Архангельский педагогический колледж
Издание второе, дополненное
Предыдущая глава Оглавление Следующая глава

Снайпер Роза Шанина

    Более восемнадцати тысяч специалистов вышли из стен педагогического училища. Абсолютное большинство из них всю жизнь посвятили работе с детьми. Как уже отмечалось ранее, около шестидесяти питомцев удостоены высокого звания "Заслуженный учитель школы РСФСР".
    Имена многих выпускников широко известны во всей области.
    Самая громкая слава выпала на долю выпускницы педучилища 1942 года, девушки из Устьянского района Розы Шаниной.
    О ней написаны три книги, опубликован чудом сохранившийся фронтовой дневник, десятки газетных статей .
    Символично, что неподалеку от нынешнего здания педагогического колледжа расположена небольшая улица имени Розы Шаниной – дань уважения памяти юной северянки. По этой улице ежедневно проходят десятки студентов, спешащие на занятия в колледже.
    Первая волна славы настигла Розу на фронте, во второй половине 1944 года, когда девушке едва минуло 20 лет. Сначала известность меткого снайпера не выходила за пределы дивизии, а затем по мере того, как рос счет убитых Шаниной фашистских солдат и офицеров, о боевых делах снайпера стала часто писать фронтовая газета "Уничтожим врага". В сентябре 1944 года портрет Розы появился на обложке всесоюзного журнала "Огонек".
    ... Задорное лицо, короткие волосы. Гимнастерка с погонами сержанта. На груди награды: два солдатских ордена Славы. Под снимком подпись: "Снайпер Роза Шанина за время пребывания на фронте уничтожила 51 фашиста. До войны работала в Архангельске".
    А неделей позже, 7 ноября, во фронтовом дневнике Роза написала: "Получила письмо из Архангельска. Земляки видели в журнале мой портрет и пишут, что гордятся моими подвигами. Но меня слишком переоценили. Я делаю лишь то, что обязан каждый воин, – и все..."
    ... Далекая деревня в Устьянском районе. Здесь прошли детские и школьные годы Розы Шаниной.
    Мама, Анна Алексеевна, работала дояркой в колхозе. Отец, Егор Михайлович, – на лесозаготовках. У Розы были сестра Юлия, четыре брата: Михаил, Федор, Сергей и Марат. Обычная многодетная крестьянская семья того времени.
    Когда Розе исполнилось четырнадцать лет, она уехала в Архангельск на учебу в педагогическое училище.
    Архив сохранил весьма скудные сведения об ученице Шаниной.
    В отчете училища за 1941 - 1942 учебный год имеется запись: "В проводимых в городе субботниках наш кол.лектив принял активное участие. Только в восьми последних субботниках по выкатке леса и разгрузке зерна участвовало 360 - 400 человек. Прекрасно работали Шанина, Обернихина, Коваль, Волокитина, Мейер, Верещагина и другие. Из учителей чаще всех посещали субботники Дерябина, Маурина, Няпина, Холод, Ашнина". Многое скрывается за этой сухой записью: тяжелый, не девичий труд, голодные пайки военных карточек, плохо натопленные общежития.
    Положение усугублялось тем, что накануне войны в средних учебных заведениях была введена плата за обучение и значительно урезан стипендиальный фонд. В конце 1941 - 1942 учебного года из 140 учеников педучилища стипендии получали только 14 человек. Роза была в числе тех, кто остро нуждался, т.к. помощи из дома она почти никакой не получала. Многие ученицы устраивались на работу. 28 из них работали в детских садах, в их числе Роза Шанина.
    Сохранился приказ о зачислении студентки педагогического училища Розы Егоровны Шаниной на работу в детский сад № 2 Первомайского районного отдела народного образования (РОНО) с 11 сентября 1941 года .
    В классе, где училась Роза, было более двадцати человек. Большинство из них всю трудовую жизнь работали воспитателями в детских садах или в школах.
