Glory in Defeat

 

 

 
         

 

   

 

ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫЕ ВОЙСКА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

КНИЖНАЯ ПОЛКА

 

 

Брюс Кверри

ГЕРМАНСКИЕ ПАРАШЮТИСТЫ 1939-45

 

 

РОЛЬ «ЕГЕРЕЙ-ПАРАШЮТИСТОВ»1

 

«Воздушно-десантные операции обычно называют вертикальным развертыванием, и это лучшее определение их назначения. Суть развертывания заключается в том, чтобы сковать противника, подготовив тем самым его дальнейшее уничтожение. Сильная группа в тылу противника разъединяет солдат и разрывает коммуникации, что повышает уязвимость при атаке с фронта. Это оказывает также сильное психологическое воздействие. Солдат привык к тому, что все, кто находится по ту линию фронта - враги, а в его тылу - друзья. Это позволяет сориентироваться, куда стрелять, и откуда ждать подкреплений.

Унтер-офицер парашютистов подает сигнал к наступлению. Вероятно, эта фотография сделана в конце войны, поскольку изображенный на ней солдат одет в камуфлированную полевую куртку люфтваффе, а не в прыжковую куртку парашютиста. Каска закрыта камуфляжной сетью - еще одна характерная особенность последнего периода войны. На фотографии хорошо видны перчатки с эластичными крагами, кобура автоматического пистолета, один подсумок для трех магазинов к пистолету-пулемету МР40, бинокль и штоковая граната.

 

*Бундесархив, 576/1848/32*

Воздушно-десантные операции разрушают этот стереотип. Они также заставляют отвести часть войск от линии фронта, прежде всего, чтобы прикрыть ключевые точки от возможных выбросок десанта, а также для локализации очагов сопротивления, когда десантирование произведено. В некоторых ситуациях бороться против десанта невозможно. Вопреки обычному правилу (и разрабатываемым на его основании планам), атакующий может сконцентрировать больше сил на земле в точке сбора, чем обороняющийся способен собрать для защиты от воздушного десанта. Только по вмешательству судьбы... парашютисты могут быть рассеяны в момент выброски, до того, как они оборудуют оборонительные позиции».2

Приведенная цитата, вероятно, одно из самых сжатых, и вместе с тем информативных описаний воздушно-десантных операций, которые мне когда-либо встречались. Преимущества интересующего нас вида нападения изложены здесь кратко, но необходимость применения выбросок совершенно ясна. Ключевой фактор - внезапность, но он опирается на такие факторы, как подходящие погодные условия и ветер, рельеф местности, точные данные разведки о силах и расположении противника и его возможностях к концентрации для проведения эффективной контратаки - и, конечно, на удачу.

Для агрессора роль воздушно-десантных войск при правильном их применении значительно больше, чем может показаться, если ориентироваться только на численность десантников. Конечно, было бы ошибкой утверждать, что вторжение Германии в 1940 г. во Францию, Бельгию и Голландию не завершилось бы успехом без участия в этих операциях парашютистов и их коллег-планеристов. Но не подлежит сомнению, что в противном случае это вторжение столкнулось бы с большими трудностями.

Германия запоздала с созданием воздушно-десантных войск, но все-таки оказалась впереди Великобритании, Америки и своего восточного союзника - Японии. Как это ни удивительно, но возможности этого нового рода войск первыми оценили два относительно отсталых в военном отношении государства: Италия и Советский Союз. Первый эффективный парашют с автоматическим раскрытием3 был разработан в Италии в 1920-х годах, а Советская Россия продемонстрировала успехи своих воздушно-десантных частей  в начале 1930-х годов.4

Первоначально советские методы выброски десанта были несовершенны. Парашютисты покидали тихоходный АНТ-6 через отверстия в потолке фюзеляжа, осторожно проползали вдоль крыльев и затем группами покидали машину и разом выдергивали вытяжные шнуры. При таком методе трудно было сохранить порядок, но все-таки он позволял добиться высокой кучности в зоне приземления, особенно если самолет мог снизить скорость почти до 100 км/час! При такой полетной скорости внезапность была трудно достижима, а сама воздушная машина становилась уязвимой для огня противника, даже вооруженного только ручным оружием.

