Бустанов А.К.
Омский государственный университет

Западная Сибирь под властью Ордынских правителей (династический аспект)

Введение

За последние десять лет количество работ, посвящённых истории так называемого Сибирского юрта, т.е. позднесредневековых сибирских государств, заметно возросло. Между тем, в учебной и популярной литературе сохраняется ситуация, когда все сведения о ранних государствах Западной Сибири ограничиваются обычно периодом правления хана Кучума и похода дружин Ермака. На этом фоне возникла гипотеза, отрицающая само существование государства за Уральским хребтом. Однако подобные умозаключения противоречат всем существующим письменным известиям, археологическим и этнографическим материалам.

Следует помнить о том, что изучение государств, сформировавшихся на обломках улуса Джучи необходимо проводить в неразрывной взаимосвязи друг с другом. Кроме того, при освещении ранней истории Западной Сибири перед исследователями встаёт необходимость комплексного изучения максимально доступных источников как западноевропейских и русских, так и восточных. Ещё в начале XX века академик В.В.Бартольд подчёркивал, что "одна из основных причин малой изученности ранней истории улуса Джучи (Примечание 1) кроется не в скудности исторических источников, а в разнообразности и противоречивости источников" (Примечание 2). Первую и самую удачную попытку собрать извлечения из персидских и арабских сочинений, посвящённых истории Золотой Орды, предпринял барон В.Г.Тизенгаузен. Два тома "Сборника материалов, относящихся к истории Золотой Орды" уже более века являются базой для исследований по истории улуса Джучи в целом. Логическим продолжением СМИЗО стал сборник "Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII вв.", позволяющий реконструировать политическую историю Восточного Дешт-и-Кыпчака.

Нет сомнений в том, что Западная Сибирь связана с историей улуса Джучи с самого образования этого государства до его конца. В этом контексте важны фундаментальные труды В.В.Бартольда, М.Г.Сафаргалиева, Б.Д.Грекова и А.Ю.Якубовского, В.В.Трепавлова и многих других Особо стоит сказать непосредственно о сибирской историографии, посвящённой политической истории, этнографии и духовной жизни сибирских татар. Это труды И.В.Белича, З.Я.Бояршиновой, В.А.Могильникова, Ш.Ф.Мухамедьярова, А.Г.Нестерова, А.А.Адамова, Н.А.Томилова, В.И.Соболева и некоторых др.

В данной работе предпринята попытка реконструкции политической истории ранних государственных образований Западной Сибири XIII-XVI вв. XIII в. - начало так называемого монгольского времени. Именно тогда рассматриваемый регион был номинально включён в состав улуса Джучи. Об этом свидетельствуют найденные на памятниках лесостепной полосы Западной Сибири предметы, изготовленные в экономических центрах Поволжья и Средней Азии. А XVI в. знаменует собой фактическое падение независимого государства сибирских татар. Под ордынскими правителями в исследовании подразумеваются представители различных ветвей династии Джучидов (Шибанидов (Примечание 3), Ордуиченидов и Тукатимуридов), в разное время управлявшие государствами, в состав которых входила Западная Сибирь. Территориальные рамки исследования включают Тоболо-Иртышское междуречье, бывшие основой всех государственных образований региона. Социально-экономическая составляющая вопроса не рассматривается, поскольку на сегодняшний день не существует источников в полной мере осветивших бы его.

Ставим следующие задачи:

  • проследить развитие государственности в регионе в XIII-XVI вв.;

  • реконструкция политической истории государственных объединений региона в рассматриваемый период;

  •  выяснить, какова была очерёдность вступления на престол правителей Сибири до русского завоевания.

1.1. Включение Западной Сибири и Алтая в состав Монгольской империи

Была ли Западная Сибирь в X-XIII вв. редконаселённой и дикой окраиной Евразии? В ответе на этот вопрос существуют две крайности. Первое мнение, представленное в основном работами Л.Р.Кызласова, заключается в том, что в этот период за Уралом существовала развитая городская цивилизация. Однако как эта самая "цивилизация" без сопротивления попала в зависимость о монгольских ханов? Где следы этой "цивилизации"? Даже в Средней Азии остались следы древнехорезмийской цивилизации, исследовавшиеся академиком С.П.Толстовым. Археолог А.А.Адамов пишет, что в Новосибирском Приобье во время бурных потрясений XIII в. смена культуры не произошла [12: 16]. Это говорит о том, что существование крупной западносибирской городской цивилизации в X-XIII вв. сомнительно. Другая точка зрения, ставшая традиционной, говорит о том, что Сибирь действительно была глухой лесной окраиной вплоть до "освоения" русскими землепроходцами. Между тем археологические материалы говорят о существовании в XIII-XVI вв. активной торговли, которая, безусловно, либо базировалась на каком-либо государственном объединении Тоболо-Иртышского междуречья, либо повлекла за собой его образование (Примечание 4). Таким образом, нет каких либо весомых аргументов, позволяющих полностью исключать возможность существования хотя бы слабого союза племён на территории Тоболо-Иртышского междуречья, который бы способствовал различным контактам между объединениями Алтая, Поволжья и, вероятно, Средней Азии. Между тем вопрос о существовании государства в домонгольский период остаётся дискуссионным. Казанский историк Г.Л.Файзрахманов пишет, что "туралинские, тоболо-иртышские и барабинские татары предположительно в конце XI - начале XII вв. создали свой политический союз", что не противоречит нашей гипотезе. Г.Л.Файзрахманов предлагает называть его "условно" Ишимским ханством. Источник этого "предположения" - Ежегодник Тобольского губернского музея за 1884 г. Спорить с этим пока не будем, поскольку издание это довольно редкое и нам пока не доступное. Е.Арсюхин также предположил, что государство всё-таки было, поскольку "на территории Волжской Булгарии зафиксировано постоянное присутствие дружин военных наемников - аскизов - с Горного Алтая. …аскизы постоянно поддерживали контакты с Алтаем. Менялись моды на Алтае - булгарская "диаспора" тут же на это реагировала. Такая ситуация была бы невозможна, не будь между Алтаем и Волжской Булгарией "буферного" государства, помогавшего осуществлять постоянные сношения" на основе всё той же торговли [49]. Другое дело, что с самоназванием этого государства нужно быть осторожнее. Известный персидский хронист Средневековья Абулгази, по словам всё того же Г.Л.Файзрахманова, называет его "Тураном". Гораздо более неосторожно назвать его "Ишимским ханством". Как минимум не доказано, что центр государства находился в Кызыл-Туре, локализуемой некоторыми исследователями в устье р. Ишим.