Роза Шанина

    Вплоть до недавнего времени в Архангельске области были живы бывшие подруги Розы Шаниной. Одна из них - Аня Малышева - всю работала в одном из детских садов в городе Северодвинске (ранее Молотовске).
    Корреспондент газеты "Северный рабочий" после встречи с ней писал: "Пятнадцатилетней девчонкой Аня Малышева приехала из Камышина в Архангельск, где служил ее брат, и сразу поступила в педагогическое училище. Шел 1939 год. Целыми днями студентка с берегов Волги пропадала на родном дошкольном отделении, а вечера коротала в общежитии. В ее комнате жили еще три девушки, с одной их которых она и подружилась. Звали ее Роза Шанина. Анна Григорьевна вспоминает то время:
    - Жили дружно и весело, несмотря на занятость в учебе и даже начавшуюся в 1941-м войну: молодость есть молодость. За три года, проведенные в стенах педучилища, мы особо сдружились с Розой Шаниной. Тогда ведь никто не знал, что она станет знаменитым снайпером, кавалером двух орденов Славы и героически погибнет в начале 1945 года, не дожив до Победы трех месяцев. Для нас отчаянно смелая Роза была просто подругой. Она никому не давала спуску, в том числе и парням, которые невзначай или по злому умыслу чем-то обижали ее. Засидевшись в гостях у своих земляков из Устьянского района, могла явиться в общежитие в 2-3 часа ночи. Естественно, в столь позднее время все двери были закрыты. Мы связывали несколько простыней, по которым она и залезала в окно.
    Расстались мы с подругой в 1942 году после окончания училища. Роза к тому времени уже работала в детском саду № 2 Первомайского районного отдела народного образования. Меня направили в Молотовск. Роза подарила мне свое фото с надписью: "На память Ане Малышевой от Розы Шаниной. 3-й курс Архпедучилища. Вспомни ту безгранично и безрассудно болтливую представительницу 7-й комнаты". Позже я узнала о героическом пути своей подруги в годы войны".
    По-иному сложилась судьба Розы Шаниной.
    После окончания учебы в 1942 году Роза продолжала работать воспитателем в детском саду, куда она устроилась еще во время учебы.
    В том небывало трудном для Архангельска году, когда на город начались налеты фашистской авиации, Шанина вместе с подругами поступила в отряд всевобуча. Она по-прежнему жила в студенческом общежитии, располагавшемся по хорошо известному сотням питомцев училища адресу: Ленинградский проспект, дом 15-а. Отсюда она уехала на снайперские курсы в Подмосковье. Из Архангельска отправились четверо: Лида Едовина, Галя Антуфьева, Тася Прялкова и Роза Шанина.
    С отличием окончив курсы, Роза 2 апреля 1944 года прибыла на фронт в 184 стрелковую дивизию. В составе этого соединения был создан отдельный женский взвод снайперов. Командиром одного из отделений назначили сержанта Шанину. А через три дня женская снайперская команда вышла на передний край.
    Уже в первый день Роза открыла свой боевой счет... Спустя две недели командир дивизии подписал приказ о награждении Шаниной орденом Славы III степени. Начиная со второй половины мая в дивизии, а затем и в армии заговорили о снайпере Шаниной как о метком и храбром бойце.
    Храброго человека нельзя не уважать. А тут еще – совсем юная девушка. Современному читателю надо, видимо, пояснить: снайперы в армии были на особом положении. Солдаты знали лишь о том, что это специально обученные, сверхметкие стрелки. Они выходили "на охоту", выбирали себе удобное место, откуда можно было поймать на мушку немца, маскировались и выжидали, чтобы поразить цель.
    Летом 1944 года Советская Армия начала крупное наступление в районе Витебска. Ранним утром 23 июня, после мощного огневого налета, пехота пошла в наступление. Во время таких боев женская снайперская команда, согласно приказу командования, должна была находиться в тылу. Но Роза добилась, чтобы ее направили на передовую...