Тем не менее, немецкие военные теоретики оценили возможности, которые обеспечивает атака парашютистов, и стали размышлять, как внедрить этот род войск у себя. Хотя по условиям Версальского договора Германии и было запрещено разрабатывать новые виды вооружений, в период Веймарской республики и в начале правления Гитлера немцы активно использовали возможности для обучения войск, которые предоставлял им Советский Союз. Вполне возможно, что немецких военных специалистов заставила задуматься насмешливая фраза, которую обронил советский маршал авиации Михаил Щербаков, беседуя с французским маршалом Петэном во время посещения укреплении линии Мажино: «Такая крепость скоро может стать ненужной, если потенциальный противник... выбросит на нее парашютный десант».5

 

Гитлер поздравляет офицеров-парашютистов, награжденных после

операции по захвату форта Эбен-Эмаэль. Слева направо: лейтенант Мейсснер, обер-лейтенант Цирах и капитан Вальтер Кох.

Парашютисты одеты в слегка различающиеся покроем варианты серо-зеленых прыжковых курток «первого образца» - с двумя косыми

нагрудными карманами, одним нагрудным карманом, и карманами

на груди и полах.

 

*Гевин Кадден*

 

Так или иначе, но немецкие военные наблюдатели на маневрах Красной Армии 1935 и1936 годов были весьма впечатлены зрелищем точной выброски целого парашютного полка в составе тысячи человек и скорым прибытием к нему пятитысячного подкрепления, десантированного посадочным способом. Геринг был среди тех, кто оценил увиденное, и в марте-апреле 1935 года приказам переформировать свою группу земельной полиции «Герман Геринг»6 в первый воздушно-десантный полк. 1 октября того же года полк вошел в состав люфтваффе и начал тренировки в Альтенграбове. Скорее всего, для первых шестисот солдат и офицеров полка демонстрационный прыжок, во время которого парашютист был тяжело травмирован и покинул место приземления на носилках, был тяжелым уроком. Тем не менее, солдаты 1-го егерского батальона полка «Герман Геринг» под командованием майора Бруно Бройера,7 сформированного в январе 1936 года, вскоре приступили к тренировкам.

В тот период Геринг и его люфтваффе были не единственными, кто интересовался возможностями воздушно-десантных сил: внимание им уделяли и германская армия, и СС, и штурмовые отряды СА («коричневорубашечники»). Последние после неудачного «путча Рема» практически потеряли свое влияние, но СС в конце концов удалось создать небольшие парашютные части. Это был 500-й парашютно-егерский батальон СС (500. SS Fallschirmjägerbataillon), карательная часть под командой гауптштурмфюрера СС Рыбки.8 Батальон принял участие в высадке парашютного и планерного десанта в июне 1944 года, целью которого было уничтожение расположенной в гористой местности штаб-квартиры руководителя югославских партизан Иосифа Броз Тито. Попытки командования сухопутной армии создать собственные парашютные части были пресечены Герингом, который добился передачи всех армейских парашютистов в подчинение люфтваффе.

На первых порах немецкие парашютные части испытали серию неудач. Отчасти причиной этого были интриги в среде высших иерархов нацистской партии, отчасти - элементарное невезение. Но вскоре, после появления в их рядах уцелевших (и набравшихся боевого опыта) добровольцев из воевавшего в Испании легиона «Кондор», дело понемногу пошло на лад. Кардинальные же изменения последовали, когда командование десантниками было поручено генерал-майору Курту Штуденту.9 Если Гудериана называют отцом немецких танковых войск, то Курту Штуденту должен быть присвоен такой же титул в отношении парашютно-десантных войск.

 

Парашютисты из расчета станкового пулемета МG34 на учениях.

Обратите внимание на съемные ленты красной материи на касках, закрытых серовато-зелеными чехлами.

