ГлавнаяАдаптацииИнформацияАнализМузыкаКартинкиИгрыФорумWiki
spacer.png, 0 kB
Гиперион

Внимание! Возможны спойлеры к книгам Дэна Симмонса «Гиперион» и «Падение Гипериона».

Никто не будет спорить, что во всяком вдумчивом исследовании нет мелочей, не стоящих внимания. Между тем,  ускользнувшая от внимания деталь может существенно исказить восприятие. Всегда есть риск уподобится детективу, который не заметил какой-то мелкой детали, из-за чего преступление осталось не раскрытым. Порой, мелочи оказываются важнее, чем более видимые и явные элементы, кажущиеся нам важными в силу своей заметности.

В интересующем нас произведении имеется масса таких мелочей. Большинство из них, как например отсылки к философским идеям или мифологические элементы, вложенные в сюжет, сложны для анализа.

Книги, также присутствующие в произведении, стоят особняком. Имея свой сюжет и заложенные в него идеи, они доступны для анализа в гораздо большей степени. Они более осязаемы, более конкретны. Поэтому по ним можно гораздо определеннее судить, есть ли в их появлении какое-то значение для понимания всей истории.

Первой среди таких книг, вплетенных в сюжет, является, несомненно, «Гиперион» Дэна Симмонса. Если точнее, то можно увидеть, что мы имеем дело с дилогией «Гиперион» и «Падение Гипериона». Вначале Кён видит «Гиперион» у Юки, потом она отдает эту книгу ему, сама принимаясь за чтение книги «про падение какого-то спутника Юпитера». Это и есть «Падение Гипериона». Является ли эта книга важной для понимания сюжета и его подоплеки и есть ли какие-либо сходные моменты между содержанием обоих произведений? Могут ли эти сходства раскрыть что-то новое?
 

Гиперион в первой серииГиперион во второй серииГиперион в третьей серии

ГиперионПадение Гипериона
 

Прежде всего, оценим степень участия и частоту появления этой книги в событиях.

И по экранизации, и по литературному тексту можно увидеть, что главный герой даже не приступает к чтению, лениво перелистывая ее. Фактически, она служит только как своеобразный почтовый ящик, через который передается важная записка. Хотя ее содержание, похоже, первое, что усвоила Юки, по крайней мере, именно с этой книгой мы видим ее впервые. Исчезая на некоторое время, книга вновь всплывает в 4 томе, где опять содержит важное послание. Тем не менее, еще до событий 4 тома главный герой все же принимается за чтение, но так и не завершает его:

«Я растянулся на кровати и открыл ту толстенную книгу в твердом переплете, которую всучила мне Нагато. Подумав, что время от времени можно бы и полистать книжки, я приступил к чтению. Да, действительно, не узнаешь, насколько интересна книга, пока не начнешь ее читать! Все-таки хорошая вещь – чтение. Впрочем, невозможно осилить такое количество букв за один вечер, так что я отложил книгу на самом интересном месте, после монолога одного из главных героев, и решил отдохнуть»

Но нет никаких намеков на то, что ее содержание как-то повлияло на оценку им происходящего. Создается впечатление, что и Юки и Кён просто проглотили это произведение, а единственная действенная роль этой книги заключается в передаче посланий. Не похоже, чтобы она как-то влияла на ход событий или их восприятие персонажами.

Исходя из этого, можно выделить только два варианта подхода. Либо признать, что книга действительно не играет важной роли в произведении и забыть о ней. Либо предположить что «Гиперион» появился в «Меланхолии» не столько, для того чтобы дать подсказку или чем-то помочь персонажам, сколько затем, чтобы дать такую подсказку зрителям и читателям.

Второй вариант предполагает обязательный анализ текста. Прежде всего, это должен быть сравнительный анализ, позволяющий установить наличие каких-либо точек соприкосновения между двумя произведениями. Таких сходных элементов, которые могут послужить подсказками.

Надо сказать, что на первый взгляд оба произведения представляются несоразмерными. Вселенная «Гипериона», число персонажей, масштаб событий, общая картина переплетения судеб и противостоящих сторон кажется слишком огромной и сложной для сравнения с намного меньшим миром «Меланхолии». Там – планеты и космос, здесь – один город и одна школа. Наконец, следует помнить, что мы имеем дело с разными жанрами.

