Концепция развития
Документы
Лицензирование и аккредитация 2011 года
А. Я. Ваганова
История
1669-1829 годы
1829-1917 годы
1917-1991 ГОДЫ
С 1991 года
Хронология балета Дж. Баланчина
Руководители
Здание
Музей
Церковь
Новый иконостас церкви Академии
Священство
Списки выпускников
Выдающиеся выпускники
Пресса

Здание

АКАДЕМИИ РУССКОГО БАЛЕТА ИМЕНИ А.Я.ВАГАНОВОЙ

Частью знаменитого архитектурного ансамбля бывшей Театральной улицы (ныне улица Зодчего Росси) является здание ранее принадлежавшее Дирекции Императорских театров. Созданное К. И. Росси, здание представляет русский классицизм в его наиболее совершенных формах. Однако, значение этого здания не исчерпывается его архитектурными достоинствами.
 


В стенах его происходили события, заставляющие отнести здание также и к разряду исторических памятников. История этого здания неразрывно связана с историей русского театрального искусства в XIX и XX веках. Здесь находилась Дирекция Императорских театров, осуществлявшая руководство государственными театрами. Здесь размещалось и знаменитое Театральное училище, подобного которому не было ни в одной стране – бывшее своеобразной театральной Академией. Многие поколения людей, связанные с театром, прошли через стены этого дома: здесь определялись судьбы русского театра, здесь и воспитывались артисты – здесь было  сосредоточие, центр  театрального Петербурга.

УДЕЛЬНЫЙ КОРПУС
Рассматривая исторические планы С-Петербурга, мы видим, что до 1730-х годов на участке дома бывшей Театральной дирекции был лес, тянувшийся вдоль западного берега Фонтанки. Первые строения появляются здесь при Анне Иоанновне. На плане Петербурга 1750-х годов (так называемом, Махаевском) здесь уже нанесены участки обширных барских усадеб, заключённых между Фонтанкой и Садовой улицей – загородные дачные резиденции вельмож. Среди них выделялись дворец, графа Воронцова, обращенный к Садовой улице, и, расположенный у Невской першпективы, т. н. Аничков дворец, построенный для А. Г. Разумовского, впоследствии перешедший в собственность императорской фамилии.
На рубеже XVIII-XIX веков количество частных застроек на этой территории увеличилось за счёт продажи земель Воронцовской усадьбы и смежных с ней владений. В 1790-х годах на «кабинетской земле» (при Аничковом дворце) был построен антрепренёром Казасси небольшой деревянный театр, позже получившего наименование Малого. В 1800-х годах также на кабинетской земле, на углу Невского проспекта и Садовой улицы была возведена Публичная библиотека. Таким образом, ко второму десятилетию XIX века на рассматриваемой территории сложилась застройка, где наряду с величественными зданиями Аничкова дворца, Публичной библиотеки, Пажеского корпуса (бывшего Воронцовского дворца) стояли однодвухэтажные каменные и деревянные строения, окружённые садами и огородами. Элементы окраиности, провинциальности продолжали присутствовать в этой части города, ставшей уже к этому времени центральной: город далеко расстроился за пределами реки Фонтанки. Малый театр тоже перестал удовлетворять публику и городские власти – вид его был неказист, вместимость незначительна, а пожароопасность велика. Вместе с тем значительно возрос к этому времени интерес Петербургских жителей к театральным развлечени-ям: потребность в новом театре была ощутима.
После победы над Наполеоном и завершением долгой эпохи Многочисленных войн, освободились ресурсы для строительства внутри страны, особенно в столицах. Александр I решил, что по красоте и значимости своих зданий, ансамблей Петербург не должен был ни в чём уступать самым видным столицам Европы. 3 мая 1816 года был учреждён «Комитет для строений и гидравлических  работ» в задачу которого входило улучшение планировки города, утверждение и разработка фасадов зданий. Членами комитета стали видные архитекторы и инженеры своего времени. В числе их были – Бетанкур, П. П. Базен, В. П. Стасов, А. А. Михайлов, К. И. Росси, Модюи.
Комитет занялся и урегулированием территории, заключённой между Фонтанкой, Садовой улицей, Чернышевым переулком и Невским проспектом с устройством здесь нового театра взамен устаревшего. Здесь конкурентами в разработке проектных предложений выступили К. И. Росси и Модюи. Предпочтение было отдано проекту Росси.
На чертежах К. И. Росси 1817-18 гг. мы видим позади прямоугольного в плане нового, каменного Малого театра (будущего Александринского) полукруглое завершение площади и вновь пробиваемую улицу к Чернышеву мосту на Фонтанке; здесь, около моста, также создавалась новая полукруглая площадь. Автор делал площади большими; поэтому улица, соединяющая площади, представляется ещё незначительной по своему протяжению. Строения на новой улице ещё не обозначены на этих планах. Очевидно, этим строениям не пришивалось ещё большое значение. Акцент ставился на грандиозности новых площадей и театра.
Однако, в это время, в последние годы царствования Александра I эти предположения по урегулированию территории у Малого театра дальнейшего практического воплощения не получили. Вернулись к ним уже при новом императоре – Николае I. Инженер по образованию, он не менее, чем его брат, уделял внимание градостроительным проблемам,
В 1826 году Комитет вновь обратился к известному проекту для новой застройки. Однако, теперь возникли новые идеи и прежние чертежи должны быль быть скорректированы. Идеи относились, прежде всего, к новой улице. Представлялась возможность сделать её необычной для Петербурга, украшенную зданиями, выдержанными в едином стиле, олицетворяющем совершенство и красоту.


