Чекмарев Владимир Альбертович
Будапешт 1956

Lib.ru/Фантастика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Чекмарев Владимир Альбертович (svarog@aport.ru)
  • Обновлено: 12/01/2009. 48k. Статистика.
  • Очерк: Публицистика ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ статьи и материалы
  • Иллюстрации/приложения: 71 штук.
  • Оценка: 6.84*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В 1956 году, части Особого корпуса Советской армии вошли в Будапешт, это была операция "Вихрь" . Я не хочу обсуждать политическую сторону этого события, но с военной точки зрения меня как танкиста интересует уровень нашей подготовки операции. В городских боях, мы потеряли только 15 танков. Представляю подборку фотоматериалов о тех событиях http://fan.lib.ru/img/c/chekmarew_w_a/text_0200/index.shtml


  •    Ис-3 в Будапеште []
       ТАНКОВАЯ ОСЕНЬ В БУДАПЕШТЕ
      
       Командир взвода тяжелых танков 33-й гвардейской мехдивизии старший лейтенант Филатов, получил приказ выдвинуться к кинотеатру Корвин. Ротный предупредил что бы ушки держали на макушке, в октябре колонна их дивизии уже попадала в засаду и предупреждения на вкус старлея были излишними. Приняв на броню отделение танкового десанта и венгерского коммуниста в качестве проводника, ИСы заревев дизелями поползли по улицам затаившегося Будапешта. Лейтенант рассекал на броне по этой столице уже второй раз. Не даром на груди его висела медаль за город Будапешт. С 29 октября 1944 г. по 13 февраля 1945 г. Сержант Филатов воевал на этих улицах на командирской ИСе, (правда тогда это был ИС 2) и спас тогда комполка вытащив его из горящей машины. После войны командир его не забыл и пристроил в Казанское танковое училище, где командовал тогда Батин однокашник полковник Живлюк. Так что взводный смотря через свой ТПК на дома пытался найти что то знакомое из тех военных лет, но сегодняшний город начала ноября 1956 года, сильно отличался от Будапешта образца 1944 и в первую очередь тем что было меньше развалин. Машины шли в специальном боевом порядке, обеспечивающим наилучший контроль за окнами верхних этажей. Один танк шел по левой стороне улицы, контролируя дома справа. Второй соответственно по правой стороне, а командирский полз по середине улицы страхуя всех сзади. Передняя машина стала выползать на перекресток и тут раздался непонятный звук, нечто вроде взрыва и звона одновременно. ИС 3 дернулся и остановился, с него горохом посыпался десант, неуверенно стал открываться люк на башне и тут звук повторился и люк лязгнув открылся до конца и из башни потянулся вверх неуверенный дымок густея на глазах. Тут же из верхних окон правого пятиэтажного здания полетели на танки бутылки с горючей смесью и ударили выстрелы. Все действия на такой случай были проговорены заранее. Усатый старшина Стецько, командовавший десантом приказал уцелевшим солдатам прижаться к фасадам домов и открыть огонь по окнам. Отвлеченные стрекотанием ППШ, мятежники упустили момент и два турельных ДШК прошлись свинцовой 12,7 миллиметровой метлой по окнам засады. Бутылки с коктейлями Молотова, упали к счастью мимо танков и горели они как то не весело, видно Венгры в своих подпольных мастерских что то перемудрили. С той стороны перекрестка замелькали какие то люди с оружием и из за дальнего поворота вывернула тридцатьчетверка с щитами Святого Стефана* на башне. Филатов проорал в рацию - "Двойка, огонь и сразу заряжай бронебойным и снова огонь". И сразу же добавил переключившись на ТПУ - "Бронебойным заряжай". У "Двойки" пушка была заряжена осколочно-фугасным, ну а Филатову же было проще. Пушка была не заряжена и заряжающий уже дослал бронебойный снаряд и заканчивал с зарядом. Филатов довернул башню на цель, нажав кнопку электропривода на ТПК. В это время бахнула стодвадцатидвухмиллиметровка "Двойки" и перед тридцатьчетверкой вырос фонтан взрыва. Венгерский танк торопливо огрызнулся, но болванка попала в дом, и тут наводчик Филатова сам себе скомандовав огонь (такая была у сержанта привычка) и нажал на плунжер. Танк дернулся, завоняло сгоревшим порохом, обрезиненные обода окуляра привычно вжались в глазницы и через секунду с тридцатьчетверки слетела башня. Но радоваться было рано, впереди слева было то что подбило головную машину и скорее всего это была 57-миллиметровая противотанковая пушка ЗИС-2. Судя по глухому звуку выстрела, она была в укрытии и как бы не в подвале. Старлей помнил как в 1944, в этом же городе артиллеристы 9-го корпуса СС у него на глазах подбили три ИС-2 из замаскированных в развалинах орудий. Тут повторения такой ситуации допускать было нельзя, тем более что одну машину он уже потерял, а батальонный передал по рации приказ - "Захватить перекресток и держать его зубами пока не придет подмога". Взводный приказал "Двойке" сдать назад, зарядить орудие фугасно-осколочным и держать под прицелом улицу на той стороне перекрестка. Сам же, взяв старшину Стецько, венгра и трех десантников вооруженных соответственно -РПД, снайперкой и ППШ, пошел на рекогносцировку. Высовываться на перекресток было опасно, но выяснить где там слева за углом проклятая огневая точка мятежников было необходимо и Филатов принял решение. В левом доме, несмотря на расстрелянные окна (они добавили по верхнему этажу еще пару фугасных) несомненно были еще инсургенты и соваться туда малыми силами было глупо, но дом справа был тих, молчалив и зашторен и именно туда старший лейтенант и направил свою группу. Дверь запертого изнутри парадного вынесли гранатой, без помех поднялись на четвертый этаж и венгр Ференц позвонив в дверь и сказав в ответ на вопросительное блеянье волшебное слово Авош**, открыл разведчикам путь в нужную квартиру. Оставив гражданских в дальней комнате под охраной Ференца и одного из солдат, старший лейтенант осторожно выдвинулся на балкон и стал изучать в бинокль перспективу слева. Метрах в трехстах была видна разбитая витрина какого-то магазина, заложенная частично мешками с песком. На улице никого не было, но внутри угадывалось какое-то движение, поставив свой старый но надежный Цейс на максимальное увеличение, Филатов разглядел в глубине помещения силуэт орудия, и план действий оформился моментально. Подозвав жестом снайпера и пулеметчика, он объяснил им ситуацию и порядок действий. Снайпер и пулеметчик занимают позицию в дверях балкона и как только командирский ИС приблизится к углу, то они выходят на балкон и снайпер с позиции лежа начинает гасить все что шевелится внутри витрины, а пулеметчик с колена начинает вести беспокоящий огонь по позиции ПТО и вообще всему что шевелится, ну а далее действуют по обстановке...
       Снайпер, кривоногий коротышка с простой якутской фамилией Иванов, молча кивнул и стал обустраиваться на своей позиции. Пулеметчик Коля Семенов (по прозвищу "Косая сажень"), в ожидании дела расположился на старинном диване и занялся пулеметом и коробами с лентами. Старший лейтенант хотел еще раз повторить указания, как на улице громко бабахнула стодвадцатимиллиметровка, сразу же добавила вторая и радостно замолотили короткими ДШК. Командир и старшина ринулись на улицу. К моменту их появления все успокоилось, как доложил сержант Балакин остававшийся на команде, вдали за перекрестком нарисовалась еще одна тридцатьчетверка Национальной гвардии, в сопровождении разношерстной пехоты. Сержант не стал выяснять, атака это или нет и открыл огонь. Тридцатьчетверка потеряла башню, а мятежники были накрыты огнем и уничтожены. Больше шевелений в той стороне не было, а по рации батальонный передал что к перекрестку приближается колонна мотопехоты и Филатов решил приступить к операции по подавлению ПТО противника и захвата перекрестка...
       Командирский танк полз по середине улицы. На полкорпуса сзади и правее его сопровождала "Двойка". У зенитных ДШК сидели старшина Стецько и ефрейтор Рахимов из десанта. Экипажи были нужны внутри танков, а в командирской машине на место наводчика сел сам взводный. Механик-водитель согласно полученным инструкциям медленно вел танк вперед, готовясь в любой момент остановиться и врубить реверс. Башня была развернута влево и когда в панораме прицела появилась проклятая витрина, которая почему то искрилась, Филатов крикнул стоп и нажал электроспуск. Танк дернулся от выстрела и взревев двигателем подался назад и только тогда старлей понял, что витрина искрилась от пуль бьющего по ней РПД. Двойка повторила тот же маневр, но назад уже не отъехала. Не переставая трещал ДШК поливая расширившийся проем на месте витрины, еще один фугасно-осколочный снаряд завершил разгром магазина. С балкона залился прощальной очередью РПД и ни кто сначала не понял, почему прекратился веселый мат старшины Стецько подсоединявшему к турели последний пятидесяти-патронный короб. И только когда новая очередь стеганула горохом по броне, Рахимов увидел в окне второго этажа щуплую фигурку с ППШ. Тяжелые 12,7 миллиметровые пули вбили кукушку назад в комнату. Когда через двадцать минут Филатов и Ференц ворвались в комнату, они увидели седую женщину рыдающую над изуродованным телом подростка, рядом с которым валялся окровавленный автомат.
      