Роза Шанина на фронте. 1944 г.

    Наступление развертывалось стремительно. 8 июля Роза вместе с боевыми подругами участвовала в боях за город Вильнюс. Пять дней гремела над городом канонада. И все это время Роза не расставалась со своей винтовкой. При освобождении столицы Литвы Роза уничтожила двенадцать фашистских солдат. Затем были бои в районе Каунаса.
    За пять месяцев пребывания на фронте Роза Шанина уничтожила более 50 фашистов. Она была удостоена еще одной награды - ордена Славы II степени.
    Осенью 1944 года Розе был предоставлен короткий отпуск. Она съездила в Архангельск, повидалась с родными и знакомыми.
    Побывав на Родине, Роза вернулась в часть, которая в то время действовала уже у границы Восточной Пруссии. Встретив ожесточенное сопротивление фашистов, наши войска временно перешли к обороне.
    Девушки стали чаще выходить на передовую. А во время отдыха Роза делала записи в своем фронтовом дневнике.
    Дневник Розы рассказывает, о чем думала, что чувствовала она в то тяжелое время.
    7 декабря 1944 года Роза писала: "Вспоминаю любимый Архангельск, стадион "Динамо", театр, кинотеатры "Арс", "Победа".
    За 10 дней до гибели в ее дневнике была сделана такая запись: "Сижу и размышляю о славе. Знатным снайпером называют меня в газете "Уничтожим врага", а в "Огоньке" портрет был на первой странице. Странно даже представить, как смотрят на мое изображение знакомые... Я знаю, что еще мало делаю... Я сделала не больше, чем обязана как советский человек, став на защиту Родины".
    Роза, по словам ее подруги Калерии Александровны Петровой, только дневнику поверяла свои сокровенные мысли.
    "... Опять готова к побегу на передовую. Какая-то сила влечет меня туда. Чем объяснить?.. Я хочу видеть настоящую войну..."
    "... Была у генерала Казарьяна и начальника политотдела дивизии. Просилась на передовую. Плакала, когда не пустили".
    "26 ноября. Сейчас в запасном полку. Отдыхаем. Поймите, жажда моей жизни – бой. И что же? Не могу добиться своего..."
    И вот, наконец, еще одна запись: "8 января 1945 года... После отдыха пошла к члену военного совета, чтобы добиться своей цели – попасть на передовую. Послал к командующему армией генералу Крылову. С большими усилиями убедила, чтобы пустили меня в следующее наступление. Наконец-то!"
    Началось зимнее наступление советских войск. Роза была на переднем крае. Ее дневниковые заметки говорят об исключительной ожесточенности боев, разгоревшихся в Восточной Пруссии.
    "16 января. Мое сердце твердит: "Вперед! Вперед!" Я покорна ему. Будь что будет – вперед! В последнее бесповоротное вперед!..
    Сколько жертв было вчера, но все равно – вперед!. 17 января. Ходила в наступление вместе с пехотой. Продвинулись вперед... Первый раз я испытывала такой артиллерийский огонь".
    24 января в дневнике Розы появилась последняя запись: "Давно не писала. Было некогда. Двое суток шли ужасные бои...
    ... Техника у нас! И вся армия движется. Хорошо! Большой железный мост через речку. Шоссе красивое. Около моста срубленные деревья – немцы не успели сделать завал..."
    28 января Роза Шанина пала смертью храбрых на поле боя. Думала ли она о смерти? Да, она хорошо знала, что это могло случиться в любую минуту. "Может быть, я скоро буду мертва, – писала она незадолго до гибели в одном из писем. – Вы спросите, почему это я собралась умирать. В батальоне, где я сейчас, из 78 осталось только шесть". По этим потерям можно судить о том, в каких переделках бывала наша героиня.
    Как и все ее подруги, Роза любила жизнь, мечтала о будущем. На фронте Роза впервые полюбила. Но короткими были счастливые дни.
