Катаев Павел Валентинович: другие произведения.

Всесильна ли трава забвения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.94*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    предисловие, в свое время отвергнутое издательством


  

ВСЕСИЛЬНА ЛИ ТРАВА ЗАБВЕНИЯ?

   Предлагаю текст предисловия, в свое время написанного мною к сборнику произведений Валентна Катаева "Алмазный мой венец", втихаря замененного в издательстве ЭКСМО злобными и недостоверными измышлениями Натальи Ивановой - "невидимым членом" советских органов...
   Интересно бы узнать, чем руководствовалось уважаемое издательство, заказывая одиозной критикессе уничижительное предисловие к книге писателя, которого это же издательство призывает читать?
   Перечислю произведения Валентина Петровича Катаева, включенные в настоящий сборник: "Трава забвения", "Алмазный мой венец", "Кубик", "Уже написан Вертер", "Спящий". Добавить сюда такие называния, как "Маленькая железная дверь в стене", "Святой колодец", "Юношеский роман", и получится почти полный перечень прозы, которую принято называть "Новый Катаев".
   Написал этот абзац и засомневался: не опрометчиво ли вызвался сочинять предисловие к сборнику родного отца. Ведь здесь требуются главным образом сухие данные о сроках жизни и смерти, а также перечень основных произведений писателя. Мне же, как сыну, интереснее вспоминать о каких-то мало кому известных черточках характера близкого человека или, скажем, никому неизвестных отметинах внешности, которые уж совсем никакого общественного интереса не представляют.
   Например, у отца было две макушки, что считается признаком особой одаренности и жизненной успешности. В своем детстве я с любопытством рассматривал эти два завихрения на его голове, пытаясь постичь их особый смысл. С годами вихры становились все менее заметны, а к концу жизни вообще исчезли. Вместе с волосами на темени.
   Как и у бесконечно любимого отцом Мандельштама:
   "Холодок щекочет темя
   И нельзя признаться вдруг, -
   И меня срезает время,
   Как скосило твой каблук".
   Или, вот, скажем, такой факт: бедро моего отца было пробито осколком разорвавшегося поблизости германского снаряда еще в первую мировую войну при наступлении российской армии на южном фронте. На войну отец отправился добровольцем, дослужился от вольноопределяющегося до прапорщика, был награжден двумя Георгиями и Анной "За храбрость" и на всю оставшуюся жизнь сохранил в голосе якобы простудную хрипотцу - след отравления на позициях во время немецкой газовой атаки.
   Однако же выжил - наверное и тут не обошлось без двух макушек.
   Жизнь отца висела на волоске и в двадцатом году, когда он в ожидании расстрела несколько месяцев провел в тюрьме чека родного города Одессы под подозрением в контрреволюционной деятельности.
   Кто-то из историков литературы назвал Валентина Катаева одним из первых политических заключенных литераторов советской власти.
   Первым значительным прозаическим произведением Катаева можно назвать рассказ "Отец", в котором повествуется именно о том страшном эпизоде его биографии - ожидании смерти в чекистском застенке. В течение нескольких лет рассказ не удавалось опубликовать (цензура не давала разрешения), и отец читал его в литературных московских гостиных, которые тогда еще не были разогнаны. Именно это произведение молодого писателя, перебравшегося в Москву из Одессы, принесло ему известность в литературных кругах.
   Широко известным и в стране, и заграницей имя Валентина Катаева стало после опубликования его повести "Растратчики".
   Следующее десятилетие было ознаменовано появлением таких произведений, как романы "Время, вперед!", "Белеет парус одинокий", повесть "Я, сын трудового народа...". Во время великой отечественной войны отец в качестве корреспондента выезжал на фронт, публиковал на страницах центральных газет очерки и рассказы, и в конце войны приступил к работе над повестью "Сын полка", которая наряду с романом "Белеет парус одинокий" сделала его классиком советской детской литературы.
   Плюс к этому большой популярностью у маленьких читателей пользовались (и до сих пор пользуются) сказки Катаева "Цветик - Семицветик" и "Дудочки и кувшинчик".
   Детский писатель.
   Надо сказать, что отца раздражал этот прилипчивый ярлык - детский писатель. Ведь в советские времена писателей (как, впрочем, и людей других творческих профессий) не только выстраивали по ранжиру, но и всячески загоняли в строго определенные рамки, что позволяло партийным чиновникам контролировать творческий процесс и руководить ими. Если тебя назвали детским писателем - изволь писать для детей. Остальное - прихоть, и вовсе не обязательно должно становиться достоянием общественности.
   Короче говоря, между читателями и авторами воздвигался помимо привычной цензуры еще один фильтр.
   Именно потому, что Катаев был в какой-то момент "назначен" "детским писателем", его ранняя превосходная проза, а так же драматургия, юмористические рассказы, стихотворения не издавались и совершенно незаслуженно порастали "травой забвения".
   Кстати сказать, может быть подобные размышления и подтолкнули отца впоследствии к сочинению книги с таким щемящим названием, "Трава забвения" - словосочетанием, взятым из Пушкинской поэмы "Руслан и Людмила".
   Мне кажется, что именно инерция этого официального звания - "детский писатель" побудила отца к сочинению трех произведений, составивших наряду с романом "Белеет парус одинокий" тетралогию "Волны Черного моря" - заключительный аккорд в работе на ниве "детской литературы".
   Он словно бы вырвался из оков, и из под его пера стали появляться одно за другим произведения, определяющие очередной, новый этап его творчества.
