Новый президент новой Грузии

Руслан Весел, для «Главреда», 15.01.04 // 14:50
Сегодня ЦИК Грузии официально объявил о победе Михаила Саакашвили на президентских выборах. «Грузинский Жириновский», как назвали его российские СМИ, согласно окончательным данным набрал 96,27% голосов избирателей.

Победа Саакашвили на президентских выборах в Грузии стала не только логичным завершением «революции роз». Она ознаменовала приход к власти на территории СНГ нового поколения политиков, своим становлением почти ничем не обязанных советскому прошлому своей страны.



К тому же значительная часть этого поколения свою политическую деятельность начинала именно с противостояния коммунистам и «патриотам СССР» (напомним, что сверстники Саакашвили в 1990-м провели в Киеве «Революцию на граните»). Самый молодой за всю историю СНГ, новый президент Грузии на данный момент – наиболее яркий представитель и главный успех этого поколения.



Отличия между «Белым лисом» Шеварднадзе и «молодым волком» Саакашвили разительны. Да и не может 36-летний красавец Михаил Саакашвили после нескольких лет обучения и работы на Западе походить на 76-летнего Эдуарда Шеварднадзе – стопроцентного продукта советского прошлого и одного из соавторов постсоветского настоящего. «Саакашвили являет собой полную противоположность Шеварднадзе, – говорит по этому поводу бывший диссидент, директор Национальной библиотеки Леван Бердзенишвили. – Шеварднадзе был старым и слишком советским, он немощен, не говорит на иностранных языках, и у него старая больная жена. Саакашвили молод, он полиглот, и он говорит прямо. Его супруга обворожительна. К тому же он слывет сердцеедом, что в Грузии имеет немалое значение!» Отличает их друг от друга и манера держатся на публике: усталая неторопливость Шеварднадзе и молодая импульсивность Саакашвили, склонного к резким заявлениям и слегка театрализованным поступкам, благодаря которым он снискал в российских СМИ славу ультранационалиста и популиста, этакого грузинского Жириновского.



Разница в личных качествах бывшего и новоизбранного президентов Грузии дополняется отличием в методах их политической деятельности: от Михаила Саакашвили ждут таких же решительных и жестких, как заявления, шагов по реформированию экономики и разрушению того коррумпированного «кланово-олигархического болота», которое благополучно сложилось при правлении Эдуарда Амвросиевича. Таких же радикальных шагов от него ждут и по отношению к Абхазии и Южной Осетии – регионов, которые в эпоху Шеварднадзе фактически стали то ли самостоятельными государствами, то ли протекторатами России. Ну и, конечно же, более решительных действий сторонники Саакашвили ожидают от своего предводителя в деле развития отношений со странами Запада. И в этом плане новый президент Грузии представляет огромный интерес для нас, так как уже успел заявить не только о намерении интенсифицировать украинско-грузинское сотрудничество, но и о своем видении евроатлантически ориентированной Украины как четвертого (после таких «монстров» как США, Европа и Россия) внешнеполитического вектора своей страны. Кроме общности внешнеполитических ориентиров двух стран этому должны поспособствовать также и хорошие личные отношения Михаила Саакашвили с представителями прозападных реформаторских сил в Украине, с одной из которых, а именно с «Нашей Украиной» он как глава «Единого национального движения» подписал месяц назад соглашение о сотрудничестве. Все это говорит о том, что успехи на президентском поприще нового лидера Грузии могут отразиться и на политической ситуации в Украине.



О происхождении Михаила Саакашвили, родившегося 21 декабря 1967 года в городе Тбилиси, ходит много слухов. Мать – грузинка. Известно, что дед Михаила Саакашвили работал в КГБ. А вот этническая принадлежность его родного отца Николоза Саакашвили, давно покинувшего семью, стала предметом различных слухов. В последнее время в прессе активно говорили, что по происхождению он армянин. Появились также публикации, что осетин. Убедительных подтверждений эти слухи не получили, что дает основания предполагать целенаправленность их порождения теми, кто хотел бы противопоставить высказываниям Михаила Саакашвили об объединении всей Грузии его происхождение от народностей, сыгравших огромную роль в дезинтеграции страны (армяне не только выступили на стороне абхазов в начале 90-х, но и периодически требуют автономии для населенной ими грузинской области Джавахетия).