       Тут был бой []
      
      
      


       Советские части и соединения, принимавшие участие в Венгерских событиях
      -- Особый корпус:
      -- 2-я гвардейская механизированная дивизия
      -- 17-я гвардейская механизированная дивизия
      -- 33-я гвардейская механизированная дивизия
      -- 128-я гвардейская стрелковая дивизия
      -- 7-я гвардейская воздушно-десантная дивизия
      -- 31-я гвардейская воздушно-десантная дивизия
      -- 8-я мех. армия Прикарпатского ВО
      -- 38-я армия Прикарпатского ВО
       Всего в операции принимало участие:
      -- личный состав - 31550 человек
      -- танков и САУ - 1130
      -- орудий и миномётов - 615
      -- зенитных орудий - 185
      -- БТР - 380
      -- автомобилей - 3830
      
       Потери Советской армии, по официальным данным, составили 669 человек убитыми, 51 пропавшими без вести, 1540 - ранеными. Было подбито около 15 танков
       я Персоналии 1956 года  []
       КАК ЭТО ВСЕ БЫЛО
      
       В середине октября начались волнения студентов по всей стране. В Будапеште и Дебрецене, Мишкольце и Сегеде, Сомбатхее и Пече они требовали отказаться от сталинских методов управления страной, прекратить изучение марксизма-ленинизма в университетах и институтах.
       В президиуме ЦК КПСС внимательно следили за тем, что происходило в Венгрии. 20 октября, после инфориации о поездке в Польшу, на YIII пленум ЦК ПОРП советской делегации во главе с Хрущевым, заслушали вопрос о положении в Венгрии. Было предложено вновь направить в Венгрию Микояна, Жукову и Микояну предложили вернуть солдат в свои части. Было принято решение отозвать из Венгрии советников КГБ. Это предложение исходило из Москвы и учитывало опыт улаживания отношений с Польшей
       22 октября в Будапештском политехническом университете институте были сформулированы требования - созыв съезда партии, удаление сталинистов из руководства, расширение социалистической демократии, возвращение И. Надя на пост премьер-министра, уменьшение налогов на крестьян. К ним добавились призывы к многопартийности, проведению свободных выборов, восстановления старой государственной символики, вывод советских войск из Венгрии. 23 октября в Будапеште состоялась многотысячная демонстрация. И. Надь превратился в популярнейшего политика. Демонстранты, собравшиеся перед зданием парламента, требовали, чтобы перед ними выступил лидер партии Э. Гере. Он выступил по радио, не проявив никаких попыток найти компромисс, угрожал репрессиями. В ответ на это часть демонстрантов направилась к памятнику Сталина и попыталась его демонтировать, другие попытались встретиться с Гере. В ответ с крыш парламента был открыт огонь. На сторону демонстрантов перешли некоторые милиционеры и военные. Противостояние превращалось в вооруженную борьбу106.
       Накануне заседания политбюро 23 октября у Хрущева состоялся разговор по телефону с Гере, тот настаивал на вводе советских войск в столицу. Хрущев потребовал от Гере письменного обращения, но Гере сослался на невозможность собрать Совет Министров. Договорились, что этот документ будет прислан премьер-министром Хегедюшем позже. Поздно вечером 23 октября в Москве на заседании политбюро ЦК КПСС была заслушана информация маршала Жукова, сообщившего, что в Будапеште массовые демонстрации, подожжена радиостанция, в Дебрецене заняты здания обкома партии и МВД.
       Хрущев был настроен решительно: нужно вводить в Будапешт войска. Его поддержал Булганин. Им возражал Микоян: Процитируем рабочую запись: "Без Надя не овладеть движением. Дешевле и нам. Высказывает сомнения относительно ввода войск. Что мы теряем? Руками самих венгров наведем порядок. Введем войска - попортим себе дело. Политические меры попробовать, а потом войска вводить". Молотов, Первухин, Каганович не согласились с Микояном, настаивали на необходимости введения войск. Каганович, Жуков, Суслов утверждали, что ситуация в Венгрии отличается от Польши, что в Венгрии "идет свержение правительства".
       Хрущев колебался. "Надя надо привлечь к политической деятельности. Но пока председателем правительства не делать". Было решено направить в Будапешт Суслова и Микояна для изучения ситуации на месте.
       Военная машина между тем набирала обороты 23 октября в 23 часа ночи были подняты по боевой тревоге пять дивизий, дислоцированных в Венгрии, Румынии и Прикарпатском военном округе, были приведены в состояние боеготовности две истребительные и две бомбардировочные авиационные дивизии. Особый стрелковый корпус уже ранним утром 24 октября вступил в Будапешт. Начались столкновения с повстанцами. Вместе с советскими войсками действовали войска венгерской госбезопасности.
       Ситуация в столице Венгрии оставалась неясной. 24 октября И. Надь стал премьер-министром Венгрии, вошел в состав высшего партийного руководства. Микоян и Суслов, прибывшие в Будапешт, сочли опасения венгерских партийных деятелей преувеличенными, очаги вооруженного сопротивления, казалось, были быстро подавлены. 25 октября Гере был снят с поста первого секретаря ВПТ, его сменил Я. Кадар. Новый премьер-министр И. Надь заявил в своем радиовыступлении 25 октября, что советские войска будут выведены "незамедлительно после восстановления мира и порядка". 26 октября в Венгрии была образована Директория - временный орган, объединивший функции правительства и ЦК ВПТ. В него вошли Я. Кадар, И. Надь, А. Хегедюш, Ф. Мюнних , А. Апро и Санто. В стране стали возникать рабочие советы, раздавались требования о выводе советских войск из Венгрии. Янош Кадар при встрече с Сусловым и Микояном заявил, что "народные массы вышли из-под нашего влияния, престиж партии в рабочем классе сильно упал, особенно из-за прошлых ошибок". Он же отметил антисемитские и антисоветские настроения, распространившиеся среди населения.