   Перечислив произведения "нового Катаева", составляющие настоящий том его прозы, я не упомянул такие его работы, как "Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона" или "Кладбище в Скулянах". Эта проза еще раз убедительно подтверждает ту истину, что большой писатель все свою жизнь пишет одну единственную книгу об этой своей единственной жизни, о жизни своей души, ее радостях и страданиях.
   Хочу поделиться одним своим сокровенным воспоминанием, связанным с отцом.
   Как-то прекрасным летним днем мы шли с ним по Столешникову переулку и наткнулись на тележку на колесиках, уставленную стопками новых только что отпечатанных книг. Это было издание папиного романа "Время, вперед!". Летний день был солнечный и ветреный, и я почему-то вспомнил начало романа, описание солнечного летнего утра в гостинице строителей комбината, степной ветер, устроивший в гостинице сквозняки, хлопающий окнами и дверями, вздымающий и рвущий полотняные гостиничные шторы...
   Авангардистский роман, навеянный авангардистской поэзией Маяковского.
   Это было неожиданно - издательство еще не сообщило автору о выходе книги и не выделило полагающихся авторских экземпляров. Отец, отворачиваясь от продавщицы, точно она могла его узнать, с серьезным видом пролистал нарядный томик в глянцевой суперобложке, вернул его, и мы зашагали дальше.
   Отец, как говорится, шел, испытывая чувство удовлетворения...
   Ведь роман был написан в начале тридцатых, а сейчас были шестидесятые. Прошло тридцать лет, сменились эпохи, и роман не умер, прорвался сквозь траву забвения, появился на книжном прилавке.
   Тогда еще не было "нового Катаева", а был детский писатель Катаев, и возрождение "взрослого" романа, пришедшего из далекого прошлого, имело оттенок сенсационности.
   В это же приблизительно время на экраны вышел превосходный фильм Михаила Швейцера, созданный по роману "Время, вперед!"
   И еще мне хочется упомянуть одно из произведений Катаева, написанного на злобу дня и естественно не претендовавшего на долгую жизнь. Отец воспринимал его, как агитку, почти что газетную однодневку. Имеется в виду повесть "Я, сын трудового народа..."
   Небольшая по объему, эта "вещица" повествовала о трагической истории, которая произошла в одном из украинских сел во время гражданской войны.
   Повесть была издана, экранизирована, на ее основе была написана пьеса "Шел солдат с фронта", которая ставилась в театре имени Вахтангова и на других сценах страны.
   Казалось бы, что ей делать сейчас, спустя более чем шестьдесят лет со времени написания, когда произошли в стране и в мире такие глобальные перемены.
   Однако жизнь распорядилась иначе.
   В свое время произведением заинтересовался композитор Сергей Прокофьев, решивший написать современную, "советскую", оперу и найдя в повести хороший - оперный - сюжет, яркие характеры, драматические столкновения, живой юмор.
   Композитор, как и писатель, вряд ли рассчитывал на долговечность этой своей работы.
   Более того.
   Поскольку в повести, а, следовательно, и опере в "неприглядном" виде показаны были немецкие войска, оккупировавшие в восемнадцатом году Украину, в конце тридцатых годов, когда насмерть напуганный Сталин залебезил перед немцем Гитлером, оперу с постановки сняли. Как, впрочем, запретили и повесть.
   Но разразилась война с фашистской Германией и запрет был снят.
   Прошли годы. И на оперных сценах - сначала (в семидесятых годах) Москвы в Большом театре, а затем и в Петербурге в Мариинском театре оперы и балета - вновь была поставлена опера Сергея Прокофьева "Семен Котко", названная так по имени главного героя повести.
   Тут уже в дело, как видим, вступили не сиюминутные соображения, а законы истинного искусства.
   Да, трава забвения оказалась бессильной.
   В заключение мне хочется упомянуть о таком сугубо современном явлении, как Интернет.
   Чтобы узнать, кто такой Катаев Валентин Петрович, достаточно обратиться к Интернету, одной из его справочных систем, скажем, Яндексу или, допустим, Рамблеру, и перед вами раскинется поистине необозримая картина жизни и творчества этого прекрасного русского писателя.
   Замечу, столь эмоциональное и субъективное слово - "прекрасный" - возникло отнюдь не спонтанно, а для того, чтобы вытеснить приевшиеся, затертые определения (крупный, выдающийся, или даже талантливый, или сложный, классик советской литературы), без которых редко обходятся авторы дежурных литературных опусов о том или ином писателе, в том числе и Катаеве, чтобы в своих работах уже не возвращаться к вопросам творчества, а пытаться "встроить" как правило неподатливую фигуру мастера в маловразумительную историческую перспективу.
   Что же касается слова прекрасный, то оно не потребует обоснования, если текст заставит душу вздрогнуть и благодарно войти в предлагаемый художником мир.
   Вернемся к Интернету.
   Сначала сжатая энциклопедическая справка познакомит интересующегося с датами жизни и смерти персонажа (1897 - 1986 годы), основными произведениями ("Время, вперед!", "Белеет парус одинокий", "Сын полка", "Алмазный мой венец"), наградами и регалиями (лауреат Сталинской премии, Герой Социалистического труда, кавалер болгарского ордена родоначальников славянский письменности Кирилла и Мефодия). Затем на глаза попадутся работы литературоведов, разбирающие не столько достоинства и недостатки рассказов, романов, пьес, стихотворений, зарисовок, сколько восхищаются своими собственными умозаключениями о том, что писатель (в данном случае Валентин Петрович Катаев) вместо того, чтобы бороться с коммунистической действительностью, всячески ее поддерживал.
   Есть и серьезные статьи, разбирающие творчество большого мастера - прозаика, поэта, драматурга, эссеиста, детского писателя, - силой своего таланта из года в год, из десятилетия в десятилетие побеждающего неумолимую силу беспощадной травы забвения.