 

*Бундесархив, 540/419/19*

 

Официальное рождение германских воздушно-десантных войск состоялось 29 января 1936 года, когда соответствующий приказ по распоряжению Геринга был подписан статс-секретарем Имперского министерства авиации Эрхардом Мильхом. Согласно этому документу, объявлялся набор добровольцев для участия в парашютных тренировках в Штендале. Суровые методы обучения соответствовали «десяти заповедям», которые дал егерям-парашютистам сам Гитлер: «Вы – избранные бойцы вермахта. Вы должны стремиться к сражению и уметь переносить все тяготы. Война должна стать вашей потребностью». В этих наставлениях говорится еще о многом, но нам хотелось бы привести еще одно высказывание, в соответствии с которым немецкие парашютные войска действовали в ходе войны: «Против открытого врага сражайтесь рыцарственно, но жестоко подавляйте партизанские выступления».

Второй воздушно-десантный батальон, также сформированный в 1936 году, был армейской частью под командованием майора Рихарда Гейдриха.10 Он имел организацию по образцу батальона поддержки, располагая станковыми пулеметами и минометами. Батальон прекрасно показал себя во время маневров вермахта, проводившихся осенью 1937 года в Мекленбурге. Его выступление дало мощный импульс к созданию немецких воздушно-десантных войск. И вновь из-за разногласий между армией и ВВС относительно принадлежности парашютистов, вопрос был решен в пользу люфтваффе: егеря-парашютисты перешли в ведомство Геринга. В тот период в люфтваффе считали, что парашютисты должны действовать малыми группами в качестве диверсантов за линией фронта противника: их задача - разрушать коммуникации и подрывать боевой дух врага. Армия, напротив, полагала, что десантников следует использовать массированно, как обычную пехоту. В конце концов, сторонники обеих точек зрения смогли на практике проверить свои воззрения и убедиться, что парашютисты могут с успехом решать и те, и другие задачи.

Парашютист в России. Он одет в маскировочный костюм из тонкой ткани поверх боевой униформы. Стальной шлем выкрашен белой краской. Помимо пистолета в кобуре и пистолета-пулемета МР40, он вооружен трехкилограммовой магнитной противотанковой миной Half-Hohllandung.

 

*Бундесархив, 555/902/12*

Следующий этап в развитии парашютных сил люфтваффе начался в июле 1938 года, когда на базе батальона Бройера из полка «Герман Геринг» было решено сформировать новую 7-ю авиационную дивизию (7. Flieger-Division) под командованием Курта Штудента, которому успешно помогали в этом майоры Герхард Бассенге и Генрих Треттнер.11 Штудент (он родился 12 мая 1890 года) великолепно соответствовал своей новой должности. Он начинал службу в пехоте, а затем был пилотом-истребителем и командовал эскадрильей в Первую мировую войну; позже, еще до прихода Гитлера к власти, Штудент был одним из штабных офицеров, непосредственно вовлеченных в строительство новых германских военно-воздушных сил. В отличие от многих из своих сослуживцев Штудент абсолютно верил главарям нацистов и с удовольствием служил под их началом. Кроме того, Штуденту, генералу люфтваффе, удалось установить хорошие отношения с армейским начальством: он разделял взгляды вермахта относительно того, что парашютистов не следует применять в качестве диверсантов, действующих малыми группами.

Хотя оккупация Судетской области осенью 1938 года не потребовала применения крупных военных сил, новая «дивизия» Штудента использовала этот шанс, чтобы пройти тренировку в походных условиях. Геринг был полон энтузиазма, ему удалось сломить сопротивление армейского начальства, и 2-й парашютный батальон Гейдриха вошел в состав люфтваффе. В то же время (в январе 1939 года) были изданы инструкции относительно создания второго полка, и амбиции Гейдриха были удовлетворены: он был назначен командиром новой части. Оба полка приняли участие в Норвежской кампании весной следующего года. Штатная организация полков полностью соответствовала пехотной: трехбатальонный состав (в 1940 году во 2-м полку реально имелось только два батальона), в каждом батальоне по четыре роты. Кроме того, создавалась саперная рота, и было положено начало созданию подразделений поддержки - противотанковой, легкой полевой и противовоздушной артиллерии, разведывательных, инженерных, медицинских, связных и других частей.