       27 октября созникло новое правительство Венгрии, куда вошли представители некоммунистических партий. Имре Надь заявил советским представителям, что руководство Венгрии намерено "наряду с вооруженным подавлением мятежа проводить политику примирения и сближения с нами интеллигенции и народных масс". Опора только на советские войска и на часть партии могла бы привести, по его мнению, только к изоляции партии от народа и подготовила бы "путь к приходу американцев".
       Докладывая в Москву, Суслов и Микоян сообщили о том, что они они разделяют предложение о включении в состав венгерского правительства "мелкобуржуазных демократических влиятельных общественных деятелей". Оба посланца Кремля явно разделяли курс И. Надя на мирное разрешение конфликта.
       За разговорами о единстве венгерского руководства скрывались глубокие противоречия о путях выхода из кризиса. Ряд деятелей политического руководства (Хегедюш, Ковач, Апро) настаивали на ликвидации очагов сопротивления силой оружия; другие (З. Ваш, Ф. Донат) считали необходимым вести переговоры. 28 октября И. Надь в очередном радиообращении отказался оценивать волнения как контрреволюционные, назвал их демократическим и народным движением. За этим заявлением Надя стояло требование профсоюзных активисьтов определить эти события как "национально-демократическое восстание", по примеру летних событий в Познани. В этот день было опубликовано заявление о прекращении боевых действий, после согласования с представителями СССР были распущены органы безопасности.
       Споры велись и в Москве. На заседании президиума ЦК КПСС 28 октября маршал Жуков предложил воздержаться от подавления очага сопротивления (в будапештских казармах "Килиан" и в кинотеатре "Корвин", расположенных в жилых кварталах), призвал проявить политическую гибкость. Иное мнение было у Ворошилова, Молотова и Булганина. Они обвинили Микояна и Суслова в неспособности выполнить порученную им работу, в излишней успокоенности, уступчивости. "Обстановка ухудшилась, - утверждал Молотов, - . . . идет дело к капитуляции. Надь вот-вот выступит против нас. Наши товарищи ведут себя неуверенно. Договориться, до какого предела допускаем уступки. . . . Вопрос о дружбе с СССР, о помощи наших войск - это минимум. Товарищ Микоян успокаивает. . . " Молотова решительно поддержал Булганин, требовавший "вызвать к телефону Микояна и сказать: Политбюро ВПТ действовать должно решительно, иначе мы будем действовать помимо нас. Может быть, придется назначить правительство самим".
       Хрущев призвал "считаться с фактами". Он высказал тревогу, что в случае обострения конфликта Надь угрожает сложить с себя полномочия главы правительства, а тогда - развал коалиции в Венгрии, угроза того, что венгерские войска могут перейти на сторону повстанцев. Хрущев предлагал поддержать новое венгерское правительство, помочь ему в провинциях. "Может быть, подготовить наше Обращение к населению, к рабочим, крестьянам, интеллигенции, а то только стреляем", - говорил Хрущев. Он предлагал заручиться обращениями компартий Китая, Болгарии, Польши, Чехословакии, Югославии в адрес венгерского руководства. При этом он говорил о необходимости "решительно подавить вооруженные силы повстанцев".
       Хрущева поддержали Каганович. "Нападать на Микояна и Суслова не следует. Они действуют правильно. . . . Если не поддерживать - тогда оккупация страны. Это уведет нас далеко. Идти на то, чтобы поддержать правительство". Каганович предложил согласиться с декларацией нового венгерского правительства "относительно вывода войск". С Кагановичем согласились Маленков, Жуков, Сабуров.
       Подводя итоги обсуждения, Хрущев заявил, что нужно поддержать правительство, заявить Надю и Кадару: "поддерживаем, декларация - на большее Вы, видимо, не способны. Огонь прекращаем. Мы готовы вывести войска из Будапешта. Обусловить, чтобы очаги сопротивления прекратили огонь", Англичане и французы в Египте заваривают кашу, - добавил Хрущев. - Не попасть бы в одну компанию".
       29-30 октября начался отвод советских войск из Будапешта. На заседании президиума ЦК КПСС 30 октября Хрущев внес предложение, согласованное с партийной делегацией КПК во главе с Лю Шаоцы, о выводе советских войск из стран народной демократии. В президиуме ЦК господствовало мнение, что вывод войск из Венгрии и других стран неизбежен. Шепилов, выступая на президиуме ЦК, заявил, что "обнаружился кризис наших отношений со странами народной демократии. Антисоветские настроения широки". Шепилов призывал вскрыть глубинные причины этих явлений, устранить элементы командования. "О вооруженных силах - мы стоим на принципах невмешательства. С согласия правительства Венгрии мы готовы вывести войска".
       Шепилову вторил Жуков. ". . . Антисоветские настроения широки. Вывести войска из Будапешта, если потребуется - вывести из Венгрии. О войсках в ГДР и Польше - вопрос более серьезный. Обсудить на Консультативном совете (Варшавского договора. - Авт. ). Созвать Консультативный Совет. Упорствовать дальше - неизвестно, к чему приведет".
       М. Сабуров, член президиума ЦК КПСС, увидел более широкий фон происходивших событий. "На ХХ съезде сделали хорошее дело, но затем не возглавили развязанную инициативу масс. Нельзя руководить против воли народа". (Курсив наш. Авт. )