Павел Катаев

Москва

2002 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   8
  
  
  
  

Оценка: 7.94*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
В.Корн "Артуа.Звезда Горна" С.Бадей "Стремительный полет" О.Лукьянов "Лилис" Е.Гордеева "Закон притяжения" А.Тьма "Клинок Белого Пламени" В.Проскурин "Путь Феникса" Д.Казаков "Путешествие на Запад" В.Гвор "Поражающий фактор" Н.Бульба "Время перемен.Воплощенные" О.Филимонов "Уходя,гасите всех" Е.Никольская "Красавица и ее чудовище" М.Николаева "Фея любви,или Демон в юбке" А.Бобл "Мемория" А.Левицкий "Аномалы" А.Матвеева "Досадный случай" Е.Звездная "Катриона.Принцесса особого назначения" И.Петров "Повелитель войны" О.Демченко "Бремя удачи" А.Орлова "Любовь до гроба" Ю.Зонис "Боевой шлюп Арго" А.Кленов "Игра без правил" В.Поляков "Шаг за грань" О.Верещагин, А.Ефимов "Шаг за грань" А.Мегедь "Серый страж" Е.Белецкая, И.Эльтеррус "Лучшее место на земле" С.Лысак "Капитан Летающей Ведьмы" Ю.Новикова "Путь за грань" С.Гатаулин "Вирус" В.Кувшинов "Лэя" М.Михеев "Охота на невесту" Ю.Иванович "Отец Императоров-5.Демоны обмана"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"