Первое событие, имеющее отношение к истории сибирских ханств и зарегистрированное монгольскими летописцами, произошло лишь в начале XIII века. Появление монголов в Западной Сибири датируется 1207 г., т.е. спустя год после признания Чингисхана верховным правителем Монголии. Судя по всему, северо-западное направление изначально было приоритетным во внешней политике Чингисхана. Сюда монгольских завоевателей привлекали обширные пастбища и ровная степь, удобная для передвижения конницы - костяка монгольской армии. Кроме того, степные пространства современного Казахстана и Южной Сибири являются стратегически важным регионом, позволяющим контролировать ситуацию как в Хорезме, так и в Поволжье и других территориях. "Сокровенное сказание" так комментирует это событие: "В год Зайца (1207) Джучи (старший сын Чингисхана - А.Б.) был послан с войском Правой руки к Лесным народам (имеются в виду народы к северо-западу от Монголии - А.Б.). Подчинив ойратов, бурятов (Примечание 5), бархунов, урсутов (Примечание 6), хабханасов (Примечание 7), ханхасов (Примечание 8) и тубасов (Примечание 9), Джучи подступил к Тумен-Киргязам. Они выразили покорность и били государю челом... Джучи принял под власть Монгольскую все Лесные народы, начиная оттуда по направлению к нам, а именно народы: Шибир (Примечание 10), Кесдиин (Примечание 11), Байт, Тухас (Примечание 12), Тешек (Примечание 13), Тоелес (Примечание 13), Таси (Примечание 14), Бачжиги (Примечаине 15). Взял он с собою киргизских нойонов-темников и тысячников, а также нойонов Лесных народов... Чингисхан соизволил сказать: "Ты старший из моих сыновей. Не успел выйти из дому, как в добром здравии благополучно воротился, покорив без потерь людьми и лошадьми Лесные народы. Жалую их тебе в подданство" [46: § 239.]. Но это ещё не означало вхождение Западной Сибири в состав Монгольской империи. Подобное пожалование Чингисхан сделал потомкам Джучи, завещав им все земли к западу от Дешт-и-Кыпчака, т.е. степей Казахстана. Однако их ещё предстояло завоёвывать. Масштабы этих "завоеваний" в Западной Сибири трудно определить. Некоторые исследователи предполагали, что рельеф местности позволил монгольской коннице продвинуться до берегов р. Тобол, что представляется весьма возможным.

Поскольку в Монгольской империи существовала улусная система административного устройства, Западная Сибирь стала одним из таких улусов с центром, вероятно, в Чинги-Туре (Примечание 16). Так же как и в других регионах империи, население было обложено данью (Примечание 17). Можно предположить, что уже тогда основным предметом сборов стала пушнина.

Итак, можно резюмировать, что существование (или отсутствие) государства в Западной Сибири до монгольского нашествия требует привлечения новых, неизвестных пока источников. Включение региона в состав Монгольской империи в первой четверти XIII в. не должно вызывать сомнения, поскольку помимо сообщений "Сокровенного сказания" и "Алтан Тобчи" существуют более поздние упоминания о земле "Ибир-Сибир" в т.н. "Анониме Искандера" [38]

1.2. Улус Шибанидов в XIII-XIV вв.

Ко второй половине XIII века Монгольская империя занимала площадь от Днепра на западе до Японского моря на востоке. В 1224 г. Чингисхан разделил земли, входившие в состав Монгольской империи, между четырьмя сыновьями. Полученные ими земли принято называть улусами (Примечание 18). Джучи получил все земли к западу от Иртыша, низовья Амударьи, т.е. Хорезм, а также низовья Сырдарьи. Однако старший сын Чингисхана был убит на охоте в 1227 г. Это событие крайне важное, но останавливаться на нём не будем.

В вопросе административного деления в Монгольской империи в XIII в. по-прежнему нет единства. Приведём два взгляда на эту проблему (иные точки зрения сводятся к разделению на Ак-Орду и Кок-Орду). Первая, высказанная и аргументированная В.П.Юдиным. Улус Джучи никогда не представлял собой политической целостности: он изначально был поделён на три орды (Примечание 19): Серую, Синюю и Белую. Данные о Белой и Синей Орде в историческом сочинении "Чингиз-наме" приводятся в рассказе о передаче верховной власти Бату - сыну Джучи. Сообщается, что после смерти Джучи между его первым сыном Орду-Иченом и вторым сыном Бату возник спор, кому из них быть ханом в улусе Джучи, братья уступали власть друг другу. В конце концов, они отправились к Чингисхану и просили рассудить их: "Два сына, родившиеся от одной матери, и 17 сыновей, родившиеся от других матерей, все вместе отправились на аудиенцию к Великому хану. Когда они прибыли на служение к своему (деду), тот поставил им три юрты: белую юрту с золотой дверной рамой поставил для Саин-хана (Бату), синюю юрту с серебряной рамой - для Эджена (Орду-Ичена), серую юрту со стальной рамой - для Шайбана (Примечание 20) (пятого сына Джучи)" [42: Л. 93].

Другая точка зрения аргументирована В.В.Трепавловым в труде "Общественный строй Монгольской империи XIII в.". Суть её сводится к следующему. Согласно сложившейся степной традиции как вся Монгольская империя, так и её улусы делились на два крыла - белое (управлялось соправителем хана) и синее (управлял сам хан). Соответственно и в улусе Джучи такое деление сохранялось. При чём каждое из этих крыльев так же составляло два крыла такой же расцветки. Таким образом, при потомках хана Бату в Белой Орде Западного Дешт-и-Кыпчака правил Ногай, а в Белой Орде Восточного Дешт-и-Кыпчака соправителями Ордуиченидов стали Шибаниды.

Таким образом, Синяя Орда будет рассматриваться в качестве территории Мавераннахра и Хорезма, наследованная Ордуиченидами, Золотая Орда (она же Синяя Орда Западного Дешт-и-Кыпчака) - территории от Урала до Днепра, наследованная Батуханидами. Улус Шибанидов отдельно рассматриваться не будет в силу того, что в отличие от Батуханидов и Ордуиченидов Шибаниды до начала XV в. ханами не являлись. Таким образом, плавно подходим к острой для улуса Джучи проблеме границ. Известно, что столицу Синей Орды Восточного Дешт-и-Кыпчака Джучи основал на Иртыше (видимо в верховьях реки) [23: 31]. По этой причине удел Орду-Ичена мог включать области Юго-Восточного Казахстана и, вероятно, Северный Хорезм.

М.Г.Сафаргалиев пишет, что "Марко Поло оставил подробное описание владений (Синей) Орды по "большим равнинам" Сибирской низменности и тянущихся на север в область, "которая называется Тьмою"" [31: 330]. В XV веке Западная Сибирь оказывается в руках Шибанидов: "Так как держава Орды вследствие вражды между детьми Тохтамыша совсем ослабла, то некоторые из потомков Шибана… найдя случай удобным, склонили на свою сторону некоторых и восстали" [09: 212]. Таким образом, помимо областей в Восточном Урале и Юго-Западном Казахстане [24: 205] Шибаниды обладали и Прииртышьем.

О политической жизни улуса Шибанидов в XIII-XIV абсолютно ничего неизвестно. Известно лишь, что Менгу-Тимур (1265-1282) подтвердил права Бахадура - сына Шибана - на владение Белой Ордой Восточного Дешт-и-Кыпчака. У Бахадура было два сына: Джучи-Бука и Кутлук-Бука [07, С. 34]. Правнук Джучи-Буки - Бек-Хванди-оглан рассматривается А.Г.Нестеровым в качестве основателя ветви Сибирских Шибанидов. Бек-Хванди владел улусом в Северо-Западном Казахстане [24: 207]. Таким образом, Шибаниды уже к концу XIII в. владели территорией от Урала до Иртыша. Их клан постепенно крепнет и набирает силу и мощь.

1.3. Улус Ордуиченидов в XIII-XIV вв.

