Главная Связаться с нами Карта сайта
Главная страница Главная страница
Главная страница О журнале
Главная страница Архив
Главная страница Последний номер
Главная страница Новости
Главная страница Подписка
Главная страница Угол зрения
Главная страница Резонанс
Главная страница Калейдоскоп
Главная страница Культурный фронт
Главная страница Гостевая книга
Главная страница Авторы
Главная страница Контакты
Главная страница РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
Главная страница Копилка
Главная страница Реклама
Институт национальной стратегии реформ Институт национальной стратегии реформ
Об институте
Деятельность института
Материалы «круглых столов» и семинаров
ТРИБУНА
ТРИБУНА — КУЛЬТУРА
ТРИБУНА — ИСТОРИЯ
Главная страница
Главная страница » Архив » 2009 » № 1/2009 » Юбилей » Сергей Бабурин — политик в интерьере эпохи


Сергей Бабурин — политик в интерьере эпохи
  
   31 января 2009 года исполнилось 50 лет одному из самых ярких российских политиков последних двадцати лет, бессменному лидеру партий национально-патриотического направления, народному депутату РСФСР (1990–1993), депутату Государственной Думы РФ (1993–2000, 2003–2007), заместителю Председателя Государственной Думы РФ (1996–1999, 2004–2007) Сергею Николаевичу БАБУРИНУ.
  
   Непредвзятый анализ показывает, что за тридцать лет своей политической деятельности (начиная с 1978 года — года 90-летия Н.И. Бухарина и 40-й годовщины его гибели — когда совсем молодой человек, комсомолец Сергей Бабурин направил в ЦК КПСС письмо с предложением объяснить причины, почему до сих пор не реабилитированы старые большевики, уничтоженные в годы «большого террора») С.Н. Бабурин, в отличие от большого количества отечественных политиков, не обошел в этой работе ни одного «острого угла». Этим он снискал себе широкую известность как на своей «малой родине» в Омске, так и в России и за ее пределами, а вместе с ними (как водится) — множество проблем и недоброжелателей. Впрочем, можно сказать, что подобная тактика стала его стратегией, его принципом — «искать проблемы, находить их и решать». Об этом говорят многочисленные факты его политической биографии.
  