 

ОПЕРАЦИИ ГЕРМАНСКИХ ПАРАШЮТНО-ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК

 

Парашютисты не были включены ни в одну из группировок вермахта или люфтваффе, обеспечивавших захват Польши. Известно, однако, что солдаты 7-й авиационной дивизии с целью тренировки были задействованы в разведывательном рейде за Вислу, в ходе которого понесли серьезные потери под Волей Гуловской. Генерал Штудент сообщил Гитлеру, что парашютисты разочарованы тем, что не приняли участия в Польской кампании. На это последовал ответ: «Они, без сомнения, вступят в бои на Западе!»

 

Норвегия и Дания, 1940 г.

Этот обер-лейтенант носит нарукавные знаки различия, которые парашютисты стали использовать по примеру своих коллег из летного состава люфтваффе. 

 

*Бундесархив, 555/839/27*

В первых операциях парашютистов в Дании и Норвегии был задействован 1-й батальон 1-го парашютного полка (I/FJR1) под командованием майора Эриха Вальтера. Четырем ротам батальона были поставлены различные задачи. Штабной и 2-й ротам поручалось захватить аэропорт Форнебю в Осло и удерживать его до высадки частей 163-й пехотной дивизии, которая должна была десантироваться посадочным способом. 3-я рота под командованием лейтенанта барона фон Брандиса должна была точно так же захватить и удерживать аэродром Сола в Ставангере. В это время один из взводов 4-й роты капитана Вальтера Герике захватывал два летных поля в Аальборге, а остальные силы роты - дамбу, связывавшую острова Фальстер и Зееланд. 1-я рота лейтенанта Герберта Шмидта оставалась в резерве, но позже была выброшена для подкрепления войск генерала Дитля в районе Нарвика.

Майора Вальтера постигла неудача: Форнебю был скрыт туманом, и парашютистам пришлось повернуть назад. Однако транспортные самолеты Ju.52 второй волны, на борту которых находились солдаты 163-й дивизии, нашли просвет в облаках и смогли совершить посадку. Десантники понесли серьезные потери, но аэродром был захвачен. Лейтенант фон Брандис был удачливее: его солдаты благополучно приземлились на краю летного поля Солы и быстро подавили разрозненные очаги сопротивления охраны, так что вторая волна десанта могла высадиться без помех. У капитана Герике тоже все шло хорошо: датские солдаты, охранявшие дамбу, были настолько ошеломлены появлением вражеских парашютистов, что даже не оказали сопротивления и сдались. Отдельный взвод, выброшенный для захвата двух аэродромов в Аальборге, также обошелся без кровопролития. Рота лейтенанта Шмидта в утренних сумерках была выброшена в заснеженную долину Гудбрансдаль примерно в 140 км от Осло. Егеря роты понесли потери от огня норвежских солдат еще при выброске, но затем целых четыре дня оборонялись, пока отсутствие боеприпасов не вынудило их сдаться. Сам Шмидт был тяжело ранен в бедро и живот, но не сдал командования на протяжении всей операции: позже он был награжден Рыцарским крестом.

Несмотря на потери, операции апреля 1940 года в Скандинавии показали обоснованность применения парашютистов против неподготовленного противника, когда нападающим способствует фактор внезапности. Но лишь несколько месяцев спустя парашютисты заработали серьезную репутацию.

 

Запад, 1940 г.

Часовой-парашютист у железной дороги в России. Он одет в прыжковую куртку люфтваффе «второго образца» - по-прежнему зеленого цвета, но с полами, состегнутыми на манер штанин. Обратите внимание на детали кармана для выкидного ножа на правой штанине. 

 

*Бундесархив, 541/432/15*

Для участия во вторжении во Францию, Бельгию и Голландию 7-я авиационная дивизия Штудента была сведена в одну группу с 22-й авиапосадочной дивизией (22. Luftlande-Division), представлявшей собой обычную пехоту, транспортируемую с помощью авиации. Организационно группа входила в состав 2-го воздушного флота Альберта Кессельринга. Наиболее важной целью группы был бельгийский форт Эбен-Эмаэль - одно из ключевых укреплений в фортификационной цепи вдоль канала Альберта. Форт располагал 18 артиллерийскими установками, расположенными в казематах со стенами едва ли не двухметровой толщины, а также рядом противотанковых и пулеметных гнезд. Эбен-Эмаэль был практически врыт в один из берегов канала и мог серьезно затормозить продвижение вермахта - а вся немецкая концепция блицкрига строилась именно на быстром маневре.