Вопреки распространённому мнению собственная династия Джучидов Синей Орды установилась сразу после Западного похода монголов. О правлении первого хана Синей Орды - Орду - сохранились только отрывочные сведения. Рашид Ад-Дин сообщает о том, что Орду "при жизни отца и после того был в (большом) почёте и уважении…в ярлыках, которые Менгу-каан (Примечание 21) писал на их (Орду и Бату) имя по части указов и ясы, имя Орды он ставил впереди…(Орду) был доволен назначением Бату на царство, и сам уладил возведение его (на престол) на место отца…" [09: 41-42]. Известно, что во время первого Западного похода "нукеры (Примечание 22) Иджан-хана (Орду-Ичена) подняли мятеж против своего господина и убили Иджан-хана (Орду-Ичена) вместе со всеми его огланами (сыновьями?)" [49: Л. 39]. М.Г.Сафаргалиев пишет, что после смерти Орду в 1251 г. (Примечание 23) ханом стал его сын Кунг-Кыран [31: 329]. У Рашид Ад-Дина упоминается 7 сыновей Орду: Сартакай (Сартактай), Кули, Курумыши, Кунгкыран, Чурмакай (Чурмагай), Кутуку (Кутукуй), Хулагу (Хулаву) [09: 42]. Можно предположить, что во время восстания погиб и Сартакай, т.к. он был старше Кунг-Кырана и должен был по логике занять престол. Кули в первой половине века был отправлен в улус Хулагу (государство иль-ханов) [09: 45, 57, 67, 68], однако в 50-60-х гг. мог занимать престол Синей Орды. О политической истории улуса Ордуиченидов в этот период неизвестно также ровным счётом ничего. Можно предположить, что Коничи в конце XIV в. заменил Кули (Примечание 24). По словам Рашид Ад-Дина он "был…другом и доброжелателем [сначала] Аргун-хана и, после того,…Базан-хана" [там же]. После Коничи Баян вступил на престол Ордуиченидов. В течение десятилетнего правления он "ведёт дружбу с царём ислама (Базаном), выказывает (ему своё) расположение и беспрерывно отправляет (к нему) послов" [там же]. Такая абсолютно независимая политика в отношении правителей улуса Хулагу, с которыми у Батуханидов была давняя вражда, свидетельствует о совершенной независимости улуса Ордуиченидов. И это несмотря на то, что Рашид Ад-Дин пишет следующее: "…у них (потомков Орду) такой обычай, что они признают царями и правителями преемников Бату и имя их пишут на ярлыках своих сверху…" [09: 42]. Но это скорее внешнее признание верховенства Батуханидов. Всё тот же Рашид Ад-Дин пишет, что "правители обоих крыльев являлись каждый "самостоятельным государем своего улуса"" [37: 86].

Затем началось правление Сасы-Буки. По сведениям "Анонима Искандера", он был верен своим вассальным обязанностям в отношении к Золотой Орде: "правил 30 лет и за это время совершенно не сходил с большой дороги службы Тогрул-хану и Узбек-хану и не уклонялся ни от одного вызова и курултая. Таким же образом в совершенном единении он умер естественной смертью в 720 г. (=12.II.1320-30.I.1321). Могила его находится в богохранимом (городе) Сауране" [38]. После Сасы-Буки Эрзен "стал после отца…преемником и благодаря большим способностям ума и прозорливости знания проявил хорошую сущность (свою). В непродолжительное время степень его положения стала близкой к величию Узбек-хана, однако он таким же образом проявлял повиновение и подчинение" [там же]. Он насаждал в Отраре, Сауране, Дженде и Берчкенде благотворительные учреждения, строил мечети, ханаки, медресе. Эрзен также точно определил размеры уделов, которыми владели члены династии. Неизвестно, однако, каковы были указания Эрзен-хана о Западной Сибири (и были ли вообще такие указания).

В целом можно заключить, что Синяя Орда в XIII-XIV вв. избегала политической конфронтации с обломками Монгольской империи (по крайней мере, сведения о конфликтах отсутствуют). Династия Ордуиченидов правила в Средней Азии и существовала достаточно независимо, несмотря на то, что со временем укоренилась традиция назначения ханов правителями Золотой Орды. Однако власть Ордуиченидов на первоначальном этапе была достаточно слаба. Об этом свидетельствует прецедент убийства Орду-Ичена местной аристократией.

1.4. Распад Восточного Дешт-и-Кыпчака

Ещё одна традиция, укоренившаяся среди Ордуиченидов - отсутствие собственных монет. Впервые эту традицию решился нарушить сын Эрзен-хана Мубарек. При нём стали печататься серебряные монеты [05: 156. I - "Султан правосудный Мубарек хо(джа), да продлит Аллах царствие его!"; II - "Монета, битая в Сыгнаке, года 729 или 739]. В среде Ордуиченидов, вероятно, оказались люди, которых не устраивало нарушение вековых традиций. Начались споры и разногласия. Началась смута, которая "до сих пор известна в Дешт-и-Кыпчаке". Местная аристократия вновь сделала своё дело: в 1353 году по указу Джанибека Чимтай стал правителем Кок-Орды (Примечание 25). При нём монеты печатать перестали [17: 314]. А между тем, хотя Чимтай и не считал себя суверенным ханом, однако при нём началось активное вмешательство потомков Орду в "замятню". Новому хану Синей Орды предложили возглавить весь улус Джучи, но он отказался. Между тем, более "прогрессивная" партия в Синей Орде, вновь подняла мятеж. Ещё до смерти золотоордынского хана Джанибека (1357/59) можно предположить его гибель от рук местных эмиров (Примечание 26) [42: Л. 111]. Таким образом, во второй половине XIV в. династия Орду-Ичена потеряла нити управления государством и была свергнута.

Вопреки сведениям Анонима Искандера, "Чингиз-наме" сообщает о том, что ещё до смерти Джанибека престол в Сыгнаке перешёл к некоему племенному бею Тенгиз-Буге (Примечание 27). "Очень наглым и злым человеком был этот Тенгиз-Буга. Жестоко истязал и унижал он огланов (Примечание 28) этих (Джучидов, возможно последних Ордуиченидов)..." [42: Л. 110]. Однако в 1359 г. в результате заговора Тенгиз-Буга был убит, ханом провозгласили темника Кара-Ногая. В "Чингиз-наме" отмечено, что "Хызр-хан и Кара-Ногай (Примечание 29), в одном месяце стали ханами. Только Хызр-хан (1359-1361) стал ханом в Сарае, на троне [Бату, а] Кара-Ногай - на берегу Сыра, на левом крыле" (Примечание 30)[42: Л. 113]. Далее источник указывает, что Карай-Ногай "три года…был…государём…(и) правил вилайетами Туркестана". Вероятно, именно в это время растёт самостоятельность Тюменского юрта (Примечание 31), который мог не присылать дань незаконному правителю. После Кара-Ногая трон перешёл к его брату Туглы-Тимуру. Далее престол занимает Тукатимурид Урус (Примечание 32) (1361-1378). В.П. Юдин пишет, что Урусом был вырезан почти весь род Тукатимуридов, чтобы никто, кроме его сыновей не претендовал на престол в Сыгнаке