1. ПРОРЫВ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

   1991 год, август–сентябрь. «Сергей Николаевич! Где вы были в августе 91-го и с кем?». Эта записка, зачитанная Бабуриным на встрече в Академии имени М.В. Фрунзе 20 мая 1997 года, вызвала дружный смех, ибо вопрос звучал почти как: где и с кем вы были в октябре семнадцатого года?
   — В августе 91-го я был в Верховном Совете РСФСР и, как и большинство людей, честно вам скажу, не мог понять, что происходит. Где Президент Горбачев? Я его терпеть не мог, но я хотел понять, что происходит. Конечно, была надежда, что выполнение Конституции СССР будет обеспечено. Трагедия того же ГКЧП в том, что люди, вошедшие в этот комитет, действовали как дилетанты в политике. Имея огромный партийный и хозяйственный опыт, они не понимали, что в политике нужно немедленно искать союзников и работать жестко, работать, не думая о том, что или пан или пропал. Других вариантов быть не должно.
   Я увидел, как Президента Ельцина подсаживают на танк, он начинает выступать, его перебивают и говорят: «Господин Президент, у вас невыгодный ракурс. Смените ракурс, мы же съемку ведем!» Он меняет ракурс и начинает заново свое «историческое» обращение зачитывать... Я почувствовал, что это, конечно, театр... Я сказал: никаких штурмов Верховного Совета РСФСР не будет, и изображать здесь оборону нечего. Но, беда, в то время информация полностью отсутствовала, о том, что и где происходит, даже мы, депутаты, не знали, Но, как только были арестованы члены ГКЧП и начался триумф «победителей», ко мне подошли определенные люди и сказали: «Вы стояли за спиной ГКЧП». Я ответил: «Знаете, я никогда ни за чьей спиной не стоял. А если бы я во всем этом участвовал, то вы сейчас задавали бы мне другие вопросы, так как поражения, я уверен, не было бы»1. 
   «Дилетанты», как назвал гэкачепистов Бабурин, к сожалению, дело сохранения Союзного государства и наведения порядка в стране провалили. Начался разгул «демократии» в весьма оригинальном понимании этого слова. После августовских событий 1991 года мы жили уже в совершенно другой стране. Антикоммунистическая и антисоветская истерия, нагнетание психоза, преследования за убеждения, охота на ведьм, смена региональных руководителей за якобы поддержку ГКЧП, закрытие коммунистических и патриотических газет... В эту атмосферу логично вписывалась и готовящаяся расправа над Сергеем Бабуриным.
   Три августовских дня и три ночи он провел в «Белом доме», но не как его защитник, ибо никто на «цитадель демократии» не нападал и не собирался делать этого. Он, депутат, считал своим нравственным долгом быть на своем рабочем месте в Верховном Совете и потому стал свидетелем грандиозного спектакля, срежиссированного в соответствии с заготовленным загодя сценарием разрушения Советской державы. Он участвовал в работе чрезвычайной сессии Верховного Совета РСФСР 21 августа, собравшейся через несколько часов после трагического происшествия на Садовом кольце. То, чего опасались нормальные, здравомыслящие люди, свершилось: кровь, так необходимая Ельцину и его адептам, дабы заклеймить ГКЧП и под громкие вопли о «путче» произвести настоящий переворот, покончив единым махом с Советским Союзом, КПСС и социализмом, пролилась...
   Очередной «тур» этого процесса начался 23 августа в 10 часов утра, когда к депутатам Верховного Совета явился М.С. Горбачев. После обмена любезностями с Президентом Борисом Ельциным Генеральный секретарь ЦК КПСС и Президент СССР Михаил Горбачев «сдал» партию, которая возвела его на Олимп партийной и государственной власти, а по сути, «сдал» страну, народ, социализм. Тогда раскручивался зловещий сценарий торжествующих победителей, сопровождавшийся доносами, публикацией в «демократических» газетах телефонов, по которым следует сообщать о том, кто как вел себя в три августовских дня, таинственной цепью самоубийств ряда высших партийных функционеров, трагическим уходом из жизни маршала Советского Союза С.Ф. Ахромеева.
   Депутаты верхней палаты — Совета Республики, разумеется, депутаты «демократического» спектра, требовали снять с поста председателя Владимира Борисовича Исакова и его заместителя Александра Альбертовича Вешнякова. Здесь нельзя не отметить мужество Сергея Бабурина, его принципиальность и человеческую порядочность. Над ним самим все еще висел дамоклов меч отзыва из депутатов, в Омске вовсю шел сбор подписей за проведение антивыборов, и многие на его месте предпочли бы в такой ситуации «не высовываться». Да и кто бы его осудил за понятную в этих обстоятельствах осторожность?! А Бабурин снова и снова выходил на трибуну и отстаивал своих товарищей по депутатскому корпусу, законность и справедливость:
   — По инициативе уважаемых коллег мы сегодня рассматриваем вопрос о позициях Владимира Борисовича Исакова и Александра Альбертовича Вешнякова в связи с состоявшимся антиконституционным переворотом. Можно много сказать о том, где кто был, кто, что и как оценивал, что говорил, когда переворот начался, что говорил, когда он провалился. Я, например, без колебания могу рассказать, что с Владимиром Борисовичем Исаковым мы разговаривали в Верховном Совете РСФСР обстоятельно. И вечером 19-го, когда уже действительно стало проясняться, кто, что и почему делает, и изначально утром его позиция была — это переворот антиконституционный.
