Русистика

Лингвистический энциклопедический словарь

Руси́стика

Русистика как филологический термин имеет двоякое содержание. В широком понима­нии русисти­ка — это область филологии, занимающаяся русским языком, литерату­рой, словесным фольклором; в узком смысле слова русистика — наука о русском языке в его истории и современном состоянии.

Русистика в СССР

Основателем современной науки о русском языке можно считать М. В. Ломоносова (при этом следует иметь в виду, что Ломоносов-филолог имел таких серьёзных предшественников и современ­ни­ков, как Л. Зизаний, М. Смотрицкий, В. К. Тредиаковский, В. Е. Адодуров, А. А. Барсов). «Российская грамматика» Ломоносова (1755, опубл. 1757) была не только первым развёрнутым научным описанием строя русского языка, но и практическим учебным пособием для многих поколений учащихся и основанием для написания нескольких грамматик в последующие десятилетия. Ломоносов, вслед за своими предшественниками, упорядочил представления о системе стилей русского литературного языка («Предисловие о пользе книг церковных в российском языке», 1758) и теоретически подготовил почву для образования единой литературной системы, для нормализации литературного языка. Труды Ломоносова способствовали развитию русской научной и общественной терминологии. На его теорию и практику во многом ориентировались составители первого «Словаря Академии Российской» (1789—1794).

В 1‑й четверти 19 в. теория трёх стилей Ломоносова утрачивает своё значение, склады­ва­ет­ся единый русский литературный язык со своими общими нормами и разно­образ­ны­ми взаимо­свя­зан­ны­ми стилями и жанрами. С А. С. Пушкина начинается история современного русского литературного языка. Утрачивают остроту споры о путях развития литературного языка, например споры между «шишковистами» (после­до­ва­те­ля­ми А. С. Шишкова, отстаивавшего архаические нормы, часто даже искусственные) и «карамзинистами» (последователями Н. М. Карамзина, утверждавшими необходи­мость обновления литературного языка путём обраще­ния к естественной звучащей речи и не избегав­ши­ми иноязычных влияний и неологизмов).

В 1‑й половине 19 в. русистика представлена рядом крупных учёных-языковедов. Среди них особо выделяется имя А. Х. Востокова. В «Рассуждении о славянском языке» (1820) он утвердил научные основы сравнительно-исторического языкознания, определил место славянских языков среди других индоевропейских, сделал попытку периодизации в развитии славянских языков, в т. ч. и русского. Им опубликовано Остромирово евангелие (1056—57) с обстоятельными лингвистическими коммента­ри­я­ми, организовано издание академического «Словаря церковно­сла­вян­ско­го и русского языка» (1847). Его «Сокращённая русская грамматика» (1 изд., 1831) издавалась 16 раз (до 1877), а полная «Русская грамматика» (1 изд., 1831) — 12 раз (до 1874). В. Г. Белинский считал грамматики Востокова лучшими учебными пособиями своего времени. 1‑я половина и середина 19 в. характери­зу­ет­ся также трудами таких оригинальных русских филологов, как И. Ф. Калайдович, Н. И. Греч, Г. П. Павский («Фило­ло­ги­че­ские наблюдения над составом русского языка», 1841—42), И. И. Давыдов («Опыт общесравнительной грамматики русского языка», 1852), К. С. Аксаков («Опыт русской грамматики», 1860), Н. П. Некрасов («О значении форм русского глагола», 1865).

Преемником Востокова в области изучения истории русского языка стал И. И. Срезневский. Его программный труд — «Мысли об истории русского языка» (1849) содержал в себе наброски русской исторической грамматики. Главным его наследием являются «Материалы для словаря древнерусского языка» (т. 1—3, 1893—1903) — фундаментальный труд, до сих пор не утративший своего значения. Срезневский издал многие памятники древней письменности, их описания. Он был инициатором «Опыта областного великорусского словаря» (1852, Дополнение, 1858) — первого обширного описания диалектной лексики всех территорий её распространения.

Первым из русских учёных широко применил сравнительно-исторический метод в исследовании русского языка Ф. И. Буслаев. Он создал первую русскую историческую грамматику (первое издание — «Опыт исторической грамматики русского языка», 1858, со второго издания под названием «Истори­че­ская грамматика русского языка», 5 изд., 1881), опубликовал не потерявший своего значения научно-методический труд «О преподавании отечественного языка» (1844). Буслаев был наиболее ярким представи­те­лем логического направления в русистике.