Поэтому не стоит думать, что можно надеется обнаружить какое-либо прямое сходство. То есть провести параллель между конкретным персонажем или организацией, в каждом произведении невозможно. В силу упоминавшейся несоразмерности произведений и различия в жанрах.

Это невозможно также и потому, что «Меланхолия» не является копией «Гипериона» или подражанием ему. Это самобытное произведение автора, на которого, очевидно, «Гиперион» сильно повлиял. Так же как повлиял Джон Китс и английская романтическая поэзия на самого автора «Гипериона». Можно лишь отыскать сходные мотивы, которые всегда отражаются в творчестве одного автора, когда он находится под влиянием другого. Но следует предупредить, что нижеследующие выводы, плод субъективных умозаключений, крайне умозрительных. Поскольку «Гиперион» - законченное произведение, а «Меланхолия» - нет, все предположения и догадки, выстроенные путем подобного рассмотрения, могут оказаться как частично, так и полностью неверными.

Прежде всего, основные темы, затронутые «Гиперионом», также присутствуют и в «Меланхолии». Мы имеем дело с проблемами времени, с вопросами поиска первопричин всего сущего, с проблемой взаимоотношений человека и искусственного интеллекта, наконец, с темой любви. Нельзя не признать, что все эти проблемы разрабатываются в «Гиперионе» и затронуты в «Меланхолии».

Часто отмечалось, что в Гиперионе сложены вместе разные фантастические традиции. Фантастика военная предстает в рассказе Кассада. Фантастика детективная – в истории Ламии. Традиции научной и религиозной фантастики воплощены в историях Сола Вайнтрауба и Поля Дюре. Истории Консула и поэта Мартина Силена стоят некоторым образом вне жанров.

Подобное смешение мы видим и в ранобэ, а в аниме – даже ярче. Здесь также присутствуют отсылки к различным жанрам, воспринимаемые многими как пародии. Если в произведении Симмонса истории в разных жанрах показывают разные стороны жизни во вселенной, среди которой развиваются события, формируя особый мир романа, то разные истории в «Меланхолии», (о спорте, о сетевом сражении, об отдыхе на острове, и.т.п) по всей видимости также призваны показать нам как можно шире мир, в котором развивается действие. А также людей, принимающих в нем участие.

Наконец, сам сюжет «Гипериона» сходен с «Меланхолией». В обоих произведениях есть несколько человек, с разными историями, которым вместе предстоит совершить некую важную миссию. У каждого из них различные цели, их свели вместе разные причины, но все они собраны вокруг одного элемента, от которого зависит как их личная судьба, так и судьба всего человечества. В «Меланхолии», расстановка основных персонажей точно такая же. Несколько человек собраны вокруг элемента, являющегося крайне важным для существования всего мира. Вокруг этого элемента вращаются ключевые события, с ним связаны кульминация и развязка.

При этом, как в «Гиперионе», так и в «Меланхолии» первоначальная подача событий вскоре начинает восприниматься не так однозначно и выясняется что все происходящее – отражение борьбы могущественных сил, определяющих судьбу человечества.

Это, так сказать, общие сходства. Они не дают ясных подсказок, но лишь указывают на наличие несомненной связи между двумя произведениями.

Весь сюжет Гипериона, важнейшие идеи, сама концепция произведения, всё это заложено в несколько тем, которые, как уже отмечалось выше, сходны с подобными в «Меланхолии». Тема любви, тема времени, тема поиска первопричин бытия, в частности - первопричин происходящего. Эти темы – осевой хребет, суть произведения Симмонса. Отношения персонажей и развитие сюжета строится вокруг них. Эти же темы присутствуют в «Меланхолии». В связи с этим приступать к более детальному рассмотрению предпочтительнее в рамках этих тем.
 

Тема любви.

Любовь, а также человеческие взаимоотношения, это главнейшая тема в Гиперионе» и «Падении Гипериона». Именно любовь позволяет произойти главнейшим переменам в произведении, она заложена в отношениях персонажей, которым предстоит сыграть важнейшую роль в истории, поменять ход предопределенных событий.
Важнейшую роль в сюжете «Гипериона» и «Падения Гипериона» играют пары Ламии и Джона Китса, Кассада и Монеты. А также историю Консула. В основе всех их историй – любовь.

