НОМЕР 52 (736) ОТ 26 ДЕКАБРЯ 2007 г.
 
  ВЕСЬ НОМЕР    АРХИВ    ПОДПИСКА    «ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ»

Александр Проханов
КАРТИНА МАСЛОМ В ИМПЕРСКОЙ РАМЕ



     Телефильм "Ликвидация" — режиссер Урсуляк — не только о ликвидации бандеровского подполья в Одессе, но также — о ликвидации "мыльных опер", пошлых сериалов, паточного гламура, глумливого постмодернизма, от которого захлебнулась культура. Появился черно-белый, аскетический, сталинский фильм. Он перечеркивает неутомимую работу Сванидзе, который, как мусоропровод, забрасывает отбросами советский период истории. Взорвался гигантский завод, производящий ложь и ненависть. Ликвидированы стратегические запасы кислоты, которой либеральные культуртрегеры выжигали из народного сознания ценности "красной империи". Появление "Ликвидации" — знак времени. Указывает на то, что русская история вынырнула из либерального болота и вновь двинулась исконным имперским руслом. Она вывела на свет молодого художника, певца нового времени, новой аскетической красоты, нового русского стоицизма. Характерно, что другой талантливый режиссер, Бортко, создавший киношедевр "Мастер и Маргарита", оказался сегодня в стане коммунистов. Булгаков, по мнению либералов, — антисталинист и антикоммунист, может теперь показаться сталинистом. Певцом "созидательного зла". Апологетом Сталина, попирающего меньшим злом большее, инфернальное, закрывающего "железным ключом" " врата адовы".

     Сталин в фильме "Ликвидация" смотрит из каждого кадра, и не только с портретов. Впервые за двадцать лет показана безупречная, отточенная в своей имперской красоте сталинская военно-государственная машина. Эстетика силы, геральдика служения, всепобеждающая мощь государства. То, что в "Семнадцати мгновениях весны" было достоянием германского "орднунга", в "Ликвидации" стало образом советской системы. Эпический героизм в сочетании с виртуозным интеллектуализмом. Духовная красота и идейная одержимость. Черты поколения, которое, истекая кровью, под грохот "тысяч батарей за слезы наших матерей", прошагало по пепелищам Родины, ворвалось в поверженные столицы Европы. Вернувшись домой и не давая себе передышки, взялось строить университеты и космодромы. Сталинская мегамашина Победы включала в себе дух народа и мощь государства, насилие и подвижничество. Об этом фильм, который, казалось бы, всего лишь — остросюжетный сериал.

     Этот фильм с острейшим интересом и упоением смотрело сразу несколько поколений. Словно в дом вернулся родной человек, которого считали убитым. Вернулся дух СССР после "похоронки" 91-го года.

     Этот фильм смотрели евреи. Ибо главный герой: советский еврей, патриот СССР, умница, благородный и жертвенный, — напоминает о великом братстве народов. Это братство было разрушено либералами, расколовшими интернациональную страну на истерические национальные республики, где все народы воюют и отрицают друг друга. Теперь же, в фильме, это утраченное братство воспринимается как драгоценное достояние.

     Этот фильм смотрели русские, ибо стереотип деревенского страдальца, подневольного пехотинца, сермяжного мужичка уступил место волевому герою. Аналитик, кастовый офицер, беспощадный рыцарь разведки одолевает враждебную волю и разум. Его стратегический замысел превосходит хитроумный план неприятеля. Его победная энергия сокрушает последнее сопротивление врага.

     Этот фильм смотрели украинцы, которые увидели героя не в бандеровском повстанце, а в ревнителе советского строя. Вспомнили, что Ковпак обаятельней Бандеры, а город Одесса — не "оранжевый", не "незалежный", а открытый город ста языков и ста культур.

     Враги в этом фильме лишены лубочных, предвзято отрицательных черт. Предстают как трагические, очень живые, не вызывающие ненависти персонажи, что оказалось возможным только теперь, когда "красная империя" рухнула, и реальность восторжествовала над политической пропагандой. И от этого "красная страна" становится еще привлекательней.

     Новое "имперское время", еще не осознанное простыми людьми, уже обнаруживает себя в творчестве художников. Либеральная, постмодернистская Россия канула. Оставила по себе горы трупов, испепеленные ценности, хаос смыслов. Но вместо этой разрушительной, смертельной для страны и народа эпохи вновь восстанавливается имперская форма, нащупываются новая имперская идеология, новый имперский "Большой стиль". Появляются имперский герой и имперский художник. "Ликвидация" — прекрасный пример этого становления. Он убеждает нас в том, что гигантская свалка мусора, воздвигнутая на алтарях советской эры, будет разобрана. И тогда, как на фресках Помпеи, изувеченные либералами поколения увидят небывалую красоту, несравненную культуру, космические смыслы. Лики героев, посвятивших себя великим целям.

     Фильм "Ликвидация", снятый среди облупленных стен, убогих трущоб, черно-белых ландшафтов, — фильм о Победе. Той, 45-го года, и той, что нам еще предстоит одержать.

     Почему этот скупой черно-белый фильм порождает ощущение радуги, драгоценного стоцветного мира? Потому что в нем есть волшебство воскрешения. Предчувствие Русского Чуда.