Особое место среди русских языковедов занимает В. И. Даль, создатель четырёхтомного «Толкового словаря живого великорусского языка» (1863—66), охватывающего огромный массив лексики (около 200 тыс. слов). В этом словаре объединены и истолкованы как общенародная и областная лексика, так и лексика литературного языка 19 в., подача словарных материалов (включающих фразеологизмы, пословицы, поговорки) отражает не только языковедческую эрудицию, но и глубокую осведомлённость Даля в самых различных областях русской народной жизни.

Большую роль в развитии отечественного языкознания сыграл основатель харьковской лингви­сти­че­ской школы, русско-украинский языковед А. А. Потебня, который в четырёхтомном труде «Из записок по русской грамматике» (т. 1—2, 1874, т. 3, 1889, т. 4, 1941) и в ряде других работ создал оригинальную лингвистическую концепцию взаимосвязи языка и мышления в их длительном истори­че­ском развитии, возникновения и функционирования частей речи и членов предложения, различных синтаксических категорий. Работы Потебни легли в основу многих позднейших исследований в области исторического синтаксиса.

Проблемы упорядочения русского правописания разрабатывал Я. К. Грот. В его книге «Русское правописание» (1885, до 1916 переиздавалась 22 раза) подчёркивалась необходимость устойчивости орфографии и пунктуации, сохранения в них традиций и в то же время во многом устранялся разнобой, противоречия в тогдашнем правописании. Гротовские правила расцени­ва­лись как образцовые, обязательные и просуществовали до орфографической реформы 1917—18. Грот впервые осуществил издание нормативного академического словаря русского литератур­но­го языка (т. 1, буквы А—Д, вышел при жизни Грота; издание было затем продолжено и прекратилось, уже в советское время, на букве О). В 1886 Грот положил начало самой большой словарной картотеке русского языка (хранится, непре­рыв­но пополняясь, в словарном отделе Института русского языка АН СССР в Ленинграде; к 80‑м гг. 20 в. объём картотеки превысил 8 млн. карточек).

В конце 19 — начале 20 вв. сформировалась московская лингвистическая школа во главе с Ф. Ф. Фортунатовым (см. Московская фортунатовская школа). Он был крупнейшим представи­те­лем сравни­тель­но-истори­че­ско­го языко­зна­ния — не только русского, но и мирового. В иссле­до­ва­ни­ях индо­евро­пей­ских языков, в т. ч. и русского, Фортунатов особое внимание уделял формальной стороне языка. Русскому языку посвящены его работы «О залогах русского глагола» (1899), «О преподавании грамматики русского языка в низших и старших классах обще­обра­зо­ва­тель­ной школы» (1899) и другие. Идеи Фортунатова оказали большое влияние на таких крупных русских лингвистов, как М. Н. Петерсон, Н. Н. Дурново, А. М. Пешковский (первые три издания его книги «Русский синтаксис в научном освещении»), Д. Н. Ушаков и других.

Видное место в истории русистики принадлежит А. А. Шахматову. Шахматов положил начало ряду совре­мен­ных направлений русистики: исследованиям современного литературного языка («Очерк совре­мен­но­го русского литературного языка», 1925, «Синтаксис русского языка», 1925—27), иссле­до­ва­ни­ям русской диалектологии («Русская историческая диалектология», 1911, и др.), исследованиям в области лингвистической текстологии, дальнейшему развитию лексикографии и других дисциплин. Его работы «История русского языка», 1911—12, «Древнейшие судьбы русского племени», 1919, «Историческая морфология русского языка», 1957, и другие были шагом вперёд в изучении истории русского языка. Шахматов первым в истории русистики воссоздал общую картину происхождения и развития славян и славянских языков с древнейших времен до наших дней, выдвинул и обосновал гипотезу образования русского литературного языка, показал ведущую роль московского говора в сложении русского национального языка. Шахматов создал сильную школу русистов-историков и специа­ли­стов по современному русскому языку (Л. В. Щерба, В. В. Виноградов, поздние труды Пешковского и др.).