Ламия Брон, влюблена в искусственный кибрид, смесь человека и машины, созданную в интересах техноцентра. Воссоздание личностей – один из этапов попытки создания высшего разума. До сих пор все такие эксперименты оканчивались неудачей, человеческую личность восстановить не получалось. Но Китс, вернее, кибрид Китса, через любовь к Ламии, через чувство, становится настоящим человеком, настоящей живой личностью. После этого именно Китс узнает суть замысла техноцентра, что позволяет людям одержать победу и взять судьбу в свои руки. Техноцентр искал эволюционный скачек в своем развитии. Но именно Китс, кибрид, ставший настоящим поэтом, научившийся чувствовать и любить, по сути, оказывается ближе всего к этому.

«Уммон, кто же воплощает человеческий ВР в наше время? Где оно
скрывается, это сознание, в ком дремлет?"
[Ты должен понять/
Китс/
единственным выходом для нас
было создание гибрида/
Сына Человека/
Сына Машины\\»

Благодаря Китсу становится возможен иной вариант предопределенных событий:

"Будущее многовариантно?"
[Меньший свет спросил Уммона//
Будущее многовариантно//
Уммон ответил//
Есть ли у собаки блохи]
"Но тот вариант, в котором Высший Разум получает власть, наиболее
вероятен?"
[Да]
"А существует вариант, где Высший Разум возникает, но человеческое
божество не допускает его к власти?"
[Отрадно/
что даже
мертворожденный
может соображать]

Поскольку именно Китс воплощает человеческое божество, естественный высший разум в наше время, он и становится тем, кто сумел выбрать иной вариант будущего. Но в этом отношении важна также роль других паломников, чья деятельность также позволила сделать возможным этот выбор.

Монета – женщина, пришедшая к Кассаду из будущего. Вместе со Шрайком она движется навстречу времени, но именно она, ее связь с Фердманом, их взаимное чувство приводит Кассада на Гиперион. Вместе они вступают в схватку со Шрайком, искусственным созданием, и побеждают его, также меняя будущее, позволяя человечеству взять судьбу в свои руки. Вот что говорит Монета перед решающей битвой:

«От победителя зависит, отправится ли первый, уже погребенный там
Шрайк прокладывать путь другим... - Она указала на армию Шрайков. - Или же
человечество будет само распоряжаться своим прошлым и будущим»

Наконец, история Консула. Казалось бы, Консул не имеет «пары». Но это не совсем так. В его истории мы видим ни что иное, как сюжет «Ромео и Джульетты». Его предок, служащий Гегемонии, прибывает в мир, враждебный ей, влюбляется в девушку Сири из клана людей, ненавидящих Гегеомнию и всех людей, служащих ей. Потом он и его друг встречаются с братом Сири. И друг погибает в схватке с ними, после чего он убивает брата Сири, Бертола. Что это, как не сюжет «Ромео и Джульетты»? Джульетта и Ромео из враждебных кланов, Меркуцио друг Ромео, которого убивает брат Джульетты Тибальт и Ромео, вынужденный убить Тибальта.

Последовавшая война между миром Сири и Гегемонией разрушает их любовь так же, как не дает быть Джульетте и Ромео быть вместе вражда Монтекки и Капулетти. Движимый стремлением отомстить Гегемонии, Консул предает сначала ее, а потом и Бродяг – два других враждебных мира, повторяя шекспировскую фразу из той же трагедии – «чума на оба ваши дома».

Впоследствии оказывается, что реакции и действия Консула были заранее спрогнозированы и его предательство – предопределено. Он намерено был поставлен в такие условия, в которых не мог не предать обе стороны. Это сделано для того, чтобы Консул нажал на спусковой крючок, спустив Шрайка с цепи и сделав возможным само паломничество к Гипериону. В его истории – завязка всего происходящего.

Явной любовной интриги, явного освещения темы любви в «Меланхолии» нет. О ней можно только догадываться, а все «пары» на которые можно попытаться разбить ее персонажей будут крайне условны.