20 ноября 1827 года были «Высочайше утверждены» фасады для новых корпусов, которые было предположено возвести за новым каменным театром. Грандиозные колоннады новых трёхэтажных корпусов требовали значительной протяженности строений. Утверждённая длина корпусов стала модулем для окончательной проработки вариантов планировки территории в чертежах 1828 года. Здесь пространство за театром уже не представляется площадью. Новая улица значительно удлинена – за счёт сокращения этой площади. Здесь уже прорисованы дома, фасады которых были утверждены ранее, – симметричные строения на всю длину улицы, с выходом на полуциркульную предмостную площадь.
Выход зданий на площадь у театра вначале имел также полукруглое очертание (продолжение темы начального варианта); в окончательном варианте части симметричных зданий, обращенные к театральной площади, становятся фронтально прямыми. В апреле 1828 года проектные листы К. И. Росси были утверждены.
Для новых корпусов К. И. Росси дал и внутреннюю, поэтажную планировку. При этом он исходил от уже оп-ределенного назначения зданий. Восточный корпус переходил в ведомство Департамента уделов и строился как доходный дом.
Западный корпус предназначался для военных учебных заведений. Первый этаж этого корпуса также был оп-ределен под магазины, а верхние этажи были назначены под казармы и учебные помещения с большим актовым залом на третьем этаже. Лестницы делили здание на соответственно обслуживаемые части.
На плане первого этажа восточного корпуса мы видим наброски для дворовых флигелей – двух поперечных и одного продольного. Флигеля предназначались для конюшен (продольный) и для ледников и проживания прислуги (поперечные).
Осуществление утверждённых проектов, руководство строительством было поручено Строительной комиссии, которая была учреждена при Кабинете его Величества в 1819 году. Через эту Комиссию осуществлялось государственное гражданское строительство в столице. Комиссии передавали, определённые сметой, ассигнования, необходимые для покупки обывательских мест на территории намеченного строительства и для самого строительства.
Уже в 1827 году производилась оценка мест, расположенных на участке «предполагаемых улиц и площади в С-Петербурге позади Малого театра». Здесь находились каменные и деревянные строения, принадлежавшие глазной лечебнице, купеческой жене Королёвой, надворному советнику Андре, купцу Фёдорову, купцу Коновалову, генерал-майору Балабину, купеческой жене вдове Зиновьевой, генерал-майору Копьёву, лейб-кучеру Байкову и др.
5 апреля 1828 года Николай I дал указ, положивший начало строительству на рассматриваемой территории.
Сроки для построения новых корпусов были определены сжатые, жесткие. С весны 1828 года обывательские участки и дома начали уже покупать; в мае скупка земель, на которых должны были быть возведены новые корпуса, была завершена. Вместе с приобретёнными домами, ломали и часть строений, принадлежавших Пажескому корпусу.
Весной 1828 года началась и постройка «двух каменных корпусов за новым каменным театром». Как указы-валось выше, Западный корпус был предназначен для военно-учебных заведений и относился к Военному министерству. Восточный был предназначен для Департамента уделов Министерства Императорского двора. Работы велись под наблюдением К. И. Росси. По представлению последнего, во время его отсутствия, наблюдение за постройкой «нового каменного театра и позади онаго двух корпусов» возлагалось на архитекторов Гальберга, Глинкк, Ф. Руско, «с тем, чтобы для, общего надзора за работами, по временам, посещал строение … архитектор Штауберт». При строении корпусов также находились архитектурные помощники А. Кавос, Иванов, а также каменных дел мастер Адамини.
Постройка корпусов производилась около трёх лет. Больше внимания уделялось Удельному корпусу. Корпус военно-учебных заведений (западный) строился медленнее. В 1828-29 годах выполнялись по Удельному корпусу ка-менные работы (кладка фундаментов и стен). В 1830-31 годах осуществлялись отделочные работы.
В августе I831 года председатель Строительной комиссии, вице-президент Кабинета Е. И. В., генерал-лейтенант Н. И. Сенявин докладывал Министру Императорского двора князю Волконскому: «... по строению удельного корпуса  производятся и приходят к окончанию работы: внутренняя штукатурка, столярная, печная, половая, малярная и настилка плит в подвальном этаже. Службы при корпусе (дворовые флигеля – А. А.) доведены кирпичной кладкой до первых балок».
В августе 1832 года Строительная комиссия уведомила Департамент уделов, «что некоторые отделения уже кончены». Готовые отделения принимались в эксплуатацию смотрителем здания – с 1832 года. В октябре этого же года готовое здание было застраховано от огня – на общую страховочную сумму 1074000 рублей.
Менее благополучно обстояли дела по соседнему корпусу военно-учебных заведений. Планировка их мало соответствовала потребностям заказчика. Военное министерство признало это здание «неудобным для военно-учебных заведении» и отказалось делать взносы на его дальнейшее строительство. После этого, 11 апреля 1833 года, Николай I повелел «дом сей разделить весь на части, продать, как есть, желающим, вызовом через газету». Корпус был разделён на четыре части; границы частей были определены по въездным аркам.
Приобрести отдельные части этого здания пожелали Министерство внутренних дел (три северные части) и Министерства народного образования (одна, южная часть). В сентябре 1834 года сообщалось: «Относительно строений, принадлежащих ведомству министерства императорского двора позади Александринского театра ... Возведённые ... два корпуса позади упомянутого театра, один из них левый совершенно отделанный сдан в ведомство Департамента уделов. Другой правый вчерне выстроенный также сдан – одна часть оного министерству народного просвещения, а остальные три части, прилегающие к театру, Министерству внутренних дел для предназначенного помещения в оных министра внутренних дел, медицинского департамента, рецептурной аптеки и типографии ...».
Так формировалась Театральная улица с Удельным корпусом на восточной стороне.

 ПЕРЕДАЧА ЗДАНИЯ ДИРЕКЦИИ ИМПЕРАТОРСКИХ ТЕАТРОВ.

Дирекция Императорских театров – дореволюционный орган управления государственными театрами – подчинялась Министерству Императорского двора. Годом её возникновения считался год основания Российского театра, директором которого был Сумароков, т. е. 1756 год. В ведении Дирекции находились "императорские" театры, театральные здания, декорационные и пошивочные мастерские, а также Театральное училище; в Дирекции формировалась репертуарная политика, заключались контракты, разрешались гастроли. ... Не существовало в театральном мире учре-ждения с такой обширной компетенцией, какая была у Дирекции Императорских театров – в России. В начале XIX века Театральная дирекция и её многочисленные службы размещались во многих и разбросанных в разных частях города помещениях. В связи с этим, возникали значительные трудности в организации и направлении многотрудного театрального дела.
В 1833 году директором Императорских театров стал С. А. Гедеонов. В число своих первоочередных забот Гедеонов поставил – решить многочисленные вопросы и проблемы, связанные с вынужденным размещением учреждении Дирекции в случайных домах, неприспособленных для специфических театральных потребностей. Мы уже говорили о бывшем участке лейб-кучера Байкова, переданном Дирекции; участок этот примкнул к строящемуся Удельному корпусу. Когда в отстроенном корпусе стали сдавать квартиры, то лучшая квартира – на втором этаже, – в части обращенной к театру – была снята, как служебная, для директора театров, С. А. Гедеонова. Последнее обстоятельство, очевидно, дало возможность С. А. Гедеонову близко ознакомиться с Удельным корпусом и оценить его достоинства. В доме можно было разместить многие службы Дирекции; особенно явны были удобства для Театрального училища. Конечно, необходимы были при этом соответствующие перестройки.
В апреле 1836 года Гедеонов обратился в Департамент уделов с просьбой сообщить – на каких условиях мож-но будет приобрести Удельный корпус в собственность Дирекции. Одновременно он отправил просьбу Министру императорского двора (которому подчинялись оба эти учреждения) – санкционировать передачу корпуса. По докладу Министра Волконского, Николай I удовлетворил просьбу Гедеонова. 30 мая 1836 года «... поступает в собственность Дирекции, состоящий позади Александринского театра корпус с принадлежащими частями».
В отношении переделки галерей, производимой в то время Майером, было указано: «... передать исполнение этих работ Театральной дирекции. Дирекция должна была решить: "... заключать ли контракты с подрядчиками, согласно произведённого торга, или же, отменив оную, возвратить им представленные залоги». Дирекции были переданы все планы и фасады удельного корпуса. Однако, помимо указанной задачи, перед дирекцией стояла и более об-ширная: теперь необходимо было перестроить здание – сделать его удобным для тех театральных заведений, которые должны были заселить его, и, прежде всего, для Театрального училища.

ТЕАТРАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ. ТЕАТРАЛЬНЫЙ КОРПУС.

Из приведённого выше письма Гедеонова к Волконскому, мы видим, что наибольшую пользу от приобрете-ния корпуса за Александринским театром Директор находил «от перемещения в сей корпус Театрального училища». Это должно было обеспечить «совершенное благосостояние школы, которая есть рассадник и главное основание теат-ра. «Интересы этого училища – было главным поводом при «исходотайствовании Высочайшего соизволения» на ус-тупку Дирекции Удельного корпуса, уже принесшего казне немалый доход. Николай I не ограничился согласием на переселение училища. Он решил изменить уже сложившийся характер Театральной улицы, как нового торгового центра – С-Петербургского Пале-Рояля. Магазины на первых этажах, по истечении срока контракта, закрывались. По воспоминаниям А. Я. Панаевой: «Государь измени план, находя близкое соседство магазинов и кофеен со школой /театральной – А. А./ невозможным».
6 июня 1836 года С. А. Гедеонов даёт распоряжение, положившее начало перестройке по корпусу – бывшему "Удельному", а теперь уже "Театральному". Перестройка бывшего Удельного корпуса производилась по проекту и под руководством А. К. Кавоса. Это была одна из первых самостоятельных работ знаменитого театрального архитек-тора. Дирекция еще присматривается к работе сына капельмейстера Большого театра /27/. Впоследствии Альберт Ка-таринович Кавос станет непререкаемым авторитетом в делах театрального строительства. А. К. Кавосу предстояло завершить работы, начатые Майером – по перестройке нижнего этажа, оштукатурке наружных фасадов. Но главной его задачей было – создать удобные и необходимые помещения для Театрального училища. Выше мы видели, что в рассматриваемое время Театральное училище было закрытым учебным и воспитательным заведением. В нем находи-лось 50 воспитанников и 56 воспитанниц. Сверх того, были пенсионеры Училища, а также приходящие и своекоштные ученики. Необходимо было сделать залы и классы для обучения специальным и общеобразовательным дисцип-линам. /28/ Спецификой Училища также было то, в его стенах не только учились, но и жили воспитанники и воспи-танницы разных возрастов. Требовалось создание спален, туалетных комнат, столовой с кухней, гардероба и т.д.; не-обходим был лазарет с мужским и женским отделениями. При Училище должны были быть устроены Театр и Церковь. Управляющего Училищем, преподавателей, инспекторов, врачей, фельдшеров, священников, служителей и др. специалистов необходимо было обеспечить, здесь же в корпусе, казенными квартирами.
Предстояло также приспособить помещения в обширном корпусе также и для некоторых других служб Теат-ральной Дирекции. Работы по перестройке здания были начаты Кавосом немедленно. Таким образом, приспособление здания для нужд новых хозяев, было в основном, сделано в течении одного строительного сезона 1836 г.
Как теперь был устроен Театральный корпус? Училищу были отведены второй и третий этаж центральной части лицевого корпуса. На втором этаже находилось женское отделение Училища – "половина воспитанниц". Кори-доры, тянувшиеся вдоль внутренних капитальных стен, делили "половину" на две части. На части, обращенной к ули-це, находились пять учебных классов, танцевальная зала, малая и большая спальни, лазарет /две комнаты/. На части, обращенной к двору, размещались – умывальня, ватерклозетная, буфет, столовая, гардероб. Здесь же, на втором этаже, в помещениях, примыкавших к парадной /средней/ лестнице, был сделан театр, расположившийся поперек корпу-са. Сцена разместилась в помещениях, относящихся к лицевой стороне здания, с двумя "венецианскими" окнами, об-ращенными к улице. Учебная сцена была устроена по образцу профессиональной, с современным сценическим оборудованием. При сцене был сделан оркестр. Зрительный зал напоминал залы, к выступлению перед которыми готовились будущие артисты. Здесь был небольшой партер, по трем сторонам была устроена галерея с "парапетом". Восемь окон "зала для зрителей" /два света по четыре окна в каждом/ были обращены во двор. Во время устройства зрительного зала – при разборке антресолей – произошла авария, связанная с некачественным выполнением предшествующих строительных работ: обрушился потолок /см. приложение ? 2/. На третьем этаже разместилось мужское отделение – "половина воспитанников". Внутренние коридоры и здесь делили отделение на две части. На части, обращенной к улице, находились – четыре учебных класса, музыкальный класс, большой и малый танцевальные залы, спальня. На части, обращенной ко двору, были – умывальня, ватерклозетная, буфет, столовая, гардероб, две комнаты управления Училища. На этом же этаже, с южной стороны Училища, была возведена церковь. Церковь располагалась поперек лицевого корпуса. Алтарная часть находилась в комнате, обращенной окнами во двор; зал для молящихся – в комнате большего размера, с полукруглым окном, обращенным к улице /4-е окно, считая от южного ризалита/.
Училище обслуживали три парадные лестницы – каменные, основанные на четырех столбах, – вход в которые осуществлялся со стороны двора. Средняя из этих лестниц тала главной, парадной для Училища /таковой она является и в настоящее время/. Южная примыкала к церкви и получила название "церковной". Северная обслуживала буфеты и столовые; на первом этаже к ней примыкала, устроенная здесь, кухня; эта лестница обычно именовалась "кухонной". Отделка помещений была простой. Потолки белились на клею; стены окрашивались разными колерами /зеленый, желтый, охра и др./ на клею. В коридорах делались серой масляной краской панели. Окна, двери окрашивались белой масляной краской. /32 /  Отделке церковного помещения было уделено большее внимание /33/. Здесь был вытянут "карниз с лепной работой", в потолке сделан фонарь. Фарфоровым заводом был собран витраж из семидесяти двух цветных стекол с узорами. /34/. Потолок с карнизом был выбелен на клею, а стены покрыты броншвейном на клею. В театре стены были покрыты разными красками на клею, потолок выбелен на клею, полы в зале устроены дощатые. /35/ На парадных лестницах "исправлялась живопись и все стены покрыты колерами".
Помимо Театрального училища в здание была переведена Контора Императорских театров /исполнительный орган дирекции/. Для неё был приспособлен первый этаж корпуса в части обращенной к площади. Здесь по первому этажу была сделана антресоль – по бывшим галереям и помещениям за ними. На втором этаже сохранилась квартира Директора Императорских театров со служебным кабинетом при ней. В здании были устроены квартиры для служа-щих дирекции. В средней части здания, по первому этажу бывших магазинах разместили гардероб и пошивочные мас-терские С.-Петербургских театров. Здесь готовили и сохраняли костюмы и платья для опер, балетов, драматических спектаклей.
Назначение первых этажей дворовых флигелей сохранялось – конюшни в продольном и ледники в двух попе-речных. Квартиры второго этажа дворовых флигелей предназначались для "низших" служащих. В подвале лицевого корпуса также были помещения, в которые поместили семьи дворников, отопителей, рабочих театров.
К концу 1836 года новые хозяева заселили Театральный корпус. 1 мая 1837 года Гедеонов в рапорте Минист-ру Волконскому подводил итоги проделанной работе: "Здание, купленное Дирекцией Императорских театров для помещения в оное Училища, Гардероба, и других частей требовало огромных и необходимых переделок: вынуто не-сколько стен, переменена большая часть балок и потолков, устроены церковь, лазарет с принадлежностями, театр, танцевальные залы, классы, кухни, прачешная для Училища и Гардероба; сверх того, бывшие галереи обращены в покои, все здание снаружи отштукатурено. Все сие стоило значительных сумм…" Гедеонов просил разрешить ему продать прежнее здание Училища на Екатерининском канале на Театральной улице. /30/

ПЕРЕСТРОЙКИ КАВОСА.

