На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
А кого бы Вы выбрали президентом США?:
Результаты

АРХИВ
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997






Главная   >  Статьи и интервью

Советник Трампа и "Газпрома" провел в Москве тайные переговоры - и посидел в президиуме

2016.07.11 , "Комсомольская правда" (online-версия) , просмотров 8160

1.    Случайно ли появился в Москве  советник  Трампа  по внешнеполитическим вопросам? Сам он  уходил от вопросов о политике, санкциях, подчеркивая  частный характер визита, и все же…

 - ОТВЕТ. В разгар избирательной кампании такие визиты случайными не бывают. И не связанными с политикой тоже. Конечно, соблазн прочитать лекцию в российском либеральном вузе, да еще и во время студенческих каникул, непреодолим для представителей американской элиты, - однако в данном случае он не более чем маскирует переговоры о взаимоотношениях наших стран после вероятной победы Трампа. Эти переговоры, разумеется, сейчас могут быть только предварительными, однако они необходимы: в современном стремительно и хаотически меняющемся мире лишние неожиданности не нужны никакому ответственному политику – ни Путину, ни Трампу.

2. – В случае победы Трампа  Пейдж явно будет новым Госсекретарем США, по-нашему – министром иностранных дел.   Что это за человек, почему Трамп выбрал его своим советником по внешней политике?

  ОТВЕТ. Не стал бы говорить столь определенно: пост госсекретаря занимают в результате многоуровневых политических комбинаций, и советник кандидата по внешней политике при всей предпочтительности своего положения и даже при желании будущего президента занимает его отнюдь не обязательно. И то, что он, по сути, был советником «Газпрома», может сильно помешать ему в нынешних США даже после победы Трампа.

         Окончив Военно-морскую академию США, в которую поступил из патриотических побуждений, Картер Пейдж занимался контролем над вооружениями в Пентагоне. Всего он получил три высших образования, включая степень доктора философии в Школе восточных и африканских исследований Лондонского университета (SOAS) – единственном вузе Европы, специализирующемся на изучении стран Азии, Африки и Ближнего Востока (своего рода аналоге российского Института стран Азии и Африки).

         В 2000 году Пейдж занялся инвестиционной банковской деятельностью. Работая в Merill Lynch в Лондоне, он наладил отношения с украинским миллиардером Пинчуком; впечатленное этим руководство компании в 2004 году отправило его в центр новых рынков - Москву - открывать филиал.

         В России Пейдж установил прочные отношения с руководством «Газпрома» (либерализация акций). Пейдж консультировал крупнейшие сделки «Газпрома» по покупке долей на нефтяных и газовых месторождениях на Сахалине и в Охотском море, участвовал во встречах ключевых акционеров в Лондоне и Нью-Йорке. Он стал одним из ключевых людей в инвестиционной банковской сфере России и в связанных с ней сегментах государственного управления. В 2007 году он вернулся в Нью-Йорк, причем на его прощальном вечере были замечены многие высокопоставленные должностные лица.

         Профессионалы Пейджа хвалят, либеральные резонеры ругают. Один бывший руководитель российского офиса, Сачер, отметил его «тонкое понимание взаимосвязи политики и энергетики», а другой, Алексашенко, назвал его «начинающим банкиром с весьма поверхностным пониманием страны», - при том, что от банковского профессионализма самого Алексашенко, бывшего первым зампредом Центробанка во время организации катастрофы, увенчавшейся дефолтом 1998 года, равно как и от его «понимания страны», Россия не могла оправиться долгие и тяжкие годы.

         В 2008 году Пейдж основал свою фирму, занявшись консультированием иностранных инвесторов по покупке активов, в основном в России, а также консультированием российских инвесторов в третьих странах.

         Санкции Запада против России разрушили ряд проектов Пейджа, и он выступал против них (в том числе через неделю после прихода в команду Трампа), - разумеется, исключительно с точки зрения интересов бизнеса (поскольку «торговые ограничения негативно влияют на рынки»).

         Пейдж выступает за более глубокое взаимодействие с Россией, подчеркивая, что делает это по идеологическим, а не узко коммерческим причинам. «Все свои вечера и выходные я провожу, работая над идеями, а не просто пытаясь заработать лишний доллар», - подчеркивает Пейдж. Это, безусловно, реклама, - однако из-за участия в кампании Трампа ему действительно пришлось отказаться от как минимум одного весьма перспективного проекта.

Сотрудничавший с ним бывший первый заместитель начальника финансово-экономического департамента «Газпрома» Яценко подчеркивал: «Он понимает, что происходит в России, и не выносит резких суждений». Даже если это и преувеличение, - это первый американский политик высокого уровня, о котором можно хотя бы сказать подобное со времен Строуба Тэлботта.

Как показывает и его опыт, понимание России отнюдь не делает американских специалистов нашими друзьями и даже добросовестными партнерами, - однако оно защищает их от безумных шагов, опасных для обеих наших стран (а значит, и всего мира).