   Я не встретил ни одного народного депутата РСФСР, который бы занимал другую позицию, но ведь мы уже даже не смотрим на то, что Владимир Борисович без колебаний остался здесь на ночь, поскольку ситуация была неясная, и вместе с другими депутатами решал многие вопросы. Мы сейчас вспоминаем их политическое заявление. Здесь уже неоднократно говорилось: позиция шести, позиция шести. Не могу согласиться с Сергеем Александровичем (Филатовым) в том, что взгляды председателя палаты и его заместителя полностью не соответствуют взглядам членов палаты. До переворота, когда был поставлен вопрос о руководстве палаты, за это высказалось менее половины состава палаты, остальные считали смену руководства нецелесообразным. Я лично убежден, что нам нужно сегодня всем остыть, не принимая никакого решения, заслушать отчет руководства палаты о работе за год, если мы действительно хотим подойти к этому делу серьезно и уважительно, в том числе уважительно каждый к самому себе.
   И последнее, что я хотел сказать, уважаемые коллеги. О том, что у нас происходило последние три дня. Это была пародия на уже имевшие место события в нашей истории: после безбрежного периода хаоса, двоевластия у нас было выступление корниловцев. Только в новом варианте. Было стремление силой собрать и соединить. Из самых благих, может быть, побуждений многие действовали, но все это было жутко противоправно и потрясающе антиконституционно. Грустно, если сейчас мы с вами не осознаем: разделяя общество на «красных» и на «белых», мы ведем общество к Октябрю. А самое печальное то, что мы сегодня опять говорим «Кто не с нами, тот против нас»... Давайте все-таки опираться на Конституцию и на взаимное уважение.
   Так говорил Сергей Бабурин на сессии Верховного Совета РСФСР 22 августа 1991 года — на четвертый день тех трагических событий. В дни, когда многие были раздавлены и деморализованы атмосферой страха, натиском победителей и предательством вождей из высших эшелонов партийно-государственной власти, его смелость, мужество, твердая гражданская позиция помогали не сломаться коллегам по депутатскому корпусу, избирателям, многим соотечественникам на всем пространстве СССР.
   И это не было «безумством храбрых». В том поступке проявилась человеческая суть Бабурина. Встать на защиту справедливости — естественно для него. В начале сентября, узнав, что на сессии Омского областного Совета готовится расправа над председателем, «поддержавшим» ГКЧП, он прямо со Съезда народных депутатов СССР немедленно вылетел в родной город. В областной Дом Советов он, не заезжая к родителям, поехал прямо из аэропорта. Ему тут же предоставили слово.
   — У англичан есть хорошая пословица; «Мой дом — моя крепость». Так вот, до недавнего времени каждый омич мог сказать про Омск или про Омскую область: «Мой дом — моя крепость». Сейчас этого сказать уже нельзя. Потому что те бесы революции, которые проникли и к нам, бесы нигилизма, неверия, отрицания, осквернения, они наш дом разрушают, — бросал он в зал с болью.
   Я только что прилетел, слушаю сегодняшние выступления, и меня не покидает горечь. Ведь каждый сидящий здесь в зале понимает, печенкой понимает, что и в этом зале, и в стране происходит что-то не то. Вы здесь сосредоточили свое внимание на вопросе, кто как себя вел 19-го числа. Да, вопросов нет, 19–21-го был левый коммунистический заговор. Но за этим левым коммунистическим заговором сейчас осуществляется правый государственный переворот.
   Бабурин говорил это 5 сентября! То есть всего через две недели он точно определил сущность того, что, тщательно прикрываемое словесами о путче, хунте, возвращении к гулагам, которое якобы планировал ГКЧП, на самом деле совершалось в Москве. И говорил об этом не в узком кругу, а публично, с трибуны Омской областной сессии.
   Искренние, взволнованные слова Бабурина услышаны, его скорбь при виде того, что уже совершилось и что грядет в будущем, его волнение и боль, наверное, передались областным депутатам. И если сначала ему не давали говорить, то последние слова были встречены бурными аплодисментами.
   Что касается «защитников» Дома Советов в августе 1991 года, то уже через год прозрели и они. И без того жидкие ряды так называемого «Живого кольца» тоже поредели окончательно и бесповоротно. Прозрение людей по мере раскручивания ельцинских «реформ» шло стремительно. Не оправдалась уверенность оппонентов Бабурина из газеты «Вечерний Омск» в том, что «никакого поиска врагов нет». По всей стране шла инспирированная «демороссами» расправа с инакомыслящими, с неугодными режиму руководителями, под аккомпанемент подогретой сомнительными субсидиями прессы «летели головы» тех, кто называл вещи своими именами и прямо говорил о том, куда покатилась страна.
   1991 год, декабрь. В тот день, 12 декабря 1991 года, решалась судьба страны. Верховный Совет РСФСР рассматривал вопрос о ратификации Беловежских соглашений.
   — Сегодняшний день, несомненно, войдет в историю не только нашей страны, — говорил с трибуны Совета Бабурин. — И смысл решения, которое нам предстоит принять, сводится, если отбросить все оговорки, околичности к одному: чтобы избавиться от недееспособного центра во главе с Горбачевым, — предлагается ликвидировать наше государство.
   Кто бы там ни говорил, что решения принимались, и Советского Союза больше нет, — эти решения принимались политиками. И странно было слышать от представителя «Демократической России», что «Демократическая Россия» всегда выступала за Союз. Она призывала на союзном референдуме сказать «Нет сохранению Союза!» И давайте называть вещи своими именами!
   Если мы сегодня примем решение о том, что — да, мы отказываемся от союзного федеративного государства, — никакие фиговые листочки прикрыть это решение не смогут.
   Затем Сергей Николаевич зачитал заявление Российского общенародного союза «О Брестском мире 1991 года»:
