Эксперт, #31 (242) от 28 августа 2000
Материал публикуется с разрешения автора

"Новая граница" для Москвы

Уйгурский сепаратизм становится общей проблемой России и Китая

Александр Собянин

 

В конце августа российские власти приняли решение выдать Китаю двух китайских граждан, уйгуров по национальности, захваченных ранее в ходе военной операции в Чечне. По данным ФСБ, в партизанских действиях на территории Чеченской республики участвуют десятки наемников из КНР. Отличились уйгурские боевики и в ходе недавнего "налета" на Узбекистан и Киргизию. Специалисты отмечают, что уйгуры, в основном проживающие в китайском Синьцзяне, все активнее вовлекаются в деятельность различных радикальных исламских группировок, стремящихся дестабилизировать ситуации в Средней Азии и в мусульманских районах России. Уйгурский сепаратизм становится головной болью не только для Пекина, но и для Москвы.

 

Беспокойный район

С Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая (СУАР) Россия имеет границу величиной с... ладонь! В этом месте КНР и РФ разделяет всего один пограничный столб - в точке, где сходятся Россия, Монголия, Казахстан и Китай. Почему же в свое время Российская империя, а позже СССР затратили немало сил для стабилизации положения на этой огромной и формально не имеющей к нам никакого отношения территории, расположенной между Тянь-Шанем и пустыней Такла-Макан?

"Синьцзян" в переводе с китайского обозначает "Новая граница". Только в 1759 году Западные земли (по-китайски Сиюй), будущий Синьцзян, вошли в состав Китая. Их населяли народы тюркской группы (уйгуры, казахи, киргизы) и монголы, которые до сих пор очень недовольны появлением в их краях переселенцев из числа китайцев (ханьцев). Пригодных к обработке земель в Синьцзяне не так уж много, поэтому аграрное перенаселение здесь приводило к постоянным вспышкам насилия. После того как в 1862 году в соседних провинциях восстали мусульмане-китайцы, в Синьцзяне началось восстание местных тюрок, а в 1865 году район уже полностью отделился от Китая. Здесь образовались несколько независимых городов-государств, которые вскоре правитель из уйгур Якуббек объединил в единое Государство семи городов (Йетти-Шаар).

Вскоре выяснилось, что Йетти-Шаар угрожает восточным границам Российской империи гораздо больше, чем сам Китай. Слишком большой вес приобрели при дворе Якуббека британские офицеры и дипломаты, которые тогда противостояли России в Афганистане, на Памире, на Кавказе. Под влиянием англичан Якуббек захватил несколько стратегических перевалов на Тянь-Шане и начал борьбу за контроль над рынками зависимого от России Кокандского ханства. Чтобы обезопасить восточную границу, официальный Петербург в 1871 году наконец откликнулся на просьбу китайцев помочь навести порядок и направил в районы, пограничные с Йетти-Шааром, войска под командованием генерала Г. А. Колпаковского.

В 1874 году китайская армия подавила восстание китайцев-мусульман. После этого встал вопрос о возвращении Йетти-Шаара под власть императора. Милитаристская партия в Пекине презрела угрозу европейских государств блокировать морские порты Китая, и начался Западный поход - самая дорогостоящая военная кампания в истории Цинской династии. Китайцы прошли по Государству семи городов, не щадя ни старого, ни малого. Чтобы закрепить успех, территорию переименовали в Синьцзян - теперь она навсегда стала частью империи. В 1881 году по условиям Петербургского договора российские войска были выведены из мест исполнения "интернационального долга". Вместе с ними ушли в российское подданство 70 тысяч мусульман.

