выберите:   журнал  
  • энциклопедия  
  • навигатор  
  •   13:26
     


    /26.5.2004/

    ШТАБС-КАПИТАН П.Н.НЕСТЕРОВ

         Русские военные летчики-истребители Первой мировой войны имели меньше побед, чем французские или немецкие лётчики, так как они воевали в худших условиях, на худших самолётах, с более слабым вооружением. Несмотря на все это, русские пилоты своей смелостью и героизмом сумели внушить противнику страх перед русским воздушным флотом. На 150 лётчиков - истребителей в России было 26 асов, уничтоживших в общей сложности 188 самолётов противника.
         У каждого Аса были свои отработанные приемы борьбы - свой "почерек". Всякий поединок носил индивидуальные черты противников, но в то же время основные приемы борьбы были выработаны твердо. Русские пилоты довольно смело шли в лобовые атаки, от которых противник обычно трусливо уклонялся, и с расстояния 15 - 20 метров расстреливали вражеский самолёт.
         В ходе Первой Мировой (Второй Отечественной) войны русские истребители уничтожили на Восточном фронте свыше 2000 вражеских самолётов и около 3000 лётчиков. Беспримерны их героические дела, бессмертны их подвиги. И первым в ряду русских воздушных героев по праву стоит штабс-капитан Петр Николаевич Нестеров.
         
