-премьер Малайзии обвинил западные методы кредитования в финансовом кризисе
Новости сайта:
[06-12-2010] 1 день месяца Мухаррам - Новый год по Хиджре
[09-11-2010] Трехлетняя Алия нуждается в помощи
[02-11-2010] Добьемся справедливости! Поддержите имама В. Нурбаева!
[30-10-2010] Видео: Исламофобия 2.0 - Ложь "Комсомолки"
[22-10-2010] Радио "Ватан" - ваш друг на пути к Истине!
[21-10-2010] Малыш и лейкоз
[10-10-2010] Мечети быть!
[24-09-2010] Рубец на сердце. Помогите Ильясу

 Подписка на новости:
подписаться
отписаться


Главная | Форум | Umma.Islam.Ru | Пресс клуб | О проекте | Обратная связь | Вопросы веры | Библиотека | Вера, наука, сенсации | Новые мусульмане | Восточная кухня | Восточный базар | Культура и искусство | Популярные статьи | Для детей | Пятничная проповедь | Намаз | Женщина в Исламе | Фетвы | Спросите алима | Спросите юриста | Брачное агентство | Гостевая книга | Доска объявлений | Как принять Ислам | Карта сайта | Расписание молитв | Новости в стране | Новости в мире | Ссылки и кнопки | Путеводитель по Москве | Сокровенное в Исламе
 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
При использовании материалов ссылка на сайт www.islam.ru обязательна!
© Copyright 2000-2010 IIIC - ISLAM.RU. All Rights Reserved
Издание зарегистрировано в Минпечати РФ, свидетельство Эл. №77-6693 от 16 декабря 2002 года
Вопросы и пожелания: Раздел "Обратная связь"