Архангельский педагогический колледж
Издание второе, дополненное
Предыдущая глава Оглавление Следующая глава

В годы Великой Отечественной...

    20 июня 1941 года состоялось очередное заседание педагогического совета училища. На нем присутствовали почти все преподаватели: Н.Д. Бодухин, Д.И. Маслов, М.О. Шишигин, А.А. Маурина, Н.А. Ивановский и другие – всего 16 человек.
    В повестке дня стояли дежурные, но важные для учителей вопросы: об итогах учебного года, о переводе и выпуске учащихся, о премировании лучших из них. Все выступавшие, выделяя недостатки в работе, радовались успехам своих питомцев, отмечая их рост за время пребывания в училище, говорили о предстоящем наборе учащихся.
    А через двое суток... война. И в жизни училища, как и всей страны, произошли резкие перемены.
    Уже 22 июня состоялось общее партийное собрание коммунистов педучилища. Невелики были ряды коммунистов – всего 5 членов партии и три кандидата. Но на их плечи легла тяжесть перестройки работы учебного заведения. Повестка дня партсобрания была понятной для каждого. Днем 22 июня к народу обратился с речью председатель правительства СССР В.М. Молотов. Поэтому докладчик, секретарь партбюро М.М. Дерябина, выступила с докладом: «Обсуждение речи Молотова и наши задачи в связи с военным положением».
    Единодушно принятое решение гласило: «Все коммунисты объявляют себя мобилизованными, отказываются от отпусков и готовы идти на любую работу, куда пошлет парторганизация.
    Задержать выезд учащихся по домам, организовать их на работу…
    Оказывать помощь семьям мобилизованных. Вести беседы, работу с каждым студентом» .
    Жизнь коллектива круто изменилась. 22 июня, в первый день войны, все педагоги и студенты трудились не покладая рук, чтобы освободить здание 9 школы, где раньше размещалось педучилище. В последующие дни они привели в порядок все дома, принадлежащие учебному заведению: снабдили их огнетушителями, поставили ведра, багры, бочки с водой, освободили коридоры от хлама и лишней мебели.
    Юноши, выпускники школьного и физкультурного отделения, вместе с аттестатом сразу получили повестки о призыве в армию. В ряды защитников Родины ушли Федор Быков, Иван Галкин, Михаил Доронин, Павел Лизунов, Дмитрий Смирнов, Тимофей Наумов, Федор Загородний, Дмитрий Захаров. В военные училища поступили Владимир Поздняков, Алексей Митюков, Андрей Корепин .
    В протоколе комиссии против каждой фамилии осталась краткая характеристика. Вот одна из них: “Выпускник Дмитрий Смирнов дисциплинирован и политически развит. Успеваемость отличная, стипендиат. Принимал активное участие в общественной работе в качестве председателя спортивного добровольного общества “Учитель”... Неоднократно выступал на спортивных соревнованиях”.
    Вместе со своими питомцами чуть позже в действующую армию были призваны преподаватели: М. Шишигин, А. Барышников, А. Галашев, Д. Маслов, Н. Ивановский, Н. Варфоломеев.
    Педагоги, оставшиеся в училище, тоже вступили в трудный бой за выживание в новых условиях.
    Наряду с традиционными проблемами – проведением набора, сохранением контингента, выпуском и распределением – в военное время особую остроту приобрели чисто бытовые вопросы: размещение учащихся в общежитиях, забота об их питании и обеспечение помещений дровами.
    В отчете директора за 1941/42 учебный год отмечалось: “Отопление, уборка комнат в общежитии проводится самими студентами. Заготовка топлива проводится также исключительно силами учащихся и уборщиц”.
    Настоящим бедствием для училища явились бесконечные переезды из одного здания в другое. Девять раз учебное заведение меняло свой адрес в военные годы .
    Учащиеся вынуждены были заниматься во 2-ю и 3-ю смены в разных школах, в здании АЛТИ, в институте повышения квалификации учителей, даже в музее. В конце концов, пришлось обосноваться в своем общежитии по Ленинградскому проспекту, 15-а, построенном в 1938 году.
    Вся тяжесть переездов легла на хрупкие плечи учениц и преподавателей: для перевоза вещей использовали только санки, т.к. ни машин, ни лошадей для этой цели в городе не находилось. А многие вещи и учебные пособия переносили на руках.
    Училище не обошли стороной и страшные налеты на город вражеской авиации. Осенью 1942 года оно понесло существенный урон. В краткой докладной директор училища сообщал в облОНО: “Во время бомбежки фашистской авиацией пострадали три объекта: учебное заведение на Банковском переулке, общежития на Петроградском проспекте (дом № 78) и на Ленинградском проспекте (дом № 15-а). Во двор учебного корпуса самолет сбросил 10 зажигательных бомб. Жилые помещения сильно пострадали от воздушных волн”.
    Директор вместе с солдатами и учащимися спасли учебное имущество. Общий ущерб от выбитых стекол и разрушений составил 12 тысяч рублей.
 