Крупнейшим исследователем древней русской письменности, истории русского языка и диалектов был А. И. Соболевский. Он реконструировал древнерусские диалектные явления, установил роль так называемого второго южнославянского влияния на Руси и сделал ряд других открытий. Его труд «Лекции по истории русского языка» (1888) в течение десятилетий был основным источником для историко-лингвистических работ по русскому языку и главным учебным пособием по истории русского языка. В «Очерках русской диалектологии» (1892) Соболевский подвел итоги изучения русских говоров в 19 в. Идеи Соболевского плодотворно развивались его учеником Н. М. Каринским.

Создатель казанской лингвистической школы (позже — петербургской) И. А. Бодуэн де Куртенэ явился основоположником современных методов синхронического изучения языковой системы, новых научных дисциплин — фонологии и учения о морфемах. Занимаясь изучением славянских языков, он обращался к рассмотрению многих важных явлений русского языка. Он подготовил дополнен­ное и переработанное издание словаря Даля (3 изд., 1903—09, 4 изд., 1912—14). В книге «Об отношении русского письма к русскому языку» (1912) высказаны оригинальные взгляды на русскую орфографию. Одновременно с Бодуэном де Куртенэ и в близких к нему направлениях развивалась деятельность других представи­те­лей казанской школы — Н. В. Крушевского и В. А. Богородицкого.

После Октябрьской революции 1917 русистика активно развивалась в разных направ­ле­ни­ях. В 1917—18 была проведена реформа русского правописания (уточненная в 1956), сыгравшая заметную роль в культурном подъёме страны. За годы советской власти создано много учебных пособий и словарей, предназначенных для всех звеньев народного образо­ва­ния. Написаны разнообразные посо­бия для учащихся всех национальных республик СССР и для зарубежных стран. В русистике стали успешно развиваться новые научные направ­ле­ния: теоретическая лексикография, лексикология и фразеология, словообразование, морфонология, художе­ствен­ная и функцио­наль­ная стилистика, функцио­наль­ная грамматика, теория разговорной речи, социолингвистика, психолингви­сти­ка, лингви­сти­че­ская география.

В 20—30‑х гг. появились фундаментальные исследования разных сторон русского языка: диалектов (Е. Ф. Карский, «Русская диалектология», 1924; А. М. Селищев, «Диалектологи­че­ский очерк Сибири», 1921; П. Я. Черных, «Русский язык в Сибири», 1936), грамматической структуры (С. П. Обнорский, «Именное склонение в современном русском языке», в. 1—2, 1927—31, факти­че­ским продолжением целостного исследования явилась книга Обнорского «Очерки по морфологии русского глагола», 1953; труды Пешковского, Дурново, Петерсона и других), русского литературного языка и его истории (В. В. Виноградов, «Очерки по истории русского литературного языка XVII—XIX веков», 1934; «Совре­мен­ный русский язык», 1938; Л. А. Булаховский, «Курс русского литературного языка», 1935, «Истори­че­ский комментарий к русскому литературному языку», 1937, «Русский литературный язык первой половины XIX века», т. 1, 1941, т. 2, 1948), фонетики и литературного произношения (В. А. Богородицкий, «Курс экспериментальной фонетики применительно к литера­тур­но­му русскому произно­ше­нию», 1917—22; труды Ушакова, Щербы и др.), истории языка (Н. Н. Дурново, «Очерк истории русского языка», 1924; Б. А. Ларин, «Русская грамматика Лудольфа 1696 года...», 1937). Появляются теоретические труды в области лексикографии (Л. В. Щерба, «Опыт общей теории лексико­гра­фии», 1940).

В 40—80‑е годы продолжают активно развиваться все области русистики. Появляются много­чис­лен­ные работы в области исторической грамматики, лексикологии, диалектологии, истории русского литературного языка: труды В. И. Борковского («Синтаксис древнерусских грамот. Простое предло­же­ние», 1949, «Синтаксис древнерусских грамот. Сложное предло­же­ние», 1958), С. И. Коткова («Южно­ве­ли­ко­рус­ское наречие в XVII столетии. Фонетика и морфология», 1963), П. С. Кузнецова («Очерки исторической морфологии русского языка», 1959), Т. П. Ломтева («Очерки по историческому синтакси­су русского языка», 1956); Обнорского («Очерки по истории русского литературного языка старшего периода», 1946), Ф. П. Филина («Лексика русского литературного языка древнекиевской эпохи», 1949, «Образование языка восточных славян», 1962, «Происхождение русского, украинского и белорусского языков», 1972, «Истоки и судьбы русского литературного языка», 1981), Черныха («Очерк русской истори­че­ской лексикологии. Древнерусский период», 1956), Л. П. Якубинского («История древне­рус­ско­го языка», 1953). Исследуются русские диалекты в их истории и современном состоянии (Р. И. Аванесов, «Очерки русской диалектологии», 1949; К. Ф. Захарова и В. Г. Орлова, «Диалектное членение русского языка», 1970; труды К. В. Горшковой, С. В. Бромлей, Л. Н. Булатовой, И. Б. Кузьминой и других).