Тем не менее, в рамках этой темы можно увидеть несомненное сходство Кёна и Консула. Именно Кён, как и Консул (оба не названы по имени), играют решающую роль в завязке сюжета, делают возможным само существование происходящих событий. Консул, как уже упоминалось, освободил Шрайка, а Кён, совершив путешествие в прошлое – Судзумию. Без этого путешествия Кёна в прошлое, подробно описанном в рассказе «Рапсодия на бамбуковых листках» Харухи даже не перевелась бы в северную старшую. В «Гиперионе» выясняется, что за кулисами событий стоял техноцентр, который подобрал паломников, в частности, Консула, распланировав все заранее, спрогнозировав его действия, для того чтобы воплотился выгодный техноцентру вариант истории. Поскольку в «Меланхолии» также присутствуют некие внешние силы, такой вариант нельзя исключать и для Кёна. В том смысле, что он поставлен в такие условия, в которых будет вести себя именно так, как нужно неким внешним силам. Хотя это не более чем догадка. Уверенно можно лишь говорить о сходстве ролей «спусковых крючков», которые сыграли оба эти персонажа.

Вторая бросающаяся в глаза аналогия – это техноцентр. Собрание ИскИнов, разделенных на разные фракции, которые ищут пути к собственному эволюционному скачку – созданию высшего разума. Его можно сравнить с объединением информационных мыслесущностей, которые преследуют сходную цель, в поисках «автоэволюции». Роднит их также связь и зависимость их целей от людей, необходимость привлечения и использования людей в своих интересах. Хотя есть и существенная разница – техноцентр создан людьми и теперь пытается подчинить\использовать их с целью создания Искусственного Высшего разума, своего бога. А объединение, про которое рассказывает Юки – возникло задолго до людей и пока не предпринимает активных действий, лишь наблюдая.

Но параллель на этом не завершается. Техноцентр создавал кибридов, некий симбиоз человека и машины. Одним из них и был Джон Китс, роль которого описана выше. Юки также похожа на кибрид – некое соединение человека и искусственного интеллекта. Словно кибрид из мира «Гипериона», она служит средством общения и контактов между людьми и техноцентром. Если такая параллель – не ошибка, то возможно она должна сыграть такую же роль, как и Китс - открыть истинный смысл происходящего, помогая исправить какую-то ошибку, возможно даже ценой измены своим хозяевам. А также научится чувствовать, научится переживать и любить:

«Это значит, - и Джонни весело улыбнулся, - что теперь я знаю, какое решение принял и почему. Я хочу перестать быть кибридом. Я хочу стать человеком»

Китс, как уже замечалось, обретя чувства и любовь, фактически оказался ближе всего к тому самому скачку эволюции, на пути к высшему разуму. Именно об этом ему говорит Уммон. Потому что способность творить и любить – несомненные и неотъемлемые свойства божественного разума. Возможно, именно Юки должна стать ступенью на пути автоэволюции, которую ищут ее хозяева.

Что касается пары Кассад-Монета, то здесь тоже можно заметить сходные мотивы. По сути роль Монеты сводится к тому, чтобы свести Кассада в поединке со Шрайком. Она подталкивает и направляет его. В этом ее роль сходна с ролью Асахины, также прибывшей из будущего. Именно благодаря ней Кён отправляется в прошлое, в те самые «три года назад», принимая участие в событиях, из-за которых все и началось. Как Монета приводит Кассада к Шрайку, так Асахина приводит Кёна к Судзумии. И от этих встреч зависит судьба всего мира в обоих произведениях. Но, учитывая неоконченность «Меланхолии», такое предназначение Асахины возможно далеко не единственное, чего нельзя сказать о Монете. Так что и эта аналогия достаточно условна.
 

Тема времени.

Различные манипуляции со временем, временные искажения и аномалии обильно присутствуют в «Гиперионе». Прежде всего, сам Шрайк движется во времени, из прошлого навстречу будущему. Вместе с ним движется Монета. Вне времени обитает техноцентр. Дочь Сола Вайнтрауба, Рахиль, заболев болезнью Мерлина, растет обратно – проходя путь от взрослой женщины до младенца, чтобы впоследствии стать той Монетой, которая двинется навстречу настоящему из будущего, контролируя Шрайка. Фердман Кассад, сражаясь со Шрайком, также совершает несколько путешествий во времени.