С первых же дней своего правления Урус-хан взял курс, проводившийся уже Мубарек-ханом, и не только объявил себя суверенным государем, но и "сообщил то, что было в его уме, столпам державы и вельможам двора. Все согласились и стали побуждать и подстрекать его. Несколько дней он устраивал большие пиры и жаловал каждому дорогие подарки, а (затем) направился в ту сторону" [38]. Таким образом, местная аристократия поддержала поход в Золотую Орду, который мог принести ей как неисчислимые беды, так и бесчисленные богатства Сарая и других городов Поволжья. Урус-хан явно стремился стать во главе всего улуса Джучи. В середине 70-х годов он овладел уже Хаджи-Тарханью (Астраханью). В 1374/75 г. Урус захватил Сарай ал-Джедид, где стал чеканить монеты [17: 316]. Тогда перед ханом встала самая трудная задача: разбить силы Мамая. Она оказалась ему не по плечу, так как до Куликовской битвы Мамай находился в зените своего могущества. Пока Урус проводил свою энергичную политику в Поволжье, у него оказался в самой Синей Орде серьёзный противник в лице молодого Тохтамыша. Видимо, бесконечное уничтожение представителей Тукатимуридов начало приносить горькие плоды. Отец Тохтамыша Туй-ходжа-оглан, эмир Мангышлака, был убит Урус-ханом за отказ от участия в походе на Золотую Орду (видимо, Туй-ходжа принадлежал к тем, кто остался верен династии Орду-Ичена, кроме того, он был Тукатимуридом, т.е. претендентом на престол Урус-хана). Так Тохтамыш не обладал достаточной военной силой, он обратился за помощью к Тимуру (1370-1405), который в представлении не нуждается. Тимуру был выгоден свой наместник в Орде, всем ему обязанный, поэтому он "проявил в оказании ему почета и уважения такие усилия, какие только было возможно, и выполнил то, что следовало для соблюдения вежливости со стороны такого величества по отношению к такому царевичу" [39: 47]. Он дал войска Тохтамышу для борьбы с Урус-ханом. Последний принимал в Синей Орде беженцев из Хорезма и требовал выдачи Тукатимуридов, нашедших приют в Самарканде. Тохтамыш несколько раз был разбит сыновьями Урус-хана, когда Тимур сам выступил навстречу Урус-хану, но последний неожиданно умер (Примечание 33). На его место вступил Токтакия, вскоре убитый родным братом Тимур-Меликом (Примечание 34). Тимур не счёл его достойным для себя противником и оставил часть войска под командование Тохтамыша, который после ряда битв всё же занял Сыгнак и казнил Тимур-Мелика.

Под давлением кочевой знати Синей Орды Тохтамыш продолжил политику Урус-хана. Присоединение Золотой Орды удалось ему без особого труда: после Куликовской битвы воины нечингисида Мамая, встретившись на поле брани, присягнули законному хану. Объединив, наконец, улус Джучи, Тохтамыш предпринимает поход на Москву, а затем, ведомый интересами ряда эмиров, экспедиции в Среднюю Азию и Кавказ, уже захваченный к тому времени Тимуром. Последний подобных вещей не прощал и дважды проутюжил жизненно важные районы улуса Джучи. Западную Сибирь эта акция, по всей видимости, не затронула.

Распад Восточного Дешт-и-Кыпчака связан с ростом децентрализации власти во всех крыльях государства. В XIII веке источники "подчёркивают зависимость держателей кочевых улусов от хана и полную власть распоряжаться делами улусов, назначать территории для пастбища и т.д." [37: 51]. Эмиры оказывались экономически в жёстких рамках ханской регламентации. Не было развитых иммунитетов, ни налоговых, ни административно-судебных. Этот факт засвидетельствован Ясой Чингисхана, сообщающей о многочисленных поборах и повинностях кочевого населения в пользу хана. Не было никакой устойчивости в определении границ рядовых улусов, а вместе с тем и степени самостоятельности и независимости кочевого феодала от центральной власти. В XIV веке в связи с почти одновременным пресечением династий Ордуиченидов и Батуханидов растёт стремление представителей других ветвей Джучидов (Шибанидов и Тукатимуридов) объединить под своей властью улус Джучи. Периодически меняющие друг друга ханы старались опираться на рядовые улусы, наделяя эмиров всякого рода льготами и иммунитетами. Так появилось понятие "тархан" - население союзных улусов, освобождённое от уплаты всякого рода повинностей в пользу хана.

Непрочное федеративное государство просуществовало недолго: попытка эмира Едигея сохранить государство провалилась. Слишком существенны были удары среднеазиатских и русских витязей. Затяжная усобица так же внесла свой вклад в распад государства. Золотая Орда распалась на ряд самостоятельных ханств: Ногайскую, Крымскую, Большую (Астраханскую) Орды, Сибирский улус и Казанское ханство.

Можно заключить, что именно череда усобиц в Синей Орде улуса Джучи в XIV в. положила конец единству государства. Между тем, Шибаниды не только сохранили свои позиции в Сибири и степях Казахстана, но и заняли престол Синей Орды (после падения Сыгнака под ударами войск Тимура ставка стала кочевой).

2.1 Тюменское ханство

В XIV веке упрочение экономического положения знати привело к образованию государства в среднем течении реки Тобола и междуречье его притоков Туры и Тавды. Центр его назывался Чинги-Тура (Примечание 35), а само объединение - Тюмень (Примечание 36) [20: 359]. Поскольку "состав рядовых улусов не был постоянен, и верховная власть могла легко изменить его, передав часть войска или часть кочевников другому представителю аристократии" [37: 54-55], то и выяснение точных границ Тюмени в период существования Синей Орды не представляется возможным.

Первое время во главе Тюмени стояли представители Синей Орды - даруги. При них и позже из Сибири в Среднюю Азию привозилась драгоценная пушнина (белка и соболь), пользовавшаяся большим спросом на рынках восточных стран. Ещё Марко Поло отмечал посещение Сибири русскими купцами. Сибирь лежала на пути караванной торговли, на западе с Русью и Казанским ханством, на востоке со Средней Азией и Китаем. Широкие торговые операции нуждались в денежном обращении. Археолог А.А. Адамов [10: 43] пишет, что в Тюмени имели хождение золотоордынские монеты, известны находки серебряных слитков, "которые, очевидно, заменяли монеты" (Примечание 37).

Тюмень становилась важным военно-стратегическим пунктом Синей Орды. Влияние в этом регионе было необходимо после разгрома улуса Джучи Тимуром. Некоторые источники указывают, что на короткий срок с конца 90-х годов XIV в. управление Тюменью (или частью улусов Тюмени) оказалось в руках Тохтамыша (Примечание 38). Вероятно, беглый хан занял бывшую столицу "Ишимского ханства" Кызыл-Туру. После его гибели в 1407 году (Примечание 39) на престол в Кызыл-Туре был возведён Чекре - Тукатимурид, представитель интересов Едигея, узурпировавшего власть в Орде. Иоганн Шильтбергер отметил в своём походном дневнике: "При Абу-Бакре (Примечание 40) находился королевский сын (Чекре) из Великой Татарии (Синей Орды)" [40: л. 34]. Согласно источнику, Чекре попал в Западный Иран до 1414 г., когда ему "было предложено возвратиться на родину, чтобы занять там престол. С согласия Абу-Бакра он отправился туда в сопровождении 600 всадников…" [там же]. Судя по некоторым данным, Чекре стал ханом в Хаджи-Тархани (Астрахани) в период 1414-1415 гг. После ухода Чекре история Западной Сибири вновь уходит в тень до 1421 г., когда Хаджи Мухаммед благодаря поддержке сына Едигея Мансура стал ханом Тюмени. Правда, не надолго.

Расширение торговых и политических связей со Средней Азией и "мусульманским миром" привело к тому, что в конце XIV в. началось распространение ислама в Сибири (Примечание 41). До того у населения преобладали шаманские верования. Однако достаточно долгое время ислам не находил поддержки у широких слоёв общества. Проникновение ислама укрепило международный статус Тюмени, а позднее Сибирского ханства в сформировавшемся на обломках улуса Джучи тюркском мире. Постройка культовых сооружений поднимала культурный уровень населения (Примечание 42). Таким образом, ислам для культурного, политического и экономического развития Сибири сыграл, несомненно, прогрессивную роль. Однако нестабильность политической ситуации в регионе в целом помешала стабильному развитию Сибирского улуса.