После обсуждения проблемы с Бройером, Штудент принял решение сформировать специальную штурмовую группу во главе с 29-летним капитаном Вальтером Кохом,12 прежде служившим в прусской тайной полиции и полку «Герман Геринг». Для решения поставленной задачи Коху выделялась его собственная рота из 1-го батальона 1-го парашютного полка и, кроме того, - саперная рота лейтенанта Витцига из 2-го батальона, всего 11 офицеров и 427 солдат. В Гейдельшейме солдаты начали серьезные тренировки; весь личный состав был разделен на четыре штурмовых группы. Только одна из них должна была проводить непосредственное нападение на Эбен-Эмаэль: группа «Гранит» из 85 человек под командованием лейтенанта Витцига. Штурмовая группа «Сталь» лейтенанта Альтманна в качестве объекта наступления имела мост Фельдвезельт. Штурмовой группе «Бетон» лейтенанта Шахта был поручен мост Фроенховен; наконец, штурмовая группа «Железо» лейтенанта Шахтера должна была обеспечить захват моста Канн. После захвата объектов штурмовые группы должны были удерживать их до подхода наступающих колонн вермахта, а именно - 4-й танковой дивизии. Доставка всех групп должна была осуществляться планерами, в отличие от парашютистов, задействованных в том же месяце в операциях в Голландии: тех предполагалось выбрасывать с парашютами.

Первой совершила высадку штурмовая группа «Бетон». Это произошло в 5.15 10 мая 1940 года. В момент посадки планеры оказались под плотным огнем бельгийцев, и десантники оставались прижатыми к земле целый день: они смогли отойти только в 21.40, когда к ним на помощь подошел пехотный батальон  вермахта.

Фотография позволяет хорошо рассмотреть детали покроя прыжковой куртки, сшитой из материи камуфляжной окраски. Эти солдаты выстроились для парада где-то в Средиземноморье. Их каски выкрашены в песочный цвет, поверх которого нанесены серые или зеленые пятна. Парашютист на переднем плане носит знак Испанского креста с мечами, что означает его службу в легионе «Кондор».

 

*Бундесархив, 580/1995/29*

Штурмовые группы «Сталь» и «Гранит» приземлились практически одновременно, в 5.20. Во время атаки на мост Фельдвезельт лейтенант Альтманн обнаружил, что бельгийцы сняли с моста подрывные заряды, и в 15.30 он сообщил, что объект захвачен. Это сообщение было несколько преждевременным: парашютистам Альтманна пришлось отбить несколько тяжелых контратак, но к исходу дня, в 21.30 к немцам подоспели подкрепления.

Гарнизон Эбен-Эмаэль был поднят по тревоге в 00.30: бельгийцы получили сообщение о передвижениях немецких войск у границы; однако форт располагался в глубине территории страны, и его защитники полагали себя в безопасности. Между тем, в 3.30 штурмовая группа «Гранит» Витцига была выстроена на немецком аэродроме, а ровно час спустя их планеры были подцеплены буксирными тросами, а саперы с сумками, полными взрывчатки, заняли свои места. В 5.20 они вышли на объект атаки и начали снижение. Бельгийцы настолько не ожидали атаки с воздуха, что открыли огонь, только когда немецкие десантные планеры DFS-230 уже практически были на земле.

Приземление прошло удачно, на цель не вышло только два планера (в одном из них был сам лейтенант Витциг). Командование принял обер-фельдфебель Вензель, и атака была произведена без задержек. Еще во время пробега планеров при посадке, десантники распахнули посадочные люки фюзеляжа и начали высадку, а затем сразу же устремились в атаку, действуя огнеметами и полыми зарядами под прикрытием пулеметного огня, который вели их товарищи через люки в крышах планеров. Через несколько минут семь казематов и 14 бельгийских орудий были выведены из строя, а атакующие проникли в помещения форта. В 5.40 Вензель радировал Коху: «Объект достигнут. Все по плану». Между тем, большая часть форта еще оставалась в руках бельгийцев.