   «Наша многонациональная держава на протяжении столетий скреплялась прежде всего единством трех славянских народов. Ныне этому единству нанесен удар. Соглашение, подписанное 8 декабря 1991 года руководителями Беларуси, РСФСР и Украины, спекулируя на национальных чувствах через опасное и бесперспективное противопоставление славян — тюркскому и мусульманскому миру, ведет к полному развалу страны и окончательному размежеванию народов. Но либерально-государственническая утопия, даже победив, не будет вечной. Наши народы мудрее наших сегодняшних политиков.
   Приветствуя уход с политической арены недееспособного центра во главе с Михаилом Горбачевым, Российский общенародный союз и депутатская группа “Россия” выступали и будут выступать за воссоздание единого федеративного государства, основу которого должен составлять прочный союз Беларуси, Российской Федерации, Украины и Казахстана».
   Выступление Сергея Бабурина не напечатала ни одна газета!
   Депутаты Верховного Совета РСФСР, в том числе и коммунисты, поставили крест на своей стране — СССР. Стране, в которой они родились и росли, учились, стали гражданами, доросли до высшего эшелона представительной власти. С молчаливого согласия большинства депутатов мы потеряли нашу страну.
   Только шестерым из них достало мужества пойти наперекор разрушителям, бросить вызов Президенту России Ельцину. Навсегда останутся в истории славные имена шести настоящих патриотов, для которых слова «честь» и «Родина» действительно что-то значили:
   Бабурин Сергей Николаевич, Исаков Владимир Борисович, Константинов Илья Владиславович, Полозков Сергей Алексеевич, Лысов Павел Александрович, Павлов Николай Александрович.
   Год спустя после этого дня группа депутатов из 86 человек (среди них уже было немало коммунистов) обратилась в Конституционный суд с ходатайством о проверке конституционности постановлений Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» и «О денонсации Договора об образовании СССР». Выступить в качестве своих представителей в Конституционном суде РФ группа доверила народным депутатам: М.Астафьеву, С.Бабурину, С.Горячевой, В.Исакову, А.Петрику и ученым-правоведам: А.Вешнякову, Е.Лукьяновой, О.Миронову и Б.Хангельдыеву.
   В заявлении последовательно и аргументированно доказывалась неконституционность принятых Верховным Советом постановлений о ратификации беловежских соглашений.
   Они, соглашения, «оформили ликвидацию Союза ССР, что явилось грубым нарушением более 30 статей действовавшей на тот период Конституции РСФСР, в которых содержалось упоминание Союза ССР или его органов... Верховный Совет РСФСР не имел права принимать решения, противоречащие Конституции РСФСР. Внесение изменений и дополнений в Конституцию является вопросом, отнесенным к исключительному ведению Съезда народных депутатов РСФСР.
   ...Решение Верховного Совета РСФСР одобрить договоренность о ликвидации Союза ССР как субъекта международного права и геополитической реальности, как государства, прямо противоречит недвусмысленно выраженной 17 марта 1991 года воле российского народа и тем самым нарушает принцип народовластия, закрепленный в статьях... Конституции...»
   Детально проанализировав с точки зрения закона документы, что были воровски, за спиной народов СССР подписаны тремя «беловежскими зубрами», авторы ходатайства доказали их полную несостоятельность. Конституционный суд России принял ходатайство к рассмотрению и, по слухам, фактически уже признал или был близок к тому, чтобы признать неконституционность беловежских соглашений. Но… грянул сентябрь 93-го, президент подписал свой печально знаменитый указ № 1400 и расстрелял из танков Верховный Совет. После чего в России с его «легкой руки» с новой силой восторжествовал правовой нигилизм.
   1992 год, май — октябрь. Начиная с 1990 года, Бабурин поддерживает справедливую борьбу приднестровцев за право остаться в большой семье народов, против насильственной румынизации и присоединения к Румынии, что уже в конце восьмидесятых годов стало вполне реальной угрозой для жителей левобережья Днестра. Борясь за права приднестровцев, он отстаивает и интересы России, которая не должна уходить и не уйдет из региона, на земле которого за несколько веков проросли мощные корни многих поколений россиян.
   Приднестровье — так распорядилась судьба — стало последним оплотом Советского Союза. Когда наш общий дом трещал по швам, приднестровцы, взявшись за оружие, выполнили свой конституционный и гражданский долг до конца. Может, потому, что с самого начала горбачевской «перестройки» они первыми уловили смрадное дыхание «нового мирового порядка» и раньше других почувствовали приближение смертельной опасности, которая грозила уничтожить наше государство.
   Россия для приднестровцев в те дни была олицетворением нашей единой великой Родины — СССР. Поэтому они стояли насмерть, зная, что позади них, как и в сорок первом, — Москва. Россия. Поэтому, и умирая, они хотели смотреть на нее, мать-Россию, которая придет и спасет. С этой верой они сражались, с этой надеждой умирали...
   Эту надежду и веру в них поддерживали немногие российские политики. Одним из них, а может, первым из них был руководитель депутатской фракции «Россия» и председатель Российского общенародного союза Сергей Бабурин. 20 мая 1992 года он шлет письмо президенту Молдавии Мирче Снегуру с требованием немедленно прекратить кровопролитие, террор, похищение и изуверские пытки мирных жителей. Если же правительство Молдовы будет продолжать вооруженную агрессию в Приднестровье и нарушать права человека, то, предупреждает он, неизбежна интернационализация конфликта со всеми трагическими для правящих кругов Молдовы и Румынии последствиями.
   В тот же день в письме президенту Приднестровской Молдавской Республики Игорю Смирнову он выражает моральную поддержку народам Приднестровья, борющимся с агрессорами, и осуждает командование Объединенных Вооруженных Сил СНГ и 14-й общевойсковой армии за то, что ею было передано националистическим формированиям Молдовы большое количество военной техники и боеприпасов.