Наконец, у будущего существует несколько вариантов и возможна связь между обитателями разных времен, обмен информации между ними (ИскИны вступают в контакт с созданным в будущем искусственным высшим разумом), который позволит изменить будущее, вернее, выбрать более благоприятный вариант:

«В результате имеется как бы два будущих - две реальности, если угодно. В первой реальности проклятие Шрайка, которое вскоре должно обрушиться на Сеть и человечество - это оружие добившегося абсолютной власти Техно-Центра, опережающий удар сквозь время, который нанесут Ренегаты, на протяжении тысячелетий правившие галактикой. В другой реальности Гробницы Времени тоже открываются, происходит вторжение Шрайка, межзвездная война и так далее. Но в атаку на этот раз идет ч_е_л_о_в_е_ч_е_с_т_в_о»

Это, разумеется, не единственные временные фрагменты в Гиперионе. Подобное, так или иначе, встречается в разных фантастических произведениях и поиск сходств с временными темами в «Меланхолии» будет выглядеть спекулятивным.

Нет сомнений, только в одном обстоятельстве, воздействующем на ход событий. Это многовариантность будущего. Многовариантность, в которой выбор конкретного варианта будущего зависит от действий самих персонажей. Во многом действия всех персонажей и всех сталкивающихся сторон в итоге связаны с выбором одного из таких вариантов (см. цитату выше). Одна из главных интриг сюжета также заключается в том, смогут ли герои осуществить выбор, смогут ли взять судьбу в свои руки, или сбудется иной сценарий.

Именно эта многовариантность делает ход сюжета непредсказуемым. Причем, как раз действия персонажей, собранных вокруг ключевого непредсказуемого элемента, делают возможным выбор другого варианта. В «Гиперионе» таким элементом является сама планета Гиперион:

«Гиперион - это дыра в прогностической ткани Техно-Центра. Предпоследний оксюморон - переменная, которую нельзя учесть. Как это ни дико, но Гиперион, похоже, нарушает все законы физики, истории, человеческой психологии и принципиально не поддается прогностическим расчетам ИскИнов».

А в «Меланхолии» – Харухи.

Именно на Гиперионе происходят события, которые позволяют изменить ход предопределенных Высшим Разумом ИскИнов событий, уничтожить его искусственное создание – Шрайка и одолеть техноцентр, позволив спастись человечеству.
Следовательно, если Харухи играет роль такого же непредсказуемого элемента, то ей и предстоит сыграть решающую роль в изменении вариантов будущего. Однако, роль Гипериона – пассивна. Он лишь предоставляет место действия для решающих событий. Не исключено, учитывая неосведомленность Харухи о собственной сущности, что она также займет пассивную роль, предоставив средство, возможность для внесения изменений в предопределенный ход событий (о котором говорит Фудзивара в 7 томе).
 

Тема поиска первопричины.

Поиск первопричин всего сущего, одна из важнейших и сложнейших тем в «Гиперионе». Она тесно связана с темой любви. Поиск, как причин происходящего, так и бытия вообще. Она очень глубоко и сложно развивается в «Гиперионе», сама по себе требуя большого и детального рассмотрения, что невозможно в рамках данной статьи.
В «Меланхолии» вопрос о первопричине, главным образом излагается в речах Коидзуми. Именно он развивает самые масштабные теории о происходящем, затрагивая темы антропного принципа и омега-точки.

В «Гиперионе» первопричиной происходящего становится противостояние двух воплощений эволюции, двух вариантов развития. Естественного Высшего Разума, зародившегося «в атомах дерева, в молекулах воздуха, в энергии любви, ненависти и страха, в заводях сна... даже в блеске глаз архитектора» и искусственного Высшего Разума, созданного ТехноЦентром, воплощения искусственной эволюции машин.

Два высших разума, два божества вступают в конфликт и Сопереживание, ипостась естественного высшего разума бежит в прошлое, не желая воевать. А искусственный высший разум, желая подчинить себе все, лишенный возможности любить, посылает в прошлое искусственное создание-Шрайка с его Древом Боли, чтобы приманить сопереживание, ипостась высшего разума, воплощенную в Китсе, а после – уничтожить ее и исключить непредсказуемую переменную Гипериона, которая не должна существовать во вселенной искусственного высшего разума.