В 8.30 группа лейтенанта Витцига, которая тем временем заменила буксирный трос у своего планера и также достигла форта, совершила посадку рядом со своими товарищами. Лейтенант на месте оценил обстановку. Несмотря на первоначальный успех немцев, бельгийцы явно отправились от шока: атакующие были вынуждены занять оборону в захваченных ими казематах, где и оставались ночь с 10 на 11 мая. Утром им на помощь подоспел инженерный батальон. Эта подмога оказала решающее значение, и уже вскоре над фортом был поднят белый флаг - основной опорный объект бельгийской обороны был захвачен.

Захват форта Эбен-Эмаэль, несомненно, был впечатляющей победой немцев. Из 85 человек группы Витцига только шесть было убито (правда, 20 получило ранения). Внезапность атаки сломила боевой дух бельгийцев - а гарнизон форта насчитывал более 1000 человек - и, как заметил позже Курт Штудент, это было «предприятие, проведенное с образцовой отвагой и решимостью».

Скорее всего, это постановочный снимок, сделанный на Крите уже после окончания боев в мае 1941 г. Здесь можно хорошо рассмотреть выкрашенные в песочный цвет каски и серо-зеленые прыжковые куртки. Фельдфебель (слева) выпустил воротник летной блузы поверх куртки, чтобы показать свой унтер-офицерский ранг, но нарукавных знаков различия у него нет. Такое сочетание встречалось редко.

 

*Бундесархив, 569/1579/15*

Последней группе, «Железо», не повезло. Немецкая механизированная колонна провела наступление с превышением графика, и бельгийские защитники Канна подорвали взрывчатку, уничтожив мост. Немецкие планеры садились под ожесточенным огнем. Шахтер был убит, командование принял лейтенант Иоахим Мейсснер, которому пришлось отбить две крупных контратаки, пока к немцам не подошло подкрепление.

По своей сути операция в Бельгии была вариантом именно того применения парашютистов, на котором настаивали люфтваффе – здесь действовали малые группы, в противоположность тому, как использовались подразделения десантников в Голландии. Группа Коха включала едва 500 человек; против «Крепости Голландия» было задействовано в четыре раза больше. Кроме того, здесь в полном составе действовала 22-я авиапосадочная дивизия под командованием генерал-майора графа фон Шпонека.13

План кампании предполагал использование парашютистов для захвата важнейших переправ и аэродромов в глубине Голландии на первых этапах операции; успех должен был быть развит парашютистами совместно с пехотинцами 22-й авиапосадочной дивизии, которым предписывалось ввязаться в уличные бои, захватить Гаагу и нейтрализовать голландское высшее военное командование. Основными целями парашютистов были мосты Моердек и Дордрехт и аэропорты в Ваальхавене и Фалькенбурге. 1-й и 2-й батальоны 1-го парашютного полка должны были захватить первые две цели; 3-й - третью. Шесть рот 2-го парашютного полка во взаимодействии с 47-м пехотным - Фалькенбург (47-й пехотный полк вместе с 16-м и 65-м входил в состав 22-й дивизии фон Шпонека).

Еще один постановочный снимок: пулеметчик с МG15 в люке на крыше планера DFS-230.

 

*Бундесархив, 568/1529/28*

10 мая 1940 года первым вступил в бой 3-й батальон 1-го парашютного полка (III/FJR1), которым командовал капитан Карл-Лотар Шульц. Парашютисты начали действия по захвату аэродрома в Ваальхавене, крайне важном для прибытия подкреплений из дивизии фон Шпонека. Летное поле, как и другие важные голландские объекты, подверглось жестокой бомбардировке, но, тем не менее, парашютистов встретил плотный пулеметный огонь. Сразу после приземления немцы решительно устремились на штурм здания аэропорта (в котором комендант давал затянувшийся банкет по случаю 40-летия своей службы) и захватили его. Мессершмитты Вf.109 отогнали британские «Харрикейны», которые пытались помешать посадке транспортных Ju.52 22-й дивизии. Единственная голландская зенитная батарея отважно продолжала вести огонь, но немецкие парашютисты вскоре захватили и ее. После завершения этой короткой, но кровавой схватки, парашютисты и прибывшие к ним подкрепления были готовы прикрыть подходы к Роттердаму.