Воспитывали будущего президента Грузии мать, Гиули Аласания, профессор-историк, отчим профессор-психолог и дядя (Темур Аласания, работает дипломатом в Нью-Йорском бюро ООН). В 1984-м году он окончил 51-ю тбилисскую среднюю школу с золотой медалью. Как вспоминают школьные педагоги, «интеллигентный и одаренный мальчик Миша» прекрасно учился, а также занимался музыкой, плаванием и баскетболом, увлекался иностранными языками – французским и английским. К тому же он очень выделялся среди ровесников нестандартным мышлением, которое сам Саакашвили связывает со своей любовью к литературе, особенно к зарубежной классике. Возможность углубленно знакомиться с ней, а также с диссидентской литературой, он получил, посещая частные уроки французского языка у старой грузинской аристократки, воспитанной во Франции. Английский Саакашвили преподавал Гела Чарквиани – советник Эдуарда Шеварднадзе по внешней политике в 90-х годах.



Сразу же по окончании школы Михаил Саакашвили поступил на факультет международных отношений Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко (специализация «международное право»). Окончил КГУ в 1989-м году с отличием, что свидетельствует о хороших способностях и старательности в учебе. Но вот во внеучебное время излишне разговорчивый Саакашвили отличился с другой стороны: в конце первого курса он был исключен из рядов ВЛКСМ за неблагонадежность (не особо скрывал свои диссидентские настроения, что для факультета, из-за большого количества иностранцев пользующего повышенным внимание КГБ, было как-то не принято). Восстановиться в комсомоле он смог лишь во время армейской службы (был призван после окончания университета), которую Саакашвили проходил также в Украине (приграничный город Чоп, Закарпатская область).



Почти всю первую половину 90-х Михаил Саакашвили провел на Западе, где не только много учился и работал, но и женился. Он выиграл конкурс Международного института прав человека в Страсбурге на право стажировки в нем. Учился также во Флорентийской академии права и Гаагской академии международного права. Окончил магистратуру Колумбийского университета в Нью-Йорке, докторантуру университета имени Джорджа Вашингтона, где получил степень доктора философии. Параллельно с учебой работал в Норвежском институте прав человека и в солидном нью-йоркском юридическом агентстве «Paterson».



Практически сразу же после начала учебы в Страсбурге Михаил Саакашвили познакомился гражданкой Нидерландов Сандрой Рулофс, на которой вскорости и женился. Она тоже увлекалась спортом (лыжами, плаванием и прыжками с парашютом), владела несколькими языками, а до знакомства с будущим мужем успела побывать в Кутаиси в составе гуманитарной группы. Очаровательная Сандра в последствии многим помогла мужу, имиджу которого во время президентской избирательной кампании очень поспособствовала улыбка «Голландской розы», спетые ею грузинские песни и просьбы к грузинам видеть в ней «приемную дочь».



1995 год стал поворотным для молодой семьи. И не только с рождением сына Эдуарда. В это время они переезжают в Грузию, где начинается карьера Саакашвили-политика. Возвращению на родину предшествовало знакомство будущего президента с другим Эдуардом – тогдашним президентом Шеварднадзе (поговаривали, что и сына Саакашвили назвал в честь него, но сам он, особенно после перехода в оппозицию к Амвросиевичу, утверждал, что это было сделано в честь отца Сандры). Инициатором такого развития событий является Зураб Жвания, нынешний госминистр (премьер) Грузии, а в то время – председатель прошеварднадзевской политической партии «Союз граждан Грузии» (СГГ). Именно он познакомил Саакашвили с Шеварднадзе в Нью-Йорке, а также уговорил последнего взять в команду преуспевающего американского юриста грузинского происхождения. Логику таких действий Жвании понять трудно, так как личные отношения между ним и Саакашвили с самого начала были напряженными, что частенько проявлялось и во время их дальнейшей работы на родине. Но как бы там ни было, именно по рекомендации Жвании в 1995 году Саакашвили был включен в партийные списки СГГ, готовившегося к парламентским выборам.



На этих выборах СГГ победил с большим перевесом, и Саакашвили стал председателем комитета по конституционным и юридическим вопросам и законности. Он стал автором многих законопроектов, в том числе судебной реформы, которую называют одним из первых проявлений Саакашвили как радикала и популиста. Ключевым ее пунктом должно было стать изменение кадровой политики: при помощи специальных тестов судьи должны были пройти экзамен на профпригодность (тесты были доставлены в Грузию из Германии специальным самолетом под вооруженной охраной). По всей Грузии 90% судей экзамен провалили и были уволены за несоответствие занимаемой должности. А вот прошедшие тестирование (даже новоиспеченные служители Фемиды) назначались на свои весьма высокооплачиваемые должности пожизненно.