Быстрота, с какой было выполнено Предписание Гедеонова, дала возможность уже в мае 1837 года выгодно продать, прежде принадлежавший Училищу, старый дом на Екатерининском канале. Полученные деньги несколько компенсировали затраты по переустройству корпуса у Александринского театра.
Строительные работы по Театральному училищу продолжались и после его переселения. Необходимо было устранять выявившиеся неудобства, улучшать планировку, повышать благоустройство. До начала 1860-х годов эти работы производились по указаниям архитектора Театральной дирекции А. К. Ковоса и его помощника Климова. Те, кто строил Театральное училище, продолжали свою работу: этот период является продолжением предыдущего.
В I839 году, "по словесному приказанию" Директора, А. К. Кавос составил проект "на постройку четырёх фонарей сверх крыши для освещения колидора в церковь в доме Театрального училища". Проект был осуществлён – "церковный коридор" стал освещаться дневным светом.
Первое десятилетие после превращения "Удельного корпуса" в "Театральный корпус" значительных пере-строек по зданию не было. Периодически помещения обновлялись ремонтом штукатурки, полов, столярных изделий с окраской помещений. Однако, в начале 1830-х годов выявилась настоятельная потребность в капитальных улучшени-ях. К этому времени достаточно ясно определилась программа необходимых для этих улучшений строительных работ.
В 1851 году в составленной Климовым смете наряду с обычными текущими ремонтами по различным поме-щениям и в театре, /предполагалась также значительная переделка церкви – "в отвращение тесноты и неудобства", – с присоединением к ней двух соседних комнат. Смета была утверждена за исключением пункта, касающегося театра. Театр было решено перенести на новое место – “в комнаты бывшие при квартире г. Неваховича и в комнату, ныне занимаемую надзирательницей Амадео, с переделкой лазарета воспитанниц и с устроением вместо нынешнего театра жилых комнат.” /39/ Предлагалось: "Ныне имеющийся театр со сценой, механизмами и галереей в зрительном зале разобрать и устроить во вновь предполагаемых комнатах, с заделкой в стенах для галереи железных кронштейнов, со своею отделкою ...“
Причиной переноски театра явилось несколько неудобное его первоначальное положение: он пересекал Учи-лище в самой его середине.
Таким образом, в течение 1851 года выполнялись работы по новому устройству театра и церкви.
В церкви были сломаны базовые стены: здесь были устроены арки, благодаря которым прежние три помеще-ния были объединены в одни большой зал; арки имели и конструктивное значение: поддерживали вышерасположен-ные балки чердачного перекрытия. Потолки белились, по карнизам делалась трафаретная живопись, стены оклеива-лись мраморными сбоями.
Для устройства театра на новом месте /там, где он находится в настоящее время/ были отведены на 2-м этаже три соседние комнаты в лицевой части корпуса – возле церковной лестницы, впоследствии называемой также Теат-ральной. Две капительные стены, разделяющие эти комнаты, были сломаны. Для поддержания, оставшихся без опоры, балок перекрытия /над вторым и третьим этажами/ на чердаке были установлены две специальные деревянные фермы, с металлическими подвесками для вышеуказанных перекрытий. В объёме двух бывших комнат была организована сцена; в объёме третьей – зрительный зал. Разобранное оборудование старого театра переносилось в новый. Портал сцены был сделан в виде арки по деревянному каркасу. В арках были "выписаны и сформированы лира, маски и дру-гие театральные изображения". Тут же в боковых впадинах были "сделаны головки с орнаментами".
По периметру зрительного зала вновь был устроена галерея на металлических кронштейнах. Зал был украшен пилястрами, "с боков на пилястрах сделаны маски с гирляндами и лентами", "тут же в срединах сделаны венки с ор-наментом и подписями". В потолке по специально поставленным деревянным ящикам были устроены кессоны, украшенные розетками. /См. приложение ?4/
Очевидец так описывал этот театр: "Дверь обитая клеёнкой, на карнизе чёрная дощечка с белой надписью "Театр". Небольшой; рядов на шесть кресел, зрительный зал; плафон расписанный а 1a grec /в греческом стиле/ с ле-тящими гениями; против входной двери окна на Театральную улицу; налево камин, направо сцена... Сцена небольшая, но настоящая с рампами, софитами, суфлерской будкой, у задней стены стоят декорации. Освещение маслянными лампами ..."
Помещения, освободившиеся после перевода театра, также были перестроены.
Там, где был двусветный зрительный зал, с восмью окнами, обращенными во двор, восстановилось антре-сольное перекрытие: на антресолях, были устроены жилые комнаты с четырьмя окнами, внизу – учебный класс также с четырьмя окнами. Перегородка отделила здесь от класса коридор. Коридор дал возможность свободно проходить из одной части училища в другую; он соединил ту части, где были спальня и столовая, с той, где были классы театр.
Там, где была сцена с двумя венецианскими окнами, обращенными к улице, был устроен танцевальный зал, по соседству с другим, таким же по объёму.
В отчёте "работам ...произведенным по случаю перенесения Театра при Училище … в течении 1851 году" сообщается:
"Во вновь устроенном Танцевальном зале, где была сцена старого театра, а также в большом новом классе с коридором и в двух новых комнатах в антресольном этаже, устроенных из зрительного зала старого театра, потолки выбелены, стены покрыты разбелёнными красками".
В это же время /1851-52 гг./, наряду с перемещением Театра и расширением Церкви, выполнялись также работы, связанные с улучшением расположения лазаретов.
На втором этаже лазарет воспитанниц, находившийся ранее у "старого театра", перемещался в помещения близкие к церковной лестнице. В смете 1851 года сообщается: "По случаю предполагаемой переделки нижнего лаза-рета в танцевальное зало, лазарет поместить в одной лицевой и одной надворной комнатах, присоединяемых от быв-шей квартиры Г. Неваховича…" /43/
В смете 1851 года говорится и о лазарете, находившемся на третьем этаже: "Лазарет воспитанников, поме-щающийся ныне возле церкви, переведён в бывшую квартиру переводчика Каменского." Квартира эта находилась на северной стороне Училища, за спальней воспитанников.
Строительные работы по Театральному училищу назначались на летнее время, с тем, чтобы не прерывать здесь обычные занятия. В 1853 г. работы продолжились по проектным листам, составленным А. К. Кавосом. Министерство Императорского двора 4 июня 1853 года сообщало Директору Императорских театров: "Представленные от Вашего Превосходительства два плана с обозначением предположенных переделок для удобства в помещениях Теат-рального училища Государь Император соизволил утвердить … По Высочайшему Повелению прошу приказать соста-вить смету на производство упомянутых, переделок …» А. К. Кавос незамедлительно представил "Смету на ремонт-ные работы перестройки, относящиеся к удобству и на возобновление всех комнат и помещений Императорского Театрального Училища, помещающегося в Доме Дирекции на площади у Александринского театра." Затем, после ут-верждения сметы, Кавос "для окончания работ до наступления осени" предлагал не назначать торги, а передать все работы оптом купцу 2-й гильдии Скворцову, с тем чтобы тот принял на себя "обязанность окончить оныя не долее, как через полтора месяца."
Строительные работы в лето 1853 года охватили все помещения Училища. В залах, классах, комнатах ремонтировали полы, окна, двери, красили стены и потолки. За театром ремонтировалась комната, переданная от квартиры доктора Берса. Расширялся вход в церковь – была устроена арка с новыми дверями на четыре створки со стёклами и полу циркульной фрамугой. Улучшалась вентиляция. Из капительных работ этого гада наиболее значительной была – "устройство парадных сеней и подъезда с улицы при парадной лестнице". Для чего к существовавшему вестибюлю присоединились две соседние комнаты на первом этаже, ранее принадлежавшие пошивочной мастерской /швальне/. Оконный проём, обращенный к улице, разбирался; вместо него устраивалась две с крыльцом. Для лучшего подхода к лестнице – расширялся, «проламывался» проем в средней стене. Для отделения парадных сеней от швальни и относя-щегося к ней гардероба, внутренние арки закладывались кирпичем. Теперь парадный вход в Училище осуществлялся с Театральной улицы.