«Гробницы Времени созданы в будущем и
посланы назад сквозь время
чтобы принести Шрайка/
Аватару/Повелителя Боли/Ангела
Возмездия/
неосознанное восприятие супер-сверх-реального
продолжения нашего ВР\\
Все вы были выбраны, чтобы открыть
Гробницы и
помочь Шрайку найти скрывшегося
Устранить Переменную Гипериона/
поскольку в узле пространства-времени которым
будет править наш ВР
таких переменных быть не должно\\
Ваш поврежденный/двуипостасный ВР
избрал среди людей того кто отправится
со Шрайком
и станет свидетелем его трудов\\»

Паломничество – собрание нескольких людей вокруг важного непредсказуемого элемента призвано помешать этому замыслу Искусственного Высшего Разума – божества ИскИнов. Не желая гибнуть, ИскИны организовали паломничество, поскольку их Высший Разум уничтожит их. Не создавая ничего, сам являясь созданием он не может чувствовать ответственности за тех существ, которых не создавал. И не может чувствовать любви, в отличие от человеческого высшего разума.

«Вот почему Ортодоксы, нарушив верность собственному Богу и своим собратьям-ИскИнам, сообщили мне об этом. Более того, они создали меня, они отобрали паломников: Ламию, Сола, Кассада и других, они организовали утечку информации для Гладстон и нескольких ее коллег до нее, чтобы человечество не пребывало в неведении»

Вопрос любви, лежащей в основе лучших человеческих чувств – дружбы, родительского чувства, творчества – главная идейная сторона романа.

Невозможно быть богом не любя. Китс становится прообразом естественного ВР именно потому, что может любить, может творить и сопереживать. Так как невозможно создание, невозможно творение, поэтическое или божественное без любви к тому, что создаешь. Именно поэтому Китс говорит Мейне Гладстон «Возможно, божество может чувствовать ответственность лишь за те низшие существа, которые само создало», поэтому Уммон говорит Китсу, отвечая на его вопрос «Кто же представляет собой Высший разум в нашем мире?», говорит: «Ты отказался от божественности дважды Китс», именно поэтому Сол Вайнтрауб рассуждает о Любви, разрешая вопрос, связанный с тем же антропным принципом и проблемой первоосновы.

«Любовь - наиболее банальное из переживаний, самый затасканный из религиозных символов, оказалась - как понимал теперь Сол - сильнее ядерных сил, сильнее электрослабого взаимодействия, сильнее гравитации. Все эти силы есть любовь.
Но можно ли объяснить любовью, обыкновенной любовью, так называемый антропный принцип, над которым ученые ломают головы уже лет семьсот, если не дольше? Эту почти бесконечную цепь совпадений, которые привели к возникновению вселенной с нужным количеством измерений, с идеальными характеристиками электронов, требуемым законом всемирного тяготения, звездами идеального возраста, идеальными прабиосистемами, породившими безупречные вирусы, которые превратились в идеальные ДНК? Но теперь, Сол понял, что им двигала сила более глубинная и могущественная, чем ужас перед Шрайком или узы боли. Если он прав - а он чувствовал свою правоту, хоть и не мог ее доказать, - значит любовь вплетена в структуру вселенной так же прочно, как гравитация и противоположность материи и антиматерии. Место для Бога, каков бы он ни был, не в паутине между стенами, не в сингулярных трещинах мостовой, не где-то вовне, впереди или позади событий... но в самой ткани вещей. Он развивается вместе с развивающейся вселенной. Познает, как познают способные к познанию элементы вселенной, любит, как любят люди»

Соответственно и успех действующих лиц, всякое благоприятное воздействие на действительность возможно только благодаря любви. Любовь же – это всегда чувство кого-либо по отношению к кому-либо. Это всегда дело двоих, вопрос взаимодействия между кем-либо. В соответствии с этим выстроена роль главного персонажа, меняющего ход событий в лучшую сторону:

«Уммон и другие пытаются заставить меня спастись, принять на себя роль божества. Приманка для белого кита, мед для высшей... мухи. Беглое Сопереживание должно найти свое пристанище во мне... во мне, мистере Джоне Китсе, пяти футов роста... А затем начнется примирение… Примирение человека и машины. Творца и творения».

Союз Китса и Ламии как раз и выражает такое единение и примирение.