* * *

    Призыв в армию рабочих, служащих, колхозников резко обострил в области ситуацию с рабочей силой. Не хватало людей на уборке урожая, на лесозаводах, заготовке топлива.
    Буквально с первых дней войны студентки готовили посылки на фронт: они изготовляли носовые платки, кисеты, клеили конверты для писем и т.д. В это же время они проводили культурную работу в подшефных госпиталях.
    Воспитанники училища в первые дни войны поддержали обращение – призыв студентов сельскохозяйственного техникума “В летние каникулы – на трудовой фронт”, напечатанное в газете “Северный комсомолец”. “Летние каникулы, – говорилось в этом документе, – полностью используем для того, чтобы оказать помощь колхозам и предприятиям в хозяйственных работах. Поможем стране всеми силами укрепить советский тыл!”.
    Вместо отдыха питомцы училища трудились в первое военное лето на разделке дров в гортопе, на разных работах в пригородных колхозах, на лесозаводах, на выкатке древесины из воды, разгрузке зерна из барж и т.п.
    Все студентки вторых курсов были направлены в районы области для организации детских садов и яслей, в которые принимались дети, эвакуированные из прифронтовой полосы. Десятки тысяч малышей приютили в тот страшный год наспех созданные дошкольные учреждения, разместившиеся почти во всех районах. Только в октябре смогли студентки приступить к занятиям в училище.
    Осенью 83 девушки во главе с директором и двумя преподавателями помогали колхозникам в Курейском сельсовете Холмогорского района. Они жали овес, ячмень, копали картофель, заработав 584 трудодня и 2916 рублей. За ударный труд учащиеся заслужили первую за военное время благодарность.
    А иногда ученицам и преподавателям приходилось выполнять совершенно необычные задания. Зимой 1942 - 1943 годов педучилищу поручили отопление городской бани в южной части города – на Быку. Преподаватель Надежда Павловна Вилачева в своих воспоминаниях рассказывала позднее, что девушкам и преподавателям пришлось разбирать остатки домов, полусгоревших во время бомбежек, выбирать бревна, пригодные для дров. Затем эти “заготовки” грузили на вагонетки, которые прицеплялись к трамваю, и везли их к бане.
    Подобным же образом учащиеся и преподаватели трудились в последующие военные годы.
    Общим делом всего коллектива являлась заготовка дров для учебного здания и общежитий. Каких только ухищрений не применял директор для решения этой жизненно важной проблемы! Учащиеся и преподаватели собирали рейки на лесозаводах, аварийную древесину по берегам Северной Двины. Чаще же всего приходилось прибегать к несложной комбинации: директор предлагал руководству ближайшего лесозавода бесплатные рабочие руки, а взамен этого получал топливо.
    Двести учеников заработали, например, в 1944 году 400 кубометров дров на лесозаводе имени Ленина .
    Подобная практика существовала весь военный период.
 