         Петр Николаевич Нестеров родился в ночь на 15 (27) февраля 1887 г. в семье офицера-воспитателя Нижегородского кадетского корпуса. Русский. 26 августа 1897 г. Петра Нестерова приняли в Нижегородский кадетский корпус. Он был смелым и отзывчивым товарищем, с тонкой лирической душой, обостренным чувством прекрасного, неплохо рисовал, пел, играл на мандолине. Учение будущему герою давалось легко. В выписке из аттестационного журнала за 1903 -1904 год говорилось: "Кадет 7 класса Нестеров... обладает острым умом, любит математику, физику, черчение. Чрезвычайно настойчив в принятых решениях, проявляет динамический характер... Кадет Петр Нестеров - идеальный тип будущего офицера с ярко выраженными моральными качествами и храбростью, могущего увлечь за собой своих подчиненных в бою.". Эти слова оказались пророческими.
          В 1904 г. Петр Нестеров закончил Кадетский корпус по 1-му разряду. Его в числе других шести выпускников направили для продолжения учебы в Михайловское артиллерийское училище. Здесь он прошел хорошую теоретическую и практическую подготовку. Много размышляя о будущей службе, он серьезно изучал опыт применения артиллерии в период русско-японской войны 1904-1905 гг. В трудах и заботах два года пролетели незаметно, и после блестяще сданных экзаменов подпоручик Нестеров назначается в 9-ю Восточно-Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду. Вскоре его артиллерийский расчет вышел в учебных стрельбах на первое место.
         В 1909 году он прикомандировывается к воздухоплавательной роте. В 1910 году не обладавший крепким здоровьем Петр Николаевич заболел и был переведен в Кавказскую резервную артиллерийскую бригаду "по климатическим условиям сроком на один год". Во Владикавказе Нестеров познакомился с Артемием Кацаном, пилотом-авиатором, построившим планер своей собственной конструкции. "Мое увлечение авиацией началось с 1910 года...-вспоминал потом П.Н.Нестеров. -Я поставил себе задачу построить такой аппарат, движения которого меньше всего зависели бы от окружающих условий и почти всецело подчинялись бы воле пилота. Мне казалось, что только соблюдение этих условий и только такой аппарат могут дать возможность человеку свободно парить. Только тогда...авиация из забавы и спорта превратится в прочное и полезное приобретение человечества". В то время русские летчики летали в основном на французских машинах. В июле-августе 1911 г., находясь в отпуске в Нижнем Новгороде, Петр Николаевич познакомился с учеником профессора Н.Е. Жуковского - Петром Петровичем Соколовым и вскоре стал членом Нижегородского общества воздухоплавания. В сарае Соколовых на Провиантской улице друзья построили планер. Мать Петра Николаевича поддержала увлечение сына и помогла сшить обшивку к планеру.
         Для испытаний выбрали поле за Петропавловским кладбищем. Запустили планер с помощью лошади. В телеге сидел Соколов, держа веревку, привязанную к планеру. Лошадь разбежалась, и аппарат, набирая скорость, вместе с испытателем поднялся в воздух на 2-3 метра. "Нижегородский листок" 3 августа 1911 г. отмечал, что "проба оказалась весьма удачной".
         Этот полет считается началом летной деятельности П.Н.Нестерова. Впоследствии сам летчик отмечал: "Очень приятно вспомнить мои опыты с планером и вообще начало моей авиационной практики в Н[ижегородском} О[бществе] воздухоплавания". Таким образом, П.Н. Нестеров как летчик состоялся на своей родине. Здесь же он при помощи П.П.Соколова и Нижегородского общества воздухоплавания разработал проект своего второго самолета. В октябре 1911 года поручик Нестеров П.Н. зачисляется в Офицерскую воздухоплавательную школу в Петербурге. Одновременно он был прикомандирован к авиационному отделу той же школы. За одиннадцать месяцев, полагающихся на обучение, Нестеров сумел достичь многого. Человек ищущий, патриот, искренне болеющий за успехи отечественной авиации, он не был удовлетворен современными методами пилотирования. Нестеровскую идею поворота аэроплана с креном, не говоря уже о его высказываниях, что самолет может сделать в воздухе "мертвую петлю", не только конструкторы, но и товарищи считали сумасбродством. Эту инертность и косность можно было победить только на практике.
         29 августа (11 сентября) 1912 Петр Николаевич поступает в Гатчинскую авиационную школу. 28 сентября (11 октября) 1912 года Нестеров получает звание пилота-авиатора, а 5 октября — звание военного лётчика и назначается в формируемый авиаотряд при 7-й воздухоплавательной роте. 26 апреля (9 мая) 1913 года Нестеров вступает в должность и.о. начальника 11-го корпусного авиаотряда 3-й авиационной роты (город Киев). 31 августа 1913 года он производится в чин штабс-капитана. В составе авиационного отряда П.Н. Нестеров был переведен из Петербурга в Варшаву, где в ноябре 1912 года начал тренировочные вылеты на боевых "Ньюпорах" и зарекомендовал себя как летчик-экспериментатор. Так, во время одного из полетов он набрал высоту 1600 метров (что уже было достижением) и, выключив мотор, кругами, восьмерками спланировал над Варшавой, чем "привел товарищей в трепет".
         Старые каноны пилотирования нарушались им неоднократно. Нестеровская система планирования с выключенным мотором и исключительное самообладание помогли ему 25 января 1913 г. избежать гибели, когда во время очередного полета загорелся бензин в карбюраторе и мотор остановился. Это нагляднее всего доказало летчикам и начальству превосходство нового метода управления самолетом. Его первые в мире изыскания в технике маневрирования моноплана в горизонтальной плоскости, исследования в осуществлении виражей заставили приглушить сомнения скептиков. Пришло и первое признание. В характеристике от января 1913 г. говорилось: "Петр Нестеров: летчик выдающийся. Технически подготовлен отлично. Энергичный и дисциплинированный. Нравственные качества очень хорошие..."
         Летчик не мог останавливаться на достигнутом, его пытливый ум усиленно работал. Петр Николаевич тренировался в совершенствовании пилотирования, в отработке крутых виражей, готовясь осуществить "мертвую петлю". Одолевали сомнения в надежности конструкции самолета, а главное - будет ли его эксперимент нагляден и понят товарищами по оружию. И вот пришла решимость. 27 августа 1913 г. нестеровский "Ньюпор" вновь взмыл в небо. Набрав высоту 800-1000 метров, летчик, как явствует из рапорта начальства, выключил мотор и начал пикировать. На высоте около 600 метров мотор был включен, и самолет, послушный уверенным рукам пилота, устремился вертикально вверх, потом на спину, описал петлю и пошел в пике. Мотор снова выключился, самолет выпрямился и плавной, красивой спиралью благополучно приземлился.
         Подвиг П.Н.Нестерова всколыхнул весь мир. Многие посылали восторженные телеграммы. Из Нижнего Новгорода начальник кадетского корпуса телеграфировал: "Корпус восторженно приветствует своего славного питомца с блестящим успехом на гордость русской авиации". Киевское общество воздухоплавания присудило Нестерову золотую медаль. Но военное начальство было категорически против "мертвой петли". Сам же пилот был уверен, что "фигурные полеты - это школа летчика". Несмотря на запрещения, Нестеров 31 марта 1914 г. повторил "мертвую петлю".
         П.Н.Нестеров продолжал летать, участвовал в маневрах, был произведен в штабс-капитаны, назначен начальником авиационного отряда. Рекорды продолжались. В военных маневрах в сентябре 1913 года П.Н.Нестеров осуществил первую в мире атаку самолета противника. Он практиковал взлеты и посадки в темноте, разрабатывал применение ацетиленового прожектора на монопланах для ведения ночной разведки, вынашивал идею о перестройке хвостового оперения в виде "ласточкина хвоста", мечтал выйти в отставку и целиком посвятить себя конструированию самолетов. Но в июне 1914 г. началась война.
       