Создаются оригинальные, обогащающие лингвистическую теорию труды в области фонетики и фонологии (представи­те­лей московской фонологической школы — Аванесова, А. А. Реформатского, Кузнецова, М. В. Панова и др. — и ленинградской фонологической школы — Л. Р. Зиндера, М. И. Матусевич и др.), орфоэпии (Р. И. Аванесов, «Русское литера­тур­ное произношение», 1950), интона­ции (Е. А. Брызгунова, Т. М. Николаева), грамматики (В. Н. Сидоров, Кузнецов, Н. С. Поспелов, Ломтев, Б. Н. Головин, Н. Ю. Шведова, Д. Н. Шмелёв, А. В. Бондарко, А. А. Зализняк, Ю. Д. Апресян, И. П. Мучник, Г. А. Золотова, В. А. Белошапкова, Н. Д. Арутюнова, Е. В. Падучева, Т. В. Булыгина, Е. Н. Ширяев), словообразования (Г. О. Винокур, Е. А. Земская, Н. М. Шанский, В. В. Лопатин, И. С. Улуханов, А. Н. Тихонов, Г. С. Зенков, Н. А. Янко-Триницкая, И. Г. Милославский), лексикологии (С. И. Ожегов, О. С. Ахманова, Ю. С. Сорокин, Л. Л. Кутина, Шмелёв, Ю. Н. Караулов, Ф. П. Сороколетов, П. Н. Денисов), стилистики и языка художественной литературы (Г. О. Винокур, Б. В. Томашевский, Б. А. Ларин, И. С. Ильинская, А. Д. Григорьева, В. П. Григорьев, Т. Г. Винокур, Е. А. Иванчикова), истории русского литературного языка (Г. О. Винокур, Ларин, Сорокин, Б. А. Успенский).

В развитии почти всех этих направлений определяющую роль сыграли труды Виноградова («Русский язык. Грамматическое учение о слове», 1947 — Государственная премия СССР, 1951; «О языке художе­ствен­ной литературы», 1959, «Проблема авторства и теория стилей», 1961, и др.) и учёных его школы (см. Виноградовская школа в языкознании).

В советскую эпоху перед русистами ставится задача — дать всестороннее и глубокое описание всех уровней и разновидностей русского языка, начиная с его истоков до нашего времени. Создаются крупные коллективные труды.

Углублённо развивается теория русской грамматики. В 1952—54 опубликована задуманная ещё в 30‑х гг. академическая «Грамматика русского языка» (гл. ред. — Виноградов), в 1970 однотомная «Грамматика современного русского литературного языка» (под ред. Шведовой), в 1980 вышла двухтом­ная академическая «Русская грамматика» (гл. ред. — Шведова). Разраба­ты­ва­ет­ся академи­че­ская история русского языка. Опубликованы три тома «Истори­че­ской грамматики русского языка»: «Синтаксис. Простое предложение», «Синтаксис. Сложное предложение» (оба — под ред. Борковского, 1978 и 1979), «Морфология. Глагол» (под ред. Аванесова и В. В. Иванова, 1982), пять томов «Очерков по исторической грамматике русского литературного языка XIX века» (под ред. Виноградова и Шведовой, 1964). Обобщающим трудом, в котором сделана попытка социолингвистического изучения русского языка советской эпохи, является монография из четырех книг «Русский язык и советское общество» (под ред. Панова, 1968).

В 1979 Институтом русского языка совместно с издательством «Советская энциклопедия» выпущена краткая энциклопедия «Русский язык», представляющая знания о русском языке в сжатом и система­ти­зи­ро­ван­ном виде.