   «Каждая смерть приднестровца — на совести российского руководства и народных депутатов. Пора понять: судьба парламента и президента России решается не здесь, в Москве, а там, в Приднестровье. Кровь Приднестровья — позор России!» — прямо говорит молодой депутат в своих письмах высшим руководителям государства, не боясь в очередной раз попасть в опалу и вызвать огонь на себя. Своими смелыми выступлениями, которые поднимали патриотическую общественность России и направляли ее на поддержку сражающегося за свою свободу народа Приднестровья, он в немалой степени способствовал прекращению огня на левом берегу Днестра и установлению мира на этой израненной земле.
   Так, закаляясь в парламентских и иных боях, Бабурин со временем становится все более зрелым политиком. Мимо него не проходит ни одно сколько-нибудь серьезное событие страны. Значительная часть из них — это локальные конфликты, разгоревшиеся на окраинах разрушенной советской империи. В конце октября 1992 года он отправился в командировку на Северный Кавказ, чтобы убедиться, как выполняются решения Верховного Совета РФ в связи с событиями в Абхазии. Вновь побывал на пограничных пунктах, расположенных по реке Псоу, затем выехал в Ростов-на-Дону на совещание глав администраций Северного Кавказа. 31 октября, когда на совещании как раз обсуждалось положение в регионе, поступило сообщение о кровавой трагедии, разыгравшейся в Пригородном районе Северной Осетии. Бабурин прямо с совещания отправился в аэропорт и немедленно вылетел на место событий. Он пробыл в зоне трагедии восемь дней, хотя поначалу и не был наделен полномочиями. Пятого же ноября его включили в состав Комиссии Верховного Совета РФ по урегулированию ситуации на всем — от Черного до Каспийского моря — Северном Кавказе.
   1993 год, октябрь. Тогда, 4 октября, в черный день молодой российской демократии, невзирая на угрозу физического уничтожения, микрофон снова взял Сергей Бабурин:
   — Работники Верховного Совета, охрана, гражданское население, которое пришло сюда, свой долг защиты Конституции выполнили. И не наша вина в том, что Министерство безопасности, МВД и армия, которые должны были ее защищать, предали Конституцию. Так давайте уходить отсюда с гордо поднятой головой. Нам защищать Родину, нам защищать Конституцию.
   Бабурин сообщает, что его Комитет по судебной реформе и вопросам работы правоохранительных органов подготовил последний документ чрезвычайного Съезда народных депутатов и просит принять его. Люди останавливаются, слушают, многие возвращаются в зал. Сергей Николаевич зачитывает Обращение Съезда народных депутатов к гражданам России:
   «Десятый (чрезвычайный) Съезд народных депутатов Российской Федерации сегодня, 4 октября 1993 г., закончил свою работу. Народные депутаты, сотрудники аппарата Верховного Совета РФ, все защитники Дома Советов России покидают охваченное пожаром здание побежденными, но не сломленными. Мы выполнили свой гражданский долг в защите конституционного строя Российской Федерации до конца. Не наша вина в том, что Министерство безопасности, Министерство внутренних дел. Министерство обороны, большинство структур исполнительной власти поддержали государственный переворот 21 сентября 1993 г. и силой подавили сопротивление защитников Конституции. Такова судьба России.
   Низкий поклон каждому, кто назвал преступление преступлением и выступил в защиту Конституции и конституционного строя России. Будущее подтвердит нашу правоту и наше бескорыстие.
   Скорбим о гибели сотен россиян в вооруженных столкновениях 3 и 4 октября, независимо от того, с чьей стороны они сражались. В Москве заполыхал пожар гражданской войны, когда брат идет на брата, сосед на соседа. Лишь чудо может его загасить. Во имя наших детей, женщин и стариков, в память о тех, кто уже погиб, мы все сообща должны совершить это чудо.
   Торжествующие победители, поправшие Основной Закон, готовы изничтожить инакомыслие даже ценой Большого Террора. Многие защитники представительной власти в ожесточении и горечи, а тем более, в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости склоняются к крайним формам сопротивления.
   Остановимся! Постараемся понять друг друга. Россия не имеет права на гражданскую войну. Миллионы наших соотечественников, погибшие в ходе революций и войн XX века, взывают об этом. Сегодня как никогда от мудрости и мужества каждого жителя России зависят жизни миллионов и мир в нашем Отечестве. И тогда возродится Закон.
   Съезд народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации не избежали в своей деятельности ошибок. Но все наши помыслы были направлены во благо России. Мы сделали все, что могли. Пусть те, кто сменит нас, преуспеют больше.
   Соотечественники! Опираясь на многовековые политические, экономические, культурные традиции многонациональной России, прежде всего на демократические и патриотические традиции великого русского народа, защитим будущее России, сохраним ее единство и территориальную целостность.
   Десятый (чрезвычайный) съезд
   народных депутатов Российской Федерации.
   4 октября 1993 г.
Принято при общем согласии перед выходом из здания.
Зачитано мною: БАБУРИН С.Н.»
   Этот текст был составлен Сергеем Николаевичем в рабочем кабинете на шестом этаже, окна которого выходили на мэрию. Обстрел был таким сильным, что автор и его сторонники несколько часов пролежали на полу: подняться и выйти в коридор было совершенно невозможно. Тогда и родились строки последнего документа последнего в истории Съезда народных депутатов Российской Федерации.
  