* * *

    При всем многообразии проблем, вставших перед коллективом училища в военные годы, главным делом его оставалась подготовка кадров для начальных школ и детских садов. А для этого нужно было обеспечивать набор учащихся, сохранять контингент, не допуская большого отсева, создавать условия для нормального учебного процесса.
    Война усложнила проблему набора учащихся в училище. Число заявлений из сельских районов сократилось. Не спешили стать учителями и городские школьники. Поэтому при плане набора 90 человек училищу приходилось довольствоваться меньшим: едва удавалось набирать 70-80 учеников. Многие из абитуриентов принимались без экзаменов, нередко поступающим разрешали сдавать экзамен повторно. Это приводило к ухудшению качественного состава учащихся.
    Военные лишения привели в первые два года войны к значительному сокращению контингента. Если в конце 1940 - 1941 учебного года в училище насчитывалось 189 учащихся (а с вечерним отделением 232), то в 1943 - 1944 гг. только 118 человек .
    Небольшой рост количества учащихся начался в последующий период. В 1944 - 1945 учебном году контингент достиг 146 человек.
    Хватало и бытовых неурядиц. Общежитие не могло вместить всех желающих. Многие спали по два человека на одной койке. В общежитиях было полное самообслуживание: девушки сами пилили дрова, топили печи, убирали комнаты и коридоры .
    Те, кто приехал из дальних районов, жили на голодном пайке.
    В исключительно тяжелом положении оказались учащиеся физкультурного отделения. Систематически недоедавшие студенты не могли с должной энергией заниматься гимнастикой, спортивными играми, участвовать в различных соревнованиях.
    В начале 1942 года директор училища Н. Бодухин с тревогой писал в облОНО: “Затруднения с продовольствием резко сказались на работе физкультурного отделения. Мои попытки добиться увеличения учащимся этого отделения нормы выдачи хлеба до 600 граммов по карточкам и 50 граммов из буфета закончились безрезультатно...”. Он высказывал опасение, что “учащиеся вследствие ослабления сил могут расшибиться на снарядах во время обычных упражнений”.
    Прося о помощи, директор напоминал о том, что речь идет всего-навсего о 15 учениках. В 1943 году был последний выпуск учащихся этого отделения.
    Положение учащихся усугублялось тем, что абсолютное большинство из них не получали стипендии. В 1941 - 1942 учебном году, например, из 140 учениц только 14 отличников являлись стипендиатами.
    На деле это означало, что многие из студентов не всегда имели деньги для того, чтобы выкупить хлеб и заплатить за скудный обед в столовой.
    Пытаясь помочь учащимся, дирекция с помощью облОНО устраивала их на работу. В 1942 году 28 старшекурсниц исполняли обязанности воспитателей детских садов, часть учениц зачисляли на должности лаборантов и уборщиц.
    Более 70 детей красноармейцев и пенсионеров освобождались от платы за обучение и общежитие. Некоторым студенткам удавалось время от времени выдавать за счет профсоюза небольшие денежные пособия.
    Студентки военных лет с большой теплотой вспоминают не только своего директора, но и завхоза училища М.П. Боровикову, которая заботилась о быте питомцев, делала все возможное для его улучшения.
    Скупые строки отчета училища за 1942 год дают представление о сложностях решения этой проблемы. “С 1 января учащиеся стали получать завтрак из 1 блюда и обед из 2-х блюд. 50-граммовых булочек, которыми пользуются учащиеся средних школ, для учащихся училища добиться не могли”. Директор с горечью отмечал, что училище не имеет своего подсобного хозяйства и столовой, что позволило бы улучшить питание студенток и преподавателей.
    Полуголодная жизнь и трудовая деятельность учащихся для многих обернулась бедой. Девушки уставали на работе, сил на учебу не оставалось. Начались систематические пропуски уроков. Нередкими были случаи, когда на занятиях вместо 25 - 30 человек присутствовало менее десяти. Студентки военной поры вспоминают о том, что некоторые из них пухли от голода.
    Из-за плохого питания, тяжелого материального положения в первый военный год отсеялось 40 человек, то есть почти треть состава учеников. Как отметил в своем отчете за 1941/42 учебный год директор училища, “несмотря на все меры, остановить поток заявлений о выдаче документов из-за материальной необеспеченности и прочим семейным обстоятельствам, не удалось».
    Материальное положение учащихся несколько улучшилось в 1943 - 1944 учебном году. В условиях войны правительство сочло возможным обеспечить стипендиями всех успевающих студентов. После введения стипендий значительно сократился отсев учащихся.
    Знакомясь с документами о работе училища в столь тяжелое время, не устаешь удивляться тому, что ученики и преподаватели находили возможность помогать фронту.
    Вот некоторые факты из отчета училища за 1941 - 1942 учебный год. Подписка на военный заем 1942 года составила 14320 рублей, или 127,8 % фонда зарплаты преподавателей и стипендий.
    Кроме того, коллектив училища ежемесячно отчислял однодневный заработок в фонд обороны страны, 76 учащихся состояли донорами.
    Несмотря на все сложности, училище ежегодно давало народному образованию области учителей начальных классов и воспитателей детских садов.
    ... 2 июня 1942 года в доме, расположенном в Банковском переулке, 1, состоялся прощальный выпускной вечер. Директор зачитал приказ о выпуске, характеристики выпускников. Главным угощением во время чаепития был ржаной пирожок с картофелем.
    В 1941 - 1942 учебном году аттестаты получили 56 человек. В их числе была ученица 3-б класса Роза Шанина и ее однокурсники: Анна Кузина, Александра Летавина, Эмилия Неманова, Антонина Обернихина, Елизавета Булава и др.
    Даже в самое трудное время в училище действовало заочное отделение. В 1943 - 1945 гг., например, оно обслуживало 20 районов Архангельской и частично Мурманскую область. Война обусловливала ряд специфических особенностей работы этого отделения. Прием на него велся в течение всего года. Немало хлопот доставляли чисто бытовые проблемы: обеспечение заочников общежитием, прикрепление их к столовым для более или менее сносного питания. В 1943 - 1944 учебном году в педучилище было 373 заочника.
    При училище регулярно действовал консультпункт, который обслуживал слушателей из города. По итогам экзаменов в том году 70 человек получили аттестаты учителей начальных классов и 22 - воспитателей детских садов.
    А всего за 1942 - 1945 гг. заочное отделение окончили 402 человека. Отделение в то время возглавляла Зинаида Харитоновна Горбатенко.
 