       По итогам этого заседания была принята Декларация правительства СССР об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социалистическими странами". В Декларации говорилось: "Как показали события последнего времени, возникла необходимость сделать соответствующее заявление о позиции Советского Союза во взаимоотношениях СССР с другими социалистическими странами, прежде всего в экономической и военной областях". Эта Декларация уже 30 октября была передана по радио, на следующий день она была опубликована в прессе.
       Казалось бы, возникали политические методы выхода из конфликта.
       Однако уже на следующий день, 31 октября, ситуация в Москве изменилась, что называется, на сто восемьдесят градусов. Выявленные к настоящему мнению документы не позволяют окончательно ответить о причинах, заставивших Хрущева резко пересмотреть его мнение о венгерских событиях и об отношениях с социалистическими странами. Новости, поступавшие к этому времени от Микояна и Суслова из Будапешта были не хуже и не лучше тех, которые были накануне; 31 октября Хрущев разговаривал по телефону с Гомулкой, была достигнута договоренность о встрече польского и советского руководства 1 ноября 1956 г. в Бресте, чтобы согласовать отношение к событиям в Венгрии. Единственная причина, которая, по нашему мнению, могла подтолкнуть Хрущева к кардинальному изменению его позиции, находилась далеко от Венгрии.
       В ночь на 30 октября вооруженные силы Израиля вторглись в Египет. Через 24 часа после начала нападения израильских войск английское и французское правительства предъявили Египту ультиматум, требуя, чтобы
      -- в течение 12 часов он прекратил все действия военного характера на суше, сморе и воздухе;
      -- вооруженные силы Египта были отведены на 10 миль от Суэцкого канала;
      -- Египет согласился на оккупацию английскими и французскими войсками ключевых позиций в Порт-Саиде, Исмаилии и Суэце.
       В случае отклонения этих условий правительства Англии и Франции угрожали вооруженной интервенцией.
       СССР немедленно попытался внести на Совет безопасности ООН проект резолюции с осуждением израильской агрессии. Англия и Франция наложили вето на этот проект США воздержались при голосовании.
       31 октября английские и французские войска начали боевые действия против Египта.
       Для Хрущева, остро реагировавшего на нарушение баланса, складывавшегося в мире, это было достаточным основанием, чтобы ожесточить советскую позицию в Венгрии. Он заявил на заседании политбюро 31 октября (цитируем рабочую запись):
       "Пересмотреть оценку. Войска не выводить из Вегрии и Будапешта и проявить инициативу в наведении порядка в Венгрии. Если мы уйдем из Венгрии, это подбодрит американцев, англичан и французов империалистов. Они поймут как нашу слабость и будут наступать. (Курсив наш. Авт. ). Мы проявим тогда слабость наших позиций. Нас не поймет наша партия. К Египту им тогда прибавим Венгрию. Выбора у нас другого нет. . . .
       Создать временное революционное правительство во главе с Кадаром. . . . Это правительство - пригласить . . . на переговоры о выводе войск, и решить вопрос. Если Надь согласится - ввести его заместителем премьера. Мюнних обращается к нам с просьбой о помощи, мы оказываем помощь и наводим порядок.
       Переговорить с Тито, Проинформировать китайских товарищей, чехов, румын, болгар. Большой войны не будет.
       Хрущеву возразил, судя по цитированной выше записи, только Сабуров. "После вчерашнего дня - все-таки пустота. Наше решение оправдывает НАТО".
       После этого решения президиума ЦК КПСС началась интенсивная подготовка к продавлению восстания в Венгрии силами советских войск. В Москву вернулся Микоян, но его призывы "выждать дней 10-15, поддержать правительство" И. Надя поддержки в президиуме ЦК не встретили. 2 ноября состоялась встреча членов президиума ЦК с Я. Кадаром и Ф. Мюннихом, которые должны были возглавить новое просоветское правительство. Кадар , рассказывая о ситуации в Венгрии, обосновывал необходимость советского вмешательства тем, что "в политике Надя есть контрреволюционные элементы", а Австрия и Западная Германия поддерживают венгерских фашистов.
       . . . Утром 4 ноября советские войска силами 12 дивизий приступили к выполнению операции "Вихрь" по восстановлению советского влияния в Венгрии. Формальным основанием для вторжения было приглашение Временного революционного рабоче-крестьянского правительства во главе с Я. Кадаром, созданного 3 ноября. Военная операция развивалась успешно: практически в течение двух дней были подавлены все очаги вооруженного сопротивления. 7 ноября Я. Кадар прибыл в Будапешт на советской бронемашине в сопровождении двух танков.
       Ценой советского вмешательства стали людские жертвы. В стычках и боях погибло 2502 венгра, 19226 было ранено. С советской стороны погибло в боях, умерло от ран и пропало без вести 720 человек, было ранено 1540 человек. Свыше 200 тысяч венгров бежали из страны.
       СССР создал прецедент, когда силами советского оружия решались споры в "социалистическом лагере". Это рождало обоснованные подозрения в социалистических странах. СССР продолжил хорошо известную в Европе первой половины ХIХ в. роль России как жандарма, наводившего "порядок" в Польше и Венгрии.
       Венгерские события отразились и в СССР. Они стали одной из причин волнений студенчества, прокатившихся практически по всему Советскому Союзу. Не случайно уже 4 ноября на заседании президиума ЦК КПСС среди большого числа вопросов, касавшихся Венгрии, стоял специальный вопрос "Об очищении вузов от нездоровых элементов". Выступали по этому вопросу Жуков, Хрущев, Фурцева и Первухин. В решении было записано: "Фурцевой, Поспелову, Шепилову Елютину (В. П. Елютин - министр высшего образования СССР. ) внести предложения об очищении вузов от нездоровых элементов".
       Ох сейчас фотографу обломится []
       ПРИЛОЖЕНИЕ:
      