2. ТРУДЫ И ДНИ

   1996 год, октябрь. Во времена приватизации Бабурин, уже имевший достаточно весомый парламентский стаж работы, вплотную обратился (наряду с вопросами безопасности и территориальной целостности России) к проблемам социально-экономического характера. Выступая 24 октября 1996 года на собрании актива Московской организации РОС, посвященном пятилетнему юбилею Российского общенародного союза, Бабурин отмечал, что «в России... завершается строительство криминально-компрадорской экономики» и что «еще 5–7 лет подобного “развития”, и Россию ожидают необратимые изменения, после которых нашу цивилизацию придется отстраивать уже не десятилетиями, а веками если это вообще станет возможным». Он логично подвел своих единомышленников к важнейшему выводу о необходимости новой политической стратегии, которая «не только учитывала бы особенности нынешней ситуации в стране, основные тенденции ее дальнейшего развития, но и превращала PОC в ведущую силу принципиальной оппозиции».
   И вот тут-то Бабурин произнес фразу, которой, очевидно, будет суждено стать этапной, возможно — исторической:
   — В сущности, речь идет о нашем переходе в режим подготовки к мирной, национально-демократической, антикомпрадорской революции.
   Неизвестно, все ли до конца осознали поворот в стратегии, предложенный лидером партии, но зал аплодировал, и довольно горячо. А Бабурин, видимо, чтобы сразу пресечь возможные обвинения в призывах к «антиконституционным действиям», сказал:
   — Хочу особо подчеркнуть мирный, ненасильственный характер того, к чему мы вскоре начнем готовиться. В нем, по крайней мере, с нашей стороны, не будет места к призывам на баррикады и прочим проявлениям политического экстремизма. Но это не означает, что мы намерены всегда и во всем действовать по правилам, навязанным режимом. Наоборот, мы будем использовать любую возможность для приближения ситуации, при которой компрадоры уже не смогут управлять Россией, а она активно не захочет жить под их диктатом.
   Он подчеркивал сугубо антикомпрадорский характер революции и считал, что в ходе общей борьбы с компрадорами, победа над которыми в равной степени отвечает коренным интересам как отечественных предпринимателей, так и наемных работников, будут «приглушены» социальные противоречия между ними. «Только вместе они составят движущую силу грядущих перемен, призванных вернуть Россию на путь нормального развития». «Более того, — говорил он, — можно предположить, что именно такой подход позволит на деле реализовать столь необходимую ныне России идею союза “красных” и “белых”, то есть фактического национального примирения перед угрозой гибели России как цивилизации. Лишь такое примирение, а точнее единство, и может стать основой подлинного российского народодержавия».
   В конце 1996 года Российский общенародный союз провел в Государственной Думе научно-практическую конференцию «Кризис в России: характеристики, тенденции развития, пути преодоления». Вел конференцию Сергей Бабурин, и была она запланирована как один из этапов подготовки к очередному росовскому съезду. Однако, как отметил он во вступительном слове, конференция не рассматривалась в качестве узкопартийного мероприятия, благодаря чему и вышла «за рамки чисто партийных проблем». Действительно, уже сам круг участников и выступающих отразил широкий политический спектр партий и движений — от крайне левых и патриотических до центра, в итоге конференция представила «анатомический срез» социально-экономического и политического положения сегодняшней России и разные пути выхода из кризиса.
   Сергей Бабурин обратил внимание на обострение противоречий в социально-экономической сфере, где продолжалась, набирая темп, деградация отечественного производства, промышленности и сельского хозяйства. Зрел острейший финансовый кризис. Вырывался наружу стихийный массовый протест доведенных до отчаяния людей. Ожесточенная схватка вокруг бюджета страны на следующий год и совпавшая с ней по времени мощная волна социального недовольства, охватившая многие регионы России, — это была лишь видимая часть того рифа, на который наткнулся наш государственный корабль, следуя курсом так называемых послевыборных преобразований. Россию сотрясали беспрецедентные по своему цинизму скандалы в верхах, а власти нам предлагали вступить в год согласия и примирения. С кем и ради чего? Если бы события в России и в дальнейшем развивались по намеченному сценарию, Россия имела шанс стремительно деградировать до уровня «банановой республики», отстающей от развитых стран приблизительно на 50 лет по уровню технико-экономического развития. И в этом нет ничего удивительного, поскольку олигархию интересуют только сверхдоходы, Россия же интересует ее только как экономическое пространство, населенное субъектами с выхолощенными гражданскими правами. Единственной возможной формой правления в таком случае могло стать только полицейское государство.
   Увы, но выводы, сделанные на той встрече, стали в известной мере пророческими.
   1998 год, март. В первые три месяца 1998 года одной из «популярных» тем, муссируемых прессой, было отстранение заместителя председателя Государственной Думы Сергея Бабурина от кураторства Комитетом по делам СНГ и связям с соотечественниками. Об этом, как о свершившемся факте, газеты, телевидение не раз сообщали то в январе, то в феврале. Но каждый раз то не оказывалось официального протокола заседаний Совета нижней палаты, где это было бы зафиксировано, то, напротив, слухи оказывались всего лишь слухами. Все эти «длительные интриги» завершились 3 марта, когда в Государственной Думе состоялись слушания на тему «Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной».
   Борьба вокруг ратификации этого документа разыгралась нешуточная. Те, кто рассчитывал, что, отстранив Бабурина от кураторства Комитетом по делам СНГ, удастся отстранить его и от самой проблемы, просчитались. 10 марта 1998 года, вернувшись из поездки в Улан-Удэ, он провел пресс-конференцию, тема которой была заявлена с полемической заостренностью: «Кто и зачем продолжает дело “беловежских зубров”»?
   На ней было отмечено:
   — Договор 97-го года констатирует отказ, прежде всего, от оборонно-технического партнерства. И что же тогда остается? Только то, что было записано в обращении Верховной Рады Украины к России: дескать, срочно осуществите делимитацию и демаркацию границы, признайте Крым и Севастополь в составе Украины! Конечно, с этим согласиться нельзя. И если мне в 90-м году приходилось выступать с предостережением по поводу ратификации договора и тогда меня убеждали в Верховном Совете, что договор с Украиной не имеет такой остроты, как я обозначил, ибо Украина навеки с Россией и можно не думать о запятых, то сегодня ситуация иная. Сегодня за каждой запятой как никогда остро стоят боли миллионов людей и на Украине, и в России, судьбы миллионов жителей Крыма.
   Бабурин выразил сожаление и по поводу возникновения дополнительных барьеров на пути укрепления Союза России и Белоруссии и надежду на то, что эти барьеры все равно будут преодолеваться: «нами в Москве и президентом Лукашенко в Минске».
   — Даже если эти барьеры будут возникать на самом высоком международном уровне, — подчеркнул он. — Ибо, что бы ни говорили политики, в том числе находящиеся в большинстве в парламентах России и Украины, я уверен, что народы свое решение приняли давно. Это решение о восстановлении нашего государственного единства. И если это решение не будет проводиться сегодняшними депутатами, значит, завтра придут другие депутаты, которые получат поддержку народа. Не дожидаясь следующего тысячелетия, мы должны в ближайшие два-три года осуществить реальную интеграцию с участием и России, и Белоруссии, и Украины, и, возможно, других республик.
   Вот та цель, ради которой каждый день шел в бой Сергей Бабурин.
   2007 год. С тех пор прошло больше 10 лет, и, к сожалению, многие предсказания середины 90-х сбылись и продолжают сбываться. Безусловно, нельзя не отметить ряд положительных сдвигов в социально-экономической политике последних лет — повышение налоговой дисциплины предприятий, реструктуризация Стабилизационного фонда, учреждение приоритетных Национальных проектов и целого ряда Федеральных целевых программ, систематическое повышение пенсий, заработной платы государственным служащим и иных пособий, выплаты материнского капитала и пр. Тем не менее, основные проблемы — сырьевой направленности экономики, коррупции и вопиющего социального неравенства — к сожалению, не были решены. События после 2007 года, особенно недавние, связанные с мировым финансовым кризисом, показали, насколько мы по-прежнему зависим от экспорта углеводородов и прочего сырья, насколько «карточный домик» российской экономики зависим от всевозможных, субъективных и объективных, конъюнктурных влияний.
   В условиях все возрастающей безработицы, дефицита оборотных средств у предприятий, обнищания большинства населения вопиющим фарсом, дикостью выглядят все увеличивающиеся состояния немногих, «пляски на костях» вроде проходящей в Москве осенью выставки «Millionaire Fair», где помимо яхт, вертолетов и пентхаусов в Дубае продается, к примеру, такая «необходимая» вещь, как холодильник, обтянутый... змеиной кожей. Это еще раз указывает нам, что отечественная социально-экономическая система по-прежнему нуждается в серьезных изменениях, на которые указывают ответственные российские политики и ученые. Среди них — Сергей Бабурин. Он, пожалуй, единственный из участников предвыборных дебатов осени 2007 года открыто, с экранов телевидения, заявил о необходимости пересмотра итогов приватизации. Такой шаг, особенно в наши дни поголовной лояльности и псевдоединства, очень дорогого стоит.
   Более того, Бабуриным и его сторонниками был разработан законодательный механизм — проект Федерального закона «О Возвратном фонде общенародной собственности». По замыслу авторов, настоящий Федеральный закон призван устанавливать порядок наделения граждан Российской Федерации правом собственности на средства производства и природные богатства, являющиеся достоянием всей нации и составляющие Возвратный фонд общенародной собственности. Разработчики закона подчеркивали, что с начала 90-х годов и по сегодняшний день Российская Федерация бьет рекорды, удивляя весь мир ростом числа миллиардеров и миллионеров, состояние которых во многом основывается на приватизированных некогда народных предприятиях (например, бывших НИИ, заводах, шахтах и т.д.) и недрах — национальном богатстве и достоянии России (ст. 9 Конституции РФ). В то же время в России только формируется средний класс, налицо существенное расслоение общества на бедных и богатых, причем с каждым годом пропасть между ними все увеличивается.
   Авторы данного законопроекта считали, что его принятие необходимо и своевременно, так как, не принимая во внимание недовольство граждан, власть сознательно стимулирует социальное напряжение в обществе, что губительно для реализации законных интересов личности, общества и государства. Мировой истории известны тенденции развития государств и обществ, похожих на современную Россию, а также к каким тяжелым и порой непоправимым последствиям может привести складывающаяся ситуация — наш народ не понаслышке знает, что такое социальная несправедливость и к каким последствиям она может привести.
   В свою очередь, по мнению разработчиков, данный законопроект позволит снять имеющуюся социальную напряженность в обществе, сгладить существующее неравенство, устранить несправедливость, которая была допущена прошедшей в 90-х годах прошлого столетия приватизацией. Создание Фонда позволит гражданам быть более уверенными в завтрашнем дне, в благополучии своих детей, а также поможет реализовать принцип социального государства, который закреплен в Конституции Российской Федерации.
  