* * *

    Успех работы училища определялся преподавательским составом. К началу войны сложился основной костяк педагогического коллектива из 15 - 17 человек.
    Старше других были опытный учитель пения Сергей Алексеевич Лысков и преподаватель рисования Петр Иванович Румянцев, работавшие в училище с момента его основания. Александр Барышников, Мария Макарова, Николай Ивановский, Михаил Шишигин, Софья Няпина, Александра Гневашева и ряд других были тогда сравнительно молоды, чуть старше 30 лет.
    Еще в предвоенные годы училище являлось важным источником пополнения кадров педагогического института, созданного в 1932 году. На работу в новый вуз перешли П.Л. Артюхов, А.Г. Беляков и другие, а в военные годы – Л.И. Позденкова и А.Х. Дрихель.
    Каждый из преподавателей заслуживает самых добрых слов. В отчетах облОНО содержится немало сведений об их самоотверженном труде. О занятости работой яркое представление дает заявление директора училища Николая Бодухина в облОНО, написанное 19 марта 1942 года.
    Директор просил предоставить ему всего лишь “один день для личных семейных дел”. “Работаю без нормы, – обосновывал он свою просьбу, – посещаю с утра детсады, общежития, а выходного дня с июня 1941 года ни одного не использовал, т. к. занимаюсь по воскресеньям в народном ополчении. А вечерами занятия в педучилище. Постараюсь сделать так, чтобы ущерба в работе не было”.
    Это заявление – удивительное свидетельство бескорыстного педагогического подвижничества.
    Немногим легче было положение рядовых преподавателей. Состав их заметно изменился: мужчины ушли на фронт. Преобладали женщины. Большинство из них вместе со студентами систематически выходили на заготовку дров, выезжали на работу в колхозы, делили со своими питомцами все лишения и скудные радости.
    Немало трудностей встречали преподаватели и в своей основной работе. Из-за тесноты и постоянных переселений в училище практически не было никаких кабинетов. Не хватало бумаги, клея, тканей для изготовления пособий, необходимых для проведения практических занятий в детских садах. И все же преподаватели добивались усвоения программного материала, занимались с отстающими студентами. Много внимания уделялось информированности учащихся о положении на фронтах. В общежитиях, в коридоре училища вывешивались бюллетени “От Советского информбюро”, во всех комнатах имелась областная газета “Правда Севера”.
    Преподаватель физкультуры М.И. Макарова стремилась, чтобы ученицы сдавали нормы по ходьбе на лыжах, устраивала лыжные кроссы. Более десяти лучших лыжниц ежегодно защищали честь училища на городских соревнованиях.
    Все преподаватели подолгу задерживались на работе, т. к. училище занималось в две смены. Многие из женщин имели престарелых родителей, воспитывали детей без помощи мужей, которые находились в армии.
 