    "Вспоминаю Мишу Панарина, – записала она в дневнике 10 октября 1944 года. – Какой хороший парень! Убили... Он меня любил, я знаю, и я его..."
    А сколько внутренней убежденности сохранили строки фронтового письма Розы, адресованного незнакомой фронтовичке, некой Маше! Аргументы, логика, которыми юная девушка отвергает притязания этой Маши на мужа Клавдии Ивановны (по-видимому, хорошей знакомой Розы), обнаруживает в ней бескомпромиссность нравственных оценок.
    "Здравствуйте, Маша! Вы извините, что я Вас так называю. Не знаю Вашего отчества. Вы пишете, что безумно любите мужа Клавдии Ивановны. А она имеет пятилетнего ребенка. Вы просите у нее извинения и оправдываете себя тем, что не можете одна воспитывать ребенка, который скоро должен родиться, что якобы не знали, есть ли у Н.А. жена и дети.
    Ничтожны эти извинения и оправдания... Теперь буду говорить в защиту нас, девчат. Прежде всего, кто я. Как и Вы, воюю. Снайпер. Недавно ездила в тыл. В поезде я иногда видела кривые усмешки разглядывающих меня. Почему? Почему иные косо смотрят на девушку в гимнастерке? Это Вы виноваты, Маша, и такие девушки, как Вы. Я не нахожу себе места и сейчас, вернувшись на фронт. Не могу успокоиться.
    Я теперь задумываюсь, как мы, военные девушки, будем возвращаться в тыл? Как нас встретят? Неужели с подозрением? Это за то, что мы рисковали своей жизнью, за то, что многие из нас погибли в боях за Родину?
    Подумайте, что Вас не простят не только Клавдия Ивановна, но и мы, девушки. А нас много..."
    Зримо встает перед нами со страниц дневника и писем образ одной из многих защитниц советской отчизны. Все они, надевшие солдатские шинели в свои неполные двадцать лет и разделившие с мужчинами тяжесть ратного труда, достойны благодарности будущих поколений.
    Именно поэтому к Розе Шаниной пришла посмертная слава.
    В дни подготовки к 20-летию Победы над фашистской Германией архангельская молодежная газета "Северный комсомолец" более года печатала различные материалы о Розе, письма родных и знакомых, однополчан и боевых друзей, довоенные и фронтовые фотоснимки. Сослуживец Шаниной П.А. Молчанов опубликовал в журнале "Юность" ее дневники и письма.
    В числе других было напечатано краткое письмо преподавательницы Архангельского педучилища Марии Ивановны Макаровой: "... Отношения у меня с Розой сложились несколько не такие, что обычно бывают между преподавателем и учащимся, – вспоминала Мария Ивановна. – Она была мне товарищем, я ее очень любила.
    Я плохо жила во время войны. Когда Роза приехала в отпуск, зашла и, увидев меня, бросилась обратно, принесла две буханки хлеба и консервы.
    Если бы Роза не совершила никаких подвигов, то все равно я бы помнила ее всю жизнь" .
    Документы, выявленные в то время, помогли восстановить некоторые подробности фронтовой жизни юной северянки.
    "В Советской Армии с 22 июня 1943 года, – гласил один из них. – На фронте с 5 апреля 1944 года. 18 июня и 22 сентября награждена орденом Славы 3-й, а затем 2-й степени. 12 декабря 1944 года Шанина получила пулевое ранение в плечо, а 27 декабря 1944 года удостоена медали "За отвагу".
    Короткая жизнь Розы Шаниной невольно наводит на размышления о судьбах предвоенного поколения нашей молодежи.
    Какая жестокая ирония судьбы: человек гуманнейшей профессии – воспитатель детского сада – стал снайпером, сверхметким стрелком, чьи пули беспощадно разили иноземных оккупантов.
    Из песни слова не выкинешь. Родина требовала главного – истреблять врагов, пришедших с лютой бедой на нашу землю. И Роза была тысячу раз права в своем дневнике: она в тот момент делала "... лишь то, что обязан каждый воин..."