    Протокольная запись заседания Президиума ЦК КПСС

    23 октября 1956 г.

       Л. 4// Присутствуют: Булганин, Каганович, Микоян, Молотов, Первухин, Сабуров, Хрущев, Суслов, Брежнев, Жуков, Фурцева, Шепилов.

    О положении в Будапеште и в целом в Венгрии.1

       (Тт. Жуков, Булганин, Хрущев)
       Информация т. Жукова.
       Демонстрация 100 тыс. в Будапеште. Подожжена радиостанция. В Дебрецене заняты здания обкома и МВД.2
       т. Хрущев высказывается за ввод войск в Будапешт.
       т. Булганин считает предложение т. Хрущева правильным - ввести войска.
       т. Микоян: Без Надя не овладеть движением, дешевле и нам. Высказывает сомнение относительно ввода войск. Что мы теряем? Руками самих венгров наведем порядок. Введем войска, попортим себе дело. Политические меры попробовать, а потом войска вводить.
       т. Молотов - руками Надя Венгрия расшатывается. За ввод войск.
       т. Каганович - идет свержение правительства. Сравнения с Польшей нет. За ввод войск.
       Л. 4об.// т. Первухин - надо ввести войска.
       т. Жуков - разница есть с Польшей. Надо ввести войска. Выехать одному из членов Президиума ЦК. Объявить военное положение в стране, ввести комендантский час.
       т. Суслов - обстановка от Польши отличная. Надо ввести войска.
       т. Сабуров - надо ввести войска для поддержания порядка.
       т. Шепилов - за ввод войск.
       т. Кириченко - за ввод войск. Направить в Будапешт тт. Малинина и Серова.
       т. Хрущев - Надя привлечь к политической деятельности. Но пока председателем [правительства] не делать.
       В Будапешт вылететь тт. Микояну, Суслову.3
       РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д. 1006. Л. 4-4об. Автограф В.Н.Малина. Чернила.

    Примечания:

