Арсенал русских царей
Шлем - "шапка ерихонская"

Шлем - "шапка ерихонская". Россия, Оружейная палата, 1621 г.

Россия, Оружейная палата, 1621 г.
Мастер Никита Давыдов
Сталь, золото, драгоценные камни, жемчуг, шелковая ткань.
Резьба, ковка, чеканка, насечка золотом, эмаль.
Диаметр - 22.0 см. Вес - 3285.0 г.
ОР-119

В описях оружия русских царей и аристократов XVII века особо выделяются боевые изголовья, называвшиеся "шапками ерихонскими" или "ерихонками". Купола этих шлемов различны по форме (известны полусферические, конические и сфероконические), однако и каждом из этих случаев к куполу крепились науши, назатыльник и козырек с наносной стрелкой. Еще одним важным отличием ерихонок от других наголовий является их декор, явно парадный по своему характеру. Не исключено, что само название шлема связано с русским глаголом "ерихониться" (важничать).

Представленная на выставке ерихонская шапка царя Михаила Федоровича (1613-1645), основателя династии Романовых, пo праву считается одним из шедевров русского оружейного искусства XVII века и вместе с тем - одним из самых известных экспонатов музея "Оружейная палата".

Граненый купол этого шлема имеет восточное происхождение, о чем свидетельствует насеченная на нем золотом арабская надпись: "ОБРАДУЙ ПРАВОВЕРНЫХ ОБЕЩАНИЕМ ПОМОЩИ ОТ БОГА И СКОРОЙ ПОБЕДЫ". Документы XVII века, однако, называют в автором ерихонской шапки мастера Никиту Давыдова. Именно он, согласно Приходной книге Казенного приказа 1621 года, "делал" шапку, то есть смонтировал и декорировал ее, за что и получил традиционную в России XVII века царскую награду (отрезы венецианской тафты и английского сукна). Никита Давыдов работал в Оружейной палате с 1613 по 1664 год. Он свободно владел всеми приемами обработки металла и был при этом мастером-универсалом, с одинаковым успехом исполнявшим огнестрельное оружие и доспехи, причем как в русской, так и в западноевропейской и восточной традициях.

Среди царских ерихонских шапок шлем работы Давыдова занимал особое место. В Росписи Походной казны 1654 года он назван "большой ерихонкой", а в Переписной книге Оружейной казны 1687 года был оценен в огромную сумму - 1175 рублей (это чуть меньше, чем общая цена пяти следующих за ним ерихонских шапок).

Видимо, этот шлем был задуман и исполнен как своеобразный царский боевой венец. Об этом говорят короны, насеченные золотом на его куполе, рельефное, покрытое цветной эмалью изображение покровителя русских государей Архангела Михаила и, наконец, необычайно роскошный даже для ерихонок декор, включающий виртуозно исполненный в технике насечки золотом растительный орнамент, нити жемчуга и драгоценные камни - то свободно размещенные на гладкой стальной поверхности в одиночных золотых кастах, то соединенные в искрящиеся полосы (всего на шлеме 95 алмазов, 228 рубинов и 10 изумрудов). В Росписи Походной казны 1654 года упомянут золотой крест, укрепленный на навершии шлема. Другой, сходный крест хранился вместе со шлемом - видимо, в качестве запасного. По описаниям эти кресты аналогичны крестам на золотых царских венцах.

Особенный по характеру и уровню исполнения декор ерихонки стал, видимо, причиной постоянного интереса к этому памятнику со стороны русских художников и скульпторов XIX века. В том же столетии широко распространилась легенда о первоначальной принадлежности шлема великому князю Александру Невскому (1220-1263). Прославившийся победами над шведами (1240) и Ливонским орденом (1242), не раз тонкой дипломатической игрой спасавший Русь от татарских походов, он был канонизирован Православной церковью и стал одним из самых почитаемых русских святых. На утвержденном в 1856 году Большом гep6е Российской империи изображение ерихонской шапки работы Никиты Давыдова (хотя и с некоторыми изменениями) было помещено над гербовым щитом именно в качестве шлема Святого Александра Невского.