Skip to Content

Французская Республика и Организация Североатлантического договора: история и перспективы взаимоотношений

В современной международной ситуации в Европе и мире в целом Организация Североатлантического договора играет все большую роль: ширится география ее участия в различных миротворческих операциях, продолжается процесс ее расширения. Особое положение в этой организации долгое время занимала Французская Республика, не входя в военную интегрированную структуру альянса. Решение президента Н. Саркози вернуть в нее свою страну разделило как непосредственно французское общество на сторонников и противников сближения с блоком[1], так и ряды политиков и исследователей других стран, среди которых также нет единого мнения в анализе этого неоднозначного шага.

Французское общество встало перед сложным для него вопросом пересмотра идей и наследия Шарля де Голля, по сей день являющегося самым популярным историческим деятелем во Франции. Чтобы попытаться разобраться в этой ситуации необходимо прежде всего рассмотреть условия, в которых Франция вступала в НАТО, внешнеполитические и военные проблемы страны в то время, ее фактическое взаимодействие с организацией на протяжении времени, а также проанализировать изменение роли Франции, которое может повлечь за собой решение Саркози, учитывая потенциальные выгоды и потери.

Североатлантический альянс, созданный фактически как союз против СССР, всегда занимал важное место во внешней и военной политике Франции, являвшейся одним из государств-основателей. Членство в нем предусматривало наряду с классическим сочетанием вооруженных сил более рациональный, но в то же время более принудительный для национальных армий принцип – интеграцию сил и разделение задач между ними. В 1950-е годы, когда Франция еще не оправилась от последствий Второй мировой войны и увязла в колониальных войнах, роль ее в НАТО подвергалась критике со стороны определенной части политиков и военных. Главный акцент они делали на том, что французская армия фактически становится не «армией Нации», а лишь элементом альянса, становясь менее современной, являясь в основном «пехотной массой», тогда как военно-воздушные и военно-морские силы остаются под контролем англо-американских союзников[2].

franciasaИнтеграция, на которую сначала пошло правительство, была, по мнению многих, пагубной для французской армии. Генерал Катру в своём исследовании «Два акта индокитайской драмы» приписывает военной интеграции в альянсе большую долю ответственности за поражение в Индокитае. «При настоящем режиме обороны Запада, – писал он в 1959 г., – французская армия полностью перестала обладать бомбардировочными частями. Это объясняет, что когда на индокитайском театре военных действий бомбардировщики использовались, им не хватало доктрины использования, персонала и квалифицированных руководителей»[3].

Это, конечно, не означает, что не было деятелей, утверждавших, что в современных условиях существующий военный вклад в НАТО – самый оптимальный для Франции, которая первая получает от нее выгоду. Однако в 1950-е годы между США и Францией начинают проявляться разногласия по различным военно-политическим вопросам: перевооружение Германии, позиция по Индокитаю, отношения с арабскими странами Ближнего Востока и Магриба, вопросы допуска к атомным секретам и т.п. Эти проблемы находили своё отражение на французском обществе (особенно на взглядах военных), где зреет некоторое разочарование НАТО в таком виде, в каком оно существовало и возникает определённое сожаление о потерянной независимости. Постепенный распад колониальной империи, политическая неудача в Суэце 1956 г. и другие трудности парламентского режима Четвертой республики (например, правительственная чехарда затягивала принятие важных решений по военной реформе) способствовали распространению идей «восстановления величия» Франции, выразившихся прежде всего в деятельности Шарля де Голля и его сторонников.

Шарль де Голль пришел к власти в результате политического кризиса в 1958 г. вначале как премьер-министр Четвертой республики и сразу начал процесс пересмотра конституции в сторону усиления власти президента и ослабления партийного влияния на его деятельность. Итогом стало принятие новой конституции и провозглашение Пятой республики, президентом которой он и был избран.

Первоначально все же де Голль пытался повысить роль Франции в НАТО. В сентябре 1958 г. в меморандуме президенту США Д. Эйзенхауэру и премьер-министру Соединенного Королевства Г. Макмиллану он предложил распространить географический сектор НАТО на весь мир, основное руководство альянса распределить между тремя их странами тремя странами, а не только «англо-саксонскими». Когда ответ его «не удовлетворил», генерал де Голль предпринял первые «антинатовские» шаги: в марте 1959 г. французский флот в Средиземном море был выведен из под командования НАТО; американское атомное вооружение должно быть удалено с территории Франции; средства противовоздушной обороны переданы под национальный контроль; войска, возвращенные из Алжира, не были интегрированы в НАТО; союзниками должно оформляться ежегодное разрешение для пролета летательных аппаратов. И, наконец, в 1966 г. Шарль де Голль вообще выводит страну из интегрированного военного механизма альянса (Комитет военного планирования, Военный комитет, Группа ядерного планирования, объединенные командования).

Именно стремление создать ни от кого не зависящую национальную оборону, предотвратить участие Франции в каких-либо случайных конфликтах и побудили Шарля де Голля вывести свою страну из военной структуры НАТО. Однако, как указывал в своей работе «Оборонная политика для Франции» генерал Валентен, «генерал де Голль отказывался от интеграции во время мира, но не от единого командования в военное время»[4], например, во время Берлинского (1961) и Карибского (1962) кризисов.

Франция, таким образом, оставаясь членом альянса не входя в его военную организацию, избрала достаточно выгодную для себя позицию, оставляя за собой свободу внешнеполитического маневра, действуя в зависимости от ситуации, хотя и потеряв формально непосредственное влияние в соответствующих органах блока.

Но для Франции «антиатлантизм» де Голля оказался слишком радикален, и последующие президенты Жорж Помпиду (1969-1974), Валери Жискар д’Эстен (1974-1981), Франсуа Миттеран (1981-1995) постепенно его смягчали (начиная с взаимных визитов военных кораблей до сближения военных доктрин), хотя и подчеркивая основополагающий голлистский принцип независимости принятия решений и дистанцирование от блоков.