2.2. Происхождение династии Тайбугинов

Итак, с историей Западной Сибири и сопредельных территорий в XIII-XIV вв. более или менее ясно. Что же происходило в Западной Сибири до прихода Шибанидов? Доподлинно известно, что в конце XV века Махмет "из Тайбугина рода" захватил власть в Сибирском улусе. Тайбугины открыли новую страницу в истории Западной Сибири, обеспечив населению спокойную жизнь в течение целого столетия. Кем же был основатель династии Сибирских правителей (Примечание 43)? Ничего определённого источники не сообщают, все версии находятся в плоскости догадок и предположений. Г.Ф. Миллер в своём "Описании Сибирского царства" приводит интересную легенду о происхождении династии Тайбугинов [03: 186-189]: "На…Ишиме бе царь Моаметова закону именем Он. И восста на него…от простых людей…Чингис, и шед на него…и уби царя Она, и царство сам приемлет Чингис. …По неколицех же летех уведано бысть царю Чингису про Тайбугу, яко сын есть царя Она, и приемлет ceгo, и великою честию почте его, дарует же сему княжение и власть в людex. По сем же князь Тайбуга прося у царя Чингиса отпущения. …Паки же Тайбуга [прося] от царя Чингиса, яко да отпустит его, [и]деже хощет, тамо да пребывает. Царь же отпусти его: "Идеже,- рече,- хощеши, тамо да пребывавши". Изыде же князь Тайбуга со всем домом своим на реку Туру, и тамо созда град, и нарече его Чингиден" (другой вариант - Чингий) (Примечание 44). Миллер отождествляет Он-хана с Ван-ханом - правителем племени кераитов, кочевавших в XI-XIII вв. в степях современной Монголии. Подобное сопоставление маловероятно. Сафаргалиев предполагает, что в Сибирских летописях нашло отражение отголосков, связанных с убийством Тохтамыша, которого он отождествляет с Он-ханом, а Чинги - с Едигеем, который "хоть и не был из "простых людей", но к царскому роду не принадлежал" [31 221]. Более правдоподобен отрывок из "Ведомости 1670 г.", составленной по приказу П.И.Годунова и приведённой в том же "Описании…": "Когда монгольский хан Чингис подчинил себе Бухару (1220 г.), то один из царевичей кайсацкой орды, по имени Тайбуга, сын хана Мамыка, выпросил у Чингиса себе во владение места по рекам Иртышу, Тоболу, Ишиму и Туре. Чингис доверил ему управление этими областями…"

Оба сообщения были записаны со слов самих сибирских татар, спустя два века после описываемых событий, поэтому в них неизбежны ошибки и сообщения полулегендарного характера. В "Сокровенном сказании" и других первоисточниках о Чингисхане (а их немало), нет ни слова о раздаче земель, принадлежавших старшему сыну Чингисхана. Кроме того, откуда П.И.Годунов мог знать о точном разграничении удела Тайбуги. При этом Миллер сделал вывод, что "Тайбуга, безусловно, происходил из иного рода и жил одновременно с Чингисом" [03: 189]. Недостаток количества известных потомков Тайбуги для заполнения длительного времени с XIII до XV вв. Г.Ф.Миллер объяснил тем, что летописи неоднократно переписывались и ошибки и упущения в них неизбежны.

"Генеалогию" сибирских правителей летописи представляют следующим образом:

"Он" - намёк на кереитского хана Тогрула (Ван-хана)

"Тайбуга" - якобы основатель династии

"Ходжа" - Шибанид Хаджи Мухаммед. Первый сибирский хан, чьё правление в Сибири не вызывает сомнений.

"Мар" - он же Махмутек. Отождествляется с сыном Хаджи Мухаммеда - Махмудом. Убит Ибаком в 60-х годах XV столетия.

"Махмет" - он же Мухаммед. Представитель местной сибирско-татарской аристократии, убивший в середине 90-х XV в. Ибака.

"Касим" - сын Махмета. О правлении абсолютно ничего неизвестно.

"Едигер" + "Бек-Булат" - братья, сыновья Касима.

"Сеид-Ахмат" - мусульманское имя сына Едигера, известного из летописей в качестве "Сейдяка".

Вряд ли летописец знал, кто правил до "Ходжи", т.е. до 1421 г. "Тайбуга" - так могли назвать татары Махмета, основавшего Искер. Ведь именно с этим событием связывают сибирские летописи имя "тайбуга", тем более что институт тайбуги существовал в Ногайской Орде и приравнивался к эмирам и беям [36: 130]. Все поздние легенды, ведущие род "Тайбугинов" от Ван-хана, были призваны оправдать приход к власти Махмета и его потомков. Кроме того, относиться к перечислению правителей Сибири как к генеалогии не стоит, поскольку "Ходжа" (Ходжа Мухаммед) был Шибанидом, а возведение родословной к Тогрул-хану (Ван-хану) вообще абсурд. Таким образом, выражение "тайбугин род" нужно расценивать как потомки эмира, даруги, т.е. князья, которым без сомнений и был Махмет.

2.3. Взаимоотношения Тайбугинов и Шибанидов.

Политическая история Сибирского юрта с XV в. заполнена постоянными усобицами владельцев улусов за расширение подвластной им территории. В 20-х годах XV в. Хаджи Мухаммед (Примечание 45) был провозглашён ханом Чинги-Туры, где, согласно рабочей гипотезе, он сместил даругу Синей Орды. Затем Махмуд-ходжа (так тюркские историки именуют Хаджи Мухаммеда) "захватил земли татарских улусов в бассейне Ишима и перенёс свою ставку в древний город Кызыл-Туру". Вероятно, хана вытеснили из древней столицы улусные эмиры. Теперь Тюменское ханство становится ареной борьбы за власть между Джучидами. Абд Ар-Раззак Самарканди сообщает, что 11.Х.1428-29.IX.1429 Улугбеку - внуку Тимура гонец доложил о том, что "между Султан-Махмудом [в рукописи Ленинградского Государственного университета (№ 157) добавлено: "огланом"] и Борак-огланом в Могулистане произошло большое сражение, и что Султан-Махмуд убил Борака" [44]. Воспользовавшись этим, Шибанид Абулхайр в том же году с войском вступил в Чинги-Туру (Примечание 46). Правители города Адаб-бек и Кепек-Ходжа без сопротивления подчинились новому хану. Махмуд-ходжа был убит Абулхайром в битве на реке Тобол. В 1447 г. против Абулхайра было поднято восстание, руководимое Махмуд-ханом и Ахмед-ханом (Примечание 47). Абулхайр на это ответил походом на их ставку - "Икри-Тупа" [МИКХ: 514]. Мятежники спаслись бегством, но развития эта история почему-то не получила.

С приходом очередного правителя в Тюмени не стало спокойнее: Ибрагим Ибак (Примечание 48)- брат жены Махмуда при поддержке ногайских мурз Муссы и Ямгурчея захватил сначала Кызыл-Туру [35: 129], а затем Чинги-Туру и прилегающие территории [29, С. 361]. Махмуд был убит, а его дети Обдер и Ебалак попали в плен [03, С. 189]. Стоит остановиться на том, что Ибак был связан семейными узами с могущественными ногайскими эмирами - потомками Едигея. При этом ногаи хоть и номинально, но всё же "признавали верховенство шибанского хана, обладая фактической самостоятельностью" [36: 114].

