Подаривший нам Пушкина

# 127(2195)
03 Октябрь 2007

Исполнилось 90 лет со дня рождения Михаила Константиновича Аникушина. К этому имени не нужно добавлять ни профессии, ни перечисления званий и наград. Достаточно сказать, что он подарил Петербургу Пушкина!

Не будь в Петербурге никаких других работ скульптора, кроме памятника автору Онегина на площади Искусств перед Русским музеем, уже за одно это имя Аникушина было бы золотыми буквами вписано в историю Северной столицы.
А сколько прекрасных памятников создано Аникушиным на Литераторских мостках Волкова кладбища и в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры. Эти произведения не на виду, но придите, посмотрите. И вы поразитесь, насколько тонко и точно переданы образы тех, кого увековечил Михаил Константинович, будь то знаменитые ученые Абрам Федорович Иоффе и Владимир Михайлович Бехтерев или народные артисты СССР Юрий Михайлович Юрьев и Николай Константинович Черкасов. Памятник Черкасову вообще выделяется особо. Он — из разряда шедевров.
И все же хочется вернуться к Пушкину. Чудо уже в том, что столь почетная работа была доверена скульптору, не имевшему к тому времени громкого имени. Стоит ли говорить, сколь тернистым был путь к победе в конкурсе, в котором принимали участие многие маститые ваятели?! Но не обойти другого эпизода из биографии памятника.
Автор не довольствовался успехом на конкурсе, а продолжал совершенствовать фигуру поэта. «Ты сам свой высший суд», — писал когда-то Пушкин, и Аникушин, знавший наизусть множество стихов любимого поэта, об этом не забывал.
Он ходил в Ленинградское управление по делам искусств, ездил в Москву с просьбами об отсрочке и получал ее. Летом 1956-го в Александро-Невской лавре модель памятника была представлена ответственной комиссии, и все, кто участвовал в ее работе, готовы были подписать приемочный акт. Но Аникушин воспротивился. Он заявил, что ему не нравится сделанное.
Должно быть, многие посчитали его безумцем, но автор все же добился приема у министра культуры и попросил еще раз отложить оценку своего детища. Только благодаря этому Пушкин стал таким, каким мы видим его теперь. Осенью 1956-го Аникушин побывал в Италии. Любуясь шедеврами великих мастеров эпохи Возрождения, он вдруг увидел, чего так не хватало его Пушкину — движения.
Статуя и без того не была статичной, но все же момента остановки, короткого мига, запечатленного в движении рук, повороте головы его Пушкина, прежде не было!
Памятник Пушкину на площади Искусств, открытый в день празднования 250-летия Ленинграда, принес сорокалетнему Аникушину заслуженное признание.
Это была первая скульптурная работа Михаила Константиновича, украсившая город на Неве. Последней же стала скульптурная композиция «Дружба», установленная вскоре после смерти мастера на Каменноостровском проспекте, рядом с Аникушинской аллеей. Небольшой безымянный проезд, расположенный неподалеку от мастерской скульптора на Песочной набережной, был назван в его честь в 1999 году. Рядом с ним, по инициативе вдовы Аникушина Марии Тимофеевны Литовченко и его друга, художника Владимира Александровича Ветрогонского, предполагалось создать Аникушинский сквер, в котором студенты Академии художеств должны были воплотить некоторые задумки их учителя. К сожалению, идея не осуществилась, но скульптурная композиция все же спасла сквер от уничтожения, а имя Аникушина в названии аллеи защитило ее от строительства поперек проезда очередного элитного дома.
Может быть, 90-летие со дня рождения Михаила Константиновича поможет возродить замысел создания сада скульптур малой формы в Аникушинском сквере?

Алексей ЕРОФЕЕВ, соб. корр., Санкт-Петербург

http://www.pnp.ru/chapters/culture/culture_4377.html