Попытки расширить участие в военной структуре начались в конце правления Франсуа Миттерана, когда официальные лица начали принимать участие в Военном комитете в рамках операции в Боснии и Герцеговине. Постоянно стал заседать в этом комитете представитель Франции при Жаке Шираке (1995-2007), который хотел восстановить Францию в интегрированной военной организации. Кроме того, Франция официально стала заседать в совещаниях министров обороны. Однако дальше дело не пошло, так как не удалось добиться выгодного для себя перераспределения полномочий в рамках альянса после того, как президент Билл Клинтон отказался поручить Южное командование НАТО в Неаполе французскому генералу (до 1966-го года этот пост занимал представитель Франции).

Полное возвращению в военную организацию НАТО предпринял уже новый президент Николя Саркози. В марте 2009 г. Национальное Собрание проголосовало за предложение президента. Однако эволюция французского военного участия должна была отвечать трем фундаментальным принципам суверенитета, определенным еще де Голлем и зафиксированным в новой Белой книге по обороне 2008 года:

1) независимость национальных ядерных сил;

2) свобода оценки ситуации французскими властями, чтобы сохранить за собой решение об участии французских сил в операциях НАТО;

3) свобода принятия решений в любых обстоятельствах, чтобы ни одно французское подразделение не было направлено под командование НАТО[5].

Исходя из этого, из ключевых органов НАТО Франция фактически восстановит свое участие в Комитете военного планирования, но не в Группе ядерного планирования, чтобы ее ядерное оружие не было предметом обсуждения.

Подобные действия, как уже говорилось ранее, вызывают определенную критику со стороны тех, кто все же опасается потери независимости принятия решений. Однако, в принципе, такое утверждение скорее неверное, так как Североатлантический альянс основан на единогласном голосовании и реально принудить какую-то страну, если она выступает против, нельзя. Это подтверждает ситуация вокруг Ирака в 2003 году, когда США не удалось провести через НАТО желаемое решение из-за сопротивления Франции и Германии. Кроме того, применение статьи 5 (о коллективной обороне) договора о создании НАТО не несет автоматического применения силы.

Таким образом, можно утверждать, что в практическом плане непосредственно для Франции реальных изменений практически не предвидится в случае ее возвращения в НАТО, так как она почти всегда солидарна с союзниками по многим международным проблемам. Франция активно участвует в различных операциях НАТО: в бывшей социалистической Югославии в первой половине 1990-х г., в бомбардировках сербской территории в 1999 г., в миротворческих операциях в Боснии и Герцеговине, Косово, Афганистане. Франция активно участвует в трансформации альянса, находясь на 5 месте по финансированию организации и на 4 месте по задействованным силам в операциях (около 5 000 человек)[6].

Решение же о выходе из интегрированной военной структуры 1966 г. было принято Шарлем де Голлем, ибо он не желал в условиях «холодной войны», чтобы во Франции находились иностранные войска не под французским командованием и чтобы Франция оказалась автоматически ввязанной в какой-либо конфликт не в ее интересах в условиях мирового противоборства СССР и США.

В настоящее время ситуация иная: нет глобального противостояния двух систем, возросло количество субъектов международных отношений, стал злободневным вопрос о размывании государственных границ, обострились межэтнические и межрелигиозные конфликты. Появились новые угрозы международной безопасности: распространение оружия массового поражения, рост населения в странах третьего мира, неконтролируемая миграция, распространение международного терроризма и т.д.

Именно совершенствование механизмов многостороннего управления международными процессами как в Европе, так и в мире в целом заставляло лидеров Франции 1990 – 2000-х годов неоднократно поднимать вопрос о необходимости возвращения страны во все структуры организации Североатлантического договора.

Вернувшись в интегрированную военную организацию, Франция, таким образом, усиливает свою роль в органах НАТО и влияние на процесс принятия решений в альянсе. В то же время потерять она может только свободу того внешнеполитического маневра, который был раньше. Хотя, с одной стороны, принципы, изложенные в «Белой книге» по обороне 2008 г. и призваны ее сохранить, но с другой, на практике будет крайне сложно обойти все внешнеполитические трудности и проблемы, коллективную ответственность за принятые решения и проведенные действия, ссылаясь на свой особый статус.

[1] Согласно опросам проведенным Французским Институтом общественного мнения, в пользу «возвращения» страны в НАТО высказалось 58% респондентов, 37% выступил против этой инициативы правительства и только 5% не определились с ответом. Cм.: Pools and Research. French Agree with Sarkozy’s NATO Decision. – http://www.angus-reid.com/polls/view/french_agree_with_sarkozys_nato_dec...

[2] Chantebout, B. L’organisation générale de la défense nationale en France depuis la fin de la seconde guerre mondiale / В. Chantebout. – Paris: R. Pichon et R. Durand-Auzias, 1967. – P.38.

[3] Ibid.

[4] Valentin, F. Une politique de défense pour la France / F. Valentin. – Paris: Calman – Lévy, 1980. – P.44.

[5] Le Livre blanc sur la Défense et l’OTAN –http://www.defense.gouv.fr/otan/la_france_et_l_otan/le_livre_blanc_de_la_defense_et_l_otan/le_livre_blanc_sur_la_defense_et_l_otan

[6] La représentation de la France aujourd’hui –http://www.defense.gouv.fr/otan/la_france_et_l_otan/la_representation_de_la_france_aujourd_hui/la_representation_de_la_france_aujourd_hui

15/02/10

Оцените статью

No votes yet

Автор статьи

Виталий Толкачев

  • Нижний Новгород