В 1853 году архитектор Климов обратил внимание Дирекции на то, что "... Дом Дирекции,  построенный на значительном протяжении, не имеет во все по чердачному отделению каменных стен и в случае несчастья от пожара неизбежно должен подвергаться весь опасности. Было предложено всё пространство чердачного помещения разделить на пять отделений, для чего надстроить каменные стены с брандмауэром сверх крыши – в четырёх местах с устройст-вом на чердаках железных дверей из котельного железа.
Дирекция просила Строительную контору М. И. Д. срочно возвести брандмауэры: "... Необходимо вывести брандмауэры на чердак, ибо в сём доме помещается кроме Училища ещё Театральный гардероб, Ноты, контора с архивом и контора Дирекции с архивом. Представленный архитектором Кавосом проект по сему предмету вполне соот-ветствует требованию дирекции.” /46/
Работа эта была выполнена в следующем 1859 году.
В 1860 году на месте, помыкавшем к дому театральной дирекции /со стороны Александринского театра/, стал возводиться многоэтажный дом. 28 окон, выходивших на соседний двор в скором времени оказывались закрытыми. В связи с этим, чтобы не утратить помещения, лишавшиеся дневного освещения, архитектор А. Кавос разработал проект перепланировки в этой зоне некоторых комнат с перестройкой лестницы. Проект был осуществлён под наблюдением Климова в 1862-63 годах. /47/
Эта работа была последней и тех, что проводились здесь с 1836 года по указаниям А. К. Кавоса. В 1863 году известный строитель театров скончался.
Одним из памятных созданий знаменитого театрального архитектора является Театральное училище. В 1850-х годах Училище было расширено; это дало возможность автору завершить свою работу: сделать планировку помещений и их назначение наиболее целесообразным. В дальнейшем /в дореволюционное время/ назначение зал и комнат стало традиционным, их расположение менялось незначительно.
Как теперь выглядело Театральное училище?
На парадную лестницу уже попадали с Театральной улицы. Лестнице предшествовал нарядный вестибюль.
На втором этаже /отделение воспитанниц/ коридоры с асфальтовым полом позволяли удобно пройти в нужное помещение. В середине размещались классы и два большие танцевальные залы. В северной стороне находился "быто-вой блок": спальня /окна на улицу/ и туалет, умывальня, служительская, буфет, столовая /окна во двор/. Для умываль-ни был характерен большой круглый умывальник, стоявший посреди комнаты. На противоположной стороне этого этажа размещался театр. За ним уже была квартира доктора.
Расположение помещений на третьем этаже /отделение воспитанников/ было похожим. "Бытовой блок" с та-ким же составом помещений. Асфальтированный коридор. Большой и малый танцевальные залы, классы. На южной стороне – церковь, за которой находилась квартира священника. Отличие было в расположении лазаретов. У воспитанниц он находился напротив сцены театра, по другую сторону коридора. У воспитанников – севернее спальни. /См. прилагаемые исторические чертежи/
Помещения в Училище отличались чистотой и порядком. Удобны были: особенно танцевальные залы – свет-лые, просторные, с высоким потолком и полом с уклоном, как на сцене, с поручнями на стенах.
Дидло не пришлось работать в новых залах. В 1830-м году он подал в отставку. Его прощальный бенефис был триумфом: сурового мастера с искренней благодарностью и любовью приветствовали его ученицы и ученики, вместе с заполненным до отказа Большим театром.
В новых залах преподавали уже ученики Дидло – Н. О. Гольц и Е. И. Колосова. Здесь также работали приглашенные иностранные балетмейстеры К. Лашук, П-Ф. Маловернь. Но они не могли заменить ушедшего Маэстро. Репетиции, в которых участвовало балетное отделение Училища, давали возможность учащимся знакомиться с твор-чеством гастролеров – выдающихся иностранных артистов – учиться у них.
Последняя работа Кавоса по Театральному училищу была связана с улучшением медицинского и санитарно-гигиенического облуживания воспитывающихся. Большие физические нагрузки, опасность травмирования – было спецификой Училища. Общие спальни, столовые и классы создавали благоприятные условия для инфекционных забо-леваний. Воспитание и обучение будущих артистов стоило немалых денег. Забота о здоровье воспитанниц и воспи-танников была служебным долгом Театральной дирекции.
Артистка А.П.Натарова так описывала быт Училища в начале 1850-х годов: "…Белье выдавали два раза в не-делю, а постельное раз в неделю. Воспитанницам давали одно платье на неделю /очень хорошенькое с голубыми жилками/ и черный каленкоровый передник… был садик во дворе дома дирекции… Кровати стояли наши в спальнях го-лова к голове, а между кроватями камодки одна на четверых. Будили в семь утра большим звонком ... А умывальная кит интересная: круглый большой стол, по бортам его, не помню восемь или десять жестяных раковин, а над ними умывальник с подъёмным гвоздём. Наверху, над столом большой деревянный бак, а от него в середине труба, из кото-рой вода попадала в умывальник. Надзирательница следила, чтобы чисто мыли руки и шею и чистили зубы ... В во-семь часов утра все воспитанницы шли в общую столовую на молитву ... В девять часов утра начинались научные классы... Вольных воспитанниц помещали в лазарет. Лазарет наш состоял всего из двух комнат; одной маленькой, в которой помещались две кровати и одной большой, в которой помещались шесть кроватей. Когда была эпидемия, к лазарету прибавляли смежную большую классную комнату... В маленькой комнате помещалась всегда лазаретная горничная. Кроме того, при лазарете была умывальная комната, а при ней комната с плитой, в которой всегда была горячая вода.
В штате Училища был доктор, служебная квартира которого находилась на втором этаже за новым театром – в конце "лазаретного коридора" /коридор между театром и лазаретом/. В доме были также, служебные квартира для фельдшера, лазаретного надзирателя и лазаретной дамы.
В летнее время для воспитывающихся устраивались купальни на Фонтанке, Неве или Невке. Раз в неделю их возили в Лештуковские бани. Однако последнее обстоятельство имело ряд неудобств: для училища была нужна своя баня, с особым гигиеническим режимом.
В 1855 году известный строительный подрядчик, Почётный гражданин Н. С. Тарасов заключил с Театральной дирекцией контракт по которому он обязался выполнить "... под наблюдением Главного архитектора Дирекции А. К. Ковоса – А. А./ ... все те работы и исправления, которые определены по чертежам и сметам составленным архитекто-ром Кавосом…" /50/ В числе этих работ были работы по расширению, благоустройству лазаретов, устройству в них вентиляционных устройств, печей. В это же время Тарасову были переданы чертежи и сметы "...На постройку бани, сушилки и сараев для Театрального училища." /51/
Новое здание для бани и сушилки строилось на третьем дворе дома Дирекции. В отсутствие Кавоса за строи-тельством следили Старший архитектор Климов и архитектурный помощник Ц. А. Кавос /сын А. Кавоса/. Здание строилось в течении 1855-56 годов. Построенная баня состояла из раздевальной комнаты, мыльни, горячей бани, во-догрейной и /на втором этаже/ особой теплой сушильни. /52/
30 ноября 1856 года Гедеонов рапортовал Министру Императорского двора: "Вместе с прочими высочайше утвержденными капитальными переделками, производившимися в прошлом 1855 году в зданиях С-Петербургских театров, разрешено было построить во дворе дома Дирекции отдельное каменное здание, в котором предположены были бани и сушилка для воспитывающихся в Театральном училище. Ниже означенная постройка совершенно окон-чена и принимается же от С-Петербургского 1-й гильдии купца Тарасова в ведение Дирекции театров...
При сём имею честь присовокупить: так как отопление бани и содержание оной потребует постоянного за ней наблюдения, ухода и особой сноровки дабы воспитывающиеся в Училище дети могли пользоваться здоровым и безвредным паром, то не благоугодно ли будет Вашему Сиятельству разрешить отдать благопристойному и сведущему подрядчику, который принял бы на себя содержание с ремонтом ... а равно соответствующие обязанности ..."
Директор:     Гедеонов /53/
Баня была сдана на подряд купцу Медведеву, который обязался "бани топить и приготовлять для мытья не более 60 раз в продолжении года, в дни которые будут назначаться по усмотрению Дирекции". Число посещающих за один раз – до 80 человек. "Так как бани построены исключительно для воспитывающихся" – запрещался в них впуск посторонних во все дни года.