  
3. СЕРГЕЙ БАБУРИН — СОЦИАЛ-КОНСЕРВАТОР
  
   Положения документа, приведенного нами выше, в достаточной степени отражают взгляды Бабурина как политика, публициста и ученого. Первая их черта — приверженность идее социальной справедливости, она свойственна его позиции с самого начала его политической деятельности. Даже критикуя руководство Коммунистической партии за непоследовательность и соглашательство, Бабурин указывает, что главная составляющая коммунистической идеологии — не социальная утопия о построении рая на земле, а непрерывное движение к реализации идеалов равенства и справедливости — ему близка и понятна.
   Вторая черта — это последовательно государственническая, державная позиция, стремление понять Россию во всей полноте ее исторического пути — и как империи Романовых, и как первого в мире государства рабочих и крестьян СССР, и как современной Российской Федерации — понять и утвердить мысль, что Россия — это не разменная монета в играх глобальных рыночных стихий, а единое пространство живой русской культуры, скрепленное общей заботой о ней русских людей. Русских не только по крови, но и образу жизни и мыслей, а значит трудолюбивых, честных, не склонных к алчности и стяжательству.
   Наконец, третья черта идеологии Бабурина — это его консерватизм, неразрывно связанный с идеями государственности и державности. В его понимании консерватизм получает обновленное, не свойственное российскому политическому сознанию содержание. От «обычного» понимания консерватизма как сопротивления всему новому, отрицания всякого прогресса и приверженности всему ветхому и косному мы переходим к его трактовке как постепенного, умеренного реформизма, с учетом национальных и культурных особенностей каждого этноса.
   Вот что пишет об этом сам Сергей Николаевич: «Мы признаем прогрессивное значение демократии и демократических принципов организации общественной жизни. Но мы выступаем за национальные приоритеты и формы народовластия в России. Нельзя принимать в качестве единственного образца западную демократию, у которой наряду с несомненными достижениями имеются и принципиальные недостатки — навязывание своего образа жизни другим народом, военно-политическая экспансия в страны, идущие по собственному пути, недооценка социальных последствий развития общества. Мы принимаем в идейно-политической доктрине социализма усиленное внимание к социальным проблемам, гуманистическую ориентацию и стремление выразить интересы трудящихся людей. В то же время мы не принимаем в отдельных версиях социализма их тоталитарную направленность и стремление к неразумному ограничению частной собственности, прав и интересов человека. Мы принимаем те положения либерализма, в которых утверждаются принципы свободы и равноправия личности, признания позитивного содержания частной инициативы. Но мы не можем принять дух алчности, наживы, эгоистического существования, неразумного потребления, конкуренции как “борьбы всех против всех”, идущей зачастую по принципу “человек человеку волк”. Наше понимание свободы укладывается в четкие национальные и культурные рамки и не противоречит интересам развития государства. Права личности не могут быть превыше прав всех»2 .
   Стоит упомянуть, что данная позиция востребована и современной общественной наукой. Сегодня такие направления, как социальная антропология, социальная психология и ряд других, не обходятся без понятий, заимствованных из словаря консервативной политической мысли, таких как традиция, обычай, институт, народность, сообщество, организм, социальная ткань, коллективизм и пр. Так же и современная социология достаточно широко использует такие термины консерватизма, как семья, социальный класс, каста, статус, город, церковь, секта и др. По мнению ученых, такое «реалистическое» восприятие мира органически связано с исходными принципами консервативной философии истории3.
   Таким образом, в совокупности этих трех черт мы воспринимаем идеологию С.Н. Бабурина как социал-консерватизм. Его социальность тождественна общинности, консерватизм — традиционности. В этом смысле антикомпрадорская революция, о которой говорил и писал Бабурин в 90-е годы, сродни Третьему Пути — своего рода консервативной революции, имеющей целью восстановление общины как идеальной единицы социального устройства и торжество общинного, подлинно коллективистского мировоззрения. В эсхатологической перспективе такая революция постулирует стремительное изменение ее субъекта, качественный скачок в высшее состояние, трансформацию имманентных социуму законов. Целью подобного общественного движения является построение общества социальной справедливости, ключевым звеном которого является качественно преобразованная, очищенная от разлагающих мутаций капиталистического периода община, где возобладают ценности коллективизма и социальной справедливости.
   И в этом смысле консерватор Бабурин является, на наш взгляд, гораздо более последовательным прогрессивным политиком и мыслителем, нежели многие на то претендующие политические деятели современной России. Мы надеемся, что ряд выдержек из статей и выступлений С.Н. Бабурина, приведенных здесь и ниже, еще более подтвердит данное суждение.