Авторитет Саакашвили в парламенте рос, благодаря чему в августе 1998-м года он возглавил фракцию «Союза граждан Грузии», крупнейшую в парламенте. Как лидер фракции он стал более публичным политиком, чаще выступал с трибуны парламента, особо уделяя внимание разоблачению коррупционных действий госчиновников. Такие выступления не раз заканчивались драками, что закрепило за Саакашвили прозвище «Грузинский Жириновский» и «Робин Гуд от истеблишмента». А также сделало его популярным в народе, благодаря чему в 1999 году он был избран в депутаты в мажоритарном округе, обогнав ближайшего соперника на 30%. В январе 2000 года он стал также делегатом от Грузии в ПАСЕ.



В 2000-м году начинается новый этап в политической карьере Михаила Саакашвили - назначение министром юстиции Грузии. На этом посту он отличился тем, что выступил с предложением запретить Компартию Грузии за антиконституционную деятельность и связь с Россией. Кроме того, Саакашвили отказался регистрировать военизированную организацию Джабы Иоселиани «Мхедриони», а также проявил особое рвение в деле улучшения условий в тюрьмах и колониях (начинает реформы мест заключения, ремонтирует в них водопроводы, строит библиотеки и улучшает комнаты для свиданий). Но больше всего министр юстиции Саакашвили запомнился своей отставкой в сентябре 2001 года, которая вылилась в громкий скандал. Требуя от Шеварднадзе начать полномасштабную борьбу с коррупцией в эшелонах власти, он представил законопроект по борьбе с коррупцией, который должен был дать гражданам право через суды снимать с должностей коррумпированных чиновников. После того как президент отклонил этот закон, Саакашвили прямо на одном из заседаний правительства публично выложил на стол разработанный им законопроект о конфискации незаконно нажитого имущества и предъявил фотографии выстроенных чиновниками дворцов. Указывая пальцем, он называл имена и фамилии своих коллег-министров, которым принадлежали эти дворцы, упомянув, в частности, министра госбезопасности Вахтанга Кутателадзе, министра экономики Иванэ Чхартишвили и шефа управления полиции Тбилиси Coco Алавидзе и заявив, что государственные чиновники в Грузии богаче самых удачливых бизнесменов. Представленный Михаилом Саакашвили законопроект предусматривал возможность пересмотра итогов приватизации и давал право подавать иск в суд в случае выявления незаконности приобретения государственным лицом какого-либо имущества не только местным органам власти, но и любому гражданину страны. Саакашвили заявил, что «речь идет о нескольких сотнях чиновников и их ближайших родственниках», одновременно предложив аккумулировать средства, которые будут поступать в результате конфискации незаконно нажитого имущества в специальный фонд для выплаты задолженностей перед вкладчиками банков советского периода, которые взяло на себя государство. Реакция коллег министров была абсолютно предсказуема, а Михаил Саакашвили громко хлопнул дверью: ушел в отставку и перешел в оппозицию к Эдуарду Шеварднадзе, организовав и возглавив «Национальное движение Грузии».



Отставка с поста министра сделала Михаила Саакашвили очень популярным. На первых же подвернувшихся выборах (в местные органы самоуправления 2 июня 2002 года) его блок «Национальное движение, демократический фронт» под лозунгом «Тбилиси без Шеварднадзе» (поговаривают, что на 2005-й – год очередных президентских выборов – «Тбилиси без Шеварднадзе» должен был превратиться в «Грузия без Шеварднадзе»), одержал убедительную победу и добился большинства в столичном Сакребуло – городском законодательном органе. Сам Саакашвили был избран его председателем. Горожане ему благодарны и не только потому, что он, разъезжая на общественном транспорте был близким к их проблемам. За время его руководства столичным Сакребуло тбилисские старики получили трехларовые (где-то полтора доллара) надбавки к скудным (семь долларов) пенсиям, учителя – льготы на природный газ, первоклассники – бесплатные учебники и ранцы к новому учебному году. Также были отремонтированы сотни лифтов и крыш (Саакашвили лазил с ремонтными бригадами на крыши аварийных домов и собственноручно ремонтировал их, что иногда воспринималось как позерство), до которых у городских властей много лет не доходили руки, появились спортивные площадки в городских микрорайонах и т.д.