* * *

Педагог Л.И. Позденкова с членами кружка по изучению наследия А.С. Макаренко. Первый ряд: (слева направо) Т. Шестакова, Г. Матлина, Л. И. Позденкова, Н. Семенова, П. Середняя; второй ряд: Т. Анучина, Л. Шурухина, В. Попов, М. Проурзина, Е. Овсянкин. 1947 г.
Фото из архива автора
    ... В 1936 году пришла на работу в училище историк Лидия Ивановна Позденкова. Она быстро завоевала высокий авторитет в коллективе. В архивных делах учебного заведения сохранилась краткая характеристика педагога. Приведем выдержки из этого документа. «Преподаватель истории СССР Л.И. Позденкова, – отмечалось в нем, – является учителем- отличником. Она вполне отвечает всем требованиям учителя. Ее уроки всегда проходят на высоком идейном уровне, глубоко и тщательно продуманы по содержанию. Она широко использует наглядные пособия, тем самым дает глубокие и прочные знания. Как методист дает хорошую методическую подготовку учащимся для работы в школе. Позденкова практикует различные методы самостоятельной работы над книгой, первоисточниками (составление конспектов, письменные домашние работы, ответы на отдельные вопросы в письменном виде и т.д.). Все это, безусловно, способствует получению глубоких и прочных знаний по истории нашей родины.
    Кроме воспитательной работы на уроке, Позденкова, как секретарь парторганизации проводит большую массово-политическую работу с учащимися, преподавателями и служащими педучилища…».
     В августе 1941 года она проводила на фронт в составе 88-й стрелковой дивизии своего мужа, лейтенанта Владимира Баженова. А через месяц Лидия Ивановна получила с фронта страшную весть: 2 сентября 1941 года В. Баженов погиб во время атаки.
    Лидия Ивановна, человек большой силы воли, 1 января 1942 года, уже работая в Архангельском педагогическом институте, написала письмо в газету “Правда”. Это письмо – замечательный документ эпохи. Оно запечатлело огромное личное горе, но в нем проявилась и сила духа русской женщины.
    “Смотрю на фотографию мужа и утираю слезы. Пусть Новый год закалит мое сердце, сделает его более мужественным, прибавит сил, чтобы еще горячей работать во имя окончательной победы над фашизмом. Хочется в этот час сказать много ласковых слов женщинам, потерявшим своих мужей, отцов, сыновей, братьев. Дорогие сестры! Советский народ навеки сохранит память и славу о наших любимых. Родина не оставит в беде нас, солдатских вдов. Так поклянемся же, что воспитаем своих детей достойными отцов и нашей любимой и прекрасной матери – Родины”.
    Комментируя это письмо, мой старший товарищ по институту, бывший фронтовик, известный литературный критик, профессор Александр Алексеевич Михайлов написал: “Прочитал это письмо на одном дыхании и, – боже мой, я же знал Лидию Ивановну Позденкову! После войны слушал ее лекции в Архангельском пединституте. Сразу вспомнились строгий взгляд через очки, коротко подстриженные волосы, твердая походка... Неужели это она автор горячего, искреннего послания в газету? Значит, строгость, эмоциональная сдержанность – это внешнее, поверхностное. Выходит, Лидия Ивановна была не только хорошим преподавателем, но и сильным, мужественным человеком – носила в сердце огромную боль и никогда ничем не выдавала своих страданий. Думаю, эту боль ей помогла заглушить работа, которой она отдавалась со страстью”.
    Я полностью согласен с этим мнением. И я хорошо знал Лидию Ивановну, ее детей. Она сдержала клятву. Сын и дочь Лидии Ивановны получили хорошее образование, стали крупными учеными.
 

* * *

Павел Афанасьевич Прокопьев, директор педучилища (1938—1939 гг.). Погиб на фронте в октябре 1941 г.
Фото из архива Ю.П. Прокопьева
    С большими потерями вышел коллектив училища из военной поры. Погибли на фронте его выпускники Иван Загородний, Алексей Сиденко, Федор Быков, Павел Родионов, Иван Дунаев, Григорий Хрипко, Федор Грицко, снайпер Роза Шанина. Не вернулись в свой коллектив павшие на поле брани бывшие преподаватели Александр Михайлович Барышников, Алексей Васильевич Баюшев, Павел Афанасьевич Прокопьев, работавший директором училища.
    Память об этих людях бережно хранится в стенах учебного заведения.
    В майские дни 1945 года учащиеся и преподаватели с радостью встретили весть о долгожданной Победе.

Следующая глава
©  Архангельский педагогический колледж, 2004