Редакционная коллегия

      1 Здесь и далее выдержки из работ и выступлений С.Н. Бабурина цитируются по книге: Гарифуллина Н.Х. Сергей Бабурин: ныне или никогда! М.: ТОО «Альфа», 1998. 656 с. Данная книга являлась преимущественным источником при написании первой части этой статьи. Во всех остальных случаях указывается источник цитирования.
      2 Бабурин С.Н. Преображение России — через национальную власть и социальную справедливость // Национальные интересы. 2002. № 1. С. 4.
      3 См.: Введение в проблематику российского консерватизма / Под ред. Ю.Н. Солонина, Н.В. Поляковой. СПб.: Издательский дом Санкт-Петербургского государственного университета, 2007. С. 13.

Rambler's Top100
НОВОСТИ
13.11.13
4-й номер за 2013 год читать на нашем сайте

18.07.13
Новый, 3-й номер за 2013 год на нашем сайте

06.05.13
Читайте № 1-2 за 2013 год

27.02.13
6-й номер журнала вышел в сеть

30.12.12
5-й номер журнала читайте в онлайн

11.10.12
4-й номер журнала читайте на нашем сайте

24.09.12
«Возвращение русского консерватизма»: презентация новой книги

20.07.12
3-й номер журнала читайте на нашем сайте

06.05.12
Второй номер журнала читайте на нашем сайте

01.03.12
Внимание. 2012 год. 1-й номер на сайте. Читайте

11.01.12
Читайте 6-й номер на сайте журнала

11.12.11
5-й номер журнала — на сайте

18.10.11
№ 4-2011 читайте на сайте журнала

23.08.11
Обновление рубрик

08.07.11
№ 3 за 2011 год читайте на сайте журнала

11.05.11
№ 2 за 2011 год читайте на сайте журнала

20.03.11
№ 1 за 2011 год читайте на сайте журнала

19.01.11
№ 6 за 2010 год читайте на сайте журнала

28.11.10
№ 4-5/2010 на сайте

24.07.10
Третий номер за 2010 год — уже доступен

27.04.10
Институт национальной стратегии реформ искренне поздравляет Сергея Николаевича Бабурина с получением почетного звания "Заслуженный деятель науки Российской Федерации",

10.03.10
Первый номер за 2010 год читайте на страницах сайта

31.01.10
Шестой номер за 2009 год — на сайте

16.12.09
Новый № 5 за 2009 г. выложен на сайт

25.10.09
Новый № 4 за 2009 г. выложен на сайт

03.08.09
Новый № 3 за 2009 г. выложен на сайт

06.05.09
Новый № 2 за 2009 г. выложен на сайт

26.02.09
Новый № 1 за 2009 г. выложен на сайт

04.02.09
Новый № 6 за 2008 г. выложен на сайт

27.01.09
Новый № 5 за 2008 г. выложен на сайт

24.12.08
Новый № 4 за 2008 г. выложен на сайт

18.11.08
Новый № 3 за 2008 г. выложен на сайт

17.11.08
Интернет-сайт журнала «Национальные интересы» возобновляет свою работу

27.05.08
Новый № 2 за 2008 год выложен на сайт

16.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Народ – против игорной зоны»

15.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «Георгиевская лента» в Закарпатье

09.05.08
В Гостевой книге читайте информацию об акции «В каждом окне российский флаг»

03.05.08
В Гостевой книге читайте выступление постоянного представителя Республики Беларусь в Женеве С. Алейника, посвященное проблемам международной безопасности

03.05.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Без пиетета»

30.04.08
В рубрике «Копилка» помещена аналитическая записка проф. И. Понкина

25.04.08
В Гостевой книге читайте Комментарий МИД России о Черноморском флоте

23.04.08
Национальные интересы — в регионы!

06.04.08
УГОЛ ЗРЕНИЯ: Очередная статья раздела «Злые заметки»

04.04.08
В Гостевой книге читайте также интервью с А. Труде, автором книги «Геополитика Сербии»

04.04.08
В Гостевой книге читайте ответы Епископа Рашско-Призренского Артемия газете «Глас Јавности» о перспективах отношений Сербии и Евросоюза

31.03.08
Постсоветское пространство: реалии и перспективы

29.03.08
В Гостевой книге читайте требование «Донбасской Руси» вывести украинских солдат из Косово

26.03.08
В Гостевой книге читайте ответ пресс-секретаря МИД Беларуси по поводу заявления Госдепартамента США

24.03.08
Пребывание С. Коэна и К. ванден Хейвел в Москве

22.03.08
В Гостевой книге читайте Воззвание Русского Содружества о защите Отечественной истории

21.03.08
ТОРЖЕСТВЕННОЕ СОБЫТИЕ. Вручение известному американскому ученому и публицисту Стивену Коэну мантии и диплома Почетного профессора РГТЭУ

Rambler's Top100 Журнал Москва ПНВ Народная Воля Правая.ру Интернет-магазин Политкнига
© Все права защищены "Институт национальной стратегии реформ"