Ибак вёл активную внешнюю политику. В 1469 г. им был убит Шейх-Хайдар-хан - дядя Абулхайра [07: 20]. Последний отомстил Ибаку: его брат Махмуд и сын (Бабай или Кутлук) пали его жертвами [там же]. Объединённые войска ногаев и сибирских татар совершили в 1481 г. крупный поход в Астраханское ханство (Примечание 49). Был убит хан Ахмед (Примечание 50) [там же]: в послании к Ивану III он сообщает: "Ибо мне счастье дал бог Тимур-Кутлуева сына - Ахмат-хана убивши, Сиинским есми стол взял [трон Бату]... на отцов юрт, к Волзе [Волге] пришед, стою". В 1493 г. союзники вновь хотели повторить триумф предыдущего похода, однако в стане предводителей начались прения и, "не дойдя до цели, ногаи развернулись и назад к Тюмени покочевали" [35: 118]. Ибак активно переписывался с Иваном III и имел контакты с правителями Казанского ханства.

Несмотря на поддержку ногаев, казанских татар и Шибанидов Ибак был убит в 1495 г. в результате заговора местной знати. Почему же власть Ибака так просто пала? Тайбугины, несомненно, имели сильную поддержку улусных эмиров. А активная международная политика требует больших средств, выбиваемых из карманов всё тех же эмиров. Убийство Ибака свидетельствует о слабости центральной власти и большой самостоятельности улусных князей и беков, что характерно для Сибирского юрта на протяжении всего существования ордынских государств. Точно такая же ситуация сложилась в правление хана Уруса в Синей Орде.

Однако история Тюмени на этом не закончилась. Брат Ибака Мамык вёл активную политику в отношении Казанского ханства: весной 1495 г. им без особого сопротивления (за счёт поддержки восточной партии ханства) была взята Казань. Однако, как только Мамык оказался за чертой города, казанцы закрыли ворота. От Мамыка престол перешёл к Аль-Джагиру. Он даже мечтал о Казанском троне и в 1505 г. даже пытался отбить войска русских, подходивших к Казани, где он так и не побывал. Правлением Аль-Джагира завершился первый этап правления Шибанидов в Чинги-Туре. Усилившиеся Тайбугины (потомки эмира Махмета) вытеснили их, и Тюмень прекратила своё существование.

Тайбугины всегда придерживались осторожной политики. Поскольку оставаться в Чинги-Туре было опасно, в 1496 г. Махмет сделал своей ставкой укрепление на берегу Иртыша, носившее название "Кашлык" (Примечание 51) [20: 365]. Тайбугины не осмелились занять ханский престол (Примечание 52), все они являлись эмирами или беками. Практика подставных ханов из рода Чингисидов не нашла своего применения, гораздо удобнее было распространить легенду о высоком происхождении Махмета. В таком же точно положении уже почти сотню лет находились ногаи. Последние проводили политику поддержки Шибанидов, претендовавших на сибирский престол. "Первое время ногаи не оставляли надежд посадить на сибирский трон своего ставленника, однако эти попытки оказались неудачными из-за очевидной слабости и невысокого политического престижа кандидатур" [35: 120]. При этом незаконность власти Тайбугинов по степным традициям оспаривалась только со стороны Чингисидов. Проявления непокорности Тайбугинам со стороны местного населения не наблюдалось. Более того, позже Кучум не мог занять Чинги-Туру и другие татарские городки из-за сопротивления населения.

Итак, можно заключить, что взаимоотношения Шибанидов и Тайбугинов имели ярко выраженный враждебный характер. Победу на время одержали представители местной аристократии. Это было обусловлено раздробленностью в лагере Шибанидов, позднее они сконцентрировали свои силы на северном (сибирском) направлении, что дало свои плоды.

2.4. Западная Сибирь и Средняя Азия в XV-XVI вв.

Наиболее прочные связи Западной Сибири со Средней Азией складываются в конце XIV в. Именно тогда растёт влияние среднеазиатской политики и культуры на восточную часть улуса Джучи.

В 1396 г. младший сын Урус-хана Куюрчак при активной поддержке Тимура основывает Узбекский улус (Примечание 53) в степях современного Казахстана. Новое государственное объединение находилось в границах улуса Шибана. Среди кочевой знати улуса зрели планы воссоединения Синей Орды. После смерти Куюрчака в 1410 г. началась смута между родственниками хана. Она затянулась до середины 20-х годов XV столетия. В 1425 г. Абулхайру удалось захватить власть. В 1432 г. он захватывает Ургенч. Для освобождения города сын Тимура Шахрух отправил большое войско [13: 51]. Абулхайр не стал испытывать судьбу и вернулся в степи. Столицей Узбекского улуса стал Сыгнак, отбитый у Тимуридов. В начале XVI века внук Абулхайра Мухаммад Шейбани завоевал Мавераннахр, свергнув династию Тимуридов. Следуя интересам торгово-ремесленных кругов, он стремился распространить своё влияние и на Сибирское ханство. С этой целью он хотел создать себе идеологическую опору путём распространения ислама среди населения Западной Сибири. По преданию, "в 797 г. Хиджры (1394/ 95) на берега Иртыша пришли 366 конных шейхов и выступивший с ними в союзе хан Шейбан с 1700 отборными воинами и учинили там великое сражение за веру с жившими по берегам Иртыша язычниками- народами Хотан, Кара-Кыпчак и Ногай" [32: 79]. Однако это событие могло произойти лишь позже 1505 г. (падение Тимуридов в Хорезме) и раньше 1510 г. (гибель Мухаммада Шейбани). "Поэтому говорить о какой-то конкретной дате проникновения ислама в Сибирь не представляется возможным" [там же]. Отрицание же причастности хана Шейбани к этому процессу пока не имеет никакой почвы. Хан в 1506 г. совершал "религиозные" войны против казахов. Весьма возможно, что бытовавшее в среде сибирского населения язычество не оставило равнодушным духовенство Средней Азии. Кроме того, Тоболо-Иртышское междуречье - важный экономический и стратегический регион Восточного Дешт-и-Кыпчака.

Поход Шейбани в Сибирь был высоко оценён религиозной верхушкой Бухары, и он получил за это почётное прозвище - Валихан (Примечание 54). Характерно, что после этой религиозной войны, по преданию, открылся путь для дальнейшего пребывания в Сибири не только шейхов, но и торговых караванов [18: 15]. Так или иначе, при деятельном участии мусульманских миссионеров и купечества круг распространения ислама среди коренного населения Западной Сибири стал постепенно расширяться.

Во второй половине XVI века во главе Узбекского улуса стал Шибанид Абдулла (1557-1598). Новый хан продолжил политику укрепления позиций в Западной Сибири. Однако в 1552 г. к власти в государстве Тайбугинов пришёл Едигер. Опасаясь притязаний Кучума на власть, правитель Западной Сибири отправил послов к Ивану IV Грозному. В январе 1555 г. послы Тягрул и Панчяды просят Ивана IV, что бы тот "всю землю Сибирскую взял во свое имя и от сторон ото всех заступил и дань свою на них положил и даругу своего прислал, кому дань собирать". Иван IV взял Сибирь "под свою руку", что не могло не ущемлять интересы Абдуллы. Абдулла предпринимает решительные меры, направленные на низложение власти Едигера и установление господства Шибанидов в Западной Сибири. При его поддержке Кучум в 1563 г. захватывает власть в ханстве, уничтожив Едигера и всех его ближайших родственников. Целых семь лет Кучуму оказывали сопротивление татары Чинги-Туры, Епанчинского юрта, хантыйские и мансийские князья. Однако благодаря численному перевесу сопротивление было сломлено. Кучум стал первым ханом Сибирского ханства (Примечание 55). В 1569 г. Иван IV напомнил Кучуму о вассальных обязательствах. Сибирский хан ответил, что "его царь и великий князь взял в свои руки, а дань со всее Сибирские земли имал по прежнему обычаю"". Но в 1571 г. 40 тысяч Крымской Орды, Большой, Малой ногайских Орд и отряды черкесов напали на Москву. Столица частично сгорела. Кучум немедленно разорвал вассальные отношения с Московским царством. В ответ Иван разрешил строительство крепостей в Зауралье - на Тоболе, Иртыше и Оби. Последствием стало то, что через тридцать лет появились первые русские укрепления в Западной Сибири.