       1 В оформленный протокол  48 заседания Президиума ЦК от 23 октября вопрос не включен.
       2 Судя по этим данным, заседание состоялось между 22.00 и 23.00 по московскому времени, когда в Будапеште начался штурм здания радио (пожара в здании не было, но поблизости были подожжены несколько автомобилей). К 23.00 по приказу министра обороны СССР уже были подняты по боевой тревоге пять дивизий Советской Армии, дислоцированных в Венгрии, Румынии и Прикарпатском военном округе (см. док. 6). В Дебрецене около 20 часов по московскому времени вышедшие на демонстрацию студенты осадили здание областного УВД. Силы госбезопасности открыли огонь, ранив 6 и убив 3 человек, которые стали первыми жертвами октябрьских событий в Венгрии. Здания обкома и УВД не были захвачены . В городе был введен комендантский час.
       3 Микоян, Суслов, Малинин и Серов прибыли в Будапешт 24 октября. Вопрос о назначении И.Надя премьер-министром ко времени их прибытия был решен венгерским партийным руководством еще до их приезда самостоятельно.
       Как видно из воспоминаний М.Ракоши, хранящихся вместе с выполненным в 1971 г. переводом в АПРФ, в обсуждении вопроса о вводе советских войск в Будапешт принимал участие и бывший первый секретарь ЦР ВПТ, хотя возможно, члены Президиума ЦК КПСС консультировались с ним уже после того, как решение было принято (поэтому в записи В.Н.Малина присутствие Ракоши не отмечено). О своем участии в этих консультациях и обстановке, царившей вечером 23 октября в Кремле, Ракоши записал: "Вечером, около половины десятого, мне позвонили из ЦК и сообщили, что посылают за мной автомашину, так как я должен немедленно туда прибыть. Беда - промелькнуло у меня в голове. Через час я был на заседании Президиума, где т. Хрущев коротко сообщил мне, что в Будапеште большие толпы выступают против партии и правительства, и, по не совсем ясным сообщениям, один батальон войск внутренней безопасности, а также один армейский полк, перешли на сторону демонстрантов или отказались повиноваться. Пока т. Хрущев говорил, я окинул взглядом лица членов Президиума и увидел, что все они весьма озабочены и встревожены. Закончив информацию, т. Хрущев задал вопрос, что, по моему мнению, нужно сейчас предпринять. Он сразу спросил, есть ли, по моей оценке, необходимость во вмешательстве советских войск. [...] Я считал, что правительство об этом попросит, но значительная часть товарищей не была убеждена в этом. Помню, как Каганович со злостью сказал: если они не попросят нас о помощи, тогда они самая последняя дрянь. (Тогда еще не было известно, что вместо Андраша Хегедюша председателем Совета Министров уже стал Имре Надь.) [...]Тов. Хрущев тут же вызвал Будапешт, где к телефону подошел т. Герё. В короткой беседе т. Герё дал кое-какую информацию об обстановке, без всяких деталей говоря о ее сложности. Тов. Хрущев сообщил ему, что еще ночью туда прибудет т. Микоян, изложит ему мнение Президиума и готов оказывать ему помощь. Хрущев предложил Герё подождать до прибытия Микояна с важнейшими постановлениями и никаких серьезных решений до тех пор не принимать. В заключение он сообщил, что Советский Союз окажет любую военную поддержку в борьбе против контрреволюционеров, но об этом должна быть официальная просьба венгерского правительства. Насколько можно было понять из телефонного разговора, когда слышен лишь один из собеседников, ответы Герё звучали положительно как в отношении военной помощи, так и в отношении поездки т. Микояна. Когда, однако, мы спросили т. Хрущева о деталях разговора, он пожаловался, что слова т. Герё были не совсем понятны. На этом обсуждение по сути дела было закончено..." (АПРФ. Ф. 3. Оп. 83. Д. 117. Л. 2567-2569. Перевод с венг. Перевод сверен с оригиналом и исправлен.)
      

      
       Тяжелый танк ИС-3 (объект 703)
      