       C 26 июля (8 августа) 1914 года Петр Николаевич стал участником Второй Отечественной (Первой мировой) войны. Командир 11-го корпусного авиаотряда (3-я авиационная рота, 3-я армия, Юго-Западный фронт) штабс-капитан Нестеров П.Н. выполнял задачи воздушной разведки, разработал тактику и изготовил ряд приспособлений для воздушного боя. Кроме того, война открывала перед ним возможности проверить в реальных боевых условиях все его теоретические и практические наработки в области пилотирования летательных аппаратов. Практика войны подтвердила правильность многих их них. Он и в боевых условиях продолжал совершенствовать тактику ведения ночной разведки, искал новые способы боевого применения авиации, осуществлял бомбометание, да так эффективно, что австрийское командование обещало крупную денежную награду тому, кто собъет аэроплан Нестерова.
         26 августа (8 сентября) 1914 года в 6 км от города Жолкева (ныне город Нестеров Львовской области) дважды безуспешно пытался на своём "Моране-G" (заводской №281) догнать австрийский самолёт "Альбатрос" DD из Flik.11, пилотируемый бароном Розенталем. Когда тот появился в третий раз, Нестеров быстро взлетел, настиг противника и сбил таранным ударом. Удар был нанесён мотором между двумя несущими поверхностями "Альбатроса". Пытаясь посадить повреждённый самолёт, Петр Николаевич вывалился из кабины и разбился. Свидетель тарана писал: "Нестеров зашел сзади, догнал врага и, как сокол бьет неуклюжую цаплю, так и он ударил противника". Громоздкий "альбатрос" продолжал некоторое время лететь, потом повалился на левый бок и стремительно упал. Не спасся и П.Н.Нестеров.
         25 января 1915 года награждён орденом св. Георгия 4 степени посмертно.
         
    АКТ
         расследования по обстоятельствам геройской кончины начальника 11-го корпусного авиационного отряда штабс-капитана Нестерова