Больших успехов достигла русская лексикография. Печатаются этимологические словари («Этимологический словарь русского языка» под ред. Н. М. Шанского, т. 1—2, в. 1—8, 1963—82, изд. продолжается), О. Н. Трубачёвым осуществлено русское издание с дополне­ни­я­ми «Этимо­ло­ги­че­ско­го словаря русского языка» М. Фасмера в 4 тт. (2 изд., т. 1—2, 1986—87). Готовится к изданию много­том­ный «Словарь древнерусского языка XI—XIV вв.». Хроно­ло­ги­че­ским продолжением этого словаря является «Словарь русского языка XI—XVII вв.» (в. 1—14, 1975—88, изд. продолжается). В словаре 11—17 вв. в основном описывается лексика 15—17 вв., а более ранняя — является как бы истори­че­ским фоном для словарного состава языка великорусской народности. Начал выходить «Словарь русско­го языка XVIII в.» (в. 1—5, 1984—89; изд. продол­жа­ет­ся).

Первым нормативным словарем литературного языка от Пушкина до 30‑х гг. 20 в. явился четырёхтомный «Толковый словарь русского языка» (1935—40) под ред. Ушакова. Большую роль в развитии современной русской лексикографии и в повышении культуры речи сыграл 1‑томный «Словарь русского языка» Ожегова (1949; начиная с 9‑го, исправленного и дополнен­но­го издания 1972 — под ред. Шведовой; подготовлено новое, переработанное и значительно дополнен­ное издание), фундаментальным лексикографическим трудом явился академический «Словарь современного русско­го литературного языка» в 17 томах (1948—65), включающий свыше 120 тыс. слов (Ленинская премия, 1970); готовится новое, исправленное и дополнен­ное издание в 20 томах. В 1957—1961 создан четырёх­том­ный академический «Словарь русского языка» (под ред. А. П. Евгеньевой, 2 изд., 1981—84). В 1933 по инициативе Г. О. Винокура началась подготовка «Словаря языка Пушкина», который вышел в свет в 1956—61 (т. 1—4, ответств. ред. — Виноградов). В Институте русского языка АН СССР создана словарная картотека языка сочинений В. И. Ленина, на основе которой составляется словарь языка сочинений В. И. Ленина, опубликован двухтомный алфавитно-частотный словоуказатель к Полному собранию сочинений В. И. Ленина в 55 томах (ред. — Денисов, 1987).

Лексику народных говоров (около 150 тыс. слов) описывает сводный «Словарь русских народных говоров» (в. 1—20, 1965—85, гл. ред. — Филин), а также многочисленные региональ­ные словари — архангельских, донских, рязанских, забайкальских, псковских, приамурских, среднеобских, уральских и других говоров. Важное значение имеют «Обратный словарь русского языка» (1974, 125 тыс. слов), «Грамматический словарь русского языка» А. А. Зализняка (1977, 100 тыс. слов), «Орфоэпический словарь русского языка» (под ред. Аванесова, 1983). За годы Советской власти создано много словарей разных типов: орфографические, морфемные и словообразовательные, фразеологические, словари иностран­ных слов, неологизмов, синонимов, омонимов, антонимов, паронимов, сокращений и др.

Больших успехов достигла русская диалектология. Ещё в 1935 развернулась подготовка диалекто­ло­ги­че­ско­го атласа русского языка, которая получила особенно широкий размах в послевоенное время. Собраны богатейшие материалы. Составлены региональные атласы русских диалектов («Атлас русских народных говоров центральных областей к востоку от Москвы», 1957, и др.). Завершено создание сводного диалектологического атласа русского языка из 300 карт и комментариев к ним в 3 томах (т. 1 — 1987).

Возникло и успешно развивается лингвистическое источниковедение (Котков, Л. П. Жуковская, О. А. Князевская и др.), благодаря чему исследователи получают добротные тексты (с соответ­ствен­ным научным аппаратом) древнерусской и великорусской письменности. Опубликованы «Изборник 1076 года», «Апракос Мстислава Великого» конца 11 — начала 12 вв., «Успенский сборник» 12—13 вв., настенные надписи Софии Киевской, «Вести-Куранты» 17 в., «Книга, глаголемая Назиратель», многие памятники деловой и бытовой письменности и др. Большим открытием явились грамоты на бересте, найденные во время раскопок в Новгороде и некоторых других городах [публикация и исследование: В. Л. Янин, А. А. Зализняк, «Новгородские грамоты на бересте. (Из раскопок 1977—1983 гг.)», 1986].