       []
       был разработан в 1944 - 1945 годах на Опытном заводе 100 в Челябинске. Он стал последним танком, созданным в период Великой Отечественной войны. Создание проекта нового тяжелого танка под условным названием "Кировец-1" началось в конце лета 1944 года и имело свою предысторию. Группа научных сотрудников Военной академии механизации и моторизации имени И.В.Сталина (ВАММ), возглавляемая инженер-полковником А.Завьяловым, изучила на местах танковых боев Курской битвы характер повреждений, вызванных попаданиями снарядов в танки. Выяснилось, что не все части башни и корпуса поражаются одинаково. Наиболее высокой вероятность поражения была у лобовых частей башни и корпуса, при этом число попаданий в башню было наибольшим. Ответом на результаты этих исследований и стал проект нового танка.
       Все проектные работы велись в условиях жесткого соревнования между двумя конструкторскими коллективами - Опытного завода  100, организованного в марте 1942 года и возглавляемого Ж.Я.Котиным и А.С.Ермолаевым, стремившегося подтвердить свое лидерство в разработке тяжелых танков, и конструкторского бюро Челябинского Кировского завода, возглавляемого Н.Л.Духовым и М.Ф.Балжи, надеявшегося показать свою зрелость и самостоятельность.
       Главной особенностью проекта, предложенного серийным заводом, была оригинальная приплюснутая башня со 122-мм пушкой Д-25, разработанная конструктором Г.В.Крученых. Большие углы наклона броневых стенок башни способствовали рикошету бронебойных снарядов, а удачная внутренняя компоновка обеспечивала минимальные ее размеры, что позволило без излишнего утяжеления машины повысить толщину лобовой брони до 250 мм, против 100 мм на тяжелом танке ИС-2.
       Узнав о том, что на ЧКЗ создается новый танк, Ж.Я.Котин немедленно подготовил свой вариант, базировавшийся на разработках Опытного завода по опытным объектам 244, 245 и 248. У этого варианта сразу бросалась в глаза необычная форма носовой части корпуса. Дело в том, что практически на всех танках того периода верхняя лобовая часть как сварных, так и литых корпусов представляла собой поверхность, поставленную перпендикулярно продольной плоскости или же под небольшим углом к вертикали. Такая форма была необходима, пока в передней части танка сидели два человека. С исключением из экипажа стрелка-радиста, когда впереди остался один водитель, к тому же посаженный по центру, появилась возможность срезать углы на лобовой плите. Так, на ИС-2 в литой лобовой детали возникли "скулы". При этом стало возможным не только снизить массу корпуса, но и значительно повысить стойкость броневых деталей в случае обстрела танка спереди. Конструкторы Опытного завода Г.Н.Москвин и В.И.Таротько предложили составить всю верхнюю лобовую часть корпуса из двух соединенных и сильно наклоненных к вертикальной плоскости броневых листов, повернутых в плане под большим углом. Сверху эти листы накрывались треугольной крышей, наклоненной к горизонту под углом 7R. В этой крыше прямо над головой механика-водителя имелся люк, через который он мог садиться в танк и покидать его. Такой двухскатный нос получил у конструкторов название "нос с горбинкой" (впрочем, больше прижилось название "щучий нос").
       Переход к полностью сварному корпусу с исключением крупных литых деталей объяснялся, с одной стороны, достижениями сварщиков во главе с академиком Е.О.Патоном, с другой - возможностями литейного производства, которое было полностью загружено изготовлением литых башен для танков ИС.
       На рассмотрение наркому танковой промышленности В.А.Малышеву были представлены два самостоятельных проекта, два варианта одного танка. Первый представляли директор ЧКЗ И.М.Зальцман и главный конструктор Н.Л.Духов, второй - директор и главный конструктор Опытного завода Ж.Я.Котин. Рассмотрев проекты, В.А.Малышев принял компромиссное решение: взять форму носовой части корпуса от одного проекта, а башню от другого. Масса же должна была остаться такой же, как у ИС-2.
       Так родилась новая модель танка прорыва - плод совместных усилий двух кировских конструкторских коллективов, разделить которые в принципе невозможно. До образования Опытного завода основной состав конструкторов работал в штате и на территории ЧКЗ и лишь позднее был частично переоформлен на Опытный завод. Однако и этот состав в большинстве своем находился и работал на основном заводе, продолжая выполнять проектные и производственные задачи на ЧКЗ.
       В рабочем календаре директора ЧКЗ И.М.Зальцмана там, где он помечал выполнение графика работ, новая машина шла под именем "Победа". Но как ни хотелось ему дать "своей" машине громкое имя, танк пошел в серию под уже привычным названием ИС-3. Единственно, чего добился серийный завод, так это того, что объектовый номер танку был присвоен по Челябинскому Кировскому заводу - объект 703.
       В последних числах октября 1944 года первый образец объекта 703 вышел из ворот завода и подвергся ходовым испытаниям на Бродокалмакском тракте. После завершения заводских танк отправили на подмосковный полигон для прохождения войсковых испытаний. В декабре он был представлен заместителю командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии маршалу бронетанковых войск П.А.Ротмистрову. Ротмистров полностью одобрил новую машину.
       После войсковых испытаний объект 703 представили Г.К.Жукову и А.М.Василевскому. Маршалы доложили о новой машине И.В.Сталину, который и подписал решение ГКО о приеме танка на вооружение Красной Армии и производстве его на Челябинском Кировском заводе.
       Конструкция.
    Корпус танка сваривался из катаных броневых листов. Лобовые листы корпуса устанавливались с двойным наклоном под большим углом к вертикали. Механик-водитель размещался спереди. За его сиденьем, в днище, находился запасной люк. Башня литая, приплюснутой сферической формы. В крыше башни имелся большой овальный люк, закрываемый двумя крышками. В правой крышке закреплялся смотровой прибор заряжающего МК-4, в левой располагался командирский люк наблюдения, закрытый круглой вращающейся крышкой, в которой находился смотровой прибор ТПК-1.
       Ходовая часть ИС-3 состояла из шести опорных катков с внутренней амортизацией на борт, трех поддерживающих катков, ведущего колеса заднего расположения со съемными зубчатыми венцами (цевочное зацепление) и направляющего колеса. Подвеска опорных катков - индивидуальная торсионная. В состав трансмиссии входили: многодисковый главный фрикцион сухого трения, восьмискоростная коробка передач с демультипликтором, планетарные механизмы поворота и бортовые передачи.
       Механизм поворота башни - планетарный, с ручным и электрическим бесступенчатым приводами. Электропривод был оборудован системой командирского управления. Командир мог, удерживая цель в поле зрения своего смотрового прибора, нажать на кнопку, установленную на приборе, и повернуть башню в заданном направлении по кратчайшему пути. При совпадении линии визирования с осью канала ствола башня останавливалась.
       Двенадцатицилиндровый четырехтактный V-образный дизельный двигатель В-11-ИС-3 жидкостного охлаждения с рабочим объемом 38 880 см3 и максимальной мощностью 520 л.с. (382,5 кВт) при 2200 об/мин был установлен на кронштейнах, приваренных к бортовым листам корпуса.