Выброска шести рот парашютистов 2-го полка в районе аэропорта Фалькенбурга прошла успешно; они уже ожидали прибытия 47-го пехотного полка фон Шпонека, но тут возникло непредвиденное осложнение. Поле вокруг взлетно-посадочных полос оказалось слишком топким, и первые же прибывшие Ju.52 буквально закупорили аэродром. Голландцы, между тем, оправились от неожиданности и перешли в контратаку, вынудив немецкие войска занять оборону. Таким образом, этот этап плана захвата Гааги остался незавершенным.

Бородатый парашютист в пустыне. Он одет в тропический китель люфтваффе, стальной шлем закрыт чехлом с «оскольчатым» камуфляжным рисунком, перевязь для боеприпасов голубовато-серого цвета. На шее висят пылезащитные очки с темными стеклами.

 

*Бундесархив, 550/7б1/4а*

Батальоны, предназначенные для захвата крайне важных мостов в Моердеке и Дордрехте, приземлились севернее и южнее своих целей и быстро окружили их. При этом, правда, погиб лейтенант барон фон Брандис (тот самый, который захватил аэродром Сола во время норвежской операции). Мост в Моердеке был захвачен быстро и без осложнений. Солдаты 2-го батальона 1-го парашютно-егерского полка под командой капитана Прагера охраняли мост, пока через три дня к ним не подошли машины 9-й танковой дивизии. На следующий день в 17.30 Штудент, прибывший в Ваальхавен сразу после его захвата, получил сообщение об очередном успехе своих егерей, на этот раз в Дордрехте. Хотя голландские части в целом сражались гораздо лучше бельгийцев, но и здесь фактор внезапности и создание численного перевеса в нужной точке обеспечили успех немецким парашютистам. 14 мая Нидерланды капитулировали. В последние часы операции, однако, Штудент был серьезно ранен в голову солдатом-эсэсовцем из отряда, разоружавшего голландские части.

Пока врачи в госпитале боролись за жизнь Штудента, командование 7-й авиационной дивизией принял генерал Рихард Путциер, отвечавший во время операции в Бельгии и Голландии за транспортную авиацию. Тем временем дивизия, на деле показавшая свои боевые возможности, была усилена, получив третий полк - FJR3. Кроме того, штурмовую группу Коха также развернули в штурмовой полк (Fallschirmjäger-Sturmregiment) четырехбатальонного состава под командованием полковника Эйгена Мейндля. Все эти преобразования проходили в рамках подготовки к операции «Морской лев» - планируемой высадке в Британии.

В конце концов, от проведения этой операции отказались, и следующие свои сражения парашютистам пришлось провести в гораздо более приятных климатических условиях Средиземноморья. В январе 1941 года оправившийся от ранения Штудент вернулся в строй, приняв командование над всеми воздушно-десантными войсками Германии: 7-й авиационной дивизией, 22-й авиапосадочной дивизией и штурмовым полком (FJStR). Эти части были сведены в XI авиационный корпус.

 

 

Примечания

 

1 - В германских военных источниках парашютно-десантные войска официально именуются «парашютно-егерскими» (Fallschirmjäger). По непонятным причинам этот термин не прижился в отечественной военно-исторической литературе. В переводе этой книги британского автора термины «воздушно-десантные», «парашютно-десантные» и «парашютно-егерские войска» используются как синонимы. - Прим. науч. ред.

2  -  Stephen B. Patrick, What good is airborne // Strategy & Tactik, 77.

