Вассан-Гирей Джабагиев

Четверг, 09 Февраля 2012 Опубликовано в Знаменитые вайнахи
Оцените материал
(0 голосов)
Прочитано 810 раз

Вассан-Гирей Джабагиев родился 3 мая 1882 года в селе Насыр-Корт. Улица, на которой он проживал, теперь носит его имя. Его отец Элджи был одним из передовых людей Ингушетии, участником русско-турецкой войны, полным Георгиевским кавалером. В народе его знали как патриота и мужественного человека. Об этом свидетельствует и история его кончины. Прикованный к постели тяжелой болезнью, Элджи узнал, что его собирается навестить человек, всегда соперничавший с ним. Несмотря на возражения родных, делая сверхчеловеческие усилия, он оделся в национальную одежду, которая ему очень нравилась, и встретил соперника на пороге дома. Гостя принял и проводил. Это его так обессилило, что, вернувшись в комнату, он скончался. Было ему всего 42 года. Мужество и стойкость отца были для юного Вассан-Гирея высоким примером и сыграли большую. роль в становлении его характера.

Огромное значение в семье Джабагиевых придавали образованию, и поэтому еще в раннем детстве Вассан-Гирея отправили в поселившуюся на Кавказе польскую семью для изучения русского языка. После чего он был определен на - учебу в реальное училище во Владикавказе.

В 1900 году В. -Г. Джабагиев с «отличием» оканчивает училище.

Сначала он поступил в Петербургский университет, но из-за бесконечных студенческих выступлений и забастовок был вынужден перевестись в Дерптский политехнический институт. Там шли такие же выступления и забастовки. Вассан-Гирей уезжает в Германию и поступает в Йенский технический университет и в 1908 году заканчивает его.

Вассан-Гирей начал публиковаться еще до революции. Выявлено более ста его работ по проблемам сельского хозяйства России, Кавказа и Европы.

Широко известны две работы: «Свободная земельная собственность и техника сельского хозяйства в Европе» и «Промышленная сушка картофеля», опубликованные отдельными изданиями в Санкт-Петербурге к 1915 году.

Политические события, вскоре начавшиеся в России, прервали научные изыскания и блестящую карьеру Вассан-Гирея (он работал в должности вице-директора Департамента земледелия министерства сельского хозяйства России). Сразу после Февральской революции Вассан-Гирей возвращается на родину и полностью отдается общественной деятельности.

С мая до декабря 1917 года является членом Центрального Комитета Союза Горцев Северного Кавказа. С декабря того же года до марта 1919 года В. -Г. Дугаоагиев занимает должность министра финансов. Потом он был избран председателем Парламента Горской республики. Это была первая после имамата Шамиля попытка создания на Северном Кавказе объединенной государственности горских народов Кавказа. Всего лишь около года жила республика кавказских горцев - с 11 мая 1918 года по март 1919 года. И все же это уникальный и яркий момент в жизни горцев. История Горской республики, жизнь и деятельность тех. кто стоял у ее истоков, заслуживают детального изучения.

В Союзе Горцев реализовали свой общественно-политический потенциал видные представители Северного Кавказа - балкарец Басият Шаханов (председатель 1-го съезда Союза Горцев), кабардинец Пшемахо Коцев (в эмиграции — Косок Пшемахо), дагестанцы Сайд Габиев, Башир Далгат, Махач Дахадаев, Рашидхап Каштанов, карачаевец Шахим Алиев, чеченец Тапа Чермоев, осетин Элбуздуко Бритаев и многие другие. Программа и практические шаги, предпринимаемые руководством Союза Горцев по обеспечению всех демократических сил Северного Кавказа, нашли понимание и поддержку у горской интеллигенции. Многие из них стали сотрудничать с различными структурами Союза Горцев, в т. ч. и печатным органом — газетой «Горская жизнь».

Личная судьба тех, кто стоял у истоков Союза Горцев и активно его поддерживал, сложилась трагически. Все, кто выжил после гражданской войны и успел эмигрировать, продолжали свою деятельность в Турции и странах Ближнего Востока. Участь же тех. кто остался на родине, была предрешена: все они были сметены репрессиями 20 — 30 годов.

Вассан-Гирей Джабагиев, принимавший активное участие в создании и работе этой. республики, не раз выступал в печати со статьями об истории провозглашения Горской республики, к которым мы ниже обратимся.

Для заключения финансовых соглашений с республиками Закавказья он выехал в Тифлис, там работал в Военном Комитете в качестве представителя Северного Кавказа и продолжал борьбу против генерала Деникина до августа 1920 года, но вскоре заболел тифом.