       В топливную систему танка входили четыре внутренних коробчатых металлических сварных бака общей емкостью 450 л, расположенных по два справа и слева от двигателя, как правая и левая группы. Четыре наружных цилиндрических бака емкостью по 90 л каждый крепились на наклонных листах корпуса по бортам кормовой части и были подключены к внутренним. Баки имели механические приспособления для сброса, состоящие из защелок с тросовым управлением. Рукоятки сброса устанавливались по бортам задней части боевого отделения. 122-мм танковая пушка Д-25Т обр.1943 г. с длиной ствола 48 калибров и спаренный с ней 7,62-мм пулемет ДТ были установлены в литой маске. Пушка снабжалась двухкамерным дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического типа. Начальная скорость бронебойного снаряда равнялась 781 м/с. Прицельная дальность стрельбы с помощью телескопического прицела ТШ-17 составляла 5000 м, а с помощью бокового уровня - 15 000 м. Скорострельность 2-3 выстр./мин. На крыше башни на турели находился зенитный 12,7-мм пулемет ДШК.
       Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов раздельного заряжания, в том числе: 18 с осколочно-фугасными снарядами и 10 с бронебойными. Следует отметить, что для облегчения работы заряжающего укладки, предназначенные для размещения бронебойных снарядов, окрашивались в черный цвет, а остальные - в серо-стальной. Боекомплект для пулемета ДТ состоял из 945 патронов, снаряженных в 15 магазинов, а для пулемета ДШК - из 5 лент по 50 патронов, каждая из которых укладывалась в отдельную коробку. Одна коробка устанавливалась на пулемет, остальные размещались в боевом отделении.
       На танке устанавливалась радиостанция 10-РК-26 и танковое переговорное устройство ТПУ-4бисФ.
       При разработке проекта танка ИС-3 были учтены выводы комиссии, которая исследовала во фронтовых условиях боевые повреждения, полученные танками в ходе Курской битвы. Обращало на себя внимание массовое поражение лобовых элементов корпуса и башни. Поэтому было принято решение проработать на базе танка ИС-2 новую конструкцию башни и корпуса для придания им обтекаемой формы и резко дифференцировать броневую защиту. По башне эту работу осуществлял конструктор Крученых, а по корпусу - конструктор Малинин. При этом следует отметить, что прототип танка ИС-3 имел прямой наклонный лист, как и средний танк Т-34. В результате конструкторских работ наклон сваренных листов, особенно в передней части корпуса, был доведен до максимально возможного. Толстые 120-мм плиты лобовой брони располагались так, что образовывалась трехскатная, конусообразная, вытянутая вперед носовая часть, получившая название "щучий нос". Люк разместили в башне над водителем, чего не было в танках ИС-1 и ИС-2. Отпала необходимость в сквозной смотровой щели в лобовой броне перед механиком-водителем - ее заменили перископические смотровые приборы. Новые конструктивные формы брони обеспечили лучшую противоснарядную защиту.
       Однако при проектировании ИС-3 был допущен целый ряд конструктивных ошибок и просчетов. Поэтому уже в 1946 году была создана комиссия по анализу дефектов этого танка, к которым относились: выход из строя двигателя, коробки передач, элементов бронекорпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения и др. С учетом этих недостатков все танки ИС-3 были подвергнуты модернизации и переделкам по программе УКН (устранение конструктивных недостатков), однако, они так и не были доведены до необходимого уровня эксплуатационных требований. В середине 1946 года танк сняли с производства.
       Боевое применение.
    Первая опытная партия тяжелых танков ИС-3 покинула заводские цеха в мае 1945 года. В боевых действиях Великой Отечественной войны они участия не принимали. По некоторым данным, ИС-3 применялись при разгроме японской Квантунской армии в августе 1945 года.
       7 сентября 1945 года в Берлине состоялся парад союзных войск в честь окончания второй мировой войны. Парад принимали Главнокомандующий советскими оккупационными войсками маршал Г.К.Жуков, командующий 3-й американской армией генерал Джордж Паттон, английский генерал Робертсон и французский Кениг. Кроме того, присутствовало большое количество высших чинов, как советских, так и союзных войск. Парад открыли пешие колонны: перед генеральской трибуной промаршировали пехотинцы из 9-го стрелкового корпуса 5-й советской ударной армии, за ними шли солдаты из 2-й французской пехотной дивизии, альпийские стрелки и зуавы, блеснула выправкой 131-я английская пехотная бригада. Замыкала пеший строй тысяча парашютистов из 82-й американской воздушно-десантной дивизии.
       После короткого перерыва к зрителям приблизилась механизированная колонна, которую открывали 32 легких танка М24 "Генерал Чаффи" и 16 бронеавтомобилей М8 из американского 705-го танкового батальона, за ними шли танки и бронетранспортеры французской 1-й танковой дивизии. Англичане выставили на парад 24 танка "Комета" и 30 бронеавтомобилей 7-й танковой дивизии. И, наконец, в заключение парада по Шарлоттенбургскому шоссе прошли 52 танка ИС-3. Сводный танковый полк был сформирован на базе 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии. Новые советские тяжелые танки произвели сильное впечатление на наших западных союзников.
       Впервые на параде в Москве новые танки были показаны 7 ноября 1946 года.
       Танк ИС-3 находился в серийном производстве до середины 1946 года (в 1945 году какое-то время вместе с ИС-2). Всего было выпущено 2311 танков. Стоимость одной машины в ценах тех лет составляла 350 000 рублей. ИС-3 поступали на вооружение тяжелых танкосамоходных полков Советской Армии. На экспорт ИС-3 почти не поставлялись.
       В 1946 году два танка передали Польше для ознакомления с конструкцией и подготовки инструкторов. По-видимому, предполагалось принятие его на вооружение Войска Польского. В 50-х годах обе машины несколько раз участвовали в военных парадах. Впоследствии до начала 70-х годов одна машина находилась в Военно-технической академии в Варшаве, а затем использовалась в качестве мишени на одном из полигонов. Второму ИС-3 повезло больше - его передали в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в музее которой он хранится до сих пор.
       В 1950 году один танк ИС-3 с подобной же ознакомительно-испытательной целью был передан Чехословакии.
       Значительно больше танков ИС-3 отправили в КНДР. В 60-е годы в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку тяжелых танков.
       Египетская армия получила первые танки ИС-3 в конце 50-х годов. 23 июля 1956 года они приняли участие в параде в честь "Дня независимости" в Каире. Большинство же из 100 ИС-3 и ИС-ЗМ, поставленных Египту, прибыли в эту страну в 1962-1967 годах. От арабов окола 40 ИС-3 как трофей попал в ЦАХАЛ и снова принял участие в параде, но уже Армии Обороны Израиля, в последствии ИС-3 использовались в ЦАХАЛ, как огневые точки и Эвакуационные машины.
      
        []
      
       Тактико-технические характеристики ИС-3:
       масса в снаряженном состоянии: 45800 кг;
       экипаж: 4 чел.;
       длина: 6,9 м;
       ширина: 3,15 м;
       высота: 2,45 м;
       длина участков ленты, соприкасающейся с грунтом: 4,36 м;
       ширина траков: 650 мм;
       бронирование: до 250 мм;
       вооружение: 122-мм пушка Д-25Т, 12,7-мм пулемет ДШК, 7,62-мм пулемет ДТМ;
       боекомплект: 28 снарядов, 250/756 патронов;
       двигатель: В-11, 12-цилиндровый, 4-тактный, V-образный дизель, жидкостного охлаждения;
       мощность двигателя: 520 л.с.;
       скорость по шоссе: 40 км/ч.;
       запас хода по шоссе: 340 км;
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Чекмарев Владимир Альбертович (svarog@aport.ru)
  • Обновлено: 12/01/2009. 48k. Статистика.
  • Очерк: Публицистика
  • Оценка: 6.84*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.