Имидж народного любимца позволял Михаилу Саакашвили рассчитывать на высокий процент голосов для своего блока «Национальное движение» на очередных парламентских выборах. Ряд соцопросов эти надежды подтверждал. Но результаты выборов оказались иными. Обвинив власть в фальсификации выборов в пользу проправительственного блока «За новую Грузию», «Национальное движение» вместе с другим оппозиционным блоком «Бурджанадзе-демократы» (руководители – Нино Бурджанадзе и Зураб Жвания) начали проводить акции гражданского неповиновения, которые в ряде случаев заканчивались столкновениями с полицией (оппоненты обвиняют Саакашвили в том, что именно с его подачи НД провоцировало эти стычки).



Чем закончилось это трехнедельное противостояние известно. После взятия сторонниками оппозиции с розами здания парламента, перехода на их сторону части силовиков, напряженных переговоров и «миротворческой миссии» министра иностранных дел России Игоря Иванова Шеварднадзе подписал заявление об отставке, которое ему привез лидер «Нацдвижения» Михаил Саакашвили. С которым, кстати, во время противостояния  переговоры вести категорически отказывался, утверждая, что «с этим человеком невозможно говорить. Если он придет к власти, он разрушит все, что с таким трудом было построено за десять лет». Но это не помешало ему проголосовать за Саакашвили на президентских выборах 4 января, правда, высказав пожелание своему преемнику меньше говорить и делать дела. Позже он также выразил готовность предоставить в помощь новому президенту свой опыт в управлении страной.



После получения на президентских выборах 96,27% голосов Михаил Саакашвили готовится к взваливанию на свои плечи бремени государственной власти, что произойдет после инаугурации, намеченной на 25 января. Пока что страной официально руководят его союзники по «революции роз» и.о. президента Нино Бурджанадзе, которая после вступления в должность всенародно избранного президента собирается вернуться на пост спикера парламента, и госминистр Зураб Жвания. Они решили объединить свои усилия на парламентских выборах, поэтому «Национальное движение» и «Бурджанадзе-демократы» пойдут на них одним списком. Близкая дата выборов (конец марта) не даст их противникам возможности провести полноценную кампанию, поэтому Нино Бурджанадзе (по предварительным договоренностям революционеров она должна оставить за собой пост спикера) может возглавить парламент без оппозиции, который полностью поддержит правительство Зураба Жвания. Создание этого института власти заключено в плане союзников по проведению конституционной реформы.



Кроме союзников по «революции роз» Саакашвили возлагает надежды и на тех представителей молодого поколения грузинских политиков и управленцев (в основном своих ровесников), которые также как и он получили возможность на некоторое время оторваться от «совковости», получая образование на Западе, благодаря чему смогут незаангажировано смотреть на грузинскую действительность и исправлять ее. В интервью немецкому изданию Die Welt он сказал: «Мы благодарны немцам, что в последние десять лет они дали шанс целому поколению моих соотечественников получить отличное образование. Эти люди – наш костяк…»



Вместе с этими союзниками, очевидно, Саакашвили и будет выполнять те обещания, которые щедро раздавал во время избирательных кампаний: «раскулачивание» олигархов, воссоединение Грузии, евроинтеграция, налаживание отношений с Россией. Вот только вряд ли он будет делать это столь радикально, как от него ожидают. После выборов его риторика смягчилась. Насчет коррупционеров, правда, все по-прежнему: их преследование уже началось, из-за чего оппоненты стали обвинять Саакашвили в «шариковости» (т.е. намекая на Полиграф Полиграфыча, мечтавшего «все поделить»). Но, говоря о возвращении Абхазии и Северной Осетии – регионов, которые практически отделились, Михаил Саакашвили подчеркивает, что не хочет новой войны: его цель – сделать Грузию «сильной и привлекательной», чтобы эти регионы сами пожелали вернуться в нее. Тем, кто надеется, что Грузия уже в будущем году сможет вступить в НАТО, он напоминает, что более реалистично было бы подождать еще лет пять, при этом заявляя о необходимости развивать отношения с Россией и желании сделать первый президентский визит именно в нее и т. д.



Так что «грузинский Жириновский» на президентском посту не особенно старается оправдывать это прозвище. И это уже заметили. Россия пока со знаками внимания не спешит, но вот автономии свои реверансы уже сделали: министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба 12 января заявил, что правительство Абхазии готово возобновить переговоры с центральными властями Грузии без каких-либо предварительных условий.



Что ж, пожелаем успехов новому президенту Грузии в его нелегких начинаниях. Тем более что его провалы будут моментально использованы «доброжелателями» и для дискредитации евроинтеграционного курса Украины, и для дискредитации либеральных сил в нашей стране.

РЕКЛАМА
Мнения наших читателей
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...
РЕКЛАМА

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Завантаження...
РЕКЛАМА