Особую область русистики представляют исследования нормы русского литературного языка, вопро­сов культуры речи. Кроме специальных работ и словарей (труды Ожегова, В. Г. Костомарова, Л. И. Скворцова, Д. Э. Розенталя, К. С. Горбачевича и др.), эту тематику освещают серийное издание «Вопросы культуры речи» (в. 1—8, 1955—67, в. 1—6 под ред. Ожегова) и научно-популярный журнал «Русская речь» (с 1967).

Начиная с работы Л. П. Якубинского «О диалогической речи» (1923) широко исследуется русская разговорная речь (работы Шведовой, Земской, О. А. Лаптевой, О. Б. Сиротининой и др.). Устанав­ли­ва­ют­ся её особенности в области синтаксиса, морфологии, словообразования, лексики.

В 60—80‑е гг. в связи с функционированием русского языка как мирового развивается новая область русистики — русский язык как иностранный. Появилось большое количество различных исследований в этой области (Костомаров, Е. М. Верещагин и др.), развивается новая область лексикографии — учебная лексикография (Денисов, В. В. Морковкин, Шанский, В. В. Розанова). Продолжается большая работа по изучению функционирования русского языка как средства межнационального общения народов СССР и по улучшению его преподавания в национальных школах.

С 1986 реализуется программа создания Машинного фонда русского языка, в выполнении которой принимают участие более 40 организаций системы АН СССР, Минвуза и других ведомств. Программа ставит задачу разработ­ки и внедрения комплексной системы автоматизированного и информаци­он­но­го обеспечения лингвистических исследований и прикладных разрабо­ток в области русского языка.

Теоретические достижения русистики играют большую роль в развитии мировой лингвистической мысли. Это ощутимо сказывалось уже в 19 — начале 20 вв.: влияние научных концепций Потебни, Фортунатова, Бодуэна де Куртенэ, Шахматова, русских формалистов 20‑х гг. можно наблюдать в работах многих зарубежных лингвистов. В традиции классической русистики уходят своими корнями теоретические концепции таких учёных, как Н. С. Трубецкой, С. О. Карцевский, Р. О. Якобсон. Достиже­ния современной русистики особенно сказываются в таких областях, как синхронное и истори­че­ское словообразование, синтаксис, практическая лексикография. Кроме того, по сравнению с другими «лингвистиками» мира советская русистика характеризуется существованием таких сфер изучения, которых нет в языкознании других стран. Таковы, например, достаточно развитая у нас теория лексикографии, стилистика, вся сфера собственно лингвистического изучения художественной литературы, теоретическая лексикология, теория разговорной речи. Отдельные работы, появля­ю­щи­е­ся в этих областях за рубежом, в значительной степени ориентированы на достижения советской русистики.

Научно-исследовательским центром изучения русского языка является Институт русского языка АН СССР в Москве со словарным отделом в Ленинграде. Русский язык исследуется также в Институте русского языка им. А. С. Пушкина и в многочисленных зарубежных филиалах этого института, а также в НИИ преподавания русского языка в национальной школе АПН СССР, на кафедрах русского языка филологических факультетов советских университетов и педагогических институтов, в отделах (секторах) лингвистических институтов академий наук союзных республик и в других учреждениях страны. Выходят специальные журналы по русскому языку: «Русская речь», «Русский язык в школе», «Русский язык в национальной школе», «Русский язык за рубежом», республиканские журналы по русскому языку (см. Журналы лингвистические, раздел — Журналы лингви­сти­че­ские в России и СССР).

Ф. П. Филин.

Русистика за рубежом

Изучение языка, литературы и других элементов духовной культуры русского народа за рубежом прошло несколько этапов развития. Практическое изучение разговорного русского языка в 14—17 вв. определялось нуждами торговли и дипломатии, от этого периода сохранилось несколько практических грамматик и главным образом словарей, составленных немцами, французами, скандинавами. В них содержатся сведения о быте, культуре, воззрениях русских людей. Развивалось и изучение полити­че­ских и общественных установлений в России. В 18 в. этот интерес усилил­ся — Россия стала европей­ской державой. С 19 в. в сферу европейского внимания входит классическая русская литература, особенно Ф. М. Достоевский и Л. Н. Толстой, А. П. Чехов. «Знание русского языка, — языка, который всемерно заслуживает изучения и сам по себе, как один из самых сильных и самых богатых из живых языков, и ради раскрываемой им литературы, — теперь уж не такая редкость...» (Энгельс Ф., Эмигрантская литература, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 18, с. 526).