         
         Осмотром разбитых аппаратов и опросом свидетелей воздушной борьбы штабс-капитана Нестерова с австрийским бимонопланом системы "Альбатрос" выяснилось:
         1. Штабс-капитан Нестеров уже давно выражал мнение, что является возможным сбить неприятельский воздушный аппарат ударом сверху колёсами собственной машины по поддерживающим поверхностям неприятельского аппарата, причём допускал возможность благополучного исхода для таранящего лётчика.
         2. Штабс-капитан Нестеров неоднократно выражал мысль, что неприятельская воздушная машина летать над 11-м авиационным отрядом беспрепятственно не будет.
         3. Решение таранить и сбивать неприятельские воздушные машины у штабс-капитана Нестерова зародилось уже давно. Так, в г. Дубно, числа 5-6 сего августа им был приспособлен нож к задней конечности фюзеляжа, которым он предполагал разрезать оболочку неприятельского дирижабля. Во время пребывания в Злочеве он решил приспособить к хвосту аппарата длинный трос с грузом, которым надеялся спутать винт неприятельского аэроплана, пролетая перед носом такового.
         4. Об опасности такого рода действий товарищи покойного ему неоднократно указывали, настаивая на том, что при ударе в воздухе таранящий аппарат должен обязательно поломаться, на что штабс-капитан Нестеров отвечал, что это ещё не доказано, а, наконец, если аппарат и сломается, то это ещё ничего не значит, так как всё равно когда-нибудь разбиваться придётся, а жертвовать собой есть долг каждого воина.
         5. 26-го августа штабс-капитан Нестеров для преследования неприятельского аппарата подымался два раза: при первом подъёме догнать неприятельский аппарат не удалось, кроме того, при подъёме, ещё на земле, оборвался трос с грузом, после чего штабс-капитан Нестеров опустился и послал в канцелярию, велев предупредить себя, если появится неприятельский аппарат.
         Вскоре вновь появился тот же аппарат; штабс-капитан Нестеров поехал на аэродром на автомобиле, спешно сел на свой двухместный аппарат системы "Моран-Сольнье", так как одноместный разбился; садясь в аппарат, он настолько спешил, что даже к нему не привязался.
         На слова поручика Кованько: "Что же ты будешь делать, возьми хоть браунинг", штабс-капитан Нестеров ответил: "Ничего, я как-нибудь обойдусь".
         6. Штабс-капитан Нестеров быстро выиграл высоту и нагнал неприятельский аппарат в 3 1/2 верстах (северо-западнее деревни Липина) в 12 час. 5 мин. дня. Здесь, будучи значительно выше неприятельской машины, он спланировал на неё, очевидно, с целью сбить её колёсами.
         7. Вследствие трудности учесть поступательную скорость обоих машин аппарат штабс-капитан Нестеров не ударил австрийский аэроплан колёсами, а врезался мотором между двумя несущими поверхностями бимоноплана. Доказательством сего служит: а) совершенно изломанный винт "Морана", б) обмотавшаяся вокруг обломка того же винта наружная покрышка Бауденовского гибкого вала от счётчика оборотов, в) поломка вала, отделение мотора от аппарата и отдельное его падение на землю метрах в 130 от первого.
         8. По характеру падения "Морана" штабс-капитана Нестерова спиралью можно заключить, что крылья такового в первый, последовавший после столкновения момент, остались целы, а если прогнулись, то незначительно.
         9. Штабс-капитан Нестеров вылетел из аппарата и упал на землю отдельно от машины метрах в 25 от неё; момент отделения его от аппарата установить не удалось; имеются показания, что он вылетел в самый момент столкновения аппаратов, но некоторые показывают, что это случилось значительно позже указанной точки.
         10. Осмотр обломков "Морана" указывает на то, что шасси прогнулось или подломилось уже в воздухе, нижние тросы ослабели, и в момент касания земли аппарат сложился так, что концы крыльев смотрели в одну сторону.
         Из всего вышеизложенного надлежит вывести заключение, что штабс-капитан Нестеров сознательно, презрев личную опасность, преднамеренно поднялся, настиг и ударил неприятельский аппарат собственной машиной, что от силы столкновения собственный аппарат штабс-капитана Нестерова настолько пострадал, что штабс-капитан Нестеров спуститься на нём не мог, был выброшен из аппарата при одном из резких движений последнего и погиб, разбившись о землю.
         Подписали:


         председатель комиссии генерального штаба капитан Лазарев
         члены: военный лётчик поручик Передков
         военный лётчик поручик Кованько
         
         

    Русская Цивилизация


    Навигатор портала
  • лента новостей
  • карта портала
  • форум
  • перейти в раздел
  • Русское Православие
  • Русская Держава
  • Русское Общество
  • Русская Семья
  • Русская Школа
  • Русская Культура
  • Русское Воинство
  • Русская Земля
  • Google
     




    ©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004.  Полярная Звезда - сетевой журнал Русский проект