В очередной раз неудобный сосед напомнил о себе уже при советской власти. В 1922-1933 годах на территории Синьцзяна множились басмаческие лагеря, откуда банды совершали рейды в Узбекистан и Киргизию. На этот раз справиться с уйгурами помогла начавшаяся в Китае в 1933 году освободительная война против японцев. На территории Синьцзяна возник ряд независимых тюркских государств, самое крупное из которых - Восточно-Туркестанская Республика (ВТР) - было создано благодаря неофициальной поддержке СССР. ВТР покончила с бандитизмом в регионе и обеспечила безопасность автоколонн с оружием, которое Советский Союз поставлял Гоминьдану. На Западе существовало мнение, что СССР стремится к присоединению региона, но после победы над японцами, когда все поставки в Китай, в том числе оружие, стали идти по КВЖД, необходимость контроля Москвы над Синьцзяном отпала. Поэтому когда в 1946 году Народно-освободительная армия Китая вошла в Восточный Туркестан, СССР не возражал.

 

Ассимиляция

После окончательного присоединения Синьцзяна к КНР там стали принудительно организовывать китайские (ханьские) поселения. Сегодня число китайцев в районе составляет почти 60% (свыше 9 млн), тогда как доля бывших основных жителей - уйгур - около 40% (7,7 млн). Со времени присоединения к КНР и до наших дней в СУАР произошло 15 крупномасштабных сепаратистских восстаний. Все они носили религиозную окраску - в отличие от этнических китайцев уйгуры в большинстве своем мусульмане.

Давление излишнего населения в Синьцзяне всегда было очень велико. Семьи у тюрок Китая традиционно большие, поэтому на СУАР никто даже не пытался распространить известную политику "одна семья - один ребенок". Но и требование иметь не больше двух детей на семью здесь принимают в штыки. Высокая рождаемость влечет безработицу. Сегодня часть уйгурской молодежи, которая не нашла себе места на родине, тайно покидает Китай, чтобы влиться в ряды мусульманских террористов всех мастей.

В соседнем Пакистане из уйгурских юношей готовят не только богословов, но и боевиков - тренировочные лагеря находятся в Северо-Западной пограничной провинции. Обучением и тех и других занимается, по информации китайского посольства в Исламабаде, организация Харкат уль-Муджахиддин. Она создана деобандийцами - представителями одного из основных течений суннитского толка в Пакистане. Именно они, а вовсе не ваххабиты, как принято считать у нас, располагают наиболее сильными террористическими группами во всем мусульманском мире.

В свое время по ходатайству Пакистанской межведомственной разведки (ISI) военизированные подразделения Харкат уль-Муджахиддин, а также Лашкар и Таяба (ваххабиты) получили в распоряжение бывшие душманские базы в Афганистане - Аль-Бадр, Салман Фарси Гхунд, Корпс-9 и другие. Теперь здесь молодые террористы со всего мира проходят сорокадневный "курс молодого бойца": основы мусульманской теологии, навыки работы с зенитными автоматическими пушками, безоткатными орудиями, ракетными установками и всеми видами стрелкового оружия. Боевую обкатку выпускники лагерей проходят в Таджикистане, в составе "интербригад", куда входят пуштуны, чеченцы, узбеки, уйгуры, киргизы и т. д. Научившись вести диверсионную работу, боевики по горным тропам уходят в СУАР. Там они копят силы и средства в ожидании "часа Х", зарабатывая на жизнь наркоторговлей и рэкетом в отношении бизнесменов-мусульман. Предпринимаются и вылазки в соседние государства - например, в Киргизии в марте этого года был убит руководитель уйгурского культурного объединения "Иттипак", отказавшийся выделить крупную сумму на помощь "борцам за создание независимого уйгурского государства".

 

Борцы за свободу

Горы делят Синьцзян на две части. Северная - Джунгария - примыкает к нашему Алтаю и Казахстану. Южная - Кашгария - граничит с Киргизией, Таджикистаном, Афганистаном и Пакистаном. В Джунгарии идет борьба за создание "Уйгурстана" - независимого светского государства. В Кашгарии властвует идея создания союзной Пакистану Исламской республики Восточного Туркестана и пользуется популярностью образ бен Ладена.

Но не только желание видеть свою страну независимой движет местными боевиками. Они хотели бы единолично распоряжаться значительными природными ресурсами местных гор, разработка которых началась только в 50-х годах. Интересуют сепаратистов и транспортные коридоры из Китая в Европу, а также строящиеся или планируемые газо- и нефтепроводы в центральные районы Китая.

Официально сепаратистам не оказывает помощи ни одна страна мира. Однако ряд правозащитных и культурно-исторических сообществ на Западе активно формирует общественное мнение в пользу уйгур. Это Восточно-Туркестанский союз в Европе (ETUE) со штаб-квартирой в Германии, Международная Такламаканская ассоциация прав человека (ITHRA), очень активный Восточно-Туркестанский национальный освободительный центр (ETNFC) со штаб-квартирой в Вашингтоне. Немало таких обществ и в государствах СНГ. В Средней Азии действуют Уйгурстанская организация свободы, Межреспубликанская ассоциация уйгуров, уже упоминавшийся "Иттипак". В Алма-Ате в начале 90-х годов была создана Уйгурская освободительная организация (ULO), которая пообещала не нарушать казахстанские законы и руководствоваться в своей деятельности международным законодательством в области прав человека. По данным France Press, на территории Казахстана был сформирован также Объединенный национальный революционный фронт Восточно-Туркестанской организации (UNRFETO).

В периоды между вспышками вооруженных конфликтов китайские власти и сепаратисты ведут "негласную войну". Пекин успешно противопоставляет уйгурам вторичные национальные образования внутри СУАР - компактно проживающих киргизов, таджиков и казахов. Столицу СУАР Урумчи "уравновешивают" горожане неуйгурских оазисов Турфан и Хами. А вот информационную войну, которую сепаратисты ведут в Интернете, Китай пока проигрывает вчистую. Антисепаратистских материалов в Сети нет. Похоже, используя в качестве основного инструмента своего воздействия аресты и цензуру, Китай рискует потерять в глазах западного сообщества "право на Синьцзян" так же, как уже потерял однажды в информационной битве Тибет.

 

Российский аспект

В октябре прошлого года, в самый разгар боевых действий в Чечне, начальник ЦОС ФСБ Александр Зданович признал, что китайские граждане воюют на стороне чеченских боевиков.

Однако более серьезную опасность для России представляют планы уйгуров в Средней Азии, которую уйгурские "борцы за независимость" до сих пор называют не иначе, как "территории Западного Туркестана, аннексированные Российской империей". По словам главы МВД Киргизии Амурбека Кутуева, цель недавно задержанных в республике десяти членов террористической уйгурской организации - свержение правительств Киргизии, Казахстана и Таджикистана. Причем свою деятельность уйгуры тесно координируют с афганскими и узбекскими "коллегами". По данным российских спецслужб, в апреле этого года в пакистанском городе Пешаваре прошел "съезд" узбекских, таджикских, уйгурских и чеченских боевиков, в котором приняли участие около 100 главарей террористических группировок. На встрече была намечена программа совместных действий на ближайшие месяцы. По всей видимости, недавняя попытка исламистов пробиться в Ферганскую долину была запланирована как раз на "слете" руководства боевиков в Пешаваре.

Уйгуры имеют в этом предприятии самый прямой интерес. Как заявил в мае в интервью "Московским новостям" анонимный сотрудник СВР, "уйгуры считают, что их путь в Китай лежит через Центральную Азию, конкретно - через Ферганскую долину". Если талибам и уйгурским боевикам удастся прорваться в долину, Россия рискует захлебнуться в потоке наркотиков, беженцев и импорта преступности, который не остановит номинальная граница между РФ и Казахстаном. Чтобы обезопасить свои южные границы, Россия, как и сто лет назад, должна оставаться в уйгурском вопросе союзницей Китая.

 

Карта.