РЕФОРМА ТЕАТРАЛЬНОГО УЧИЛИЩА. ПЕРЕСТРОЙКИ КЛИМОВА,
ГЕШВЕНДА, ЧАГИНА, ЧАПЛИНА.

Со второй половины 1850 годов в России начинается время всеобщего обновления, период реформ. Критически осмысливается прошлое и настоящее. Веяния этого времени не обошли стороной и Театральное училище.
В 1856 году в Министерстве Императорского двора появились претензии к Театральному училищу. Высказывалось мнение, что значительные расходы на содержание и обучение воспитанниц и воспитанников во многом не ра-циональны: больше выпускается из Училища, чем это нужно для театра, а всех его окончивших надо обеспечивать до старости. Предлагалось /проект Львова/ создать Консерваторию по образцу аналогичных заведений Франции и Германии – без содержания учащихся и без обязательства обеспечивать их будущее. Такие соображения были доложены Александру II. 23 мая 1858 года последовало "Высочайшее распоряжение: "Изменить Положение Театрального учи-лища, образовав и онаго для драматического искусства, вокальной и инструментальной музыки Консерваторию, а для танцевального искусства особую школу…" Против этого преобразования выступил Управляющий Училища, драма-тург Д.С. Федоров. В записке, обращенной к Александру II, Федоров писал: "…Комиссия предложила вместо сущест-вующего Театрального училища основать Консерваторию и Танцевальную школу, не имеющие между собой ничего общего. Такое изменение Театрального училища … необходимо должно разъединить также историческую связь меж-ду прежним и новыми учреждениями. Действительно ли будет полезно уничтожение Театрального училища и предлагаемое в пример к иностранным учреждениям преобразование его в особую Танцевальную школу с отдельною Кон-серваторной для прочих театральных искусств. Согласно ли это будет с народным духом и может ли такое появление войти в нашу жизнь, слиться с ней, подняться на русской почве?
Нет сомнения, что Театральному училищу необходимо новое устройство, сообразное с национальными и местными потребностями, но все ли безусловно дурно в нем теперь? И не приобрело ли оно за 70 лет жизни добрых ре-зультатов? …Театральное училище было до сих пор единственным разсадником русских театральных артистов и деятельно удовлетворяло потребности театра, образовав в почти полном составе русские драматическую, оперную и ба-летную труппы; и только отчасти пополняло оркестры музыкантами, то единственно по той причине, что не имело возможности, по составу сего Училища, воспитывать такое количество музыкантов".
Д. С. Федоров выразил сомнение, что будет полезно уничтожить самобытное, рожденное на русской почве, Театральное училище. Ни одно из заграничных театральных учебных заведений /в том числе Парижская Консерватория/ не смогли бы указать на такие свои успехи в подготовке артистов. Так не лучше ли идти по пути совершенство-вания своего, согласно с народным духом, учреждения, в котором традиционно сосредотачивались все разновидности театрального искусства?
С доводами Федорова согласились. В 1863 году ему было поручено составить новый устав для сохраненного Училища. В новом уставе, в духе того времени, были приняты меры по повышению уровня общего образования вос-питывающихся /приглашением лучших педагогов/. Для принятых в Училище был введен двухгодичный испытатель-ный срок, после которого признанных талантливыми допускали для дальнейшего обучения и принимали на полное государственное обеспечение.
Однако дальнейший ход событий внес поправки в сложившуюся структуру Училища. Национальный подъем в 1860-80 годах выразился также в мощном развитии русской музыкальной культуры. В 1873 году по инициативе А. Г. Рубинштейна была учреждена Консерватория, в которой стали готовить музыкантов, композиторов и артистов во-кала. В 1869 году для Консерватории был приспособлен дворовый корпус в доме Министерства Внутренних дел на Театральной улице. Но эта близость родственных учреждений продолжалась недолго: для Консерватории в 1896 году было построено новое здание на месте Большого театра.
В это время, которое было время и временем поощрения частной инициативы, стали возникать частные теат-ральные школы. В 1883 году в Петербурге при Обществе любителей сценического искусства была основана Драматическая школа, вскоре заслужившая широкую известность.
В таких новых условиях был вновь поднят вопрос о реформе Театрального училища. В 1881 году была создана Комиссия, которая занялась этим вопросом. В работе Комиссии деятельное участие принял А. Н. Островский. Он писал: "В настоящее время театральные училища отвечают своему назначению не вполне: из них пополняются только балетные труппы, причем петербургская школа в этом отношении достигает результатов совершенно удовлетворительных; оперная же драматургическая труппа для своего пополнения готового запаса в театральных училищах не находят и комплектуются случайным образом извне."
В 1883 году был закрыт прием в драматическое и оперное отделения, в связи с предстоящим преобразованием их на новых началах. Оперных артистов было поручено готовить вновь образованной Консерватории. Подготовку драматических артистов предлагалось передать в частные заведения – для сокращения казенных расходов. А. Н. Островский был несогласен с последним решением. Островский считал, что государственные театральные школы имеют больше возможностей для  подготовки высокопрофессиональных, образованных, образцовых артистов; такие артисты и должны были служить в образцовых театрах. Он утверждал: "Императорские театры должны служить образцом для всех других театров, а образцовым театром нельзя быть, не имея образцовых актёров; в третьих, что самое важное, Императорские театры должны и установить у себя избранный репертуар, чтобы руководить вкусом публики и заста-вить ея подчиниться культурному влиянию искусства, а устойчивость репертуара невозможна без труппы хорошо ор-ганизованной дисциплинированной." Необходимость продолжения просветительных, воспитательных традиций в русском театре – основная мысль этих строк.
11 марта 1888 года было утверждено новое положение о Театральном училище, на основании которого при нем учреждались Драматические курсы. В них принимали с 16-17 летнего возраста, с аттестатом зрелости. Программа обучения на курсах предусматривала всестороннее образование типа высших учебных заведений. Это давало право  требовать для Курсов статуса высшего учебного заведения, так как по смыслу действовавших законов они продолжа-ли относиться к разряду средних учебных заведений. Первыми преподавателями в восстановленном драматическом отделе Училища были Н. Ф. Сазонов, В. Н. Давыдов, Н. С. Васильева, М. И. Писарев. Ученики драматических курсов были вольноприходящими. Для курсов отвели два класса на третьем этаже; школьный театр также был им предостав-лен для занятий, репетиций и постановок.
Строительные работы по дому Театральной дирекции у Александринского театра продолжались и во второй половине 19 века, и в начале 20 века. Работы производились по проектам архитекторов Климова, Н. Л. Бенуа, Геш-венда, Чагина, Чаплина, Русвурма.