В наше время это уже более чем достаточно.

 

3.    -Российская Экономическая школа приглашает обычно на «выпускной» известных политиков, экономистов. Перед выпускниками  выступали прежде Барак Обама, легендарный польский вице-премьер Лешек Бальцерович, Стенли Фишер, президент Мексики… Картер в этом ряду  достойно смотрится. 

-ОТВЕТ. Наоборот, очень странно: в этом ряду ключевых политических деятелей достойно и органично смотрелся бы Трамп – и то только после своего избрания. А его советник, каким бы влиятельным и уважаемым он ни был, смотрится на этом фоне первых лиц (причем блистательных первых лиц!) весьма странно, подтверждая гипотезу, что это приглашение является не более чем прикрытием категорически необходимых обеим сторонам, но непубличных переговоров.

 

4. – Так уж совпало: пока Пейдж был в Москве, наводил мосты с Россией, президент Обама официально поддержал госпожу Клинтон как кандидата от демократов. А ФБР и Минюст  США  прикрыли громкое дело о нарушении правил секретности служебной почтовой переписки Хиллари в бытность ее  госсекретарем . Обвинения с нее сняты.  «Заявление директора ФБР компрометирует нашу национальную безопасность. Обвинений нет. Это свидетельство того, что наша система прогнила. Это очень плохое и несправедливое решение" – написал Дональд Трамп  в "Твиттере".  Белый дом задействовал пресловутый административный ресурс?

 -ОТВЕТ. Как говорится, «захочешь жить – еще не так раскорячишься». Учитывая десятки людей, погибших при странных обстоятельствах после того, как перешли дорогу чете Клинтон, уходящему в отставку Обаме приходится думать о будущем своей семьи.

         А, с другой стороны, пришло время соблюдения необходимого минимума внутрипартийных и внутриэлитных приличий. Обама и Клинтон принадлежат не только к одной партии, но и к враждующим глобальным кланам, так что Обаме значительно ближе Трамп, - и на ранних этапах кампании президент США, насколько можно судить, трогательно заботился о нем (американские медиа сообщали даже об обещании президента арестовать Хиллари, если Трампа убьют).

         Однако сейчас выбор демократической партии стал очевиден, и Обама просто вынужден поддержать ее решение.

         Разумеется, и с использованием административного ресурса. Помимо прочего, президентские выборы – это грандиозное шоу, и сорвать его даже полностью заслуженным арестом одного из двух очевидных соперников, да еще и отдав при этом власть политическим противникам своей партии, не может никакой президент.

 

5. –Как вы расцениваете шансы  Трампа и Клинтон на победу? Кто России предпочтителен?

 - ОТВЕТ. На сегодня шансы Клинтон все еще несколько выше, но любой процесс надо рассматривать в динамике, которая может преподнести еще много сюрпризов, - особенно в условиях глобального кризиса.

         Скажем, с прошлой осени находится в предбанкротном состоянии крупнейший сырьевой трейдер Glencore. Некоторое восстановление цен на часть сырьевых товаров, банкротство одних его подразделений и успешная продажа других позволила в этом году вдвое повысить его капитализацию после пятикратного падения в прошлом году. Однако риски сохраняются, - а в случае банкротства Glencore, скорее всего, потянет за собой финансовую компанию Credit Suisse, что приведет к новому обострению глобального кризиса и сделает невозможным победу находящихся у власти в США демократов точно так же, как крах Lehman Brothers, став детонатором обострения кризиса в 2008-2009 годах, сделал невозможным сохранение у власти республиканцев.

         Разумеется, возможны и другие неожиданности: интенсивная политическая борьба в столь неустойчивой социально-экономической среде, как сейчас, обычно ведет к качественным переходам, прогнозирование которых крайне затруднено для сторонних наблюдателей.

         Что касается предпочтительного развития событий, то не только нашей стране, но и всему миру на посту президента США нужен Трамп.

         Клинтон принадлежит к глобальной группировке, поставившей на сохранение нынешних финансовых рынков в неизменном виде любой ценой. В условиях, когда глобальный рынок объективно и неудержимо разделяется на макрорегиональные (в конструировании которых активно участвуют и США), единственным способом сохранения status quo является война, - и животная русофобия Клинтон, на фоне которой даже молодой харьковский поляк Бжезинский (всерьез интересовавшийся, можно ли создать ядерное оружие, которое будет убивать только русских) выглядит образцом стремления к добрососедству и сотрудничеству, направит агрессивные устремления своего глобального клана против России.

         Поэтому Клинтон, визжавшая от восторга во время коллективного смакования руководством США предсмертных мук Каддафи, является для всего человечества явной и очевидной угрозой развязывания третьей мировой войны, которая вполне может быстро привести к планетарной катастрофе.