Первыми среди иностранцев, начавших научное изучение русского языка, были находив­ши­е­ся на русской службе Максим Грек (в России с 1518) и Ю. Крижанич, которые изучали язык, работали над переводами церковных книг и т. п. До начала 19 в. изучение русского языка велось по моделям европейских грамматик, сначала греческой, с 16 в. — латинской, в 18 в. по образцу универсальной грамматики. Развитие сравнительно-исторического языкознания способ­ство­ва­ло активному разви­тию русистики в России. В этом процессе немаловажную роль сыграли работы иностранных учёных, работавших в России: О. Брока, И. Микколы, Р. Кошутича, Фасмера, Т. Торбьёрнссона, В. Мансикки, Б. Унбегауна, А. Мазона и других. На рубеже 19—20 вв. все русские университеты имели в своём составе иностран­ных студентов, специа­ли­зи­ро­вав­ших­ся в области русистики и впоследствии образо­вав­ших национальные школы русистики у себя на родине.

Научный интерес к русистике за пределами России также возрос в связи с развитием сравнительно-исторического метода (с середины 19 в.), во многих университетах откры­ва­лись кафедры славяно­ве­де­ния. Основателями русистики стали: в Великобритании — Ф. Тритен, В. Морфилл, во Франции — Л. Леже, П. Буайе, в Италии — Э. Ло Гатто, в Австро-Венгрии — О. Ашбот. Устойчивая традиция университетской русистики раньше всего образовалась во Франции (кафедра русистики в Школе живых восточных языков с 1877) и в Великобритании, в начале 20 в. русский язык и литература стали предметами преподавания, первоначально в странах, где была большая русская эмиграция (Франция, Канада, США).

После Октябрьской революции 1917 и особенно после Великой Отечественной войны в связи с тем, что русский язык стал одним из мировых языков, во многих странах возникла необходимость в профессиональной подготовке русистов. Качественно изменилось отношение к русистике с дальней­шим ростом влияния СССР на общемировой процесс развития, борьбой СССР за мир, в связи с «эрой спутников», с накоплением на русском языке научной информации и культурных ценностей мирового значения. Русский язык, один из официальных и рабочих языков ООН, важнейший язык науки и мировых систем коммуникации, занимает 3‑е место в мире (после китайского и английского), его изучают в 1700 университетах 90 государств, а также на курсах, в школах и т. п.; в разной степени совершенства русский язык знает около полумиллиарда человек.

На основе сложившихся научных традиций и в связи с общественно-политическими требованиями времени возникли различные национальные школы русистики. Наиболее значительные успехи в изуче­нии русского языка наблюдаются в странах Европы. В славянских странах особенно активно изучаются исторические и общекультурные аспекты русистики, прежде всего литературный язык, поскольку исторически литературные славянские языки развивались при взаимной поддержке и взаимовлиянии. Изучается опыт разработ­ки литературных норм в русском языке и другие проблемы.

В Польше преобладает интерес к русской разговорной речи, к русско-польским языковым связям, взаимовлиянию культур, к истории русской литературы и театра, лексикографическим проблемам. Первая кафедра русистики была организована во Вроцлаве в 1947 Л. Оссовским, затем появились кафедры русистики в Кракове, Варшаве, Лодзи.

В Чехословакии русистика развивается с 19 в., основной интерес — к изучению динамических основ современного языка, артикуляционной и акустической фонетике, синтаксису и синтаксическим моделям в связи с развитием сознания и мышления, актуальному членению текста; выпускаются двуязыч­ные словари, методические работы по сопоставительным и сравнительным грамматикам.

В Болгарии и Югославии основной интерес исследователей сосредоточен на изучении древней­ших русско-югославянских литературных связей; здесь разработ­ка проблем русистики ведётся не на структурно-типологических, а на традиционных культурно-этнографических основах; проблемы языка и литературы изучаются в связи с историей народа, его бытом и культурой.