Преобразования в Училище рождали потребности в новых помещениях. Наряду с этим, по театральному ве-домству росла потребность в новых жилых квартирах, новых производственных корпусах и в помещениях для вновь учреждаемых театральных библиотек и музея. Строительные планы этого периода исходили из этих потребностей. Решения находились, прежде всего, в новых постройках и в надстройке существовавших дворовых флигелей. На обширном участке дома дирекции в 1860-х годах находились, помимо лицевого корпуса, двухэтажные флигеля: продольный /параллельный лицевому корпусу/ и два поперечных. В отчётах того времени упоминается о трёх бывших здесь дворах. Первый, заключённый между частью лицевого корпуса, обращённой к театру и северным поперечным флигелем. Второй - обширный – заключенный между поперечными флигелями. Третий, заключенный между южным поперечным флигелем и недавно построенной баней. К востоку от продольного флигеля находилась обширная пло-щадь трёхугольного очертания, с небольшими деревянными подсобными строениями. От соседей участок отделялся деревянной оградой. Дворы дома благоустраивались, делались удобными для отдыха воспитанниц и воспитанников Училища – высаживались деревья, кустарники, устанавливались скамейки, беседки, качели.
В 1871 году стали поступать жалобы на сырость в помещениях, расположенных в подвалах и в которых жили плотники Александринского театра: "...до того сыро и лишено всякой вентиляции, что рабочие постоянно болеют." Обследованием было установлено, что "…Причина заливания означенных подвалов водой: ... полы их находятся ниже поверхности улицы на 3 1/2 аршин и, следовательно, должны быть около 1 аршина ниже воды в подземных сточных трубах. Устранение этой причины может быть достигнуто только возвышением полов на сколько это возможно для того чтобы под сводами осталось необходимая высота комнат, то есть до 4 аршин." По рекомендации обследования, в последующие годы полы в подвалах были повышены с прокладкой гидроизолирующего слои глины толщиной 6 вершков.
В 1872 году архитектор Климов разработал проект надстройки третьего этажа над южным поперечным фли-гелем и, примыкающей к нему, части продольного флигеля /до южного ризалита/. В этой надстройке размещались: лазарет воспитанниц /над поперечным флигелем/, квартира фельдшера и обслуживающего лазарет персонала /над продольным флигелем/. 3а лазаретом сохранялись комнаты ему принадлежавшие на втором этаже главного корпуса. /См. фото ?21/ Таким образом, лазарет воспитанниц значительно расширяется – улучшались условия его работы. В нём была устроена и ванная, ранее бывшая лишь в лазарете воспитанников. Со вторым этажем училища новая надстройка соединялась посредством арочного перехода. Проект был осуществлён.
Репетиции новых балетных постановок для Мариинского театра обычно и традиционно проводились в танцевальных залах театрального училища. Артистки и артисты переодевались в спальнях воспитанниц и воспитанников, а затем направлялись в назначенный для репетиции зал. Это приводило к большому скоплению народа, шуму, спёртому воздуху, возможности инфекционных заболеваний. Будущим артистам полезно было наблюдать за репетициями, участвовать в них, но всем было очевидно, что подготовка к спектаклю не должно мешать повседневной учебной работе в Училище. В феврале 1890 года Управляющий Училища И.К.Рюмин докладывал Директору Императорских театров: "…является крайняя необходимость в устройстве Репетиционного зала, который находился бы более или менее в сто-роне от ученических помещений, но, вместе с тем, чтобы и был соединен с ним внутренним ходом".
Просьба Рюмина была учтена при разработке обширной строительной программы на 1890 год. На этот год новый архитектор Театральной дирекции – Гешвенд разработал проект на новые значительные постройки по дому Дирекции. Проектом предусматривалось:
1. Надстройка третьего и четвертого этажей над северным поперечным флигелем и над продольным флигелем до надстроенной 3-х этажной части /до южного ризалита/.
2. Устройство в северном поперечном флигеле – кухни на втором этаже и двухсветного репетиционного зала в объеме третьего и четвертого этажей.
3. Устройство помещений для центральной библиотеки с инвентарем.
4 Устройство новых квартир для служащих в надстраиваемых этажах продольного флигеля.
5. Постройка на трёхугольном дворе /восточнее продольного флигеля здания для склада декораций/ взамен помещения, находившегося на участке, уступленного Публичной библиотеке/. /59/
Проект был осуществлен во всех его частях.
Особо интересным оказался новый репетиционный двухсветый зал, с его художественно оформленными ин-терьерами, составными элементами которого явились – галерея, зеркала, светильники, красивые металлические огра-ждения. Без значительных утрат он сохранился до наших дней.
Следует отметить, что в это время неудовлетворительно была сделана вентиляция нового зала. В зале было душно. Вследствие чего, в 1904 году вентиляция зала была совершенно переделана с пробивкой новых вентиляцион-ных каналов, по проекту и в исполнении Металлического завода.
Необычны были интерьеры Центральной библиотеки.
"Центральная библиотека Императорских театров" – "предназначенная для хранения всего репертуарного ма-териала Дирекции, накопившегося за сто лет существования Императорских театров, как и вновь приобретённого" – была учреждена в конце 1889 года. Для Библиотеки были выделены помещения на первом этаже здания, примыкав-шие к Театральной конторе /в северном углу Театральной улицы/. В трех больших залах под сводчатыми потолками были размещены высокие, до потолка, двухъярусные дубовые шкафы. На середине высоты зала были устроены гале-реи с художественно исполненными металлическими решетками ограждения, украшенные эмблемами Императорских театров. Театральная библиотека продолжает находиться в этих помещениях и в наше время.
До наших дней сохранилось также, построенной Гешвендом, оригинальное здание склада декораций – выполненное в характерном для этой эпохи "кирпичном" стиле. Внутренний объем здания занимает большой двухсветный зал с ярусами и полками для хранения декораций.
В 1892 году на южной стороне, в первом этаже была размещена другая библиотека. Здесь были выделены две комнаты для Центральной Музыкальной библиотеки.
В 1904 году при Конторе С.-Петербургских театров решено было образовать музеи. Были выделены две комнаты для "Музея Дирекции Императорских театров" – положившего начало нынешнему Театральному музею".
В 1903 году при парадной лестнице Театральной дирекции была смонтирована подъемная машина – лифт.
О необходимости переселения "низших служителей" из подвалов дома Дирекции в более здоровые квартиры было указано ещё в 1871 году. В 1910 году этот вопрос получил, наконец, своё разрешение. В 1910-1911 годах на вто-ром дворе, между северным и южным флигелями был построен новый пятиэтажный флигель, в который и были пере-селены те, кто жил в подвалах. Проект был выполнен архитектором Чагиным. Строительные работы выполнялись инженером Русвурмом. Фундамент был заложен в августе 1910 года. В октябре 1911 года работы были предъявлены к сдаче.
В январе 1910 года архитектору В. В. Чаплину било дано задание "...представить эскиз и соображения о про-изводстве на дворовых флигелях надстроек к пристроек для устройства отдельных помещений с общими кухнями и клозетами для двадцати низших служащих, проживающих в здании Александринского Театра". По противопожарным соображениям этот театр решено было освободить от проживающих в нём служителей и рабочих. Вскоре Чаплиным был представлен проект на надстройку 4-го и 5-го этажей над южной частью поперечного флигеля, бывших трехэтаж-ными после 1872 года.
При осуществлении проекта был надстроен на два этажа весь южный поперечный флигель.
Начавшаяся в 1914 году первая мировая война прервала осуществление других строительных планов по зда-ниям Театральной дирекции. К этому времени /и до наших дней/ из дворовых построек осталась первоначальном двухэтажном виде только северная часть продольного флигеля /между северным поперечным флигелем и главным корпусом/.