         Трамп же, будучи патриотом США, будет готов пожертвовать архитектурой глобальных рынков ради решения проблем своей страны, - например, при помощи принудительной реструктуризации госдолга, то есть фактического дефолта, о желательности которого он уже заявлял.

         Трамп будет крайне неудобным партнером для России, - и никакие публичные расшаркивания и закулисные визиты не должны нас обманывать (весьма вероятно, он захочет повторить успехи Буша-старшего по выколачиванию из нашей страны колоссальных и необоснованных уступок вроде закрытия сверхэффективной Красноярской РЛС). Однако он будет для нас партнером, а не маньяком-убийцей, и при нем агрессия США будет ограничиваться хотя бы инстинктом самосохранения.

         На фоне Клинтон это фактически предел мечтаний.

 

6. –Ваш коллега и тезка, экономист Михаил Хазин, утверждает, что в  свое время  в Кремле поменяли Явлинского на Гайдара потому, что команда победившего в США Клинтона предпочла Егора Тимуровича. Хазин впоследствии работал в администрации Ельцина, ситуацию знает. Есть мнение,  если победит Трамп, либеральным  последователям Гайдара в российской  власти  придется уйти. Мол, с командой  Трампа легче будет договариваться другим людям. Что скажете, Михаил Геннадьевич?

 -ОТВЕТ. Как работавший в то время в аппарате президента и принимавший непосредственное участие в этих событиях могу сказать, что главной причиной замены Явлинского на Гайдара были его хорошо известные личные и профессиональные качества. С одной стороны, он чувствовал себя «звездой» и выдвигал вызывавшие брезгливое недоумение ультиматумы, в то время как Гайдар был согласен на все, с другой – Явлинский хоть что-то понимал в экономике и потому обещал наступление рая на земле лишь через 500 дней и в результате серьезных усилий, что для не желавшего ждать Ельцина было слишком долго. А Гайдар и компания были, насколько я помню, готовы обещать что угодно и кому угодно, - и в этом качестве идеально устраивали Ельцина и его окружение, которые послу чуда своего прихода к власти ждали аналогичного чуда и в экономике.

         Наконец, программа «500 дней» Явлинского провалилась (по политическим причинам, - до обнажения ее экономической неадекватности практикой дело просто не дошло) на старте реализации за год до описываемых событий, еще в сентябре 1990 года. К моменту провала ГКЧП и перехода всей власти в руки Ельцина Явлинский был известен «от и до» во всей своей самовлюбленной ограниченности, а Гайдар пленял неизвестностью, позволявшей допустить, что за его апломбом скрывается что-то реальное. Представить такое в отношении Явлинского в то время было уже невозможно: за год нахождения на арене цирка российской демократической политики он успел разоблачить себя полностью.

         Что касается клановой принадлежности, Явлинский был «союзной» номенклатурой, перебежавшей к российским властям от невостребованности, что усиливало недоверие к нему, вызванное его характером и откровенной бредовостью «программы 500 дней», - а Гайдар был никем и в этом смысле был значительно ближе к российскому руководству.

         Разумеется, изложенное нисколько не опровергает гипотезу М.Л.Хазина: значимые события (вроде выбора пути развития страны) всегда определяются не одной, а целым букетом причин, действующих в совокупности. Ориентация на Явлинского советских элит, связанных с американскими республиканскими элитами, безусловно, стала одной из причин его поражения (и в этом отношении его личная и политическая слабость были выражением слабости отмиравших советских элит).

         Однако Буш-старший проиграл выборы в ноябре 1992 года неожиданно для большинства наблюдателей (примерно как Черчилль после войны, выполнив свою миссию по достижению победы и став чужим в созданном им качественно новом мире), и потому его поражение вряд ли стало причиной событий, происходивших в России за год с лишним до этого, в сентябре 1991 года, когда его политические позиции в США казались незыблемыми. Другое дело, что глубинный, внутренний баланс сил в элитах США начал меняться уже летом 1991 года и вполне мог проявиться в неустойчивой России раньше, чем в них самих.

         Что касается нынешнего политического сюжета, Трамп и его команда действительно не смогут взаимодействовать с нынешним либеральным кланом в России не в силу его интеллектуального и политического убожества, а в силу принадлежности к принципиально разным глобальным кланам, - точно по той же причине, по которой Трамп не сможет сотрудничать с Клинтон.

         И потому либеральные руководители Банка России и социально-экономического блока правительства лидера «Единой России» Медведева, которые при Клинтон вместо с либеральной оппозицией станут американским как минимум политическим сверхэффективным спецназом в тылу России (да и Китая тоже), при Трампе окажутся чужеродными новой глобальной геополитической реальности и будут достаточно быстро отторгнуты российским не только общественным, но и управленческим организмом.

         С ними просто некому и не о чем будет разговаривать во всем новом мире, - и, возможно, советник Трампа прилетал в Москву, именно чтобы объяснить это российскому руководству.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015