Для Венгрии и Румынии характерны исследования в области сравнительной грамматики, издание и комментирование древних текстов, грамматики и словари, переводы и комментарии, изуче­ние заимствований из славянских языков в венгерском и румынском. Стилистика развивается на основе анализа классических литературных текстов.

В ГДР в продолжение традиций немецкой славистики изучаются различные проблемы русистики, в т. ч. методика изучения русского языка и литературы, активно разраба­ты­ва­ет­ся теория перевода.

В общих границах славистики объектами исследования немецких учёных в разное время были: история языков и литератур, общекультурные аспекты языка в рамках понятийных категорий мышле­ния (в логистических и психологических аспектах), углублённое изучение этимологии («Этимо­ло­ги­че­ский словарь русского языка» Фасмера) и мифологии, ономастика и топонимика, сравнительная грамма­ти­ка славянских языков, типология, сравнительное изучение литератур. Большое внимание уделялось изучению мотивированности вариантов нормы и историческому комментированию текстов. В ФРГ так же, как и в ГДР, преобладает методическая проблематика.

В скандинавских странах существует давний интерес к русистике. Уникальным источни­ком остаются лексикографические труды И. Г. Спарвенфельда; с 19 в. над проблемами русистики работают: в Норвегии — Брок, К. Станг, Э. Краг, С. Лунден и др., в Дании — А. Стендер-Петерсен, в Финляндии — В. Кипарский, А. Мустайоки, в Швеции — Р. Экблом, Г. Якобссон, А. Шёберг и другие. У многих зарубежных русистов нет специали­за­ции в области языка, литературы, истории или культуры, темы работ могут захватывать широкий круг проблем. Для скандинавский русистики характерен интерес к классической литературе и истории языка.

Русистика во Франции разрабатывалась в сравнительно-историческом плане и всегда носила также нормативный характер. Мазон, Унбегаун, Л. Теньер исследовали историю языка и литературы, их же отличает и чисто практический подход к литературной норме. Современных французских русистов характеризует интерес к изучению высказывания на разных уровнях (работы по синтаксису языка и текста), исторические исследования также методически обращены к проблеме нормы (П. Гард и другие).

В США, Канаде и Великобритании русистика стала академической дисциплиной после 1945; открыты кафедры и отделения русистики в Колумбийском университете в Канаде и Колумбий­ском университете в Нью-Йорке, 38 университетов США и все универси­те­ты Канады к 1975 выделили русистику, хотя иногда ещё в составе славистики. Для педагогики этих стран характерны практическая направлен­ность в изучении языка и литературы, принципиальное отсутствие стабильных учебников. Основная задача обуче­ния — коммуникативная. Особенно широко изучается советская литература, русская литера­ту­ра и культура 18 в. и 1‑й половины 20 в. Для многих лингвистов США (Р. О. Якобсон, Э. Станкевич, Х. Г. Лант) русистика состав­ля­ет часть их научных интересов.

В Латинской Америке русский язык изучается в 11 странах, особенно широко на Кубе.

Во многих развивающихся странах Азии и Африки наблюдается становление русистики как приклад­ной научной дисциплины, объектом исследования становится терминология различных областей знания, лексико-стилистические аспекты перевода, методические основы препода­ва­ния русского языка в национальной школе, составляются словари. Основной метод изучения — сопоставительный (контрастивный), развившийся на основе типологического метода.

В Африке русский язык изучается с конца 19 в. (Эфиопия), но особенно активно с 60‑х гг. 20 в. (Конго, Бурунди, Гана, Уганда и др.). В странах Азии русистикой занимается около 70 вузов. Русистика развивается в Китае, Японии, Индии и других странах Азии. В ряде этих стран национальные кадры русистов сами могут обеспечить преподавание дисциплин русского цикла.

Большую роль в организации изучения русского языка и литературы за пределами СССР, в совершен­ство­ва­нии методов его преподавания, в повышении квалификации препода­ва­те­лей играет создан­ная в 1967 Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ), а также деятель­ность Института русского языка им. А. С. Пушкина (с 1973).

В. В. Колесов.

Русистика является важнейшей или преимущественной темой многих журналов по славян­ско­му языко­зна­нию, особенно в неславянских странах (см. в статье Славистика). Специально русскому языку посвящены следующие издания:

Е. А. Хелимский.