Как председатель Парламента Горской республики в 1921 году Вассан-Гирей был делегирован на Версальскую мирную конференцию в Париже. Отгула вернуться на родину он уже не смог.Жена и три его дочери: Халимат, Дженнет и Тамара находились в Тифлисе. Из Тифлиса они уехали в Италию, в Рим, и в течение трех месяцев через Красный Крест искали Вассан-Гирея. Встретились в Париже.

Старшая дочь Халимат родилась в Петербурге, после замужества (ее супругом был военный врач Азис Даурбеков) жила в США. Занималась изучением языков, была в этой области профессором. Умерла Халимат в 1981 году в Америке. Средняя, Дженнет. которая не захотела с семьей уезжать в Турцию, прожила всю жизкь в Польше. Была активным участником польского движения Сопротивления, имела правительственные награды Польши. В 1992 году приехала в Грс зный на презентацию премии имени отца, где скоропостижно скончалась. Похоронена Дженнет в с. Насыр-Корт (на родовом кладбище Джабагиевых). Младшая дочь родилась в Грузии в честь знаменитой грузинской царицы была названа Тамарой. Она была замужем за офицером Хайри Джанкатом, по национальности черкесом, работала стоматологом. В данное время Тамара живет в Стамбуле, ей больше 80 лет.

До 1927 года Вассан-Гирей жил в Париже. Там же находились и все горские кавказские министры. В. -Г. Джабагиеву, владевшему французским языком, в эмиграции жилось легче. Он в совершенстве владел пятью языками: французским, немецким, русским, польским, ингушским. Также знал английский и турецкий языки, но не писал на них. Из Парижа Вассан-Гирей переезжает в Польшу, на родину супруги, польской татарки — Хелены Байрашевской, на которой он. женился в 1912 году в 30-летнем возрасте. Приведем об этом рассказ младшей дочери Тамары: «Отец познакомился с мамой и Санкт-Петербурге, на приеме у внука Шамиля, жена которого тоже была татаркой. Моей маме было всего 19 лет, она училась в Институте благородных девиц, владела, как и папа, несколькими языками. Когда на Кавказе узнали о выборе отца, оттуда приехал родственник. «Если бы я был холостым, сам бы на ней женился», - такими словами одобрил он выбор отца.

Хелена Байрашевская стала не только верной спутницей жизни, но другом и единомышленником Джабагиева. В письме, написанном ею вскоре после смерти мужа эмигранту третьей волны Исе Сагову, она сообщает о главном смысле своей жизни: «... исполнить волю моего дорогого мужа, Вашего отца... (а не лидера). Он всю жизнь посвятил своему народу и родине своей, просил все его труды привести в порядок и основать кавказский отдел при каком-нибудь иностранном изыскательном институте... ». Письмо Джабагиевой представляет для нас интерес прежде всего тем, что в нем содержатся неизвестные сведения о Вассан-Гирее. Также оно характеризует автора как человека душевного и щедрого, с материнской заботой старающегося разрешить проблемы Нсы. Им отводится вторая (большая) часть письма. Подписывается Джабагиева «Ваша тетя Хали-ма».

В Польше Вассан-Гирей занялся журналисткой, работал редактором газеты «Варшавский курьер», открыл информа-генетво "Ориснт". В 1930 году начал издавать на польском языке журнал "Исламское обозрение" и, распространяя его бесплатно, в течение восьми лет объяснял каноны исламской веры. Наряду с этим приложил много усилий для строительства мечети в Варшаве и в течение нескольких лет возглавлял джамаат (общество), которое он образовал.

Вера занимала в жизни Вассан-Гирея большое место. Но именно религиозность Джабагиева становилась объектом критики его идеологических противников. -В журнале «Горский вест-пик> в статье «Этапы революции в Ингушетии», Хейгаев (псевдоним А. -Г. Гойгова) пишет: «Люди с высшим образованием, проведшие всю жизнь в столице — культурном центре России, не имевшие понятия, об исламе, теперь они стали ярыми поборниками его. Это, конечно, была только видимость, и делалось это исключительно для темной фанатично настроенной массы. Как утопающий хватается за соломинку, так и они ухватились за фанатизм, чтобы спасти свой погибающий авторитет. С этой целью они присосались к одной из многочисленных сект фанатиков, к так называемым Кунтхаджинцам».

В очерке «Серго» А. -Г. Гойгов также рассматривает религиозность Джабагиева как одно из средств в достижении определенных целей: «Плотная стена из живых тел окружает курган. На самой его верхушке, высоко воздев руки к небу, в молитвенном экстазе застыл кадий Ильясов. А за ним, как по мановению волшебного жезла, в молитвенном смирении склонились тысячи голов. Гробовую тишину нарушают лишь отрывистые истеричные выкрики кадия. Такой порядок завел Джабагиев: прежде чем начать работу какого-либо собрания или съезда, молились Аллаху. Этим он старался пустить пыль в глаза фанатично настроенной массе, завоевать у нее авторитет».

Наверх