 ПОСЛЕ 1917 ГОДА.

После 1917 года управление бывшим Императорским, а теперь Государственным, театрами перешло к Народному Комиссариату Просвещения, которое возглавил А. В. Луначарский. В бывшей квартире Директора Имперских театров /на втором этаже корпуса, обращенного к Александринскому театру/ разместился Театральный отдел Комиссариата Просвещения. Отсюда осуществлялась политика реорганизации театров на новой социалистической основе.
Весной 1918 года в группе артистов возникла мысль о создании Музея Петроградских государственных театров. "Под организуемый музей решено было отвести квартиру Дома Петроградских государственных театров, по лицевому фасаду, выходящему на площадь Александринского театра, малоудобную для жилья, но заключающую в себе ряд обширных высоких зал". Квартира эта находилась на третьем этаже, над квартирой, занятой комиссариатом. В основу музея легли экспозиции Музея Дирекции Императорских театров, а также коллекции И. Ф. Горбунова и собрания "Дома Савиной", переданные А. Е. Молчановым. Впоследствии Театральному музею /расположенному здесь и теперь/ была передана и квартира на втором этаже, с художественно отделанными интерьерами /быв. Директора теат-ров/.
В 1922 году был создан Институт сценических искусств /ныне Ленинградский институт театра, музыки и ки-нематографии/. Через два года Драматические курсы /отдел/ при Театральном училище были закрыты. Учебное заведение на Театральной улице стало именоваться: "Государственное Академическое Петроградское Балетное училище". Театральная Академия стала Академией танца.
Оставшиеся в Училище балетные классы образовали Хореографическое учебное заведение, в котором наряду со специальными предметами преподавались и общеобразовательные. Количество учащихся значительно увеличилось: стали готовить артистов для союзных и автономных республик, а затем и для зарубежных стран. Училищу были переданы новые помещения – быв. жилые квартиры в северной и южной частях лицевого корпуса. Были ликвидированы спальни. Это дало возможность увеличить количество учебных классов и танцевальных зал.
На первом этаже были закрыты гардеробные, мастерские и хранилища. Это дало возможность организовать здесь закрытую столовую для Училища – с кухней и обеденным залом. Столовые залы на втором и третьем этажах были преобразованы под учебные и служебные комнаты.
В 1950-х годах был перестроен театр Училища. Сцена была переоборудована. В зрительном зале снята галерея, устроен амфитеатр для зрительских мест, закрашено декоративное убранство стен, прежний плафон заменен на другой – выполненный по трафарету.
В Театральной библиотеке, при устройстве абонемента, в одном из зал первоначальные книжные шкафы были заменены на новые.
Здание перешло в ведение Дирекции театра оперы и балета им. С. М. Кирова. Декорационный склад /за про-дольным флигелем/ поступил в ведение Драматического театра А. С. Пушкина.
В 1960-х годах к Декорационному складу была сделана пристройка – театральные мастерские, проект для которых был разработан институтом "Гипротеатр".

По материалам исследования А.П. Аспидова

НОВОСТИ

15.07.2011
Результаты вступительных испытаний на Педагогическом факультете

10.07.2011
Соболезнование Академии в связи с кончиной Ролана Пети

09.07.2011
Сообщение о кончине Н.С. Посельской

08.07.2011
Установлены новые расценки платных услуг Академии

02.07.2011
20-летний юбилей выпуска Академии 1991 года!










Дизайн: Надежда Пранник, Виктор Лиховид. Программирование: Synaptic Software © Академия Русского Балета им. А.Я. Вагановой