    Из семьи Шаниных ушло на фронт пятеро: четыре брата и Роза. Михаил погиб в 1941 году под Ленинградом, Федор пал смертью храбрых в боях за Крым. Не вернулся с войны Сергей. Умерла от ран Роза. Только один из Шаниных, Марат, остался жив.
    Воздадим должное русской семье, воспитавшей защитников Родины, и преподавателям педагогического училища, где три года училась Роза Шанина.
    ...Коллектив колледжа бережно хранит память о своей выпускнице. Много лет группа "Поиск" вела работу по сбору материалов о снайпере. Несколько человек из этой группы побывали на ее могиле в Калининградской области. Роза сначала была похоронена под раскидистым грушевым деревом на берегу тихой речки Алля (теперь ее называют Лавой). А через два года ее прах вместе с прахом других воинов, павших в этих местах, перенесли в братскую могилу на территорию поселка Знаменск.
    …Ветераны, бывшие выпускники колледжа, до сих пор делят славу «первооткрывателей» сведений о замечательной землячке. Так, выпускница 1971 года Татьяна Журавлева вспоминает о том, что именно их группа первой побывала на родине Розы Егоровны. В своей заметке в газете «Фелица» она так описала это событие: «Сегодня многие выпускники знают биографию Розы Шаниной. Но поверьте, что первую лепту в ее изучение внесли мы: Валентина Панова, Валерия Конева и Татьяна Окладникова. В далеком 1971 году уже забытым сегодня комитетом комсомола и незабываемым директором Н.И. Шороховой было решено отправить трех активных комсомолок в командировку. Обязанности распределили следующим образом: Валя – журналист, Таня – фотокорреспондент, Лера, пожалуй, гид (так как являлась землячкой героини). Цель поездки была в духе того времени: сбор материала о детстве, родителях, родине Розы Шаниной.
Студенты педучилища возлагают памятную гирлянду в дни соревнований на приз Розы Шаниной. 1980-е годы

    Отъезд был назначен на 30 апреля, дабы меньше пропустить учебных дней. А появление наше на просторах Устьянского района 1 Мая (тем более, что он в тот год совпадал с праздником Пасхи) принесло некоторые проблемы. Мы, получившие ответственное комсомольское задание, не могли обратиться в комитеты, профсоюзы, конторы. Везде висел замок и, вдобавок ко всему, как всегда в русской деревне, весеннее бездорожье. Но попасть со станции Костылево в Едемскую школу надо было во что бы то ни стало.
    Следуя мудрости о языке, который куда надо доведет, обратились к народу. Вот где мы убедились в широте русской души. Жители тех мест настолько отзывчиво отнеслись к нам, прониклись нашими проблемами, что, казалось, без труда доставали вездеходные "козлики", запрягали лошадей. Собирали очевидцев, старожилов, искали газеты, фотографии, кормили, укладывали спать на мягкие кровати с пирамидами подушек, а греться мы должны были непременно на русской печке.
    В Едемской школе мы оказались самыми желанными гостями. Не было конца радости и гордости за земляков Розы. Пионеры представляли нам собранный материал. На стене красовался большой портрет Розы, написанный масляной краской. В школьном буфете накрыли для нас стол с румяными пирогами.
    Я снимала своим ФЭДом школу, людей и устьянские просторы, раскидистые столетние березы на холме, которые, должно быть, помнили белокурую девчонку Розу. Мы тогда поняли: знала, что защищала Роза Шанина, за что отдала свою юную жизнь. Через несколько дней мы отчитались о проделанной работе, выполнив комсомольское поручение».
    В училище появился стенд памяти Розы. А весной 1985 года учащиеся и преподаватели участвовали в торжественном ритуале открытия мемориальной доски на улице имени Розы Шаниной и возложения гирлянды .

Следующая глава
©  Архангельский педагогический колледж, 2004