В вопросе религии Кучум опирался на поддержку Абдуллы. В 1572 году он снаряжает посольство в Бухару с просьбой отправить к нему шейхов и сейидов [18: 17]. В ответ Абдуллой было дано распоряжение о снаряжении миссионеров для посылки "к сибирскому народу для наставления его в вере" [20: 368]. Было решено набрать таковых в Ургенче, куда приехали послы с письмом Абдуллы: "По священному повелению и приказанию муфтиев да будет известно вам: по получении сего письма перепоручите послам хана Кучума… Ярым сейида и Шербети шейха, да проводить… с… почётом и уважением, а сколько нужно расходов, да выдаст их из казначейства. Пусть даст им в спутники десять человек…" [фрагмент свободного перевода письма 18: 18]. В Ургенче нашлось много желающих отправиться в Сибирь: из Бухары миссионеры выступили отрядом в 1000 человек. По прибытии бухарской миссии на Иртыш Кучум лично "встретил посланцев с большим почётом". Он приказал "Ярым Сейиду быть хакимом (Примечание 56) и находиться при нём" [там же]. Таким образом, Ярым Сейиду было оказано большое доверие не только как духовному наставнику, но и как должностному лицу. При Кучуме связи Сибири со Средней Азией настолько укрепились, что на территории Сибири вновь возникают поселения выходцев из Средней Азии [29, С. 200]. Однако Абдулла-хан поддерживал тесные отношения с Москвой. В 1589 г. (в это время "партизанская война" Кучума с русскими была в самом разгаре) хан отправил в столицу Русского государства богатый караван. Кучум так и не получил поддержки от своего протеже - в конце XVI в. он погиб в степи.

К концу XVI в. обстановка в Узбекском улусе тоже накалилась. В 1587 г. вспыхнуло продолжительное восстание в Хорасане. Кроме того, в конце 90-х годов существенно охладились отношения Абдуллы со своим сыном Абд ал-Мумином. За ним стояла оппозиционная партия во главе с Кул-Баба. Несмотря на то, что руководители оппозиции были казнены, недовольство в народе только возросло. После смерти Абдуллы Абд ал-Мумин "собрал около 500000 семейств (?) кочевников" для похода на мятежный Хорасан. Но хан вскоре пал жертвой заговора. Династия Шибанидов окончательно пресеклась. До 1581 г. Средняя Азия и Сибирь имели обоюдную выгоду от партнёрства. Однако нестабильность в регионе на протяжении трёх веков привела к тому, что в конце XVI века началась новая история Сибири в составе Российского государства.

Заключение

Итак, в результате проделанной работы установлено, что территория Западной Сибири с XIII века до конца XIV века находилась под властью монгольского государства Синяя Орда. Правители этого политического образования не оказывали на развитие региона особого влияния, ограничиваясь сбором дани с местного населения. Условные границы этого государства проходили на юге до озера Балхаш, на западе они заканчивались у предгорья Урала, на севере - до впадения Иртыша в Обь, на востоке - включали Барабинские степи.

Выяснено, что вопреки установившемуся мнению Белой Ордой источники именуют удел старшего сына Джучи - Бату до Западного похода. Синей Ордой был улус его брата - Орду-Ичена. Серая Орда была под властью их младшего брата Шибана и кочевала в степях современного Казахстана. Золотой Ордой принято именовать государство, основанное Бату после второго Западного похода.

Итак, последовательность перехода власти в Сибирском юрте представляется следующим образом:

1. Джучи (Чингисид, имел кочевую ставку где-то на берегах Иртыша1207-1227 гг.)

2. Орду-Ичен (Джучид, имел кочевую ставку на берегах Иртыша 1228-? гг.)

3. Коничи (?-1302 гг.)

4. Баян (1302-ок.1315 гг.)

5. Сасы-Бука (1315-1321 гг.)

6. Эрзен (в Сыгнаке 1321/22-1344 гг.)

7. Мубарек-Ходжа (в Сыгнаке 1345-1352 гг.)

8. Чимтай (в Сыгнаке 1353-135? гг.)

9. Тенгиз-Буга (племенной бий, правил в Сыгнаке до 1359 г.)

10. Кара-Ногай (Тукатимурид, правил в Сыгнаке 1359-1360? гг.)

11. Туглы-Тимур (сын Кара-Ногая, правил в Сыгнаке в 1360 г.)

12. Урус (Тукатимурид, правил в Сыгнаке 1361-1378 гг.)

13. Токтакия (Тукатимурид, в Сыгнаке 2 месяца 1378 г.)

14. Тимур-Мелик (Тукатимурид, в Сыгнаке 1378-1379 гг.)

15. Тохтамыш (Тукатимурид, правил в Сарае 1382-1395 гг.)

16. Чекре (Тукатимурид, правил в Чинги-Туре 1406/07-1414 гг.)

17. Хаджи Мухаммед (Шибанид, правил в Чинги-Туре с 1420 г.).

18. Абулхайр (Шибанид, в Чинги-Туре 1428 г.)

19. Махмуд (?, правил в Чинги-Туре 1441-1464 гг.)

20. Сейид Ибрагим "Ибак" (Шибанид, правил в Чинги-Туре 1464-1495 гг.)

21. Мамук (брат Ибака, правил в Чинги-Туре и Казани 1496-1502)

22. Аль-Джагир (брат Ибака, правил в Чинги-Туре 1502-1530)

23. Махмет (представитель местной аристократии, правил в Искере 1496-1502 гг.)

24. Бек-Булат и Едигер (братья занимали трон одновременно в Искере 1530-1550 гг.)

25. Едигер (самостоятельное правление в Искере 1550-1563 гг.)

26. Кучум (Шибанид, правил с перерывами в Искере 1563-1598 гг.)

27. Али (сын Кучума, номинальный хан Сибирского ханства 1598-1616 гг.)

28. Сеид Ахмат (сын Бек-Булата, признан правителем Искера в 1590-х, но вскоре был пленён Д.Чулковым).

Итак, 29 представителей четырёх правящих династий: потомки Орду-Ичена, Тукатимуриды, Шибаниды, Тайбугины. Последние Джучидами не являлись. При смене династий явно прослеживается большая самостоятельность местных эмиров-владетелей и слабость центральной власти. Объясняется это тем, что традиции централизации власти в Сибири не были сильны. В связи с путаницей в родословии Джучидов в научной литературе возникает необходимость составления достоверной генеалогической таблицы потомков Джучи. Кроме того, проследить, как отразилось на истории Западной Сибири образование Монгольской империи, какие следы общественного устройства сохранились до прихода русского населения и позже, несомненно, представляло бы большой интерес.

Список использованных источников и литературы

I. Источники.

01. Данзан Лубсан. Алтан Тобчи. М, 1973.

02. Есиповская летопись// Сибирские летописи СПб, 1907.

03. Миллер Г.Ф. Описание Сибирского царства. СПб,1787.

04. Пигнатти В. Искер (Кучумово городище)// Ежегодник Тобольского губернского музея. Тобольск, 1915.