В связи с этим можно в новом свете посмотреть на несомненную, хотя и неопределенную связь, о которой Кёну в один голос твердят все. Хотя в представлении о сущности Судзумии мнения расходятся, но эту непонятную связь между ней и Кёном признают и Асахина, и Юки, и Коидзуми. Консул запускает сюжет, а пара Ламии и Китса через свою любовь приводят его в более благоприятное русло. В «Меланхолии» Кён также становится источником завязки событий, после чего оказывается тесно связан с Харухи.

Не исключено что этой паре предстоит исполнить сходную роль с парой Ламии и Китса. Выше проводилась парралель между Китсом и Юки, но вновь следует предостеречь от прямых аналогий. При сравнении таких разных произведений персонажи одного могут носить черты нескольких персонажей другого. Так, Харухи, в качестве «непредсказуемой переменной», является аналогом Гипериона, а в отношении связи с Кёном, выступает прообразом Ламии, а Кён, соответственно, Китса.

Интересно заметить, что в истории Ламии и Китса присутствует легенда о Питере Пене. Ламия мечтала, как он прилетит и заберет ее в волшебный мир.

«И там-то Ламии довелось увидеть старинный, еще плоский мультфильм Уолта Диснея. Он называйся "Питер Пэн". Потом она прочитала книжку Джеймса Барри - и навсегда заболела этой сказкой. Много месяцев пятилетняя девочка надеялась, что однажды Питер Пэн прилетит и заберет ее с собой»

В основе истории «Меланхолии» заложена легенда о Танабате, где также присутствует история юноши и девушки. Если вспомнить что Джон Смит, имя которым назвался Кён, есть явная отсылка к другой известнейшей легенде о любви, «Покахонтас», то вывод становится несомненным. Именно любовь и построенные на ней отношения главных героев, выступает главным фактором, той первопричиной, который создает и меняет действительность.

По словам Сола Вайнтрауба, «Если Бог способен эволюционировать, - а Сол не сомневался, что так оно и есть, - тогда эволюция должна быть направлена в сторону сопереживания - сочувствия чужому страданию, а не в сторону силы и власти». Через подобную эволюцию проходят все герои. Эволюцию через любовь.

В отношении остальных элементов произведений продолжать сравнения было бы крайне рискованно. Сходств и аналогий между ними, в «Меланхолии» и «Гиперионе» не прослеживается вовсе или они слишком неявны. Особенно много неявных сходств. Например, дочери Сола, Рахиль, в будущем предстоит стать той Монетой, которая, вернувшись в прошлое, поможет Кассаду встретиться со Шрайком и победить его. То есть два разных человека оказываются одной и той же личностью. В этом отношении можно вспомнить версию о том, что сестренка Кёна – это Асахина в будущем. Это лишь один из примеров неявных сходств. Наконец роль всех остальных персонажей «Меланхолии» учитывая ее неоконченность, до конца не ясна, равно как и невысока их степень прямого участия в событиях. Сделанные выше сравнения – наиболее заметные и значимые.
 

Подведем итоги.

Учитывая тот факт, что «Меланхолия» и «Гиперион» различные по жанру и по сюжету, самобытные произведения, детальных сходств между ними усмотреть невозможно. Параллели между отдельными персонажами и организациями достаточно условны. Более убедительно можно говорить про общесюжетное сходство. Мы имеем сюжетную линию, где судьбы разных людей сосредоточены вокруг одного важного элемента. В дальнейшем выясняется, что все персонажи подобраны и сведены вместе не случайно, а за кулисами происходящего стоят мощные организации и борьба между ними. Постепенно в ход событий вплетаются новые персонажи, а развитие сюжета становится более непредсказуемым.

На этом месте параллель общего развития «Гипериона» и «Меланхолии» останавливается, поскольку серия ранобэ еще не завершена. Общее развитие прослеживается далее в завершенном «Гиперионе». Все должно происходить по заранее определенному сценарию, все предопределено, но вмешивается ряд непредвиденных факторов, которые меняют ситуацию и приводят ее от катастрофы к более благополучному завершению. Причем, отношения между персонажами, любовь и положительные стороны человеческой личности как раз и становятся теми факторами, которые меняют ход событий в лучшую сторону, а также меняют и самих персонажей.

© Eneo

 
 
spacer.png, 0 kB
 

Счетчики

Рейтинг@Mail.ru

Сейчас на сайте:
Гостей - 11
 
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB