Esquire Политика


Глава 44

Правила жизни нового президента США Барака Обамы, а также список поддерживающих его расистов, сопутствующих ему товаров и возлюбленных им песен.





Первое, что я должен сделать, — поблагодарить тех, кто голосовал за меня. Тем, кто этого не сделал, — ваши голоса я получу в следующий раз.

Я — в президенты? Глупости какие. Вы лучше поговорите с моей женой. Мне она постоянно твердит, что я даже с грязными носками не могу управиться.

 
10
ЛЮБИМЫХ ПЕСЕН ОБАМЫ


1.
 «Ready or Not»
The Fugees


2.
«What’s Going On»
Marvin Gaye


3.
«I’m on Fire»
Bruce Springsteen

4.
«Gimme Shelter»
Rolling Stones


5. 
«Sinnerman»
Nina Simone


6. 
«Touch the Sky»
Kanye West


7.
«You’d So Easy to Love»
Frank Sinatra

8. 
«Think»
Aretha Franklin


9. 
«City of Binding Lights»
U2


10. 
«Yes, We Can».*
Will-I-Am

* Песня написана специально для избирательной кампании Барака Обамы.

 
     
Проблемы не бывают простыми.

Дул ли я когда-нибудь? Да, дул. Героин — никогда, а вот трава, бухло, иногда даже кокс — все это было. Не скажу, что я этим горжусь. Это, конечно, ошибки молодости, понимаете? Но дул я не для того, чтобы показать, какой я четкий пацан. Для меня приход был способом избавиться от вопроса, кто я такой. Я как будто проходил бульдозером по ландшафту своего сердца, размывал границы памяти.

Злость афроамериканцев не всегда продуктивна. Очень часто она отвлекает внимание от решения настоящих проблем. Но эта злость — настоящая. Эта злость — очень мощная. Если просто сделать вид, что она исчезла, если вынести ей вердикт, не разобравшись в ее корнях, это только расширит пропасть непонимания, которая существует между расами.

Как меня только не называли люди: и Алабама, и Твою Маму.

Когда я рос, я довольно много времени проводил в белом окружении и выработал свою тактику, эдакий трюк. Белые были абсолютно довольны, пока ты был вежлив, улыбался и не делал резких движений. Они испытывали нечто большее, чем удовлетворение, — они испытывали облегчение: такой приятный сюрприз — столкнуться с молодым чернокожим, у которого хорошие манеры и который не кажется постоянно озлобленным.

В африке хорошо видно, что разница между деревней, где люди едят, и деревней, где люди голодают, определяется государством. В одной государство работает, в другой — нет. Вот почему меня очень тревожат люди, которые говорят о том, что государство — это враг. Они не понимают его фундаментальной роли.

Много крови, пота и слез утекло, пока мы добились того, что имеем на сегодняшний день. Но мы только начали.

Одна из наших самых больших утрат за эти восемь лет — не падение доходов или дефицит бюджета, это утрата чувства общей цели, высшей цели. Именно его мы и должны восстановить.

Когда вы подчиняете свою жизнь исключительно тому, чтобы срубить побольше денег, это показывает определенную убогость амбиций.

Я не против войн как таковых. Я против глупой войны. Я против войны безрассудной. Я против войны, которая основана на страстях, а не разуме, на политике, а не на принципах. Я против циничных попыток кабинетных вояк из действующей администрации забить наши головы своей идеологией, невзирая на все муки и человеческие жизни, которыми приходится за это платить. Я против попыток политиканов и чиновников отвлечь нас от роста уровня бедности, от падения доходов населения, от корпоративных скандалов и самого ужасного финансового кризиса со времен Великой депрессии.

Мы не собираемся нянчиться с гражданскими войнами.

Оружие массового поражения, конечно, остается огромной угрозой. Многие авторитарные страны и террористические организации пытаются получить его теми или иными способами, и мир еще очень далек от безопасности в этой сфере. Меня поразила одна история, случившаяся со мной на Украине, куда я приезжал с сенатором Диком Лугаром (соучредитель программы совместного снижения угрозы, образованной в 1991 году и направленной на уничтожение биологического, ядерного и химического оружия и систем его доставки в России и на постсоветском пространстве. — Esquire). Мы инспектировали лабораторию по разработке биологического оружия в Киеве — неприметное такое здание в самом центре многомиллионного города. Внутрь мы прошли через хлипкую ограду, замки — вы бы такие даже на свой чемодан не повесили. И вот, заходим мы в эту лабораторию, и наш гид подводит нас к маленькому такому холодильнику. Открывает, а внутри — ряды пробирок, один за другим. Она их вынимает — пробирки позвякивают, — ставит на стол, а потом начинает объяснять: вот здесь — сибирская язва, а здесь — чума. Это я к тому, что в сфере безопасности химического и биологического оружия нам еще очень многое предстоит сделать.

Даже самый рьяный русский пограничник не в силах противостоять биологической угрозе.

Три месяца в политике — это целая жизнь.

Хороший компромисс, хороший законопроект — это как хорошая фраза или хорошая музыка. Любой его сразу распознает и скажет: «Хм. А это ведь работает, в этом есть смысл».

Попытки провести закон против людей, с которых сваливаются штаны, — это пустая трата времени. Нам нужно заниматься созданием рабочих мест, совершенствованием образования и здравоохранения, войной в Ираке, так что любому чиновнику, который обеспокоен спадающими штанами, следовало бы подумать о настоящих проблемах. Учитывая все вышесказанное, хочу заявить: братья, ну подтяните же вы штаны. Вы же идете по улице со своей мамой, со своей бабушкой, а у вас трусы торчат. Ну что это такое? Вы чего вообще? Есть такие проблемы, которые нельзя решить с помощью законов, но это не значит, что вы, ребята, не должны понимать, что делаете, и уважать других людей. Знаете, есть такие люди, которые не хотят видеть ваши трусы, — и я один из них.

Моя вера допускает определенные сомнения.

Каждый день моей жизни наполнен напоминаниями о том, что я не идеален. Если об этом мне не напоминают какие-то события, то обязательно напоминает моя жена.

У меня две дочки, одной девять лет, другой — шесть. Я постараюсь дать им представление о морали, об этических ценностях. Но если они совершат ошибку, я не хочу, чтобы они были наказаны ребенком. Я не хочу, чтобы они были наказаны ЗППП в 16 лет. Знаете, нет никакого смысла в том, чтобы скрывать от них информацию.

Я убежден, что, преувеличивая, демонизируя, упрощая наши проблемы, мы проигрываем. Предсказуемость политических дискуссий мешает нам найти новые пути преодоления препятствий. Предсказуемость навязывает нам черно-белое мышление, нам кажется, что должно быть раздутое правительство — или никакого, что надо смириться с существованием 46 миллионов граждан без страховки — или терпеть «социалистическую медицину».

Я прекратил упоминать о том, что моя мать белая, лет в двенадцать или тринадцать, когда понял, что так я заискиваю перед белыми.

Для большинства политиков деньги — это не власть и не статус. Деньги — это возможность распугать конкурентов и побороть свой собственный страх. Деньги не гарантируют победы, но без них ты почти гарантированно проиграешь. Когда я решил баллотироваться в cенат, я обнаружил, что провожу свое время среди состоятельных людей. Как правило, они были умными, интересными и хотели слышать свои собственные мнения в обмен на чеки. Все как один они выражали чаяния своего класса. Я стал все больше походить на спонсоров, с которыми встречался. Я все чаще покидал мир трудностей и простого народа, ради которого я занялся публичной политикой.

Иран, Куба, Венесуэла — все это крошечные страны по сравнению с Советским Союзом. Они не представляют для нас такой угрозы, какую представлял Советский Союз. И тем не менее мы готовы были вести переговоры с Советским Союзом даже тогда, когда нам говорили: «Да мы вас с лица земли сотрем».

Нам нужно усвоить идею совершенства. Не так много ребят стремится к совершенству.

В России мы видим развитие опасных тенденций — ограничение демократии и верховенства закона, насилие, которое имело место в Чечне, вмешательство в дела бывших советских республик, — и все это заставляет задуматься о наших отношениях.

Меня больше всего беспокоит не грандиозность наших проблем, а мелочность нашей политики.

Тот факт, что мои 15 минут славы немного растянулись во времени, немного удивил меня и совершенно сбил с панталыку мою жену.

Я слишком публичен, по сравнению со мной Пэрис Хилтон — просто монашка-отшельница.

Почему я не могу просто спокойно съесть свою вафлю?




3
РАСИСТА ЗА ОБАМУ



1.
Том Метцгер, глава «Белого арийского сопротивления», в 1970-е — великий дракон калифорнийского Ку-клукс-клана.

«Маккейн гораздо хуже Обамы. Он милитарист. Он очень, очень страшный человек — даже опаснее Буша. А Обама — типичный расист. Я вот даже цитату приготовил: „Я находил утешение в пестовании всепоглощающего чувства горечи и злобы, направленной против белой расы, к которой принадлежала моя мать“. Проблема в том, что он не хочет признать свои расовые убеждения. Я не ненавижу чернокожих. Просто думаю, что в интересах рас противостоять смешению. Понимаете, я левак. Я ненавижу транснациональные корпорации гораздо сильнее, чем любого чернокожего».

2.
Эрих Глибе, председатель неофашистского «Национального альянса», в молодости был профессиональным боксером (псевдоним — Арийский варвар)

«Для нашего дела Обама более предпочтительный кандидат, поскольку он озабочен расовыми проблемами. Сейчас белую молодежь лишают расовой идентификации. Обама вполне может оказаться расистом — в хорошем смысле слова, — и это пробудит белую молодежь, заставит их хотя бы чуть-чуть пошевелить мозгами. Они увидят, что цветным американцам разрешено гордиться тем, чем они являются, и на них никто не нападает, никто не называет их расистами. Давайте наконец признаем: белые люди никогда не будут драться за свое дело, если президент у нас будет белый. Не думаю, что Маккейн вообще признает существование белой расы. Да он же постоянно твердит об амнистии нелегалам! Наверное, лучшее, что сейчас может случиться для белой расы, — это черный президент. У меня к Обаме только одна претензия — он недостаточно черный».

3.
Рокки Сухайда, председатель Американской нацистской партии

«У белых людей выбор получился такой: либо негр, либо полный псих, у которого, так уж получилось, бледное лицо. С одной стороны, я вижу белого человека, едва живого, который заявляет, что хочет вести бесконечные войны, чтобы могла продолжаться иудео-капиталистическая эксплуатация человечества. С другой — черный человек, который исповедует черно-националистическую религию, который женат на черной женщине — хотя обычно негры, „которым удалось“, стремятся как можно скорее заполучить белую супругу в качестве своеобразной награды. Так вот, такого негра я могу уважать. К тому же Америка нимало не заботится об интересах простых американских белых рабочих — и изменяет им фактически со всеми цветными планеты. Высшая справедливость восторжествует, если цветной станет вождем современных Содома и Гоморры».
6
ОШИБОК ОБАМЫ



1.
«Я уже побывал в 57 штатах — кажется, остался еще один».

Официальное число американских штатов — 50.

2.
«Как дела, Саншайн?»

Это название, которое с английского переводится как «солнечный свет», Барак Обама использовал, произнося речь во флоридском городке Санрайз («Рассвет»).

3.
«Мой двоюродный дед был среди первых американских солдат, вошедших в Аушвиц».

Как признал предвыборный штаб самого Барака Обамы, его двоюродный дядя Томас Пейн, служивший в 89-й пехотной дивизии армии США, освобождал не Аушвиц (Освенцим), а Ордруф, одно из подразделений концлагеря Бухенвальд.

4.
«В этот день, в день памяти, когда наша нация чествует непрерывную череду своих павших героев — и, как я вижу, многие из них собрались сегодня в этом зале, — наше чувство патриотизма особенно сильно».

5.
«Сейчас у нас нет возможностей контролировать ситуацию в Афганистане, и дело тут не только в войсках. У нас строго определенное число переводчиков с арабского, и все они сейчас в Ираке, перебросить их в Афганистан очень трудно».

Не только трудно, но и бессмысленно, поскольку в Афганистане в основном говорят не по-арабски, а на пушту, дари и фарси.

6.
«Я бы немедленно позвонил президенту Мексики и президенту Канады».

В Канаде нет президента, поскольку она является конституционной монархией, которую возглавляет королева Великобритании Елизавета II. Ее представителем в стране является генерал-губернатор, а вся полнота власти фактически принадлежит премьер-министру.





7
ТОВАРОВ, СОПУТСТВУЮЩИХ ОБАМЕ


1.
Обажама
$34.99

Пижама из 100-процентного хлопка с логотипом Демократической партии США продается под слоганом «Поддержите своего кандидата во сне».

2.

Кондобамы
3шт. — $5,95

Презервативы, которые, по заверениям производителя, «предназначены для элитарных пенисов» и «не оставляют горького послевкусия»: «Упал финансовый рынок? Чувствуете бессилие вооруженных сил? В эпоху полной неопределенности встает новая надежда — презервативы „Обама“: перемены, в которые можно верить». Компания Vertu Group LLC также выпускает маккейндомы (слоган: «Старые, но не просроченные») и пэлиндомы (слоган: «Когда аборт — не вариант»).

3.
Энергетик «Oбaмa»
24 банки — $36

Позиционируется как «первая газировка для всех, кому нужны позитивные перемены». Покупатель одной упаковки жертвовал $1 в предвыборный фонд Барака Обамы (всего в эту избирательную кампанию демократический кандидат собрал рекордные $639174281). Сайт www.edjunkie.com, специализирующийся на обзорах энергетических напитков, оценил Obama не слишком высоко: «упаковка — 4 с минусом, слоган — 3 с плюсом, вкус - 3 с плюсом, вставляет — на 3 с плюсом».


4.
Обаматрешка
$48

Набор из пяти матрешек. На первой, самой большой, Барак Обама держит в руках скипетр и державу, на второй — гармонь, на третей — чарку, на четвертой — хлеб-соль, а на пятой — букет гладиолусов.

5.
«Чмокну барака»
$4,99

Как гласит реклама, эта гигиеническая помада позволяет почувствовать истинный вкус демократии — мятно-клубничный.

6.
Плюшевая обезьяна
$39,95

Обезьяна ростом 40 см в брюках и пиджаке, похожая на Барака Обаму, в июне 2008 года оказалась в центре скандала. Ее производителя, компанию TheSock Obama Co. обвинили в расизме. Также предлагалась обезьяна, похожая на Джона Маккейна, — на 2 см ниже и на $10 дешевле.

7.
Зомбама
$22,99

Резиновая маска избранного президента США с характерными красными глазами и кровоподтеками на губах. Магазин spookshop.com предупреждает: «Для тех, кто находит маску оскорбительной: это — пародия. Помните, зомби не существует!»

 
4
ПРЕЗИДЕНТА МОЛОЖЕ ОБАМЫ


Когда 20 января 2009 года состоится инаугурация Барака Обамы, ему будет 48 лет и 5 месяцев, но, вопреки расхожему представлению, он не будет самым молодым президентом США — четверо вступали эту в должность, будучи моложе:


1.
Теодор Рузвельт
42 года и 10 месяцев

2.
Джон Фитцджеральд Кеннеди
43 года и 7 месяцев

3.
Уильям Джефферсон Клинтон
46 лет и 5 месяцев

4.
Улисс Симпсон Грант
46 лет и 10 месяцев





2
ПРОГУЛЬЩИКА ХУЖЕ ОБАМЫ



Из-за необходимости вести предвыборную кампанию младший сенатор от штата Иллинойс Барак Обама пропустил 291 голосование из 639, которые проводились сенатом США 110-го (текущего) созыва. Таким образом, он прогулял 45,5% всех голосований. Однако это далеко не худший показатель.

1.
Тим Джонсон, сенатор-демократ от южной дакоты, прогулял 48,7% голосований

Джонсон обошел своего коллегу по партии Барака Обаму на 3,2% из-за того, что 13 декабря 2006 года у него произошло кровоизлияние в мозг и он был госпитализирован. Лишь 10 февраля 2007 года, прямо в больнице, он начал просматривать законопроекты, которые поступали в его аппарат, а уже 15 февраля выступил соавтором одного из них — о принятии экстренных мер помощи сельскому хозяйству. 4 ноября 2008 года, когда Обама был избран президентом США, Джонсон в третий раз был переизбран сенатором от Южной Дакоты.

2.  
Джон Маккейн, сенатор-республиканец от штата Аризона, прогулял 63,8% голосований

Соперник Обамы по президентской гонке, 72-летний Джон Маккейн, присутствовал лишь на 231 голосовании 110-го сената. Впрочем, несмотря на долгие отлучки, он успел выдвинуть ряд важных инициатив. Маккейн выступил автором 38 и соавтором 219 законопроектов (у Обамы, соответственно, 130 и 550), среди которых — законопроект о защите индейских ремесел и декоративно-прикладного искусства и законопроект о признании дегидроэпиандростерона анаболическим стероидом.