05. Савельев П.С. Монеты джучидские, джагатайские, джелаиридские и другие, обращавшиеся в Золотой Орде в эпоху Тохтамыша// Записки императорского археологического общества. Т. XII, выпуск I, СПб, 1865.

06. Строгановская летопись// Сибирские летописи. СПб, 1907.

07. Таварих-и Гузида-йи Нусрат наме// Материалы по истории казахских ханств XV-XVII веков (извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата, 1989.

08. Та'рих-и Абу-л-хайр-хани// Материалы по истории казахских ханств XV-XVII веков (извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата, 1989.

09. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т.2 Л.-М., 1941.

II. Научно-исследовательская литература.

10. Адамов А.А. Археологические памятники города Тобольска и его окрестностей. Тобольск-Омск, 2000.

11. Адамов А.А. Позднесредневековые тюркские памятники Прииртышья// Сибирские татары: материалы первого Сибирского симпозиума. Тобольск, 1998.

12. Адамов А.А. Тюркские древности Новосибирского Приобья// Тюркские народы: материалы V Сибирского симпозиума. Тобольск-Омск, 2002.

13. Ахмедов Б.А. Государство кочевых узбеков. М., 1965.

14. Бартольд В.В. Работы по исторической географии// Сочинения Т. 5. М, 1965.

15. Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия//СочиненияТ.1. М, 1965.

16. Белич И.В. Мавзолеи мусульманских святых в районе Искера// Вестник археологии, антропологии и этнографии, выпуск I, Тобольск, 1997.

17. Греков Б.Д. и Якубовский А.Ю. Золотая Орда и её падение. М, 1950.

18. Зияев Х.З. Экономические связи Средней Азии с Сибирью в XVI веке. Ташкент, 1983.

19. Зыков А.П. Городище Искер: исторические мифы и археологические реальности// Сибирские татары: материалы первого Сибирского симпозиума. Тобольск, 1998.

20. История Сибири с древнейших времён. Т.1 Л, 1968.

21. Исхаков Д.М. Об общности этнической истории волго-уральских и сибирских татар (булгарский, золотоордынский и позднезолотоордынский периоды)// Сибирские татары. Казань, 2002.

22. Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII в. М, 1985.

23. Кызласов Л.Р. Письменные известия о древних городах Сибири. М, 1992.

24. Нестеров А.Г. Династия Сибирских Шейбанидов// Тюркские народы: материалы V Сибирского симпозиума. Тобольск-Омск, 2002.

25. Нестеров А.Г. Искерское княжество Тайбугидов (XV-XVI вв.)// Сибирские татары. Казань, 2002.

26. Могильников В.А. Археологические памятники сибирских татар XIV-XVI вв. в Тобольском Прииртышье// Тюркские народы: материалы V Сибирского симпозиума. Тобольск-Омск, 2002.

27. Могильников В.А. О локализации Кизыл-Туры// Ежегодник ТОК музея, Тюмень 2001.

28. Мухамедьяров Ш.Ф. Ещё раз об установлении правильного названия династии Сибирские Шибаниды (Сыбаниды), а не Шейбаниды// Тюркские народы: материалы V Сибирского симпозиума. Тобольск-Омск, 2002.

29. Похлёбкин В.В. Татары и Русь. М, 2000.

30. Пузанов В.Д. Сибирское царство в геополитических представлениях тюркского мира// Тюркские народы: материалы V Сибирского симпозиума. Тобольск-Омск, 2002.

31. Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды// На стыке континентов и цивилизаций... Из опыта образования и распада государств X-XVI вв. М, 1996

32. Соболев В.И. Распространение ислама в Сибири// Ислам, общество и культура. Материалы МНК "Исламская цивилизация в преддверии XXI в." (к 600-летию ислама в Сибири). Омск, 1994.

33. Соболев В.И. История Сибирских ханств (по археологическим материалам). Автореферат диссертации... доктора исторических наук. Новосибирск, 1994.

34. Трепавлов В.В. Общественный строй в Монгольской империи XIII в. М, 1993.

35. Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. М, 2001.

36. Файзрахманов Г.Л. История сибирских татар (с древнейших времён до начала XX в.). Казань, 2002.

37. Фёдоров-Давыдов Г.А. Общественный строй Золотой Орды. М,1973.

III. Интернет-источники

38. Муин Ад-Дин Натанзи. Аноним Искандера (пер. В.Г. Тизенгаузена). Текст воспроизведён по изданию: СМИЗО. Т.2. М-Л. 1941 http://www.vostlit.narod.ru.

39. Гийас Ад-Дин Али. Дневник похода Тимура в Индию (пер. А.А. Семёнова). Текст воспроизведён по изданию: Гийасаддин Али. Дневник похода Тимура в Индию. М. 1958

40. Иоганн Шильтбергер. Путешествия по Европе, Азии и Африке (пер. Ф.К. Бруна). Текст воспроизведён по изданию: Иоганн Шильтбергер. Путешествие по Европе, Азии и Африке. Баку.1984

41. Родословие тюрков (пер. В.Г. Тизенгаузена). Текст воспроизведён по изданию: СМИЗО. Т.2. М-Л. 1941

42. Утемиш-Хаджи ибн Маулана Мухаммад Дости. Чингиз-наме (пер. В.П. Юдина). Текст воспроизведён по изданию: Чингиз-наме. Алма-Ата. 1992

43. Шереф Ад-Дин Али. Книга Побед (пер. В.Г. Тизенгаузена). Текст воспроизведён по изданию: СМИЗО. Т.2. М-Л. 1941

44. Абд Ар-Раззак Самарканди. Места восхода двух счастливых звезд и места слияния двух морей (пер. В.Г. Тизенгаузена). Текст воспроизведён по изданию: СМИЗО. Т.2. М-Л. 1941

45. Хафиз-и Таныш Бухари. Шараф-нама-йи Шахи. Ч.1 (пер. М.А.Салахетдиновой). Текст воспроизведён по изданию: Хафиз-и Таныш Бухари. Шараф -наме-йи шахи (Книга шахской славы). Наука. 1983

46. Сокровенное сказание монголов (пер. С.А. Козина). Текст воспроизведён по изданию: Сокровенное сказание монголов. Пер. С.А. Козина. М.: 2002. http://www.altaica.narod.ru.

47. Семёнов А.А. К вопросу о происхождении и составе узбеков Шейбани-хана http://www.kyrgyz.narod.ru.

48. Данченко Е.М., Евстегнеева Е.И. Средневековая столица http://www.omgpu.omsk.edu/faculties/history/krak

49. Арсюхин Е. Сибирское ханство. Тёмная история. http://www.archeologia.narod.ru.

Приложения

Карта Московии Антония Дженкинсона

В левом верхнем углу карты находится изображение царя Ивана Грозного. В центре - страна "Татария" и Тюмень. Примечательно изображение нескольких юрт и караван верблюдов. Карта из атласа А. Ортелия: "Teatrum orbis terrarum " ("Зрелище шара земного"). (Антверпен, 1579). http://www.nlr.ru:8101/exib/siberia/sib00.htm

Изображение Кызыл-Туры из Ремезовской летописи. Файзрахманов Г.Л. История сибирских татар (с древнейших времён до начала XX в.) Казань, 2002, С. 21.

Астана (мавзолей мусульманского святого) близ деревни Тахтагул. Белич И.В. Мавзолеи мусульманских святых в районе Искера// Вестник археологии, антропологии и этнографии, выпуск I, Тобольск, 1997.

Источник: размещено в Интернете, URL: http://archeologia.narod.ru/bustanov.htm