 

3 - Автоматически раскрывающиеся парашюты (англ. static-line) - необходимое снаряжение для массовых выбросок десантников. Парашюты с индивидуальным раскрытием требуют относительно больших высот, а также более опасны и не могут обеспечить высокой кучности приземления. Обучение индивидуальным прыжкам также сложнее и опаснее. - Прим. авт.

 

4 - Днем рождения советских воздушно-десантных войск считается 2 августа 1930 года, когда на войсковых учениях под Воронежем впервые на парашютах было выброшено небольшое десантное подразделение. - Прим. ред.

 

5 - Такой разговор действительно состоялся, но его участниками были комкор Василий Владимирович Хрипин и генерал Гамелен. Хрипин описал свою беседу с Гамеленом в своих записных книжках, которые хранятся у Артема Захаровича Анфиногенова. «Маршала Щербакова» в советской авиации никогда не существовало. - Прим. науч. ред.

 

6 - Группа земельной полиции (Landespolizeigruppe) «Герман Геринг» была создана 22 декабря 1933 года из группы земельной полиции особого назначения полковника Вехе. 1 апреля 1935 года группа была развернута в полк «Герман Геринг» во главе с подполковником полиции Фридрихом Вильгельмом Якоби. 24 сентября 1935 года этот полк был передан из состава полиции в люфтваффе. - Прим. ред.

 

7 - Бруно Бройер (1893-1947) за кампанию во Франции был награжден Рыцарским крестом Железного креста; 1 июня 1944 года произведен в генералы парашютных войск. 20 мая 1947 года он был казнен в Афинах. - Прим. ред.

 

8 - Этот батальон был сформирован в октябре 1943 года в Чехословакии, а через год - в октябре 1944 года - расформирован. Им последовательно командовали Герберт Гильхофер, Курт Рыбка и Зигфрид Милиус. - Прим. ред.

 

9 - Курт Артур Бенно Штудент (1890-1978) 4 июля 1938 года назначен командиром парашютных и авиадесантных частей люфтваффе. Затем он командовал корпусом, был командующим парашютными войсками (с 1 июня 1941 года), командовал 1-й парашютной армией и группами армий «X» и «Висла». 13 июля 1944 года он стал генерал-полковником парашютных войск. - Прим. ред.

 

10 - Рихард Гейдрих (1896-1947) с 1940 года командовал 3-м парашютным полком, с 1943 года - 1-й парашютной дивизией, а с ноября 1944 года – 1-ым парашютным корпусом. Он был награжден Рыцарским крестом с дубовыми ветвями и мечами, а 31 октября  1944 года произведен в генералы парашютных войск. - Прим. ред.

 

11 - Генрих (Гейнц) Треттнер (родившийся в 1907 г.) закончил войну в чине генерал-лейтенанта, а потом служил  на генеральских должностях в бундесвере. - Прим. ред.

 

12 - Награжденный 10 мая 1940 года Рыцарским крестом Вальтер Кох погиб 27 октября 1943 года. К этому времени он был уже подполковником и командиром 5-го парашютного полка. – Прим. ред.

 

13 - Граф Ганс фон Шпонек (1888-1944) носил звание генерал-лейтенанта (его он получил 1 февраля 1940 года). За Французскую кампанию он получил Рыцарский крест и позже командовал на советско-германском фронте 42-ым армейским корпусом. Он вел тяжелейшие бои в Крыму, и в декабре 1941 года был вынужден сдать Керчь. За это он был арестован и после покушения на Гитлера казнен. - Прим. ред.

 

 

Библиография

 

Б. Кверри

ГЕРМАНСКИЕ ПАРАШЮТИСТЫ 1939-45

военно-историческая серия «Солдат»

«Астрель» АСТ, М., 2003 г.

перевод Г.Г. Вершубской

оригинал на английском:

Bruce Quarrie

German Airborne Troops 1939-1945

Osprey Publishing Ltd. 1983

Рисунки М. Чаппела

 

 

Главная страница

AIRBORNE

 

Найти:

на сайте везде

 

 

 

 

5Вверх5

Дальше4

         
  Copyright © 2004 Glory in Defeat. All rights reserved.
Evgeny Khitryak & Vadim Ninov